Президент Беларуси Лукашенко провоцирует нелегальныx мигрантов на силовое проникновение на территорию Евросоюза

Содержание
[-]

***

Кордон штопаный

В ситуации с мигрантами на белорусско-польской границе Лукашенко действует по принципу «нагадить всем». Но и другие стороны — от России до Европы — не в накладе.

В ночь на 10 ноября две группы мигрантов смогли прорваться через белорусско-польскую границу и попасть на территорию Польши. Все прорвавшиеся задержаны и выдворены в Беларусь. Всего, по данным польских пограничников, за сутки было зафиксировано 599 попыток прорыва границы. Литовцы зафиксировали 281 попытку.

Такого количества мигрантов в Беларуси еще не было. Первые организованные группы начали переходить границу еще весной, и если бы не польская погранслужба, об этом, возможно, никто бы и не узнал. Сейчас в Беларуси уже никто ничего не скрывает. Каждый день в Минск прибывают по два рейса из Дамаска и Бейрута, каждый день садятся самолеты из Багдада и Эрбиля, увеличилось количество рейсов из Стамбула. Раньше прибывшие этими рейсами сразу отправлялись к границе. Теперь они отправляются туда организованными группами и несколько дней проводят в Минске — почему-то особенно им приглянулся торговый центр «Галерея» на проспекте Победителей. А в понедельник, 8 ноября, колонна из нескольких тысяч пассажиров тех авиарейсов с рюкзаками и в сопровождении белорусских военных двинулась в сторону польской границы.

Это выглядело так, будто некая тайная правительственная операция вдруг секретным распоряжением номер сколько-нибудь дробь один была переведена в разряд рекламных акций. Чтобы непременно все водители, которые едут по трассе Минск — Брест, видели идущую вдоль дороги колонну, чтобы делились сделанными из окна машины фотографиями в соцсетях, чтобы обсуждали и спорили, репостили и лайкали. Приговоры, обыски, аресты как-то незаметно, буквально за два дня, в белорусском обществе ушли на второй план. Польша, естественно, начала стягивать к границе войска сразу после того, как фотографии колонны мигрантов начали появляться в белорусских медиа и социальных сетях. За два дня численность военных на границе увеличилась до 15 тысяч, сказал 10 ноября «Польскому радио» министр национальной обороны Мариуш Блащак.

Дальше стороны обменивались взаимными обвинениями в стрельбе и издевательствах над беженцами. Видеозаписи лагеря беженцев со звучащей неподалеку стрельбой публиковались в официальных каналах и белорусского, и польского правительства. Белорусские пограничники в своем телеграм-канале постоянно писали об избиениях и издевательствах над мигрантами, прорвавшимися через границу, со стороны польских силовиков. Те, в свою очередь, публиковали сообщения об избиениях мигрантов белорусскими пограничниками, которые поставили заградотряды и полностью руководят беженцами. Польская сторона еще вечером 8 ноября начала патрулировать небо в приграничной зоне. 10 ноября Министерство обороны Беларуси заявило, что государственную границу белорусские ВВС теперь будут патрулировать с привлечением двух дальних бомбардировщиков Ту-22М3 воздушно-космических сил России.

Именно Россию в конце концов и обвинил в создании миграционного кризиса на границе премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий. На экстренном заседании Сейма вечером 9 ноября он заявил: «Лукашенко выступает исполнителем этой атаки. Но у него есть еще помощник — президент Путин. Его действия демонстрируют решимость реализовать план по восстановлению российской империи — сценарий, которому мы, поляки, должны решительно противостоять». А Ангела Меркель 10 ноября позвонила Владимиру Путину, чтобы обсудить ситуацию на белорусско-польской границе. Путин посоветовал обсуждать это непосредственно с властями Беларуси. А власти Беларуси ничего ни с кем не обсуждают, лишь делают сострадательные лица и говорят, как, например, министр внутренних дел Иван Кубраков в эфире государственного телевидения, что мигранты бегут от войны, находятся на территории Беларуси законно и вообще Беларусь как гостеприимная страна готова принять их всех, но они хотят ехать дальше. Точнее, идти — но об этом Кубраков уже не говорит.

К слову, Польша не делает ничего нового или неожиданного. Еще в 2018 году польское правительство вопреки плану Евросоюза по введению квот на прием беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки заявило, что никаких квот у себя вводить не будет и ни одного беженца не примет. Еще тогда Матеуш Моравецкий говорил, что именно эта позиция партии «Право и справедливость» декларировалась еще перед выборами 2015 года и польский народ за это проголосовал. «Мы не примем беженцев, потому что это наше суверенное решение», — говорил тогда Моравецкий в эфире TVP. Он объяснял, что Польша и без того снижает напряжение на границах Европейского союза, поскольку принимает украинцев. К тому времени уже около 900 тысяч граждан Украины работали в Польше, сейчас их больше миллиона. А президент Польши Анджей Дуда на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре говорил, что 150 тысяч белорусов уже получили в Польше работу и жилье. Так что, объективно говоря, Польша действительно приняла на себя огромную миграционную нагрузку. И ее позиция по поводу мигрантов известна всем.

А от нынешнего кризиса польская власть только выиграет. Ее рейтинг здорово снизился после введения запрета на аборты. А уж после смерти беременной женщины от сепсиса во многих городах Польши начались массовые протесты. (Речь идет о трагедии в госпитале городка Пщина, куда привезли молодую женщину на 22-й неделе беременности после преждевременного отхода околоплодных вод. Оказалось, что у плода многочисленные патологии, несовместимые с жизнью, но вместо срочной операции врачи ждали, пока плод умрет сам. В результате умерли оба.) Внутриполитическая ситуация в Польше стала намного сложнее для правящей партии, зато теперь на фоне заявлений оппозиции о правах мигрантов и необходимости впустить их в страну «Право и справедливость» снова набирает очки. Смерть молодой женщины, уже названная в польском обществе убийством, и репрессии в Беларуси отошли на второй план в обеих странах. Появляются даже конспирологические версии о том, что якобы у Дуды с Лукашенко «договорняк». Владимир Путин снова «главный по тарелочкам» — именно ему звонит Меркель с просьбой воздействовать на Лукашенко. В общем, всем хорошо — кроме мигрантов, пограничников обеих стран и белорусского народа. Но пограничникам за это хотя бы платят.

Автор Ирина Халип, cобкор "Новой газеты" по Беларуси

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/10/kordon-shtopanyi

***

Комментарий. Коварный плен: Лукашенко берет Кремль в заложники при помощи «мигрантского кризиса»

Президент Беларуси Александр Лукашенко очевидным образом обостряет конфликт. Провоцирует мигрантов на силовое проникновение на территорию Евросоюза. Зачем он это делает?

Первый ответ, который напрашивается: отомстить ЕС или принудить его к диалогу. Но если подумать, в этом нет никакого смысла. Сейчас на границе Беларуси и Польши зажаты 4‒5 тысяч мигрантов, всего их в Беларуси около 12 тысяч. Даже если поляки всех их беспрепятственно пропустят на свою территорию, Евросоюз этого не заметит. Более того, ЕС легко справляется даже с потоком в десять раз большим — никакого глобального «мигрантского кризиса» такая небольшая экспансия не вызовет. Подавляющее большинство переселенцев, если окажутся в ЕС, будут задержаны и отправлены обратно в Ирак, который уже соглашается их принять. Поэтому, если Лукашенко и пытается кого-то здесь принудить к сближению, так это Москву, а не Евросоюз.

Второй вариант неправильного ответа: чтобы заработать. Каждый мигрант заплатил 2600 долларов за поездку в ЕС через Беларусь. Однако следует понимать, что большая часть этих денег уже осела в карманах исполнителей. До копилки режима дошла, дай бог, половина. К тому же управделами президента Беларуси сказочно богато, это не их масштаб. Наконец, каждый день противостояния на границе сам по себе стоит Лукашенко немалых денег. Мигранты платили свои кровные один раз, а расходы на продолжение конфликта белорусский режим несет каждый день. Тогда получается, что действия Лукашенко выглядят абсолютным нонсенсом, истерикой? К сожалению, вряд ли это так: «последний диктатор Европы» отнюдь не безумен. Давайте подумаем, зачем на самом деле нужен «мигрантский кризис».

Действия силовиков Беларуси прежде всего говорят о том, что Лукашенко очень важно постоянное обострение ситуации. Проще говоря — он ждет, когда в результате действий поляков прольется первая кровь. Есть множество способов спровоцировать польских военных на вооруженный ответ. Можно просто бесконечно гнать мигрантов на колючую проволоку до тех пор, пока у какого-нибудь польского пограничника не сдадут нервы и он не откроет огонь в сторону Беларуси. Если продолжать давление достаточно долго, рано или поздно это случится.

Есть и более радикальные способы: мигрантов на границе попробуют вооружить — в этом случае стрелять придется уже для самозащиты. Еще можно снять несколько разоблачающих видео, на которых будет запечатлена передача оружия мигрантам якобы со стороны Польши (возможно и Украины) в рамках «гибридной войны»: построить где-нибудь в лесу забор, через который неизвестные в балаклавах, но с польскими знаками различия на одежде будут передавать мигрантам ящики с автоматами. В любом случае, даже такое можно счесть актом агрессии ЕС по отношении к суверенной Беларуси. Что тогда?

Тогда Лукашенко немедленно запросит военную помощь у России, ОДКБ. Российские самолеты уже летают вблизи границы Беларуси и Польши, показывая свою готовность «встать на защиту белорусского народа». Дальнейшее несложно предугадать. В Беларуси вводится военное положение, в страну входят российские войска — якобы для помощи отражения агрессии со стороны ЕС и укрепления западных границ союзного государства. Что одновременно будет означать не только изменение политических ставок на европейском (в первую очередь украинском) направлении, но и фактическое прекращение суверенитета Беларуси, с сохранением при этом формального лидерства Лукашенко. Как и его президентства в той или иной его форме (этому посвящен планирующийся в Минске референдум).

Зачем нужно городить этот огород, спросите вы? Почему тогда Лукашенко просто не подпишет какую-нибудь 29-ю дорожную карту о вхождении РБ в состав РФ? Сейчас уже очевидно, что режиму Лукашенко больше не выжить без помощи России и одной только России. Внутренних ресурсов не хватит: нарастающие санкции болезненны и от них никуда не деться — а на возможности поддержки от остального мира можно поставить крест. В течение последнего года Лукашенко несколько раз встречался с Путиным за закрытыми дверями, где они могли обсуждать один-единственный вопрос: как сделать Беларусь частью России (в идеале в аккурат к 24-му году), обеспечив при этом гарантии для самого Лукашенко и его семьи, при которых он остался бы во главе бывшей независимой страны пожизненно, «не переезжая в Ростов».

Очевидно, что если просто объявить о вхождении Беларуси в состав РФ (например, проведя по этому поводу очередной подкрученный референдум), то положение Лукашенко будет шатким. Он станет всего лишь одним из российских чиновников, что не дает ему никаких гарантий безопасности. Путин в этом случае будет иметь возможность в любой момент сменить его или даже отправить на скамью подсудимых. А белорусский народ снова выйдет на улицы, теперь уже защищая не только выборы, но свою страну и независимость. Такой вариант официальный Минск/Москву не устраивает.

Другое дело, план с введением «мягкой ползучей оккупации» Беларуси российским рублем и малым контингентом войск. (Совсем отдельная тема разговора, что план этот будет реализован, конечно, совсем не так, как мечтается Кремлю, — Лукашенко, как обычно, будет и дальше пытаться обыграть и пересидеть Путина, и до сих пор ему вполне удавалось.)

Что же случится, если провокация на польской границе увенчается успехом и российская пехота временно войдет в РБ? В этом случае произойдет замораживание ситуации и пролонгация конфликта на границе по уже всем знакомой схеме. Россия получит фактический контроль над Беларусью. Постепенно, шаг за шагом, вслед за военной будет осуществляться интеграция гражданских институтов, скорее всего, она растянется на много-много лет. При этом можно либо вовсе отменить выборы, либо проводить их под дулами российских наблюдателей. Выборы в Беларуси были бы очевидным спусковым механизмом для новой волны протестов — но никаких протестов не будет, если на улицах и площадях белорусских городов будут «совершенно законно» патрулировать российские и/или белорусские «космонавты», якобы обеспечивая безопасность страны от внешней гибридной агрессии и провокаций.

Лукашенко в этом случае останется для Путина очень важной персоной, фактически незаменимой — ведь легитимность нахождения российских войск на территории РБ будет подтверждаться именно тем, что с этим согласен формальный глава государства. Роль Лукашенко во главе оккупированной Беларуси можно сравнить с ролью Асада в Сирии. Конечно, абсолютных гарантий у Лукашенко нет. Оставаться в должности «свадебного президента» можно только до тех пор, пока будет послушно исполняться воля Путина. В противном случае бывший Батька может закончить так же, как в свое время Хафизулла Амин в Афганистане. Но в конце концов, президентство, пусть и формальное, — лучше, чем неизбежный путч среди своих.

Но не стоит заранее списывать Лукашенко со счетов. Вполне понятно, что он еще пытается вести более сложную, неудобную для Москвы игру. Даже сейчас, договариваясь с российскими спецслужбами о провокациях в небе или на границе с Польшей, он, скорее всего, рассчитывает на то, что сможет столкнуть лбами ЕС и РФ. А сам Лукашенко рассчитывает, насколько это возможно, остаться в стороне и не допустить полной оккупации Беларуси. Таким образом, Россия должна оказаться субъектом полувоенного конфликта и зависимым партнером, вынужденным выплачивать Лукашенко все новые «кредиты».

Российское посредничество на переговорах Беларуси и ЕС это не только теоретическая возможность, а сама цель «мигрантского кризиса». Только теперь игра ведется не привычными пешками вроде ссылок на угрозы «нового майдана» и возможной ассоциации с ЕС/НАТО, но крупными фигурами — экономическими интересами как восточных, так и западных соседей. И для тех, и для других все еще колоссальную роль играет транспортный транзит через Беларусь, как энергетический, так и железнодорожный и особенно автомобильный. Достаточно изучить железнодорожную сеть, чтобы понять: обход Беларуси пусть и возможен, но точно не железной дорогой через Украину или Хельсинки. Полное прекращение грузо-энергетического транзита и закрытая западная граница больно ударит по обеим сторонам, и Лукашенко точно будет угрожать этим после обострения пограничного конфликта. Кремль рискует стать заложником в Беларуси так же, как в свое время на Северном Кавказе.

Автор Виталий Шкляров, политтехнолог

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/12/kovarnyi-plen

***

Приложение. Секс, политика, билет в бизнес-класс

Как сложился «ближневосточный турпоток» в Беларусь, и что за «уполномоченные фирмы» выдают визы обеспеченным арабам.

Белоруссия переживает миграционный кризис: на границе с Польшей и Литвой скопились тысячи беженцев из стран ближневосточного региона — в основном это жители курдских автономий Ирака и Сирии. Эти люди, осадив границу, пытаются прорваться на территорию Евросоюза; те, кому это удалось, раздают интервью польским телевизионщикам, повторяя одно и то же: «В Польше мы не останемся, наша конечная цель — Германия».

Неудивительно, что нынешние беженцы не хотят жить в небогатой Польше: многие из них — представители совсем не бедных семей. Курдские автономные регионы имеют крупные залежи нефти и в числе нищих не числятся. В свете борьбы с ИГИЛ (запрещенной в России террористической организацией) курды ходили под протекторатом США: американцы прикрывали их провинции с воздуха, поставляли им вооружение — а курды ответно оказывали им помощь в борьбе с исламистами на земле. Однако американцы из войны вышли, и курды оказались брошены: турки, извечные враги курдов, теперь регулярно осуществляют авианалеты на их стратегические объекты, и на территории Сирии, и на территории Ирака.

И все же зажиточные курды — это совсем не те сирийцы, которые гибли, которые потеряли все, которые в разгар войны на самодельных плотах пересекали Средиземное море, чтобы сбежать от войны. Курдам есть, где жить, им есть, что кушать. Они могут многое себе позволить — и если уж бежать, то, конечно, не в Польшу. «[Еще 7 августа] правительство Ирака остановило рейсы между Багдадом и Минском — после того, как получило предупреждение от ЕС, — говорит Карим Аль Нури, заместитель руководителя министерства по вопросам миграции правительства Ирака. Но что мы можем сделать с Беларусью? Беларусь использует собственные плохие отношения с ЕС и толкает иракских беженцев в сторону Польши и Литвы».

После отмены рейсов из Багдада резко увеличилось количество бортов других авиакомпаний региона, вылетающих в Минск. В частности, лоукостер Fly Dubai участил рейсы не только из Дубая, но и из ливанского Бейрута, который находится в двух часах езды от Дамаска. В Минск летает сирийская национальная авиакомпания ٍSham Wings. Забиты рейсы «Турецких авиалиний» из Стамбула.

Иракские власти обращались даже к руководству соседних стран, призывая запретить гражданам Ирака вылетать в направлении Минска. Однако не совсем понятно, какие законные основания могут быть у такого запрета. Ведь все люди, вылетающие в Минск, имеют действующую белорусскую визу, полученную в точном соответствии с белорусским законодательством. (До недавнего времени жители многих стран ближневосточного региона могли получать белорусскую визу прямо в аэропорту, а иракцам, например, визы проставляли «уполномоченные турагентства». Обозреватель арабской службы ٌRussia Today Салам Мусафир заявил во вчерашнем эфире, что белорусскую визу можно купить непосредственно у авиакомпании Sham Wings, которая летает в Минск из Дамаска, стоит эта «допуслуга» $2500.)

Но так получилось, что богатые курды в одночасье захотели ехать в Беларусь? И откуда вообще взялись эти «уполномоченные» белорусским МИДом турагентства, которые сотнями и тысячами везут в страну граждан арабских государств?

Все, конечно, началось не вчера. Во времена СССР студенты из стран Ближнего Востока очень любили получить образование в советских республиках. Те же Сирия и Ирак, например, направляли молодежь по партийной линии — социалистическая партия БААС была с Союзом очень близка. Арабские студенты быстро осознали особенности советского быта и развернули их в свою пользу. Мой дядя Филипп, который учился в Москве, рассказывал, как он и его сокурсники после каждой поездки на родину возвращались с двумя чемоданами: в одном везли личные вещи, в другом — богатства западного мира: джинсы Levis, духи Chanel, записи зарубежных исполнителей. На деньги, вырученные от продажи вещей из второго чемодана, студент мог вести привольную жизнь. То, что для советских граждан было преступлением, студентам из дружественных стран легко сходило с рук.

И даже после окончания вуза многие молодые люди продолжали работать в этом же направлении. Росли студенты — рос и их бизнес, который обрастал всей необходимой инфраструктурой, связями, выходя кое-как в легальное поле. Распад Союза вовсе не повлек за собой разрыва дружеских связей между бывшими студентами и бывшими советскими республиками, ставшими для них вторым домом. У многих молодых людей с Ближнего Востока появилось второе гражданство — российское например, или украинское, или белорусское. (Беларусь многим дала и дополнительные «цацки», такие как, например, статус почетного белорусского консула у себя на родине.)

Вместе с открытием границ появилось и новое направление для развития бизнеса: выезд бывших советских граждан в арабские республики. Речь идет не совсем о туристических поездках: понятно, что у нищих россиян или белорусов в те годы не было денег на экзотические путешествия. Однако некоторым из них арабы сами готовы были платить за такие поездки: речь, разумеется, о девушках. Не секрет, что арабы — большие ценители славянской красоты, и от одного взгляда на русскую девушку или на украинку сердце у араба начинает биться в сто раз чаще.

Так на Ближнем Востоке к концу 90-х сложился колоссальный рынок эскорт-услуг, на котором девушки из стран бывшего Советского Союза по сей день занимают доминирующие и даже, скажем прямо, исключительные позиции. Тысячи россиянок, белорусок, украинок приезжают работать в ночные клубы Ливана и Сирии — там законодательство такое позволяет. А тысячи арабов из соседних стран слетаются в эти клубы, как на мед.

Рынок этот, конечно, не работает стихийно: это в Турцию можно въехать без визы и работать там просто «по знакомству». В арабских странах на этот счет действует строгое законодательство, и девушки въезжают по рабочим визам, в основном как артистки. Выросла целая инфраструктура по рекрутингу, подготовке виз, ротации работниц между регионами и государствами.

К концу 2000-х в работе этого щепетильного «туристического рынка» начали наступать изменения. Нет, поток славянских проституток нисколько не иссяк — они на востоке всегда будут востребованы, а спрос рождает предложение. Просто мужчины осознали, что счастье, на которое они в Бейруте или Дамаске спускали десятки тысяч долларов, «на месте» стоит гораздо, гораздо дешевле. Что тур в украинский на тот момент Крым стоил всего $2000, а на месте за дополнительные $600 можно было получить то, что в сирийском борделе даже и не снилось.

Так «туристические агентства» заработали в обратном направлении, обеспечивая выезд арабских мужчин в Белоруссию, Украину и Россию. И Белоруссию, чье миграционное законодательство для туристов с Ближнего Востока до недавних пор было сформулировано вызывающе мягко, я не просто так ставлю здесь на первое место. Получить визу многие арабы могли просто в аэропорту, нужно было лишь обратиться в «турагентство» не позднее чем за два дня до вылета.

В последние доковидные годы поток арабских туристов в Белоруссию (как, впрочем, и в Россию) только возрос: вслед за обеспеченными мужьями потянулись и их жены, которые осознали, что сумочка Gucci на Немиге стоит гораздо дешевле, чем дома. Белоруссия намеренно продавала себя как «почти Европу». В лучших гостиницах Минска все уже перестали удивляться семьям, в которых мужчину сопровождают три жены и пятеро детей. Вряд ли в турагентствах, штампующих визы, кто-то обращал внимание на то, откуда именно семья въезжает: из благополучного ли Катара или из воюющей Сирии — главное, чтобы платили деньги. А арабы готовы были платить.

И вот летом этого года на туристическом рынке Сирии и Ирака появился новый манящий продукт для обеспеченной публики: выезд в Евросоюз в качестве беженцев. Данный пакетный тур включал в себя: белорусскую визу групповую (индивидуальная — за отдельную плату), перелет эконом-классом в Минск (бизнес-класс — за отдельную плату), проживание в гостинице в Минске в течение трех суток; трансфер до границы. Также за отдельную плату можно было получить инструкцию по пересечению границы с GPS-навигацией или даже перейти границу с сопровождением. Стоимость тура начиналась от $3000.

Среди тех, кто покупал и покупает до сих пор такие туры, много молодых. И некоторым даже удается пробиться в Европу. Однако это тяжелейшее путешествие по предзимним лесам длинною в несколько недель, в ходе которого можно и погибнуть, явно не рассчитано на то, что его преодолеют многие. Теперь уже даже люди в Ираке и в Сирии начинают понимать, что «туры беженцев» — это ловушка. Что Белоруссия захотела разыграть турецкую карту, припугнуть Европу толпами беженцев — и сами беженцы превратились в инструмент. Ирак объявил об организации бесплатных эвакуационных рейсов для своих граждан из Минска в Багдад. Однако многие из тех, с кем мне удалось связаться в приграничных лагерях, рассказывают одну и ту же историю: белорусская милиция на границе не позволяет людям возвращаться в Минск. Говорят, что вы свой выбор уже сделали.

«Пограничники били нас прикладами, еду отдали собакам»

Али из Багдада дал «Новой» пошаговую инструкцию к европейской эмиграции через Беларусь: «Дома у меня были проблемы с проиранскими группировками. Они хотели, чтобы я присоединился к ним, а я не хотел. В августе он отправился в туристическое агентство Ard Aljoud на улице Аль-Кинди в Багдаде. Друзья сказали мне, что это агентство выдаст визу в Белоруссию, откуда контрабандисты доставят меня на польскую границу, а оттуда уже и в Германию.

Я заплатил $2500, которые запросило агентство, через несколько дней я получил белорусскую визу, медицинскую страховку и гостиничную бронь — полный пакет документов. Билетов не было, мне было велено ждать. Я сел на самолет из Багдада в Стамбул, где пробыл у друга до 22 октября, когда контрабандисты позвонили мне и сказали, что надо купить билет на рейс авиакомпании «Белавиа». Я так и сделал, хотя, например, «Турецкие авиалинии» были намного дешевле. Но мне сказали, что с «Белавиа» — это самый безопасный способ.

Границу я прошел без проблем. В Минске меня встретили и отвезли в гостиницу «Планета», там я познакомился с другими иракцами, в основном это были молодые мужчины. Они также должны были пересечь границу с Польшей. Нас всех пригласили в лобби отеля, и это была просто какая-то сюрреалистическая сцена. Эти люди — контрабандисты — открыто собирались в вестибюле отеля, чтобы продавать свои услуги. Очень открыто и без беспокойства. У разных контрабандистов были разные ставки, в зависимости от требуемого уровня комфорта — от 3 до 10 тысяч долларов США.

Я выбрал вариант за $4000. Этот вариант включал трансфер из отеля на границу и GPS-ориентир для перехода. После самостоятельного пересечения границы на польской стороне меня должны были встретить и отвезти в Германию. Вариант стоимостью $10 000 включал сопровождение при пересечении границы — и до самой Германии. Питание и проживание тоже были включены в стоимость! Среди этих людей, контрабандистов, были сирийцы, поляки, азербайджанцы и иракцы. Тот, которого выбрал я, был из Ирака. Он сказал, что его зовут Фархад Аль Каркоуки, но я не думаю, что это его настоящее имя.

На утро за мной и еще за шестерыми ребятами из Ирака приехали три машины, одна из них была такси. Все три водителя говорили только по-русски и общались друг с другом по рации, а не по мобильным телефонам. Поездка из Минска до границы заняла чуть больше семи часов, потом водители велели нам выйти из машин, указали в сторону леса и стали кричать: «Давай! Иди! Давай!»

Мы забежали в лес и связались с Фархадом, он прислал нам GPS-координаты точки перехода. Около десяти километров мы шли по лесу, дошли до колючей проволоки. Мы перерезали ее болторезами, которые купили на рынке в Минске, там есть специальный рынок, где продается все необходимое для перехода. Инструмент, одежда, палатки. Перебравшись через «колючку», я побежал по нейтральной полосе, которая отделяла польский забор от белорусского. Фархад сказал нам, что белорусские пограничники не будут нас преследовать. Но он ошибался.

Очень скоро я услышал за спиной лай собак и крики мужчин, они кричали по-русски. Я обернулся и увидел, что трое пограничников перебрались через забор и побежали к нам с автоматами Калашникова, они прямо целились в нас. Я поднял руки над головой и опустился на колени на мокрую землю. Я уже думал, что все. Солдаты подошли и стали бить нас прикладами. Минут пять так били, а потом один протянул руку и начал кричать по-английски: «Money! Money!». Мы отдали все, что у нас было. Солдаты забрали деньги, а затем начали рыться в сумках. Они вынули всю нашу еду и отдали ее собакам. Они вылили воду из бутылок.

Затем тот же солдат, который просил денег, указал в сторону польской стороны и сказал: «Poland! Go!»

Когда мы перерезали польский забор, мы увидели вдали фонарики и услышали шум двигателя автомобиля. Это был патруль, мы долго от него прятались. Когда этот патруль ушел, появился другой патруль. Так мы играли с ними в кошки-мышки два дня, потом поняли, наконец, их график, и сумели проскользнуть.

Уже из Польши мы связались с Фархадом. Он сказал нам идти к шоссе 689, что там нас будут ждать две машин. Скоро он перезвонил и сказал, что то шоссе скомпрометировано и что нам надо ехать по шоссе 685. А это примерно в 10 днях ходьбы от того места, где мы были. А мы уже замерзли и проголодались, и пить нам было нечего. Но Фархад и тут нам помог. Он прислал к нам машину, она привезла воду и пакеты с фруктами.

И вот мы шли, дышали воздухом свободы, и если бы даже нам пришлось идти сто дней, это бы нас не беспокоило. Когда мы дошли до шоссе 685, мы опять связались с Фархадом, прислали ему наши координаты. Переночевали в кукурузном поле, а на следующее утро за нами и правда приехали две машины. Обе машины были азербайджанскими. На них мы ехали четыре часа, пока не добрались до заправочной станции, где сменили машины и водителей. Новые водители были из Польши. Нас подвезли к мосту, сказали перейти мост пешком, и что Германия находится на другой стороне.

Было очень раннее утро, и никого на дороге не было. Я увидел вдалеке немецкий флаг и заплакал. Немецкая полиция задержала нас на станции, когда мы попытались сесть на поезд до Берлина. Эти полицейские были очень вежливы, они предложили нам еду и воду и сказали, что мы в безопасности. Сейчас все мы сидим в лагере для беженцев во Франкфурте. 17-го числа у меня будет суд».

Автор Вадих Эль-Хайек, специально для «Новой газеты»

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/12/seks-politika-bilet-v-biznes-klass?utm_source=push

***

Билет в белорусский концлагерь

С августа по ноябрь 2021 года в Беларусь только авиатранспортом могло прибыть более 4,5 тысячи приезжих из Ливана.

В 2021 году Беларусь увеличила количество рейсов из стран Ближнего Востока в несколько раз. Только из Ливана количество рейсов в этом году выросло в 6 раз по сравнению с 2020-м. Такого количества мигрантов в стране еще не было.

На видео, опубликованных в соцсетях 8 ноября, видно, как сотни человек пешком движутся по обочине шоссе вдоль белорусско-польской границы, рядом с ними — вооруженные силовики в камуфляже. Как заявили РИА «Новости» белорусские пограничники, в группе беженцев у границы с Польшей «несколько тысяч человек». Большинство из них — беженцы из Ливана, Ирака, Сирии. Мигранты разбили лагерь и пытались незаконно пересечь границу. Для ее охраны польская сторона привлекла в том числе военных и полицию. «Началась крупнейшая попытка силового вторжения в Польшу», — заявил министр-координатор спецслужб Польши Станислав Жарын. «Новая газета» подробно рассказывала о гуманитарной катастрофе на границе в материале Ирины Халип.

Как жители Ближнего Востока массово оказались в Беларуси?

Дата-отдел «Новой газеты» выгрузил с сервиса авиационной информации flightradar24.com все рейсы по маршрутам Бейрут — Минск, Багдад — Минск, Стамбул — Минск, Дамаск — Минск с августа 2020-го по ноябрь 2021 года и подсчитал количество рейсов за каждый месяц. Также на сайте белорусской авиакомпании «Белавиа» мы посмотрели вместительность самолетов каждой модели, чтобы подсчитать максимально возможное количество ливанских «туристов».

Количество рейсов Бейрут — Минск за август-ноябрь 2021 года по сравнению с тем же периодом в прошлом году увеличилось почти в 6 раз. Количество рейсов резко начало расти с июля. С августа по ноябрь 2021 года в Минск прибыло 27 рейсов Бейрут — Минск, тогда как в прошлом году — всего 5. За эти три месяца в «Белавиа» могла ввезти (при условии 100% заполняемости) в Минск 4,5 тысячи ливанских «туристов». Больше всего пассажиров прибыло в сентябре и ноябре. За тот же период в прошлом году в стране оказалось всего около 600 приезжих из Ливана.

С 2020 года Беларусь выдает визы иностранцам в упрощенном порядке в аэропорту Минска. В этом году Беларусь значительно увеличила количество авиарейсов в страны Ближнего Востока. Например, в этом году Минск установил авиасообщение с Ираком: с мая по ноябрь в столицу Беларуси прибыло 27 рейсов иракской компании Fly Baghdad. С августа по ноябрь в Минске могло оказаться (при условии 100% заполняемости) около двух тысяч пассажиров из Багдада, за весь 2021 год — почти пять тысяч пассажиров.

Только прямыми рейсами из Бейрута и Багдада с августа по ноябрь в Минске могло оказаться около шести тысяч беженцев. Максимально возможное количество бейрутских и багдадских «туристов» за весь 2021 год может достигать 10 тысяч человек. Но нам не удалось точно подсчитать значительный поток сирийских «туристов» из-за рейсов с множеством пересадок, таких как Дамаск — Багдад — Стамбул — Москва — Минск. Маршрут таких рейсов состоит из как минимум трех пересадок, например, Дамаск — Москва — Минск. Из некоторых иракских городов тоже есть рейсы с пересадками, например, из Эрбиля, столицы Иракского Курдистана, с пересадкой в Стамбуле. Это значит, что поток беженцев из стран Ближнего Востока в Беларусь в реальности еще больше.

Автор Анастасия Ларина, дата-отдел "Новой газеты"

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/12/bilet-v-belorusskii-kontslager


Об авторе
[-]

Автор: Ирина Халип, Виталий Шкляров, Вадих Эль-Хайек, Анастасия Ларина

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.11.2021. Просмотров: 40

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta