Президент Беларуси Александр Лукашенко продлил народу содержание под стражей

Содержание
[-]

***

Политзаключенных выпустили под домашний арест развивать страну

Не зря когда-то Борис Ельцин произнес фразу «не так сели». Правильно сесть, оказывается, важно. В Минске после визита Александра Лукашенко в СИЗО КГБ и встречи с политзаключенными выпустили именно тех двоих, что сидели ошую и одесную: Юрия Воскресенского и Дмитрия Рабцевича.

Им в воскресенье вечером изменили меру пресечения. Первый вышел, чтобы работать над поправками к Конституции, второй — чтобы развивать отечественную IТ-отрасль.

Дмитрий Рабцевич — директор ИТ-компании PandaDoc. Собственник компании Микита Микадо — белорусский айтишник, живущий в США, — еще в начале протестов объявил, что запускает программу помощи силовикам, которые готовы уйти в отставку и не участвовать в репрессиях. Но до Кремниевой долины белорусским спецслужбам дотянуться не удалось. Поэтому в заложники брали четверых сотрудников минского офиса. 5 сентября Микадо объявил, что приостанавливает программу помощи уволенным силовикам. Но это не помогло освободить сотрудников PandaDoc. И вообще ничего не помогло. Рабцевича, сидевшего слева от Лукашенко, выпустили. Трое его коллег остаются под стражей.

Выйдя из СИЗО, Дмитрий Рабцевич в эфире белорусского телевидения рассказал о том, как чудесно зэки провели время в непринужденном разговоре с Лукашенко: «Формат беседы был ненапряженный, простой. Атмосфера была — с целью построить диалог о том, как выходить из ситуации, какие есть идеи по поводу внесения изменений в конституционный строй. Диалог состоялся». Еще сказал, что обсуждали экономические вопросы. И теперь Дмитрий намерен «работать и развиваться», поскольку IТ-страна построена, а для бизнеса созданы все условия.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Что до Юрия Воскресенского, то после своего ареста в августе он уже успел несколько раз появиться в эфире белорусского телевидения. Юрий — бизнесмен, координатор штаба Виктора Бабарико по Первомайскому району Минска. Его арестовали 12 августа. Уже через неделю после ареста Юрий появился в эфире информационной программы «Панорама». Он говорил о технологиях цветных революций: «Поднять народ, завести народ, чтобы гражданин отказался работать, чтобы гражданин думал только об этом, используя аудиовизуальные картинки и провоцирование правоохранительных органов».

Еще он призывал поддержать «лидера, который есть сейчас». Потом, за два дня до появления Лукашенко в СИЗО, Юрий снова появился в эфире. На этот раз ему была посвящена целая программа. Ведущий записывал стендап на фоне КГБ и рассказывал, в какое неожиданное место идет для эксклюзивного интервью. В принципе в интервью не было сказано ничего нового. Воскресенский очень туманно говорил о том, что за белорусскими протестами стоят иностранные бенефициары и что избирательные штабы последовательно работали на раскол белорусского общества.

Осуждать человека, дающего такое интервью в тюрьме, невозможно. Никто не знает, что с ним сделали и чем угрожали, прежде чем он согласился говорить на камеру, оставаясь в камере. Тем более что Юрий выкручивается с помощью исключительно абстрактных, клишированных форм вроде кораблей, бороздящих просторы Большого театра. Но за два месяца вынужденного сотрудничества с телевидением он, похоже, немного вошел в роль.

«Сам диалог, визит президента — наверное, это ядерный взрыв, ядерная бомба в сфере общественного мнения, — говорил в воскресенье вечером Юрий Воскресенский в эфире все того же белорусского телевидения. — Явившись в СИЗО, он показал, что он человек мужественный, сильный, готовый держать удар. Никакой цензуры на встрече не было, посторонних лиц на встрече не было. Встреча была очень горячая и очень откровенная».

Иногда, сказал Воскресенский, разговор шел вообще на повышенных тонах. Но во время разговора всем узникам будто бы стало понятно, что власть готова к диалогу. И вот он, первый шаг диалога: Воскресенского отправили работать над изменением Конституции. Но не на свободу, а под домашний арест. От таких диалогов хочется замолчать навеки, чтобы, боже упаси, не пришлось реплику подавать.

Впрочем, свою готовность к диалогу Лукашенко продемонстрировал во время воскресного Марша гордости. По словам уцелевших участников акции, так ОМОН не зверствовал с 10 августа. Хватали, избивали, поливали из водометов какой-то желтой дрянью, взрывали светошумовые гранаты, стреляли резиновыми пулями. Журналистов задерживали десятками, участников марша — сотнями. Фотографии окровавленных забинтованных людей в белорусском медиапространстве не появлялись уже два месяца — с тех самых дней 9–12 августа. 11 октября они вернулись. Как раз два месяца прошло. Согласно УПК, нужно или продлевать народу содержание под стражей, или выпускать на свободу. Лукашенко свой выбор сделал. Впрочем, разве кто-нибудь сомневался в его выборе?

Благодушная реакция Кремля на субботнее посещение СИЗО КГБ («Россия приветствует диалог») подтверждает, что Лукашенко пришел туда под давлением. Собственно, по доброй воле туда вообще никто не пойдет. И если Запад требует освобождения политзаключенных, но в обычном резолютивном стиле, то московский союзник, скорее всего, просто настоятельно рекомендовал «разрулить ситуацию» как угодно, но поскорее. А что может быть лучшим свидетельством «разруливания», чем живой разговор с картинкой весело хохочущих узников? А если потом еще парочку под домашний арест перевести — вообще разгул демократии получается.

Но свой личный ресурс Александр Лукашенко этим визитом в СИЗО исчерпал. И зверства во время воскресного марша — это напоминание всем, как обстоят дела на самом деле. Особенно — силовикам. Потому что мирная беседа за круглым столом с заложниками — это обесценивание усилий всех спецслужб, спецподразделений, следственных органов, прокуратуры, гэбэшных оперативников и прочих, на чьих штыках пока еще удерживается дряхлый режим. Ведь за каждым арестом и удержанием невиновного в тюрьме стоят невероятные усилия десятков, если не сотен, человек. Сначала обеспечить наружку с прослушкой, потом придумать из воздуха обвинение, спланировать и осуществить задержание, получить прокурорские «кляксы» на всех сочинениях, вести допросы, запугивать, угрожать, шантажировать — это же колоссальная работа огромного количества людей. А потом однажды прекрасным субботним днем все это — в топку? Реакция силовиков на такой пируэт могла оказаться совершенно непредсказуемой и нерадостной для Лукашенко. Естественно, ее следовало предотвратить.

Впрочем, полное право на существование имеет и другая версия. Возможно, Лукашенко действительно ради всемирного успокоения решил изобразить диалог и либерализацию. И силовики начали в воскресенье принимать решения сами. Но это означает лишь то, что Лукашенко больше вообще ничего и никого, кроме Коли и пресс-секретаря, не контролирует.

Автор Ирина Халип, cобкор по Беларуси

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/12/87486-lukashenko-prodlil-narodu-soderzhanie-pod-strazhey

***

Немецкий эксперт: Лукашенко хочет любой ценой подавить протесты в Беларуси

Эксперт Германского фонда Маршалла Йорг Форбриг считает, что власти Беларуси настроены на подавление уличных протестов, а неожиданный визит Лукашенко в СИЗО - попытка разделить оппозицию.

С момента выборов президента Беларуси прошло уже больше двух месяцев, а в стране все не утихают протесты против переизбрания Александра Лукашенко на очередной - шестой по счету - срок. В минувшее воскресенье, 11 октября, в Минске в ходе жестокого разгона демонстрации были задержаны сотни человек.

Директор по Центральной и Восточной Европе Германского фонда Маршалла США (German Marshall Fund of the United States, GMF) Йорг Форбриг (Jörg Forbrig) в интервью DW прокомментировал причины жестокости в действиях белорусских силовиков, а также объяснил цель визита Александра Лукашенко в СИЗО КГБ к арестованным оппозиционерам.

DW: - Господин Форбриг, как вы расцениваете акцию протеста в Минске, состоявшуюся 11 октября?

Йорг Форбриг: - Я был удивлен жестокостью, с которой действовали сотрудники органов безопасности. Свыше шестисот задержанных, водометы, светошумовые гранаты - все это напоминает о первых днях протеста в Беларуси. И единственное объяснение произошедшему заключается в том, что режим Лукашенко всеми имеющимися средствами пытается подавить протестное движение. А единственное средство, которое осталось у него в распоряжении, - это насилие.

- На видеозаписях из Минска, среди прочего, можно было увидеть пожилых женщин, с голыми руками идущих на ОМОН. Вы думаете, что ситуацию можно вернуть в привычное русло?

- Мне кажется, что у многих участников протестов усиливается отчаяние. В то же время я не могу представить себе, что протестное движение сойдет на нет. Само собой, режим Лукашенко с помощью силы может предотвратить уличные акции протеста. Но многое изменилось в сознании людей - у них появился коллективный опыт мирного и креативного требования соблюдения своих прав. Поэтому даже если протест исчезнет с улиц, его нельзя будет выгнать из квартир, кухонь и сознания людей.

- Лукашенко неожиданно посетил 10 октября СИЗО КГБ и встретился там с арестованными оппозиционерами. Это что - признак готовности к компромиссам или же, наоборот, демонстрация силы?

- Нет, это ни в коем случае не признак готовности к компромиссам. Тем более, что на следующий день после встречи он санкционировал применение силы против демонстрантов. Ни о какой готовности к диалогу со стороны Лукашенко и речи быть не может. Этот сюрреалистичный визит в СИЗО, который был показан по государственному ТВ, и встреча с политическими заключенными может, с моей точки зрения, расцениваться как попытка учинить раскол в рядах оппозиции.

Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что на встрече был Виктор Бабарико, до его ареста в июне - один из самых многообещающих претендентов на пост президента. Думаю, речь идет о возможном зондировании вопроса о том, насколько Бабарико и его штаб готовы к тому, чтобы вести речь о начале обсуждения возможных поправок в конституцию.

Это однозначно было бы попыткой внести раскол в оппозиционное движение. Мы же видим, насколько сильна поддержка оппозиционного движения в целом и лично Светланы Тихановской. И насколько велико ее международное реноме, особенно после ее визита в Берлин на прошлой неделе. Так что, на мой взгляд, речь, прежде всего, о попытке разделить оппозиционное движение, спровоцировать разногласия между Тихановской, с одной стороны, и некоторыми представителями оппозиции внутри Беларуси - с другой.

И второй немаловажный пункт - это попытка успокоить IТ-сектор, представители которого активно участвуют в акциях протеста. Среди освобожденных после встречи в СИЗО политзаключенных есть и представитель IТ-сектора (директор компании PandaDoc Дмитрий Рабцевич. – Ред.). Похоже, власти очень обеспокоены тем, что айтишники могут начать выезжать за границу, что мы уже наблюдаем.

- ЕС договорился о санкциях против белорусских чиновников, но не ввел санкции против Лукашенко лично. Какой в этом смысл?

- Вообще-то, конечно, нет никакого смысла в том, что Лукашенко не внесен в санкционный список ЕС. Речь ведь идет о мерах против тех, кто несет ответственность за фальсификацию выборов и насилие в отношении мирных демонстрантов. И Лукашенко тут - ключевая фигура, ведь это он отдает распоряжения своему аппарату и было бы логично, если бы он тоже оказался в санкционном списке.

Но все мы прекрасно видели в последние недели, насколько трудно дается ЕС принятие рамочных соглашений относительно санкций. Список (лиц, против которых введены санкции. - Ред.) может быть расширен. Я думаю, что с учетом воскресных событий в Минске в ближайшие дни вновь усилится дискуссия о внесении самого Лукашенко и некоторых высокопоставленных фигур правительственного аппарата в санкционный список.

- Как вы думаете, если в следующее воскресенье люди снова соберутся на марш, акция снова будет разогнана?

- Думаю, да. Режим Лукашенко будет продолжать попытки насильственного подавления протестов. И мы можем исходить из того, что и в ближайшие выходные очень много людей выйдет на акции протеста и что насилие со стороны силовиков не ослабнет. Потому что оно - это единственное, что еще удерживает Лукашенко на его посту. Поэтому, к сожалению, нам надо исходить из того, что насилие в отношении демонстрантам не ослабнет. А в худшем случае, наоборот, будет усиливаться.

Автор Владимир Есипов  

https://p.dw.com/p/3joRK

***

Белорусские оппозиционеры одели обезличенную униформу

Теперь уже окончательно всё смешалось: правоохранители и участники протестных выступлений носят одинаковую одежду, совершают одинаковые действия — в том числе и уголовно наказуемые. Однако одним за это присваивают новые звания, раздают медали, выплачивают огромные поощрения и помогают решить квартирный вопрос, других — штрафуют, калечат и лишают свободы.

С 13 октября выяснилось, что униформа военного образца без знаков отличия теперь в экипировке не только белорусских «правоохранителей», но и участников протестных выступлений. МВД Белоруссии задержало экипированного в чёрную униформу 18-летнего студента. Сообщается о задержании трёх молодых людей — участников «массовых беспорядков». Помимо парамилитарной экипировки, у задержанных было изъято два ножа, металлическая цепь, газовый баллончик и балаклава. Пресс-секретарь МВД Белоруссии Ольга Чемоданова опубликовала фотографии задержанных. В отношении них составлены административные протоколы за нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий. Видимо, наказание ограничится штрафом и непродолжительным арестом — «сутками» в изоляторе.

Пропагандисты белорусского государственного телевидения отметили: экипировка одного из задержанных такова, что его «на первый взгляд не отличишь от действующего силовика». Действительно: третий месяц орудующие в белорусских городах банды используют для массового террора подобную одежду разных оттенков, а то и вовсе одеваются как «пацаны с районов» с тем лишь отличием, что носят милицейские дубинки и щиты, штатные баллончики со слезоточивым газом и средства связи.

В первые дни августовских массовых акций ненасильственного протеста сотрудники МВД Белоруссии были одеты в форменное обмундирование, но без шевронов, указывающих на их ведомственную принадлежность. Затем появились группы в парамилитарной форме с вооружением Внутренних войск и даже ружьями. МВД иногда признавало — это сотрудники органов внутренних дел. Иногда они переодеваются в штатское, отказываются представляться и устраивают погромы. Действия таких «правоохранителей» нечем не отличаются от гангстерского налёта. В таких случаях закон позволяет добропорядочному гражданину использовать своё право на самооборону — вплоть до нанесения тяжких телесных повреждений и даже убийства злодея.

Так, например, 6 сентября кофейню в центре Минска внезапно атаковала группа граждан, одетых в штатское. Во главе группы был опознанный позже начальник главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Белоруссии Николай Карпенков — он дубинкой разбил стеклянные двери заведения, после чего банда ворвалась в кафе, продолжив шокировать законопослушных обывателей.

 

Генпрокуратура, КГБ и Следком отказываются возбуждать уголовные дела по фактам подобных налётов, сопровождающихся избиениями безоружных и не оказывающих сопротивления граждан, а также по многочисленным фактам пыток и даже убийств манифестантов сотрудниками «органов». Широко известный пример — убийство безоружного манифестанта Александра Тарайковского: к уголовной ответственности до сих пор никто не привлечён. Следком и прокуроры откровенно издеваются над родными и близкими погибшего, как и над законностью в принципе.

«Белтелерадиокомпания» и другие государственные СМИ Белоруссии распространяют дезинформацию по фактам превышения силовиками своих служебных полномочий, замалчивает факты пыток, убийств, погромов, совершённых обезличенными сотрудниками «правоохранительных органов». Министерство информации поддерживает атмосферу лжи и оправдания насилия теми, кто обязан насилие останавливать.

Так, в случае с убийствами Александра Тарайковского, Геннадия Шутова и других безоружных манифестантов по факту распространения лжи об обстоятельствах преступлений ни одно государственное СМИ не было привлечено к ответственности за нарушение закона «О СМИ». Министерство информации не вынесло даже «предупреждения». Тем самым его глава Игорь Луцкий выразил одобрение сложившейся криминальной практике.

Переодевание сотрудников силовых структур в обезличенную униформу вызывает много вопросов. МВД ссылается на свои келейные документы, в которых подобное разрешение прописано. Однако вопрос в том, почему правоохранители скрывают подобные документы от общественности, принимают их без общественных слушаний и как эти документы согласуются с международными правовыми обязательствами официального Минска.

Белоруссия обязалась соблюдать рекомендации ОБСЕ, в том числе «Руководящие принципы по свободе мирных собраний». Они предписывают экипировать сотрудников полиции таким образом, чтобы их было «легко отличить», в том числе по личным опознавательным знакам (шевронам и т.д.). В документе прямо сказано: «Когда сотрудники правоохранительных органов находятся в форме, на их одежде и/или головных уборах должны быть личные опознавательные знаки (например, имя или номер). Они не имеют права снимать или скрывать такие опознавательные знаки или препятствовать другим лицам читать эту информацию во время собрания».

Никто не ставит под сомнение оправданность отказа от использования уставного мундира при оперативной работе. Проблема в другом: сотрудников правоохранительных органов теперь невозможно отличить от бандитов, прежде всего — во время массовых общественно-политических мероприятий, при разгоне оппозиционных митингов и демонстраций.

Впервые «люди в штатском» — сотрудники МВД в обычной гражданской одежде были массово задействованы во время задержаний и похищений оппозиционеров на улицах белорусских городов в 2011 году. Тогда в Белоруссии проходили «акции молчаливого протеста», участники которых даже не скандировали лозунгов — лишь периодически аплодировали. С тех пор аплодисменты были надолго запрещены при публичных мероприятиях с участием Александра Лукашенко. Ныне одетые в спортивные костюмы и кроссовки, со щитами и дубинками «правоохранители» противостоят уличным манифестантам, экипированным в одежду военного образца. Даже официоз не в состоянии сразу отличить, где гопники, а где полицейский спецназ.

Очередная иллюстрация доведённой до абсурда ситуации была продемонстрирована в понедельник 12 августа во время разгона минского «марша пенсионеров». Экипированные в неуставную одежду «правоохранители» применили против пожилых людей светошумовые патроны и слезоточивый газ. Факты применения спецсредств официально подтвердили в пресс-службе ГУВД Мингорисполкома и МВД Белоруссии.

Белорусские города третий месяц находятся во власти банд гангстеров, одетых в оливковую, чёрную, камуфлированную, спортивную форму и даже спортивную и камуфлированную одежду. Они избивают людей до полусмерти, похищают средь бела дня и доставляют в пыточные, которые оборудованы в районных управлениях внутренних дел. В избиениях на территории минского изолятора «Окрестино» замечен даже замминистра внутренних дел генерал-майор милиции Александр Барсуков.

Никто не в состоянии внятно объяснить, зачем с офицеров и солдат сорвали погоны. Очевидно, игры с переодеванием доставляют удовольствие кое-кому в руководстве Белоруссии. Оппозиционно настроенная молодёжь лишь подыгрывает.

Самое интересное начнётся тогда, когда реальные бандиты в парамилитарной экипировке начнут грабить банки и совершать более серьёзные преступления. Похоже, в руководстве «восточноевропейской Швейцарии» не осталось никого, кто смог бы настаивать на принципах и нормах, принятых в нормальном европейском государстве, например — в западноевропейской Швейцарии.

Автор Сергей Артёменко

https://regnum.ru/news/polit/3088877.html

 


Об авторе
[-]

Автор: Ирина Халип, Владимир Есипов, Сергей Артёменко

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.10.2020. Просмотров: 56

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta