Предвыборная война России против мигрантов не закончится после 19 сентября

Содержание
[-]

Мне бы славян

Под конечную цель — фактическое возвращение визового режима со Средней Азией — уже написаны нужные законы.

Уроженец Кыргызстана Кулжигит Доорбек уулу (имя изменено в интересах безопасности героя, настоящие данные известны редакции. — Ред.) в последние годы живет и работает в Москве. В середине августа он пошел на рынок в Теплом Стане за творогом — и вместе с еще 15 людьми неславянской внешности оказался в автозаке. «Я был среди них единственным кыргызом, остальные люди приехали из Узбекистана и Таджикистана, — вспоминает молодой человек. — Автозак стоял уже на рынке, всех нерусских туда заводили». Всех задержанных отвезли в ОМВД «Котловка», где стали требовать объяснительные о причастности к массовой драке мигрантов в Кузьминках, случившейся еще в июле. По наблюдениям Кулжигита, среди попавших под горячую руку полицейских приезжих ни одного участника драки не нашлось — всех отпустили.

Перед выходом Доорбек уулу разговорился с оперативником, который занимался приемом задержанных, и записал его разговор на аудио (есть в распоряжении редакции. — Ред.). На записи полицейский открыто жалуется на приказы извне. «По всей Москве работают именно по этому указанию [по массовой драке в Кузьминках]. И будут работать до выборов по этой ерунде. Я вот работаю через день, мне через день привозят автобусы [с задержанными]. Не то что тебя привозят одного такого, привозят всех граждан Кыргызстана и Таджикистана на отработку, — объясняет оперативник. — У меня тоже нет желания работать, но вот есть указание — не отдела и даже не от округа, а это Москва указание дала всех киргизов проверять в усиленном порядке. И вот я разговаривал с командиром из автозака, зачем он их привозит, он тоже говорит, что их заставляют каждый раз приезжать и забирать».

«Думаешь, кто-то хочет вами заниматься? — со вздохом заканчивает свою речь полицейский. — Все, выход там». Оставшийся без творога на завтрак кыргыз Кулжигит — один из нескольких тысяч мигрантов только в Москве, кого усиленно в последние два месяца проверяют полицейские. Формальным поводом является массовая драка мигрантов в московских Кузьминках в ночь на 13 июля: тогда между собой подрались около 200 человек, несколько человек забрали в больницы с ножевыми ранениями. По информации правозащитницы Валентины Чупик, в организацию которой за помощью обращаются мигранты, столкнувшиеся с давлением полиции, в этот раз силовикам были даны расширенные полномочия: «Врывались в квартиры и общежития, задерживали даже матерей, оставляя малолетних детей одних, всех везли и требовали сознаться в участии в драке». Жесткость мер косвенно подтвердил даже мэр Москвы Сергей Собянин: «Таким гостям мы не рады. Возбуждено 800 уголовных дел, депортировано 200 человек, 17,5 тысячам запрещен въезд в страну».

Примечательно, что шерстили мигрантов не только на предмет участия в драке: под шумок людей задерживали и за мелкие нарушения. Еще один мигрант — из Узбекистана (имя известно редакции, не публикуется из соображений безопасности) — рассказал, что в конце августа полицейские задержали его якобы за переход дороги в неположенном месте, хотя в этот момент он ее даже не переходил. В отделении с ним оказалось еще несколько задержанных, все — нерусские.

Может сложиться впечатление, что после полицейских рейдов количество драк и вообще преступлений среди мигрантов только увеличилось (по информации замминистра МВД Александра Горового, на 5% по сравнению с прошлым годом) — по крайней мере, российские СМИ делают все, чтобы у людей создавалось ощущение, будто приезжие стали главным источником опасности внутри страны. Но драки среди приезжих (как и среди россиян), даже массовые — обычное дело. К примеру, в мае 2014 года около 40 мигрантов подрались друг с другом возле «Москва-Сити», используя при этом молотки, а в 2019 году в Магнитогорске около 50 человек устроили большую потасовку в районе железнодорожного вокзала. Подобных историй происходят десятки в год, но такого пристального внимания со стороны властей к ним не было уже около 10 лет, с момента погрома на рынке в Бирюлеве после убийства мигрантом футбольного болельщика Егора Щербакова.

Что случилось на этот раз? Самый очевидный ответ — выборы на носу, нужен был интуитивно понятный для россиян враг. Hо есть и другая причина: на подходе новый закон о миграции, который существенно усложнит жизнь всем приезжающим в Россию. Кажется, кто-то хочет показать, что мигранты это заслужили.

Гуляй да бей

Драка в Кузьминках, с которой началась охота на мигрантов, произошла 13 июля, но фитиль был зажжен несколькими днями ранее. 9 июля в Химках гуляли две компании молодых людей: и в той, и в другой присутствовали и кыргызы, и таджики. «Люди играли друг с другом в бильярд. Так получилось, что кыргыз из одной компании проиграл таджику из другой. Он посчитал этот проигрыш несправедливым, но поскольку доказать этого молодой человек не мог, то он стал придираться к этому таджику, что тот встречается с кыргызкой, — рассказывает хронологию событий Валентина Чупик. — Схватились за ножи. В итоге один таджик и два кыргыза — с ножевыми ранениями».

Дальше случилось следующее: с 11 июля в мессенджеры и кыргызским, и таджикским, и даже узбекским мигрантам неизвестные стали присылать смонтированный ролик о том, что кыргызы или таджики (для каждой национальной группы присылался ролик о представителях другой нации) совсем обнаглели, и их нужно наказать. При этом, уточняет Валентина Чупик, кыргызам ролик присылался на кыргызском языке, таджикам — на таджикском, однако мигранты и с той, и с другой стороны заметили, что читающий закадровый текст голос не принадлежит носителю ни одного из языков. Ролики выглядели неприкрытым экстремизмом, и Чупик с другими правозащитниками советовали людям мгновенно его удалять, подозревая очевидную провокацию. В свою очередь, посольство Кыргызстана в России тут же распространило сообщение о недопустимости участия в будущей драке (что, пожалуй, было лучшей рекламой этой драки). По итогу видео привело к метро «Кузьминки» от 180 до 200 человек, трое уехали с места побоища в каретах скорой помощи, больше сотни — в автозаках.

После этого московская полиция начала рейды по задержанию тех, кто мог быть причастен к драке. Потасовки тем временем продолжились. В начале августа произошли конфликты в Одинцове и в Мытищах: там между собой схлестнулись мигранты из Средней Азии и уроженцы Чечни, при этом мигранты использовали в качестве оружия палки. Вот только зачинщиками, по данным миграционных правозащитников, были россияне: приезжие бурно отреагировали на слова о том, что теперь они должны платить за «крышу» со стороны выходцев с Кавказа (официального подтверждения этой версии нет, но в СМИ она вообще не озвучивалась, нападавшими названы именно мигранты).

Вечером 27 августа на улице Бауманской в Москве между собой подрались 50 человек. СМИ назвали эту стычку «дракой мигрантов», в которой участвовали кыргызы, узбеки и таджики. В тот же день произошел конфликт с рукоприкладством в хостеле на улице Адмирала Корнилова. В первом случае в полицию доставили около 170 человек, во втором — около 20 (хотя даже на видео видно, что в потасовке участвовало максимум шесть-семь человек). Риторикой «мигранты дерутся, россиянам страшно» в этом случае возмутились даже посольства: и дипмиссия Кыргызстана, и официальная дипломатия Узбекистана, и посольство Таджикистана публично заявили, что ни один из их граждан участия в этих драках не принимал. Тем не менее как минимум на 19 задержанных после драки на Бауманской — выходцев из Кыргызстана — завели административные дела по статье «Мелкое хулиганство».

Несколько драк с участием мигрантов произошло в Петербурге, а центром межнациональной напряженности в последние дни внезапно стал Нижнекамск. Там, рядом с общежитием на улице Гайнуллина, 8, повздорили десять (по официальным данным) и до 50 (по словам очевидцев) человек. Поскольку в этом общежитии в основном живут приезжие, силовики устроили облаву и задержали по городу около 300 мигрантов, в Нижнекамске был введен комендантский час, а ситуацию на личный контроль взял глава СК Александр Бастрыкин. Примечательно, что бытовая ситуация стала поводом для большого репортажа РИА «Новости»: агентство в своем тексте ссылается на заявления нескольких местных жителей о том, что мигранты «заполонили детские площадки, по вечерам сидят там и бухают, постоянно дерутся, пристают к девушкам», а также приводит фото с кучей разбросанных пустых бутылок из-под пива, сделанное в этом дворе в прошлом году. Нет сомнений, что это важная доказательная база для главы СК.

«Новая газета» направила в МВД и СК запросы с просьбами прояснить нестыковки в количестве задержанных и в обстоятельствах инцидентов с участием, как утверждается, приезжих. К моменту выхода статьи ответ получен не был.

Самый лучший враг

В соответствии с официальной концепцией, что количество драк среди приезжих увеличилось, такое поведение мигрантов объясняют неустроенностью и нервным напряжением из-за пандемии, а также — внезапно — погодой. «Во-первых, у нас закрыты границы до сих пор, летают только чартеры, они стоят космических денег. Поэтому если просто возникает потребность слетать домой, для большинства это невозможно. Во-вторых, в целом ситуация сложная — пандемия, — говорит «Новой газете» президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов. — В-третьих, была аномальная жара, которой не было никогда. Тоже это сказывается, потому что люди, например, курьеры, кто ходит пешком по городу, работают в жаре, духоте. Это очень тяжело для организма. Когда это происходит неделю и потом жара проходит — это не проблема. В этот раз это было месяц-полтора, и это, конечно, очень сказалось». Последнее замечание вдвойне любопытно, поскольку во всех странах Центральной и Средней Азии температура выше 30‒35 градусов тепла в летние месяцы — норма, а не аномалия.

Те же мигранты, кто остался в России во время пандемии, по статистике, стали зарабатывать даже больше, чем раньше: на фоне оттока части приезжих зарплаты, например, плиточников выросли в среднем на 40%, а сварщиков — на 20%. К тому же законодательно все они были защищены от депортаций за просроченные регистрации благодаря путинскому указу № 274 — его срок действия сейчас продлен до 30 сентября. Это не значит, что в целом их жизнь в России стала лучше — скорее, наоборот, — но такое акцентирование информационной повестки на теме «агрессии мигрантов» одной депрессией у приезжих не объяснишь.

«В 2013 году информационное давление на мигрантов было связано с выборами в московскую мэрию, нынешний всплеск, вполне возможно, тоже как-то увязывается с выборами, — предполагает в беседе с корреспондентом «Новой» профессор факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Абашин. — Это часть политического возбуждения разных политических сил, которые пытаются раскручивать миграционную тему, чтобы получить какие-то очки. Власть пытается сказать, что она борется с мигрантами, чтобы получить поддержку для своей партии. К тому же мы знаем, что в выборах сейчас участвует активно целый ряд партий, которые имеют откровенную националистическую программу — это и ЛДПР, и «Родина», и «Справедливая Россия — за правду». Все это может влиять на общую ситуацию».

О том, что по мигрантам, как и вообще по всем обидчикам «русского мира», был разработан специальный «темник», «Новой газете» говорит и эксперт, имеющий доступ к механизмам работы президентской администрации. «Это стиль ребят со Старой площади, — говорит источник. — Если вы посмотрите на уровень преступности среди мигрантов, то он вырос незначительно, к тому же в основном это мелкие преступления. А подается все так, что это угроза всем русским». Собеседник «Новой» добавляет, что «скоро у этой кампании кончится финансирование, и тогда историей чисто в Думе будут заниматься политики, которые на этом поднялись».

Обострение интереса к делам мигрантов стало частью информационной «волны» по защите «русского мира» от нападок со стороны «чужих»: параллельно развивались истории с казахскими и кыргызскими «националистами» , а также ситуация с пожизненным выдворением из страны комика Идрака Мирзализаде за шутку о русских. Однако эти конфликты как раз стихают: про «националистов» и «языковые патрули» у соседей забыли почти сразу после встречи президентов России и Казахстана, а после высылки Мирзализаде тема шуток о русских звучит разве что в эфире у Владимира Соловьева, который, похоже, объявил стендап-комикам личную вендетту.

Миграционная же «волна» продолжается и только усиливается. Публичным ее застрельщиком среди политиков является вице-спикер Петр Толстой: 3 сентября он пообещал, что после выборов Дума в новом составе займется принятием законов, которые позволят высылать мигранта из страны в 24 часа в случае нарушения, а также запрещать ему въезд на 50 лет (российская власть вообще пылает нездоровой любовью к таким сомнительным с точки зрения здравого смысла наказаниям).

«Ссылки на экономический опыт Европы и на то, что нам не обойтись без мигрантов, несостоятельны. Мы не копируем Европу и не собираемся повторять ее ошибки — платить пособия потомкам людей, приехавших 30 лет назад на работу: первое поколение работает, остальные получают пособие, — цитирует Толстого РИА «Новости». — Работать будут нормальные ребята, которые скитаются по регионам в поисках работы… Бизнес должен выдавать единую карту мигранта или патент, который, кстати, не работает. Из 9,8 млн въехавших только 1 млн с патентами, по данным МВД. А это теневая сфера, преступность и коррупция… Эти люди уже сейчас используют всю социальную инфраструктуру, бесплатное здравоохранение, образование».

На многочисленные звонки «Новой газеты» Толстой не ответил, однако в ходе круглого стола в Общественной палате Толстой также заявил, что обратится к главе МВД Владимиру Колокольцеву, с тем чтобы вместе продумать, как теперь работать с мигрантами. И, кажется, в этом и есть весь смысл информационной кампании по усилению мигрантофобии: такой законопроект уже есть, и он фактически рушит все прежние попытки либерализовать нормы в отношении приезжих, откатывая их как минимум на десятилетие назад.

Viva la visa

Прошлым летом «Новая газета» писала о том, что МВД разрабатывает новую систему взаимодействия с мигрантами, которая должна была быть основана на введении специального мобильного приложения: в нем приезжий мог бы самостоятельно регистрироваться и получать нужные справки — своего рода «Госуслуги» для мигрантов. Подавалось это все как абсолютное благо, поскольку, по замыслу создателей и сочувствующих им экспертов, такое приложение существенно облегчило бы жизнь мигранта, освободив его от необходимости стоять в очередях и заполнять кучу разрешительных документов. Побочным эффектом такой системы, о которой разработчики концепта говорили очень неохотно, являлась ее похожесть на китайскую систему «Социального рейтинга» (представители МВД даже встречались с китайскими коллегами для обмена опытом). Иными словами, любой приезжий автоматически попадал бы под «колпак» силовиков и был бы полностью подконтролен.

Мобильное приложение в итоге стало одним из элементов нового Федерального закона о миграции, который сейчас проходит антикоррупционную экспертизу перед отправкой в правительство. Весь год МВД и Минцифры как разработчики законопроекта вели консультации с заинтересованными сторонами. «Новой газете» удалось обнаружить список предложений по законопроекту от Российского союза промышленников и предпринимателей: в тексте представители бизнеса усмотрели множество недочетов и недомолвок. Экспертиза документа перед отправкой в правительство также нашла несколько принципиальных расхождений с реальностью, но МВД большую часть из них исправлять не стало.

Что изменится для мигрантов, если законопроект будет одобрен правительством, Думой, Совфедом и президентом?  

Разрешенное время краткосрочного пребывания сокращается с 90 до 30 суток единовременно (при этом раньше можно было находиться в стране суммарно полгода, теперь — не больше трех месяцев). Попасть в страну для работы можно будет только по приглашению работодателя, которому при этом надо зарегистрироваться в специальном реестре (пока такого реестра не существует). Трудовой мигрант сможет работать только у работодателя, включенного в соответствующий реестр. Сами работники также должны будут регистрироваться в специальном реестре. Мобильное приложение для мигрантов также вводится, как и обязательная дактилоскопия.  

До конца года МВД должно разработать специальную пластиковую карту — аналог удостоверения личности. Пластиковая карта будет снабжена чипом, который можно будет отследить по ГЛОНАСС. Фактически это новый аналог визы, включающий в себя патент на работу, но не только: для гуманитарных целей также придется оформлять ID-документ. Национальные паспорта становятся в России бесполезны. Получать такой документ, похоже, придется всем, даже гражданам стран ЕАЭС. В тексте антикоррупционной экспертизы указывается, что граждане Казахстана, Кыргызстана и Армении могут приезжать и работать в России по упрощенной схеме. Однако МВД не поддержало это замечание, хотя и оставило лакуну в виде приоритета международных договоров над национальными (хотя не очень понятно, как это будет работать в свете принятых поправок к Конституции, где все ровно наоборот).  

Теперь мигранты должны будут подписывать также «Соглашение о лояльности». Участвовавший в разработке законопроекта президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов называет это «формальностью», поскольку это, по идее, дублирует обязанность приезжего соблюдать российские законы. Однако тут важен контекст. В законопроекте отдельно прописано, что нельзя участвовать (в том числе путем финансирования) в деятельности запрещенных и нежелательных организаций, а также в акциях протеста, которые признаны незаконными (то есть практически во всех акциях оппозиции, исходя из нынешней правоприменительной практики).  

В новом законопроекте существенно расширено облако возможностей, по которым пребывание человека в России может быть признано «нежелательным», в том числе прописывается пожизненный запрет на въезд в Россию. Основной повод для «высылки» (так теперь заменяется слово «депортация») — угроза «конституционным ценностям». Кейс Идрака Мирзализаде живет и процветает. Иными словами, МВД никого не обмануло, когда говорило об облегчении миграционного учета. Просто его, по сути, заменили новой системой — не менее громоздкой, зато куда более репрессивной в отношении и мигрантов, и работодателей. Жизнь бизнеса, который привык привлекать мигрантов, теперь тоже станет сложнее: по большому счету, могут ли они нанимать мигрантов или нет, теперь будет решать правительство. Оно может ограничить прием иностранцев на работу вообще или для некоторых отраслей. Критерии такого запрета в законе по неясным, но интуитивно понятным причинам не прописаны.

Плодородная почва ксенофобии

Не очень понятно, планирует ли вице-спикер Толстой ориентироваться на этот законопроект, когда говорит о борьбе с миграцией самыми радикальными методами. Очевидно лишь, что, кто бы ни попал в новый состав Думы, новый закон, видимо, будет принят в одну из ближайших сессий. «Новая» опросила представителей всех политических партий, представленных на выборах 19 сентября, что России нужно делать с мигрантами. Подавляющее большинство высказалось за кардинальное изменение миграционной политики (см. текст «Это просто виза какая-то»). Надо сказать, что предложения МВД и радикально настроенных депутатов падают на тщательно удобренное ксенофобией информационное поле. За последние несколько недель у россиян попытались разжечь чувство ненависти по следующим поводам:

  • реклама магазина «Вкусвилл» с участием однополой пары (реклама была удалена, часть сотрудников магазина уволилась, пара из ролика покинула Россию);
  • реклама суши-баров с людьми с темным цветом кожи (часть заведений извинилась за рекламу, фирма «Тануки» направила заявление в СК);
  • уже упомянутая шутка Мирзализаде про русских (запрет на въезд в страну пожизненно);
  • история с избиением русских в Кыргызстане и «языковыми патрулями» в Казахстане (после большого резонанса и там, и там возбуждены уголовные дела);
  • скандал вокруг экопоселения «Аминовка» под Москвой, в котором якобы насаждают «нормы шариата» (основательница поселения Амина Шабанова пообещала «Новой», что ее юристы на каждого, кто в некорректной форме высказался против экопоселения и лично его главы, «подадут иск за разжигание межнациональной розни»).

Ксенофобия как политический инструмент вообще очень удобна, говорит научный руководитель «Левада-центра» (признан Минюстом «иноагентом». — Ред.) Лев Гудков. «Я допускаю, что по итогам опросов в 2021 году мы увидим подъем ксенофобских настроений. Потому что люди зажаты обстоятельствами, ощущают себя в очень стесненных условиях, доходы падают, ограничения усиливаются, перспективы никакой нет, нарастает демагогия властей. Растет очень сильно неопределенное раздражение. Недоверие к власти тоже растет, особенно у тех групп, которые менее зависимы от государства, — это более активные и более информированные, предприимчивые, более образованные и молодые, — говорит Гудков. — И это раздражение проецируется на тех, кто считается чужим. Они говорят по-другому, есть обвинения в том, что они нагло ведут себя, не уважают основную часть населения, что они заполонили города, что слишком много детей приезжих в школах.

Тут не важно фактическое положение вещей, а важно то, что люди свое недовольство и раздражение переносят с власти или с реальных политических и социальных сил на людей, которые не могут ответить. На них канализируется все это недовольство, тем самым происходит возвышение самих себя. И этот способ очень важен для самоудовлетворения, самоуважения, чтобы можно было сказать: «Мы не такие, как они». В этом смысле, разжигая в очередной раз ненависть к приезжим, власть предлагает не критиковать себя, а объединиться против «иноземцев», поскольку «басурмане» решили русскую землю-матушку занять», иронизирует Амина Шабанова.

Правда, допуская общий подъем ксенофобии в этом году, социологи все же считают, что число людей, открыто проявляющих нетерпимость, будет не столь большим, как в том же 13-м году, который пока является эталоном ненависти. Истинно ксенофобных людей в России не больше 10%, считает Гудков. Проблема в том, что еще примерно 30% от всех людей в России — колеблющаяся с общим трендом масса. Все усилия пропаганды направлены именно на нее как на ядерный электорат. «И потом, ксенофобия имеет накопительный эффект, — добавляет правозащитница Валентина Чупик. — В 2010 году люди относились к мигрантам как к добродушным, но неумным работникам, а основная ненависть была направлена на уроженцев Кавказа. С массовым стереотипом тогда начали активно работать, и в 13-м году к мигрантам уже была выработана страшная ненависть. Вот мы сейчас в новом 2010 году. Полагаю, что новая запретительная политика будет полностью отработана к выборной кампании 2024 года — по крайней мере, по срокам очень подходит».

Это всего лишь предположение, не лишенное изрядной доли алармизма, однако если представить себе, что так и будет, российской власти придется полностью избавиться от дуализма в своей риторике, ведь в один микрофон она говорит, что мигранты стране не нужны, а в другой — что без них никуда не деться (часто это говорят представители одной и той же партии). Более того, парадоксальным образом Россия планирует организовать чартерные рейсы на поездах для перевозки трудовых мигрантов — в первую очередь из Узбекистана. Правда, поборники «русскости» могут себя утешать, что это будут специально отобранные Комиссиями из двух стран покорные и послушные мигранты по оргнабору. Любить таких не нужно, но их хотя бы можно терпеть — до очередной пропагандистской истерики.

P.S.

Этим материалом «Новая» хотела бы пригласить представителей структур, отвечающих за работу с мигрантами в России, к дискуссии о новом планируемом законе. Мы готовы выслушать все мнения и доводы по этой резонансной теме.

Авторы Вячеслав Половинко, Наталья Глухова

https://novayagazeta.ru/articles/2021/09/08/mne-by-slavian

***

Приложение. Это просто виза какая-то!

Жириновский, Миронов, Шевченко и другие политики, идущие в Госдуму, отвечают, что России делать с мигрантами. Спойлер: для приезжих все будет плохо.

Инциденты, связанные с мигрантами в России, — отличное подспорье для кандидатов от партий, которые планируют попасть в новый созыв Госдумы. Никаких моральных или административных барьеров для рассуждений на эту тему у политиков в России нет. «Новая» попросила представителей всех партий, представленных в избирательном бюллетене, ответить на вопрос, как решить проблему мигрантов в стране. Ответы кажутся редакции крайне показательными и много говорящими о том, как политики на самом деле представляют себе запросы общества. Публикуем ответы без комментариев, но с незначительными сокращениями без потери смысла в том порядке, в котором партии представлены в бюллетене.

КПРФ, Александр Ющенко, депутат Государственной думы VI и VII созывов:

— Миграционная политика у нас направлена на то, чтобы использовать рабский труд мигрантов. Нет никаких социальных гарантий, никаких выплат — ничего. Они абсолютно бесправны. В диком капитализме выживает сильнейший, и именно поэтому они собираются в стаи, делят рынки, делят сферы влияния. Именно поэтому происходят массовые драки. МВД и в целом государство должны регулировать, какое количество мигрантов приезжает, какие социальные права они получают. Не толкайте мигрантов на противоправные действия своими же поборами. Если патент, то он должен полностью гарантировать социальные права. Профильное министерство должно регулировать, какое количество мигрантов необходимо не для того, чтобы использовать рабский, абсолютно бесплатный труд на стройках элитного жилья в Москве. Власти должны обеспечивать мигрантов какими-то серьезными социальными гарантиями.

«Зеленые», Александр Старцев, руководитель петербургского отделения партии:

— Миграционную проблему надо решать с позиции государственных интересов. Трудовая миграция должна быть, но нам нужна квалифицированная рабочая сила, которой не хватает в стране. Неграмотные, низкоквалифицированные кадры отягощают, создают лишние проблемы. Нужно смотреть, где, в каких областях и какие специалисты нужны, и заниматься именно отбором, а не говорить «заезжайте, кто хочет». Существует проблема трудовой визы и гражданства. К вопросу гражданства нужно относиться по-особенному: те, кто претендует на него, должны соответствовать российским ценностям. Проблема мигрантов существует в том числе из-за интересов бизнеса, которому надо сэкономить денег и заплатить поменьше, а получить себе побольше. Это не государственный подход.

ЛДПР, Владимир Жириновский, лидер партии:

— Решение простое. Мы не можем отгородиться от Средней Азии или Южного Кавказа стеной или строгим визовым режимом, потому что это приведет к социальному взрыву в этих регионах, которые во многом зависят от России. Но мы можем влиять на то, сколько людей приезжает на работу в Россию. Для этого, прежде всего, мы должны дать на государственном уровне масштабные заказы на сырье из этих стран: хлопок, фрукты, овощи, мясо — все то, что там есть, а у нас этого не хватает. Тогда большая часть жителей южных республик СНГ будет оставаться дома, потому что там появится работа, а мы получим нужную нам продукцию.

При этом в отдельных сферах труда мигрантов можно заменить русскими. Москвичи, может, и не пойдут на работу дворником или укладчиком кирпичей. Хотя зарплаты в этом секторе в столице и других крупных городах достигают 50–60 тысяч рублей. А курьеры и доставщики сейчас получают и по 100 тысяч рублей. Так давайте дадим объявления о трудоустройстве по всей России, поможем переехать в Москву жителям регионов, которых такая работа и зарплата устроят.

Зачем эти деньги платить иностранцам, когда мы можем их отдать нашим гражданам?

Конечно, какая-то часть иностранцев в любом случае продолжит приезжать в Россию на заработки. Но нужно больше привлекать людей с Запада: с Украины, из Белоруссии, Польши, Сербии, Болгарии и других восточноевропейских стран. Давайте звать соотечественников из ближайшего и дальнего зарубежья, они готовы приехать. Но пока никто их даже не пытается приглашать. А ведь это большой резерв — миллионы и миллионы рабочих.

«Новые люди», Данил Махницкий, кандидат в депутаты Государственной думы:

— Очень важно делить проблему миграции на две категории. Первая — миграция легальная (то есть те люди, которые получают патент, которые проходят через миграционные центры). В рамках легальной миграции мы предлагаем введение обязательного залога для трудовых мигрантов при въезде в РФ. В момент, когда они получают патент, они должны вносить залог, который будет покрывать стоимость их депортации до места, откуда они прибыли.

Нужно повышать ответственность работодателей за условия проживания. Потому что многие бытовые проблемы возникают потому, что мигранты находятся в неудовлетворительных условиях, в первую очередь, бытовых, коммунальных, почти все живут в вагончиках. За это должен нести ответственность работодатель, который их оплачивает, который создает спрос на труд привлеченных мигрантов.

Вторая — нелегальная миграция. Те люди, которые находятся на территории РФ, но которые не имеют права на работу, но все равно каким-то образом средства для существования добывают. Очень простое решение — визовый режим со странами Средней Азии и бывшего СНГ, откуда у нас основной трафик. Это общемировая история, абсолютно нормально иметь визы даже с партнерскими для тебя государствами, потому что визовая система сама по себе предполагает не ущемление чьих-то прав. Она предполагает строгий контроль и учет того, кто находится и на какой период находится в твоей в стране.

Мы считаем, что сам факт наличия трудовых мигрантов очень негативно сказывается на нашем отечественном рынке труда. Нашей экономике трудовая миграция из стран Средней Азии стоит порядка 8 млрд долларов каждый год. Что делают мигранты? Занижают стоимость труда. И когда у работодателя есть альтернатива взять мигранта, платить ему 35 тысяч и не платить при этом никаких взносов страховых, пенсионных, социальных, вместо того, чтобы взять гражданина РФ, который вместе со взносами будет стоить в два раза дороже, то естественно, что на массовые стройки привлекаются мигранты.

«Единая Россия», Виктор Водолацкий, первый заместитель комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками:

— В первую очередь, нам необходимо продолжить работу по упрощению получения российского гражданства для лиц, которые сегодня находятся за пределами РФ — на территории ближнего зарубежья или дальнего зарубежья, чтобы преодолеть те барьеры, которые сегодня существуют. Тогда огромное количество людей при положительном решении смогут вернуться на свою историческую родину.

Что касается мигрантов, которые сегодня работают на территории РФ, то здесь тоже нужно менять законодательство, чтобы работодатель (будь то аграрный сектор или сектор ЖКХ) нес стопроцентную ответственность за своего трудового мигранта, начиная от страховки, от его рабочего места, от вопросов его перемещения в РФ и обратно на территорию той страны, откуда он прибыл. Это нужно для того, чтобы не было конфликтов, которые сегодня происходят, например, в Подмосковье, когда группировки делят неформально трудовой рынок, что вносит определенный дискомфорт в гражданское общество.

Нужно менять законодательство, ужесточая вопросы ответственности лиц, которые отвечают за это направление. Работодатель будет понимать, что он должен вести и профилактическую работу, и надзорную работу — не по факту свершившегося преступления, а с целью профилактики. Также должна быть увеличена миграционная служба для того, чтобы на территориях, где компактно сегодня находятся трудовые мигранты, создавать подразделения, которые будут выявлять нежелательные элементы, выдворять и решать вопросы безопасности в том числе граждан РФ.

«Справедливая Россия — За правду», Сергей Миронов, лидер партии:

— Нужно повышать заплаты, повышать МРОТ и вводить почасовую оплату труда. Когда будет адекватная оплата труда, работодателю станет невыгодно нанимать гастарбайтеров. Сегодня этот механизм действует в обратную сторону: именно копеечные зарплаты мигрантов давят на отечественный рынок труда, сдерживают зарплаты на низком уровне, потому что существует дешевая альтернатива. Сейчас участились конфликты между мигрантами. Само по себе это безобразие нужно жестко и четко пресекать, а хулиганов вышвыривать из страны. Но сейчас посмотрим на экономическую подоплеку. Если приезжие конфликтуют, значит, чего-то не поделили, Но что им делить, если, как нас убеждают, их труд сейчас настолько востребован, а они готовы взяться за любую грязную работу, которой брезгуют «зажравшиеся» россияне. Выходит, не готовы, а делят какие-то лакомые куски, причем явно нелегального толка.

Да, вчера мигрант приехал ишачить за гроши на той же стройке и был доволен своей судьбой, но не сегодня, так завтра он сообразит, что можно получать куда больше, работая на дельцов теневого рынка или откровенных мафиози. Криминализация мигрантов неизбежна, не потому что к нам едут «плохие люди», а в силу реальных социально-экономических условий. Собственно, именно на этой почве в самых разных странах в свое время выросла этническая преступность, и мы пока идем по этому порочному пути. При этом я против любых форм дискриминации мигрантов, но я против того, чтобы создавать для них режим наибольшего благоприятствования.

Другой острейший вопрос — безвизовый режим со странами Средней Азии. Кому он нужен? Россияне в те края почти не ездят, это улица с односторонним движением. При этом визовый режим есть даже между некоторыми государствами этого региона, а у нас ворота нараспашку! Введение визового режима для стран Средней Азии — самый верный необходимый шаг.

«Яблоко», Александр Гнездилов, член Федерального политкомитета партии:

— Проблема не в людях, а в качестве работы государства. Справедливое распределение налогов между центром и регионами уменьшит миграционное давление на крупные города и их перенаселенность. Противодействие коррупции будет мешать и теневым схемам в трудоустройстве. Повышение минимальной зарплаты и снижение налогов помогут бизнесу поднимать зарплаты, чтобы рабочие места стали более привлекательными для местных жителей. Единое — не на словах, а на деле — правовое, образовательное и культурное пространство, утверждение светского характера государства будут способствовать интеграции и мигрантов тоже.

«Партия Роста», Дмитрий Пурим, глава московского отделения партии:

— Проблема больше в том, что российские граждане предпочитают вообще не работать, чем работать в сложных условиях — на тяжелой работе и/или в удаленных от столицы регионах. Есть проблема коррупционной составляющей при решении миграционных вопросов. Нужно предоставить официальную регистрацию. Задумаемся — можно ли ее получить приезжему без того, чтобы не пойти на компромисс с законом? Нет, конечно. Вряд ли безработный мигрант имеет средства купить недвижимость или снять квартиру надолго с возможностью регистрации. Поэтому 99% мигрантов действуют через аналоги HR-агентств — так называемые «баи» оформят и регистрацию, и разрешение на работу на хорошем русском языке. И приведут на место работы. За вознаграждение, конечно. Часть которого в конечном счете пойдет на «решение трудностей» не без коррупционной составляющей.

Если на своем рабочем месте мигранта обманули и не выплатили зарплату, или не заключили договор ГПХ — ему кроме бая жаловаться некому. Так они становятся правовыми нигилистами. И уважение к официальным процедурам исчезает мгновенно. Для начала хорошо бы легализовать или создать альтернативу этим «байским HR-агентствам». Например, создание бесплатных центров правовой помощи мигрантам. Они оплатят эту услугу — будут платить налоги. Для мигрантов, например НДФЛ — 30%, а не 13%, как для граждан РФ.

Российская партия свободы и справедливости, Максим Шевченко, лидер партии:

— Эта проблема создана искусственно российским капитализмом с целью создания дешевой, эксплуатируемой безнаказанно рабочей силы. Если нанять на работу россиян, граждан России, надо платить с нашей зарплаты налоги, пенсионные и социальные отчисления. А мигранты из Средней Азии абсолютно без прав. Но толпы мигрантов в том виде, в каком они существуют, не нужны. Они нужны только правящему капитализму, офшорному, как правило, который просто зарабатывает деньги, сокращает свои расходы, привлекая дешевую юридически неоформленную рабочую силу.

Нужен пакет трудового мигранта, состоящий из трудовой визы, которая выдается в стране выезда человека при предъявлении оформленного контракта, юридически зарегистрированного у российского государства, полиса медицинского страхования, специального ОМС для иностранца, прописки, за которую отвечает работодатель, билета туда-обратно с понятной датой, и после этого выдается трудовая виза. Пять пунктов — и приезжай, работай.

Если нам так необходимы иностранные рабочие руки, пусть платят местные налоги местному самоуправлению в местный бюджет — нагрузка на иностранцев. Это единственно правильная концепция по защите нации. Не мигранты виноваты. Те, кто разжигает ненависть к ним, это фашисты. Мы против этого. Мы считаем, что гетто создавать недопустимо совершенно. Это преступление против нашей страны. Надо легализовать рынок этого труда, тогда он сократится сам по себе, потому что издержки предпринимателя должны быть выше по найму киргиза, например, чем если нанять россиянина. А сейчас происходит наоборот.

«Коммунисты России», Сергей Малинкович, член партии:

— Нам нужна высококвалифицированная рабочая сила. Большим трудом мы добились того, чтобы у них были экзамены русского языка, чтобы их проверяли на болезни, но это, к сожалению, все формально, так как там везде процветают взятки. На деле мы видим, что едут люди зачастую малокультурные, не желающие ассимилироваться. Это теперь другие государства, русский язык там не преподается, общности такой, как советский народ, теперь нет. Они приезжают, пандемия обрушивает этот рынок труда, назад им не вернуться, либо они не хотят сами, потому что у них там хуже, чем у нас. В итоге наши граждане высококвалифицированные теряют работу, не могут претендовать на достойную оплату за этот труд, потому что работу отбирают мигранты, которые готовы на все.

Мы выступаем за то, чтобы в принципе мигрантов в таком количестве не было. Эти все профессии должны быть, в первую очередь, для наших граждан и, естественно, на другой основе оплаты труда. Миграция — основа для преступности, к сожалению, есть факты наличия этнических преступных группировок. Вместе с тем, мы не рассматриваем этих людей как людей второго сорта. Для нас это тоже граждане бывшего СССР, трудящиеся. Мы среди них ведем работу, объясняем, что им надо возвращаться в свои страны и не здесь терпеть унижение и отбивать работу у российских рабочих. Возвращаться в свои страны, там организовывать движения за социализм, за советскую власть против капитализма, брать там власть и устанавливать братские отношения с РФ, которая тоже здесь должна быть социалистической. Будем вместе с ними строить Советский Союз. Естественно, они должны достойно жить у себя на родине. И мы будем им как старший брат помогать, как это было в СССР.

«Гражданская Платформа», Рифат Шайхутдинов, лидер партии:

— Вопросы миграции отрегулированы нормально, вопросы с трудовой миграцией и вопросы получения гражданства нашими соотечественниками из бывшего СССР решены. Россия имеет многовековой опыт совместного проживания людей разных религий и разных национальностей, и этот опыт успешно реализуется и в сегодняшней миграционной политике.

«Зеленая альтернатива», пресс-служба:

— От комментариев мы отказываемся, поскольку это не совсем наша тема. По экологии мы, наверное, что-нибудь бы сказали.

Партия «Родина», пресс-служба:

— Миграционная политика должна быть поставлена на службу национальным интересам, национальной экономике. Сейчас же она обслуживает интересы олигархов и коррумпированных чиновников, а также этнокриминальных структур. Необходимо остановить завоз в страну иностранной рабочей силы, убрать гастарбайтеров из городов. Иностранцы должны работать только на специальных масштабных объектах в труднодоступных регионах — на Севере, в Сибири.

На крупных федеральных стройках, там, где действительно не хватает рабочих рук, надо организовать интернациональные трудовые лагеря. Пусть трудовые мигранты будут жить в нормальных условиях, иметь медицинское обслуживание и под постоянным контролем. А в городах и поселках полно наших безработных граждан, их надо обеспечить работой. Также нужно принять «двухконтурный» Уголовный кодекс РФ. Наказание для преступников-иностранцев должно быть показательно жестче, чем для граждан РФ. Таким образом мы покажем, кто в доме хозяин, а также отобьем охоту приезжать в Россию у тех, кто не уважает ни нас, ни наши законы.

Партия пенсионеров, Владимир Ворожцов, заместитель председателя центрального совета:

— Проблема миграции в нынешних условиях должна решаться только путем серьезной переработки и совершенствования российского миграционного законодательства, с учетом всего комплекса экономических, политических интересов нашего государства и вопросов безопасности, а также жесткого контроля за его исполнением. Только продуманная миграционная политика и эффективность правоприменительной практики позволят снять возможные межэтнические проблемы и противоречия, создав необходимые, неконфликтные условия для устойчивого баланса на рынке труда и дальнейшего экономического развития страны.

Автор Наталья Глухова, корреспондент

https://novayagazeta.ru/articles/2021/09/08/eto-prosto-viza-kakaia-to


Об авторе
[-]

Автор: Вячеслав Половинко, Наталья Глухова

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.09.2021. Просмотров: 27

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta