Президент России Владимир Путин объявил о конституционном плебисците

Содержание
[-]

По поправкам к Основному закону будет именно всенародное, а не просто общероссийское голосование

Президент решил вмешаться в конституционный процесс, впервые официально обозначив его конечный срок и предельно уточнив формат предстоящего утверждения гражданами поправок к Основному закону. Владимир Путин не стал называть процедуру общероссийским голосованием, как это значится в его законопроекте, предпочтя термин «всенародное». Более того, он заявил, что это будет плебисцит, причем в том числе и о доверии народа президенту. И уже второй раз за короткое время прозвучало заявление о том, что Путин не намерен продлевать свое пребывание на нынешнем посту.

В ходе поездки Путина в Вологодскую область, где в Череповце он встретился с представителями общественности, как и предполагалось, не была забыта тема изменений Основного закона. При этом новая порция заявлений президента, судя по всему, только подтолкнет дискуссию в экспертной среде о развилках, противоречиях и тупиках идущего ныне конституционного процесса. Судя по высказываниям Путина, тот счел необходимым вмешаться в него именно сейчас, когда и Госдума, и специально созданная рабочая группа по поправкам не могут сформулировать ответы на главные вопросы: когда и в каком формате пройдет общероссийское голосование за обновленную Конституцию и каким образом будут интерпретированы результаты волеизъявления? Однако после выступления президента в Череповце ситуация стала еще запутаннее.

Но прежде следует заметить, что глава государства, по сути, согласился с таким тезисом: на суд народа выносится теперь уже путинская Конституция, а стало быть, речь идет о голосовании за доверие самому президенту. Путин прямо назвал процедуру плебисцитом, ни разу не употребив термина «общероссийское голосование», который прописан в его законопроекте. В общем, президент опять вернулся к слову «всенародное», которое употребил 15 января в ходе Послания Федеральному собранию. А это, как считают многие правоведы, полноценный синоним референдума, выносить на который имеющиеся в наличии поправки к Конституции она и запрещает.

Ранее считалось, что власть ищет для будущего общероссийского голосования процедуру не столько формальную, сколько убедительную в глазах граждан, которых на него позовут. Однако плебисцит – это, без сомнения, более высокая политическая планка. И с реализацией новой вводной проблем, судя по всему, возникнет только больше. Возможно, чтобы освободить процедуру от подозрений в том, что это опять спецоперация, Путин во второй раз за пару недель заявил, что не собирается продлить свое пребывание на президентском посту.

Между тем вопрос от вологодской общественности был сформулирован хитро: мол, если люди окажут нынешнему главе государства доверие в корректировке Конституции, то пусть он и останется на следующие шесть лет. «Если мы говорим о выборах главы государства, это должно быть сделано на альтернативной основе», – заметил Путин. Из его рассуждений можно было понять, что объявленный им плебисцит должен снять все сомнения в подтасовках или манипуляциях. Любопытно, что президент для разговора об актуальности поправок к Конституции взял ту часть своих предложений, которая сейчас выглядит наиболее туманной. Речь идет о некой единой системе публичной власти, которая якобы усилит влиятельность и потенциал муниципалитетов и одновременно позволит проводить государственные решения.

Отметим, что 4 февраля прошло очередное заседание рабочей группы по поправкам, в ходе которого глава комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников наконец разъяснил, что дата голосования будет обозначена в самом законе. Он так и не сказал, какой это будет день. По некоторым данным, власти неожиданно поняли, что по ряду причин апрель для общественной активности подходит мало. Но Путин теперь поставил жесткий дедлайн, заявив, что вся процедура не должна занять более 3,5 месяца, то есть закончиться к маю.

Нельзя не заметить, что президент фактически подтвердил версию (см. «НГ» от 03.03.19) о превращении работы над поправками в общероссийское приключение. Например, к прежним интересным предложениям сказать в Конституции о Боге и традиционном браке, величии русской культуры и победы СССР в войне уже добавились приоритет семейного воспитания, наука и адвокатура. Речь идет и о включении в главу 7 слов: «Адвокатура является независимой самоуправляемой частью правосудия, функции и организация которой определяются федеральным законом». В Федеральной палате адвокатов считают, что после этого будет проще бороться с обвинительным уклоном российских судов.

Впрочем, из пояснений того же Крашенинникова ясно, чем на самом деле занимаются ключевые специалисты по конституционному праву. Они оформляют президентские поправки в таком виде, который и полагается иметь юридическим постулатам, добавляя к ним пропущенные термины и позиции. Оттого текст путинского законопроекта и расширился уже в два раза. Сам президент, наоборот, благосклонно отозвался об ажиотаже вокруг поправок: «Чем больше людей будет вовлечено в этот процесс, тем более народной будет Конституция и поправки, которые мной предложены. Потому что люди будут чувствовать себя сопричастными к этой работе, они будут чувствовать себя соавторами этого документа».

Заметим, что это весьма серьезная ставка: если вынесенный на плебисцит текст на самом деле не будет содержать этих «народных» инициатив, то нынешняя горячка может смениться негативом. Недаром в экспертных кругах и Telegram-каналах, в последнее время эти круги заменяющих, активно проводится мысль о разногласиях во власти по конституционной реформе. Традиционно выделяются партии силовиков и либералов, которым придумываются различные названия. Любопытно, что эти интернет-посиделки вытащить в широкий паблик решили коммунисты.

На сайте КПРФ уже появилась заметка за авторством секретаря ЦК КПРФ Сергея Обухова и его сотрудников – «Конституционная реформа и вероятность «кризиса легитимности». Суть ее в том, что перед глазами неискушенных граждан разворачивается жесткая борьба сторонников быстрого и медленного транзита. Силовики настаивают на последнем, а значит, на длительном сохранении Путина. Модернизаторы же из администрации президента пытаются нивелировать личностный фактор ростом влиятельности властных институтов, но требуют быстрых изменений.

За высказываниями президента в Череповце следили и авторы общественно-политических Telegram-каналов. «Не следует забывать, что среди всех институций, которые в связи с изменениями в Конституции получат новые полномочия, Госсовет - единственный политический орган, созданный Путиным», - констатирует «Мейстер».

Автор: Иван Родин, Заведующий отделом политики "Независимой газеты"

http://www.ng.ru/politics/2020-02-04/3_7785_constitution.html

***

Комментарий: Гадание на конституционной гуще продолжается

Нынешняя кампания по обновлению Основного закона несет в себе и много положительного.

Кампания по внесению изменений в Конституцию приближается к своему апогею. Однако для меня многое уже понятно. Поделюсь своими соображениями относительно только тех проблем, с которыми мне приходится сталкиваться в своей адвокатской практике и неизбежно задумываться над юридической теорией.

Первое. Сейчас много публикаций в массмедиа на эту тему, в них сформулированы простые недоумения: какие реальные причины побудили президента Владимира Путина вторгнуться в «святой» текст Основного закона? Почему ревизии подвергаются те нормы, которые регламентируют, я бы сказал, второстепенные конституционно-содержательные правоотношения? Чем вызвана беспрецедентная для такой ювелирной юридической работы поспешность? Зачем создавать новые конституционные процедуры, когда никто не ставит под сомнение уже существующие? Почему де-факто в стороне от участия в важнейшем конституционном процессе остались две ветви власти – законодательная и судебная власть?

Можно было бы сформулировать еще полдюжины таких же вопросов (например, об институтах гражданского общества – адвокатуры, Общественных палатах, союзах юристов). Но дело сейчас не в этом. Выскажу соображение, за которое, наверное, подвергнусь критике со стороны своих коллег. Нынешняя кампания по обновлению Конституции несет в себе много положительного. А именно:

– она привлекла значительное внимание к проблеме места и роли Основного закона как такового (именно Закона! ), единственная задача которого, как и всякого закона, – регулировать реальные правоотношения;

– позволила обратить внимание широкого круга интеллигенции, а не только правоведов, какие существенные, я бы сказал, изъяны содержит текст Конституции;

– задуматься над тем, какое государство (в политико-правовом, конституционном смысле) мы должны строить, не допустив его деградации и исчезновения, как десятки раз уже бывало в истории человечества с суперкрупными державами, несмотря даже на то, что их создавали незаурядные, по-своему гениальные люди.

И все же, не поднимаясь в юридические небеса, выскажу несколько соображений относительно затронутой этой реформой судебной системы. Президент Владимир Путин предлагает внести изменения в количественный состав Конституционного суда – уменьшить его с 19 до 11 человек. В общем-то, ничего страшного, казалось бы. В Верховном суде США только 9 судей, а конституционного суда нет вообще. Но, во-первых, и сейчас наш КС просто завален делами, по многим из которых сроки рассмотрения чрезмерно большие, а во-вторых, одной из поправок предполагается добавить КС еще одну функцию: по просьбе президента РФ давать свои заключения по законопроектам. Могу представить, какой это объем дополнительной работы!

Как согласуются эти две новации? Смею утверждать, что сегодня в Конституционном суде собраны наиболее квалифицированные правоведы в стране! Теоретики и знатоки практики высочайшего класса! Почти каждое постановление КС по серьезным вопросам – это юридический шедевр. Возьмите, например, постановление КС от 10.02.17 по проверке конституционности ст. 212.1 УК РФ. КС сегодня фактически стал научно-консультационным судом, да простят меня коллеги. Думаю, речь должна идти о расширении его юрисдикционных полномочий.

Вторая новация в этой части – предоставление президенту права вносить представление Совету Федерации о прекращении полномочий судей и Конституционного и Верховного судов. Сейчас это, в частности, происходит по норме ст. 18 закона «О Конституционном суде РФ»: представление о лишении полномочий (как сказал президент – «отрешении») вносит в СФ исключительно сам Конституционный суд.

Что тут сказать? Во-первых, очень многое, если не все, определяется глубинными, не юридическими, а нравственными обстоятельствами, этической зрелостью гражданского общества и его лидеров. В отрыве от этого оценивать процедуры назначения, представления, отрешения от должности смысла нет. Позвольте привести цитату: «Прочность основ демократического правопорядка во многом зависит от того, насколько законы, на которых он базируется, согласуются с общечеловеческими нормами и принципами таких категорий, как справедливость, честь, достоинство, уважение человеческой личности». Взята она из монографии доктора юридических наук Т.Н. Москальковой. Поживем – увидим. В любом случае очень любопытно было бы узнать мнение самого, так сказать, объекта «реновации» – судейского сообщества.

Второе. Существует одно из многих определений права, которое для российской (и советской) юридической доктрины является (или являлось) приоритетным: «Право есть возведенная в закон воля… господствующего класса». Как эта формула реализуется сегодня в российском законодательном процессе в целом и в нашем конкретном случае? Думаю, этот вопрос нуждается в конституционном осмыслении. Благо, что возникает запрос практики.

Третье. Практически все предложения президента сразу же получили полное одобрение юридической общественности. (Мне это напомнило слова Наполеона: «Дайте мне власть, и найдутся философы, историки и юристы, которые оправдают ее».) Может быть, дискуссия еще предстоит – перед вторым чтением? Судоустройство, например, располагает несколькими концепциями организации отправления правосудия в России – от лидера эсеров Александра Керенского до лидера ЛДПР Владимира Жириновского. Каждая заслуживает внимания. Да и сопредседатель нынешней рабочей группы Андрей Клишас в марте 2015 года в соавторстве с именитыми юристами Михаилом Федотовым, Михаилом Барщевским, Сергеем Пашиным опубликовал статью, которую я бы назвал программной для судебно-правовой реформы, обеспечения реальной независимости суда, – «Суд идет. Сам»...

Широкое обсуждение актуальных проблем на фоне конституционной реформы было бы очень важным и интересным событием в развитии политико-государственной системы нашего общества, осмыслением того, в какой точке траектории цивилизационного развития находится наше государство. И что гораздо более важно – куда движется. Quo vadis, Россия?

Автор: Алексей Кавецкий – кандидат юридических наук, адвокат, доцент Института мировых цивилизаций.

http://www.ng.ru/kartblansh/2020-01-28/3_7779_kartblansh.html

***

Приложение. Есть ли у властей законный способ провести голосование по поправкам в Конституцию

Вот уже больше месяца кипят страсти по поводу неожиданного предложения президента — провести общероссийское голосование по поправкам к Конституции. Предложение действительно нетривиальное: за 26 лет с момента принятия Конституции общероссийского референдума не было ни разу. Даже тогда, когда очень многие хотели провести референдум по пенсионной реформе — а это вопрос, затрагивавший практически всех, — не удалось.

И вот теперь нам впервые за четверть века предстоит такая процедура. И хотя лица, облеченные властью, не используют слово «референдум», заменяя его на «общероссийское голосование», по сути это, конечно же, референдум. Мнения звучат полярные — от полной поддержки до полного неприятия. Но я хочу попробовать отделить мух от котлет.

Нет ничего плохого в том, что президент хочет знать мнение граждан. Вопрос о поправках достаточно важный, и можно только пожалеть, что принятие важных поправок в 2008-м и 2014-м годах обошлось без выявления такого мнения. Да и некоторые другие вопросы, та же пенсионная реформа, стоили того, чтобы поставить их на референдум. Но только необходимо, чтобы общероссийское голосование:

  • было легитимным, проходило по юридически безупречной процедуре;
  • действительно, позволяло выявить волю народа.

И вот с этим пока серьезные проблемы. Говорю «пока», поскольку соответствующий законопроект еще не прошел второе чтение. Хотя сейчас уже не все можно исправить.

Как уже не раз говорилось, Конституция не предусматривает проведения референдума по поправкам к своим главам 3–8. Но это не значит, что такая процедура в принципе невозможна. Просто она не должна противоречить статье 136, где прописаны все необходимые этапы принятия поправок. 

Один из важнейших вопросов — когда проводить голосование. Президент выражал желание, чтобы оно было проведено до подписания им закона. Мол, если проголосуют «за» — подпишу, если «нет» — не подпишу. Но руководители рабочей группы объяснили, что это невозможно, поскольку процедура голосования будет прописана в том же законе о поправках, и она сможет вступить в силу только после подписания президентом.

Однако проводить голосование после подписания закона президентом (впрочем, как и до подписания, но после его прохождения в региональных парламентах) — нелепо как с юридической, так и с политической точки зрения. С юридической точки зрения оно неправомерно, поскольку, согласно статье 136 Конституции, поправки вступают в силу после их одобрения двумя третями региональных парламентов. И они после этого уже не могут не вступить в силу, даже если граждане проголосуют против. С политической точки зрения глупо проводить голосование, когда все госорганы уже решение приняли.

Очевидно, что это будет не выявление мнения народа, а ожидание «одобрямса».

Но, простите, а кто вас заставляет включать процедуру голосования в закон о поправке? Это было с самого начала абсолютно ошибочное решение. Даже с чисто формальной точки зрения: закон о поправке к Конституции — специфический законодательный акт, и процедуре в нем не место. Ну а тем более, если из-за этого невозможно провести голосование на той стадии, когда это разумно.

Самым правильным шагом было бы внесение изменений в Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации», которые бы предусмотрели особый вид референдума — по поправкам в Конституцию. Если это неприемлемо по каким-то соображениям (скорее всего, субъективным и конъюнктурным), то есть паллиативные варианты: либо принять совсем новый закон о голосовании по поправкам, либо внести изменения в Федеральный закон «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации», предусмотрев в нем процедуру голосования по поправкам. И далее — все просто. Закон принимается, вступает в силу, и по утвержденной в законе процедуре проводится голосование до того, как поправки пройдут все этапы.

Когда все же правильнее проводить голосование? До второго чтения вряд ли: будет непонятно, за что голосовать. Между Госдумой и Советом Федерации — сложнее, так как есть определенные сроки рассмотрения в Совете Федерации. Полагаю, что голосование стоит проводить либо между вторым и третьим чтением в Госдуме, либо после одобрения закона о поправках в Совете Федерации, но до его рассмотрения региональными парламентами. Тут важно то, что Конституция неслучайно требует одобрения поправок двумя третями региональных парламентов. С точки зрения авторов Конституции важно не только одобрение большинством, но и поддержка квалифицированного большинства регионов. Поэтому каждый региональный парламент должен учитывать результаты голосования жителей своего региона.

Выше я уже писал, что общероссийское голосование по поправкам, по сути, является референдумом. И правильнее его так и именовать, чтобы не плодить новые сущности. Но важнее другое. Наше законодательство содержит гарантии прав граждан при проведении референдума. И эти гарантии должны действовать также при проведении общероссийского голосования, даже если оно не будет называться референдумом. Иными словами, в законе, определяющим процедуру голосования по поправкам, должны быть ссылки либо на Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации», либо на Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

И последнее в этой статье (но не последнее по важности). Для того чтобы голосование выявило действительную волю граждан, оно должно быть раздельным по нескольким связанным блокам поправок. Это сейчас уже трудно реализовать. Увы, президент нарушил требования Федерального закона «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» о том, что одним законом охватываются взаимосвязанные изменения конституционного текста. И тем не менее необходимо раздельное голосование.

Автор: Аркадий Любарев  — кандидат юридических наук, председатель Межрегиональной общественной организации «Экспертный форум "Законы о выборах — для избирателя"»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/02/24/84051-volya-naroda-ili-piar-aktsiya

***

Мнение редакции "Независимой газеты": О неверии граждан в силу Конституции

Поправки в Основной закон воспринимаются как обычное поведение власти

Второе чтение законопроекта об изменениях в Конституции РФ в Госдуме может быть перенесено на более поздний срок и не состояться 11 февраля. В нижней палате это объясняют тем, что рабочая группа получила более 100 предложений по доработке законопроекта. Вместе с чтениями и голосованием в Думе сдвигается и анонсированный президентом Владимиром Путиным опрос общественного мнения по поводу поправок, формат которого все еще не оглашен и не ясен. Социологи Левада-Центра между тем выяснили, что думают граждане и о самой Конституции, и о планах изменить ее положения.

Тех, кто считает, что Основной закон не играет значительной роли в жизни страны, поскольку с ним «мало кто считается», оказалось 30%. Это самая высокая доля за последние 14 лет. Еще 15% полагают, что Конституция является средством, при помощи которого президент может контролировать Думу. Лишь 27% опрошенных заявили, что Конституция гарантирует права и свободы граждан. Для сравнения, три года назад, когда опрос проводился последний раз, таких респондентов было 38%.

Об инициативе Владимира Путина внести поправки в Конституцию хорошо осведомлены лишь 22% опрошенных. Примерно столько же (20%) впервые об этом услышали от сотрудников Левада-Центра. Среди тех, кто так или иначе в курсе задумки главы государства, 47% считают, что это делается для совершенствования системы управления государством и в интересах большинства населения страны. Столько же, то есть 47%, думают, что Путин таким образом пытается расширить свои полномочия и остаться у власти после 2024 года.

Власть планирует легитимизировать поправки в Конституцию, опросив общественность. Однако общество о практической силе Основного закона все чаще высказывается скептически. Граждане не видят, каким образом значимая роль Конституции институционализирована, реализуется на практике. Например, крайне редки случаи, когда Конституционный суд защищал бы чьи-то права от других судов, исполнительной власти, силовиков. В конфликтных ситуациях дух гарантированных гражданам свобод почти никогда не превалирует над буквой их интерпретации. Таким образом, сложно понять, в чем принципиальное отличие или преимущество Конституции от других норм, которые власть трактует и применяет в своих интересах.

Власть могла бы обеспокоиться тем, что примерно половина опрошенных социологами скептически воспринимает запланированные поправки в Основной закон. Среди тех, кто об изменениях текста Конституции услышали впервые, недоверие выражено еще сильнее: 48% думают, что таким образом Путин хочет остаться у власти, и лишь 36% верят в государственную важность и общественную пользу поправок. При таком раскладе, если следовать нормальной демократической логике, правящей элите не следовало бы затевать никаких публичных плебисцитов. Ведь если граждане не верят в чистоту помыслов власти, они и не должны позволять ей менять базовые нормы.

Однако российская политическая действительность не всегда вписывается в нормальную демократическую логику. Это лучше всех понимают – или чувствуют – Путин и его окружение. Власть, кто бы ни был ее лицом, остается сакральной. Элита, получившая право управлять страной, де-факто может менять в своих интересах любые законы, и Конституция – лишь один из них. Это воспринимается как каприз стихии, а не как практика, с которой можно бороться. Российская правящая элита задумала согласовать поправки к Конституции с обществом, которое современно во многих своих привычках, но по-прежнему довольно архаично в том, что касается отношения к власти, принимающей новые законы и интерпретирующей старые. Если правитель признается легитимным, общество готово утвердить любые поправки, не слишком задумываясь об их качестве.

Источник - http://www.ng.ru/editorial/2020-02-03/2_7784_editorial.html

***

Oпрос "Левада-центра": Лишь четверть россиян поддерживают поправки в конституцию

Россияне не понимают суть предложенных поправок и необходимость их принятия, но видят в них стремление Путина сохранить свою власть - опрос "Левада-центра".

Лишь четверть россиян сегодня готовы проголосовать за внесение поправок в Конституцию РФ. Об этом говорят опубликованные в пятницу, 28 февраля, результаты опроса, проведенного социологами "Левада-центра". 10 процентов респондентов заявили, что намерены голосовать против поправок. Еще 23% опрошенных не намерены участвовать в голосовании, а 37% - на участки 22 апреля придут, но со своим выбором пока не определились.

Социологи отметили и тот факт, что фактически каждый пятый из числа тех, кто готов поддержать поправки (22%), действующую конституцию никогда не читали. Опрос также показал, что 64% респондентов не понимают суть предложенных поправок, а 58% - необходимость их срочного принятия.

А вот мнения о том, должен ли Владимир Путин исполнять обязанности президента после окончания его президентского срока в 2024 году, разделились фактически поровну. 46% высказались за его уход от власти, 45% - хотели бы продолжения  правления Путина. Социологи также выяснили, что наибольшая группа респондентов из числа поддерживающих принятие поправок к конституции (36%) являются сторонниками действующего президента. Каждый десятый из тех, кто намерен голосовать против поправок, и 25% тех, кто не собирается голосовать 22 апреля, считают, что Путин должен уйти. А относительное большинство противников - 38% - пока не решили, как будут голосовать 22 апреля.

"Люди не понимают сути поправок, не понимают, почему так срочно, не понимают их необходимости. Однако люди понимают общий смысл: стремление Путина сохранить власть. Поэтому те, кто за Путина во власти, те и за изменения Конституции, даже не вникая в конкретные детали", - прокомментировал результаты опроса директор "Левада-центра" Лев Гудков в интервью изданию "Открытые медиа".

Ранее, 25 февраля, результаты опроса фактически на аналогичную тему опубликовал ВЦИОМ. Согласно данным, полученным социологами, 79% россиян в курсе голосования 22 апреля. При этом 77 процентов затруднились ответить на вопрос о конкретных предложениях, которые планируется вынести на всенародное голосование. 

О необходимости внесения поправок в Конституцию России президент страны Владимир Путин впервые заявил в послании Федеральному собранию 15 января. А уже 20 января президентский проект поправок был внесен в Госдуму. Предложенные поправки могут радикально поменять систему госуправления в России. Российский лидер, в частности, предложил закрепить в Основном законе статус Госсовета, наделить Госдуму правом утверждать не только кандидатуру премьера, но и всех членов правительства, повысить роль губернаторов в процессе принятия решений, а также ввести приоритет над международным правом, означающий пересмотр одного из основных положений конституции.

Всенародное голосование по поправкам пройдет 22 апреля. Этот день будет объявлен нерабочим.

Автор: Виталий Кропман

https://p.dw.com/p/3YaTZ

***

Дополнение. Вопрос при голосовании по Конституции будет, вероятно, один и очень простой

Примерная формулировка вопроса в бюллетене будет звучать следующим образом: «Согласны ли вы с предложенными изменениями в Конституцию?» Напротив нее будет две графы — «да» и «нет», рассказал РБК сопредседатель рабочей группы по поправкам и глава думского комитета по законодательству и госстроительству Павел Крашенинников. Сам вопрос, который будет выноситься на голосование, будет утвержден указом президента о назначении общероссийского голосования.

Весь блок поправок в Конституцию будет принят одним пакетом, говорили ранее члены рабочей группы. После трех чтений в Госдуме за блок поправок должны проголосовать как минимум две трети заксобраний субъектов федерации, после чего пакет поправок утвердит Совет Федерации, а затем будет подписан президентом, говорит собеседник в рабочей группе. После этого поправки единым блоком будут вынесены на всероссийское голосование. Голосование будет регламентировано отдельным законом.

Источник - http://www.ng.ru/news/671497.html


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Кавецкий, Аркадий Любарев, Виталий Кропман

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 29.02.2020. Просмотров: 91

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta