Предварительные итоги выборов в Европарламент

Содержание
[-]

Европарламент движется вправо

Выборы в Европарламент прошли с 23 по 26 мая 2019 года. Для Европы это событие имеет большое значение, так как определятся, станут четче выражены основные политические и экономические тренды.

Основная политическая интрига заключается в том, сколько мест потеряют христианские демократы Европейской народной партии и сколько мест возьмут правые популисты с антиевропейской направленностью. По оценкам экспертов-политологов, евроскептики могут взять от 33 до 49 процентов мест в Европарламенте. Если это случится, то правые популисты получат возможность серьезно влиять на следующие процессы: выборы 4−6 вице-президентов Европейского парламента; выборы комиссаров Еврокомиссии; могут заблокировать механизм работы 7 параграфа Соглашения о ЕС, где предусмотрена приостановка некоторых прав члена ЕС (последний раз механизм был задействован в сентябре 2018 года в отношении венгерского правительства Виктора Орбана, что, кстати, и раскололо блок христианских демократов ЕНП). В общем, с 33% голосов правые популисты могут заблокировать весь законодательный процесс в Европарламенте. Поэтому политические ставки на майских выборах очень велики.

Евроскептики выбились в лидеры голосования во Франции, Италии и Великобритании

В странах ЕС подводят предварительные итоги завершившегося 26 мая 2019 года трехдневного голосования в крупнейший законодательный орган Евросоюза — Европейский парламент. Впервые за два десятилетия явка на выборы превысила 50%. Подсчет голосов еще не завершен, но уже очевидно, что многие избиратели вышли к урнам для голосования, чтобы поддержать радикалов и популистов, прежде всего во Франции, Италии и Великобритании.

«Эмманюэль Макрон получил пощечину от французов»

Подсчет голосов, который в эти часы еще не до конца завершен, ведется в каждой стране по отдельности — и европейские СМИ пестрят новостями о том, как итоги наднационального плебисцита соотносятся с политическим ландшафтом страны. Одно из государств, к которой было приковано особое внимание,— Франция. Президенту Эммануэлю Макрону пришлось пережить полгода протестов «желтых жилетов» и теперь главной интригой был результат партии Марин Ле Пен. В 2014 году ее «Национальный фронт» получил более 25% голосов, теперь, после ребрендинга, «Национальное объединение» (RN) рассчитывало повторить тот триумф.

Победа RN была предсказана опросами, хотя правящая партия «Вперед, Республика» (LREM) до этого два года неуклонно побеждавшая на выборах: президентских, парламентских, региональных,— надеялась отставание нагнать.

Это не получилось, и с результатом 23,31% против 22,41% депутаты RN обошли депутатов LREM. Неожиданностью стало третье место зеленых, бывших аутсайдерами опросов. Они собрали почти 14%, и главный представитель партии на выборах Янник Жадо не мог скрыть радости, сказав, что успех стал «частью европейской зеленой волны».

Напротив, партии, долгие годы традиционно пользовавшиеся популярностью у французов: правоцентристы — «Республиканцы», левые из «Непокоренной Франции» (LFI) Жан-Люка Меланшона — и левоцентристы из Социалистической партии, набрали менее 10%. При этом результат собственной партии в 8,5% глава «Республиканцев» Лоран Вокье поставил в вину президенту Макрону, который, по его мнению, опять сосредоточился на поединке с крайне правым, выдвинув программу «против», вместо того, чтобы разделить со всеми центристами программу «за». Немногим более 6% набрали левые и социалисты. «Результат разочаровывающий, не на уровне наших ожиданий и еще менее — наших усилий»,— признал Жан-Люк Меланшон.

Накануне выборов президент Макрон призвал французов не манкировать выборами. Кажется, его услышали. Число голосовавших достигло почти 52%, что значительно больше 42%, достигнутых на предыдущих европейских выборах в 2014 году. «Эмманюэль Макрон получил пощечину от французов,— заявил пресс-секретарь «Национального объединения» Себастьен Шеню. Но он явно выдает желаемое за действительное. Победа RN неоспорима, но и проигрыш макронистов не кажется разгромом. Едва ли президент Франции сочтет разницу в 0,9% поводом для смены правительства или, как призвала его торжествующая Марин Ле Пен, для роспуска Национального собрания. Не стоит ждать и революции во вновь избранном европейском парламенте: в общем счете Франция отправит туда больше проевропейски настроенных депутатов, чем «евроскептиков».

«Я поздравляю нас всех»

На общеевропейском уровне предварительный расклад выглядит так. Европейская народная партия (EPP), представляющая в Европарламенте интересы сил правого центра, получит 179 вместо 213 мест. Группа социал-демократов (S&D) — 150 вместо 190.

Альянс либералов и демократов, а также представители блока зеленых партий рванули вперед: 107 и 70 мандатов вместо 64 и 53 мест соответственно.

Популисты и евроскептики из крайне правой «Европы наций и свобод» и правоконсервативной «Европы свободы и прямой демократии» в общей сложности получили 114 мест, улучшив свои результаты на 36 мандатов.

«Европейские консерваторы и реформаторов» — 58 вместо 46 мест.

Напомним, количество депутатов в европарламенте — всего их 751 — для каждой страны пропорционально ее населению. При этом небольшие государства делегируют не меньше шести депутатов (как Мальта и Кипр), а крупные — не больше 96. Последнее ограничение было фактически введено против самой населенной страны ЕС, Германии, и так опережающей другие государства. Иначе на прошлых выборах число ее парламентариев составило бы 99. Это распределение голосов мог бы сбить выход Великобритании из ЕС, но договориться о нем Лондон и Брюссель пока так и не смогли.

В итоге с Европарламентом произошло то, что ранее случилось с национальными собраниями ведущих европейских стран: он перестал был двухпартийным.

Тяжеловесы из правого и левого центра (EPP и S&D) теперь будут, вероятно, вынуждены договориться о коалиции с Альянсом либералов и демократов, а главное — мириться более или менее радикальными, но в основном крайне правыми депутатами. Помимо Франции, евроскептики и крайне правые выбились вперед в Италии («Лига» вице-премьера Маттео Сальвини получила треть голосов), Бельгии (националистический «Новый фламандский альянс» взял 13,5%), Великобритании («Партия "Брексита"» собрала 31,6%). При этом явка на выборы благодаря усилиям политиков различных лагерей скакнула впервые за многие годы.

До сих пор явка неуклонно уменьшалась, пробив рубеж в 50% в 1999 году и снизившись до 43% к прошлым выборам 2014 года. Теперь же к урнам для голосования вновь вышли 50,5% избирателей.

«Я поздравляю нас всех. Мы не видели такого результата в течение десятилетий»,— сказала кандидат на пост главы Еврокомиссии Маргрете Вестагер. Впрочем, ее оптимизм может быть связан не столько с по-прежнему невысокой явкой, сколько с предстоящим распределением руководящих постов в Евросоюзе, где госпожа Вестагер надеется занять не последнее место.

Авторы: Галина Дудина; Алексей Тарханов, Париж

https://www.kommersant.ru/doc/3982350

***

Комментарий: Состав парламента ЕС изменился, содержание его работы — нет

Результаты выборов в Европарламент, которые завершились 26 мая, продемонстрировали три тенденции, которые, на первый взгляд, противоречат друг другу. С одной стороны, заметно увеличат свое присутствие в новом составе парламента национал-консервативные силы. С другой стороны, вырастет и представительство другой оппозиции — либералов и особенно «зеленых». Но, несмотря на такие успехи формальной и реальной оппозиции и несмотря на то, что две ныне правящие партии потеряли и часть голосов, и совокупное большинство, в работе Европарламента мало что изменится.

Набюдатели отмечают в первую очередь сравнительно высокую явку: в выборах приняли участие чуть более 50% избирателей, то есть чуть более 200 миллионов человек. Для выборов в Евросоюзе это самый высокий показатель за последние 20 лет: в большинстве стран местные выборы пользуются куда большим вниманием, не в последнюю очередь потому, что у Европарламента не так много реальных полномочий — он не может даже вносить законы на собственное рассмотрение. В этом смысле выборы в Европарламент — это всего лишь очень большой опрос граждан по вопросу о том, как жить дальше. Вместе с тем депутаты принимают участие в формировании Еврокомиссии, которая, наравне с советом глав государств, и является реальной властью в ЕС.

В последние пять лет в парламенте Евросоюза действовала коалиция «народников» и «социалистов». Воззрения этих альянсов мало чем отличаются друг от друга и имеют еще меньше отношения к словам в собственных названиях. Фактически парламентом ЕС руководили две силы с одинаковыми мнениями по основным вопросам: власти Евросоюза должны иметь больше прав, чем власти государств, в отношении экономики общая программа — жесткая экономия. И те, и другие представляют интересы крупного бизнеса и транснациональных корпораций. И после выборов ничего не изменится. Потеря Ангелой Меркель 7% голосов и отставание Эммануэля Макрона от Марин Ле Пен имеют скорее символическое значение. Уже анонсировано, что для получения большинства в коалицию в Европарламенте будут приглашены либералы и «зеленые». Ни те, ни другие также не имеют радикальных отличий от нынешней власти в отношении экономической и социальной политики.

Особенно интересен успех «зеленых», которые добились очень высоких результатов в Германии, Франции и ряде других стран. Может показаться странным, что в условиях экономических и социальных сложностей, самыми наглядными из которых являются безработица и проблемы с миграцией, так много граждан ставят во главу угла экологию в широком смысле этого слова. Оппоненты действующих властей ЕС полагают, что столь активное внимание к экологии объясняется именно желанием бюрократов переключить акценты с сегодняшних проблем на вечные ценности.

Но одновременно с этим справедливо и то, что партии — сторонницы другой экономической и социальной политики, правые, консерваторы, сторонники национальных суверенитетов и традиционных ценностей, — также добились заметных успехов. Достаточно сказать, что они одержали победы в трех крупнейших странах ЕС из четырех: Марин Ле Пен во Франции, Найджел Фарадж в Великобритании, Маттео Сальвини в Италии. Исключением стала только Германия.

Сочетание таких тенденций может означать, что граждане ЕС в целом согласны, что необходимы перемены. Но методику проведения этих перемен они видят по-разному. Некоторые согласны слушать прежнюю риторику о необходимости хранить «общий европейский дом» и ценности либеральной экономики. К этой риторике должны добавиться лишь некоторые новые акценты. Другие — в Великобритании, Франции, Италии, Польше, Венгрии и т. д. — предпочитают усиление национального компонента, ставку на традиционные христианские ценности, усиление роли государства.

Другими словами, у граждан Евросоюза есть консенсус по вопросу о том, можно ли продолжать в том же духе: нельзя. Новой задачей для Сальвини, Ле Пен, Орбана, Фараджа (до выхода Великобритании из ЕС) — для всех тех политиков, вокруг которых Ле Пен пообещала создать «супергруппу сторонников национальных суверенитетов» — будет доказать гражданам свою точку зрения, в соответствие с которой символически-косметическими переменами тут не обойтись.

Автор: Сергей Гуркин

https://regnum.ru/news/polit/2635628.html

***

Выборы в Европарламент: беда пришла, откуда не ждали

Пока правые с левыми толкались в клинче за власть, ее забирают зеленые, чтобы построить в Европе ислам.

Выборы в Европарламент состоялись. Они отметились рекордно высокой явкой избирателей. Высказать свои предпочтения на участки пришел 51% из 512 млн общего населения ЕС. Однако итоги волеизъявления оказались не просто неожиданными, а практически роковыми. Европейский союз в действительности двигается совсем не туда, как это принято считать в прессе и как оно видится с высоких политических трибун.

Правящая элита Европы продемонстрировала критичность отрыва от объективной реальности и уход в виртуальный мир розовых пони. А пока она витает в мечтаниях, в общественном пространстве возникла и консолидировалась новая элита, внешне выступающая якобы за сохранение окружающей среды, но фактически преследующая откровенно политические цели, уже довольно далекие от экологии.

На протяжении последних двух лет было принято считать, что 23−26 мая 2019 года станет моментом истины в эпохальной битве официальных базовых политических группировок. Коих насчитывалось три. Левый фланг занимали еврооптимисты, выступающие за продолжение всех процессов интеграции в их изначальном виде, какой сложился еще полтора десятка лет назад.

На правом сосредоточились всех мастей и видов евроскептики, считающие для своих стран лучшим благом выход из состава Евросоюза с отказом от всех прочих его элементов, включая общую валюту. Где-то между ними находились центристы, чаще всего ассоциировавшиеся с Ангелой Меркель и ее беззубой политикой «чтобы никого не обидеть», за которую постоянно всё сильнее огребали с обеих сторон.

Накопившиеся интеграционные проблемы создавали ощущение большого шанса для правых сил Европы взять, наконец, большинство в Европарламенте и тем самым кардинально сменить политический курс всего Евросоюза. Так вот этот прогноз не оправдался. Реальность оказалась совершенно иной. Местами похожей на ожидания, но полностью другой по смыслу.

Если ее оценивать в традиционных мерках, картина выглядит следующим образом. Левые, в лице всяческих социал-демократов, проиграли. Из имевшегося 191 голоса в нынешнем Европарламенте у них осталось только 147 (это минус 24%). Важно понимать, что их ядро формирует Социал-демократическая партия Германии, входившая в коалицию с Меркель в течение всех ее четырех сроков. Еще хуже оказался результат у коалиции Европейские объединенные левые, состоящей из прочих левых и левацких партий и движений, пытавшихся бороться отдельно от «германского доминирования». Они потеряли 27% мест, взяв только 38 кресел.

И уж совсем полным фиаско выглядит итог Европейской народной партии (177 мест вместо былых 218), представляющей собой тот самый центристский блок, сформированный в Европе вокруг «партии Ангелы Меркель». Ее нынешний лидер Манфред Вебер вполне серьезно намеревался подхватить у канцлера Германии выпавшее знамя и усесться в кресло главы Еврокомиссии, что открывало обширные перспективы по реализации проекта «Европы двух скоростей». Как ему теперь реализовать желаемое после столь масштабного провала, будет интересно посмотреть.

С учетом сказанного может сложиться впечатление, что левые с центристами заигрались в абстрактные неопределенности и беззубые красивости в стиле «а давайте никто не будет кричать и драться», тем самым предопределив победу правых. И они ведь действительно добились впечатляющего успеха. Например, «Альтернатива для Германии» (АдГ) набрала аж 11 мест, что в 11 раз больше ее прошлого результата. Национальное объединение Марин Ле Пен — 22 кресла, что составляет 29,7% из всей французской квоты в Европараламенте. С учетом прочих, евроскептики, включая националистов, в сумме стали пятыми по численности, что, безусловно, много. В прошлом составе они в сумме имели лишь порядка 8%.

Но дьявол, как водится, кроется в деталях. Даже взятые вместе, евроскептики составляют лишь хорошо заметную, но совершенно не доминирующую и даже не блокирующую долю голосов. К тому же они выступают не единым фронтом, а тремя отдельными политическими блоками: националисты; Свобода и прямая демократия; европейские консерваторы и реформисты. То есть даже внутри собственной повестки евроскептики существенно расходятся во взглядах, подходах и даже готовности ради персонального политического профита договариваться хоть с противниками. Понятное дело — лишь тактически, тут же меняя позицию при малейшей смене ветра.

Из чего получается, что победа у евроскептиков вышла практически пирровой. По сути, они остались в традиционном политическом понятийном пространстве, где много говорильни, но мало реального результата. А главное, все вокруг пламенные борцы, но мир вокруг продолжает разваливаться. И гражданам такое положение откровенно надоедает. Им не интересно разбираться в сложностях. Им не хочется копаться в запутанностях. Они желают конкретных улучшений, понятных целей и четкости действий по их достижению. Пусть даже неправильных, зато простых и ясных.

Именно потому, в конечном счете, нынешние выборы в Европарламент выиграли зеленые. Их фракция набрала 69 голосов, что в процентном отношении, может, и не столь блестяще, как у АдГ, зато уж больше чем у любого правого блока по отдельности.

Традиционные «системные» комментаторы сводят результат к победе зеленых и перспективам роста их влияния потому, что народ устал от бесполезной игры словами традиционных политических движений. Представители которых всё очевиднее живут в каком-то своем искусственном фентезийном мире розовых пони и радужных единорогов, тогда как простые люди сталкиваются с ростом миграционной преступности, падением уровня жизни, ростом цен и снижением эффективности социальных механизмов государства.

На этом фоне зеленые, действительно, становятся реальной альтернативой. Причем не только в как бы простых вопросах защиты окружающей среды, но и благодаря выдвижению прямых политических требований. А что чаще всего они носят либеральный, даже радикально либеральный, характер, настаивают на расширении миграции и требуют много всего прочего, прямо разрушающего традиционную европейскую культуру, так это воспринимается электоратом даже как определенное достоинство. Не задумываясь, что на выходе маячит Мечеть Парижской богоматери.

Впрочем, на самом деле процессы в Европе происходят очень сложные. Их суть лучше всего отразило издание ZEIT ONLINE, выложившее на своем сайте весьма показательную интерактивную карту итогового политического ландшафта ЕС. Особенно наглядную благодаря использованию цветовой идентификации.

По ней хорошо видно, что идея какого-либо добровольного объединения всех европейцев в любого рода общий политико-экономический союз с перспективой мирного эволюционного возникновения унитарного государства провалилась. Бабушкино лоскутное одеяло выглядит куда менее пестрым, чем политическая карта Европы.

Кстати, причины Brexit становятся видны тоже. Между прочим, партия сторонников выхода Британии из ЕС стала третьей по числу мест, а значит, при любом дальнейшем раскладе Остров из Европы уйдет. Просто потому, что по взглядам он от нее отличается кардинально. Абсолютное большинство граждан Королевства придерживаются резко консервативных взглядов, тогда как французы радикально либеральны, немцы застряли в центризме, а поляки жестко окопались на правых позициях.

Также бросается в глаза сильный левый градиент на юге и юго-востоке. Чем беднее страны, тем популярнее там социалистские и даже леворадикальные идеи. Богатая Европа нам должна — массово считают жители бедной половины Румынии, четверти Болгарии и значительной части Испании с Португалией. А греки так вообще двумя руками за «отобрать и поделить». Потому что их самих западноевропейские лидеры точно так же «отобрали и поделили».

Парадоксом происходящего является массовое погружение континента в элементарный популизм. Это лишь внешне его левый вид чем-то принципиально отличается от правого или зеленого. В действительности механизм процесса во всех случаях одинаков. Народные массы оказываются неспособны оперировать и воспринимать все сложности современного большого мира. Они хотят максимального упрощения картины до уровня примитивных комиксов. Пусть даже с утратой изрядной доли здравого смысла и даже адекватности.

В результате получается масса, не обладающая сколько-нибудь значительной статичностью взглядов и позиций. Хороший тому пример партия Фидес — Венгерский гражданский союз (до того — Альянс молодых демократов, еще до того — Венгерская гражданская партия), запутанности политической платформы которой позавидует даже пресловутый гордиев узел. Они одновременно против коммунизма, но за социальную справедливость, против европейской централизации, но за единую общую Европу, против уравниловки, но за немецкую финансовую дисциплину, и, конечно же, за расширение евродотаций для Венгрии и усиление НАТО.

И всё это дело крайне восприимчиво к медийному манипулированию через СМИ. В том числе с почти полярной сменой направления политической линии. То есть сегодня они могут быть категорически против того, за что столь же яростно «топили» буквально вчера. И такие они в Европе далеко не одни. Та же итальянская Лига Севера начала с жесткого сепаратизма территории Северной Италии, а спустя всего два года она уже пробилась в авангард правого популистского движения Европы и теперь не считает обязательным выход Италии из ЕС.

В результате получается настоящая каша, в принципе не позволяющая формировать сколько-нибудь внятную, стабильную, постоянную, а главное — последовательную европейскую внешнюю и внутреннюю политику. Правящая элита такое положение вещей считает не просто нормальным, а даже позитивным достижением, обеспечивающим демократическую свободу самых разных взглядов. И плевать, что на выходе происходит фактическая атомизация пространства, населенного полумиллиардом человек.

А растет в этой каше лом. Самый настоящий. Именно такой, каким сей инструмент обычно принято представлять. Его используют многочисленные «партии зеленых» для сования в глобальный экономический механизм якобы ради спасения экологии при полном игнорировании любых других фактов и зависимостей. АЭС — плохо, закрыть! Поля плохо — не пахать. Пластик — плохо, запретить. Крупное животноводство — плохо, перейти на искусственное мясо, а то и вообще отказаться от животного белка. И так далее, и тому подобное.

Так как экологическая борьба, как правило, не требует наличия образования и чаще всего основывается исключительно на субъективных эмоциях, то она быстро становится обыкновенной модой. Тем более популярной, что создает ощущение получения значимой жизненной цели для людей, в традиционный мир уже вписывающихся плохо.

А где мода, там всегда кучкуются самые разные фрики и концентрируются самые радикальные взгляды. В том числе от экологии уже далекие. Практика показывает, что зеленые совершенно одинаково яростно борются как за что-то экологическое, так и за права мигрантов и религиозную свободу. Более того, они чаще всего оказываются на стороне других конфессий, выступающих за ограничение местных традиционных норм и правил.

В Швейцарии как-то местная исламская община попыталась было потребовать от правительства страны убрать с национального флага белый крест, якобы их сильно ранящий как напоминание об ужасах крестовых походов. Так вот местные зеленые в спорном вопросе поддерживали не традиционные ценности, а позицию исламской общины.

Словом, нынешние выборы в Европарламент показали, что социальный механизм взаимодействия общества и государства через политику явно сломался. Нет, сами термины и им приписываемые смыслы еще существуют, но их базовые смыслы уже деградировали. Половина участвовавших в голосовании партий имеют чуть больше трех лет собственной истории. Они, как пузырьки в шампанском, возникают, чтобы тут же лопнуть и возникнуть уже в другом виде. Одни и те же люди меняют взгляды, позиции, обещания буквально как перчатки.

И это плохо, так как на сиюминутных договоренностях мелкие деревушки жить могут, а пространство из 28 стран, населенное свыше чем пятистами миллионами человек, со сложнейшими технологическими и производственными цепочками — уже нет.

Известная нам Европа — закончилась. И даже вариант «двух скоростей» становится утопичным. А перспектива смены Традиции вообще несет угрозу, так как еще никогда в Истории подобные процессы не проходили мирно. Зато попытки сходить большой войной на ближайших соседей наблюдались всегда. А ближайшие соседи — это как раз мы…

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/polit/2637185.html

***

Приложение. О политике Европейского центробанка

Для финансового сообщества самый главный вопрос — кто станет председателем Еврокомиссии на ближайшие пять лет и кого назначат председателем Европейского центробанка на 8 лет.

Пожалуй, от того, кто станет руководителем ЕЦБ сейчас, в большей степени зависит будущая макроэкономическая и финансовая стабильность ЕС. Не секрет, что именно благодаря усилиям ЕЦБ в периоды кризиса 2011−2015 годов удалось удержать в едином европейском финансовом пространстве не только Грецию и Италию, но и в целом еврозону. Именно тогда, в 2011 году проявились серьезные противоречия внутри ЕЦБ по подходам к монетарной политике и способам выхода из кризиса. Возник водораздел между теми, кто выступал за «новые» методы регулирования и стабилизации, и теми, кто был против. К «новым» методам относились прежде всего программы долгосрочного кредитования финансовых институтов со стороны Центробанка под, скажем мягко, не совсем качественные активы и, конечно, программы количественного смягчения, которые у консервативной, немецкой части ЕЦБ всегда вызывали сильную аллергию. Противостояние закончилось отставкой в 2011 году с поста руководителя Бундесбанка главного противника «новых» методов Акселя Вебера. После ухода в апреле 2011 года Вебера в июне этого же года руководителем Европейского ЦБ назначили выходца из Goldman Sachs Марио Драги, который до этого возглавлял итальянский ЦБ. С этого момента ЕЦБ вводил в действие «новые» инструменты по нарастающей: TLTRO-1, TLTRO-2, программы кредитования под разные типы активов. С 2015 года запустил программу количественного смягчения QE, которая завершилась совсем недавно, в декабре 2018 года. Всего ЕЦБ купил различного типа активов на 2,6 тлрн евро, а их совокупный баланс сейчас находится на уровне 4,7 трлн евро, что больше, чем у остальных мировых центробанков. Однако уже в первом квартале текущего года у европейских банков снова обнаружились проблемы с ликвидностью, и ЕЦБ, недолго думая, в марте анонсировал запуск новой программы по покупке активов — TLTRO-3, которая стартует в сентябре и закончится в марте 2021 года. Сейчас активного сопротивления сверхмягкой монетарной политике, которую проводит Марио Драги, почти нет. Оппозиционный лагерь возглавляет наследник Вебера на посту главы Бундесбанка Йенс Вайдман, однако голос его совсем не слышен. После стабилизации финансовой обстановки в Европейском союзе Марио Драги стал непререкаемым авторитетом. Однако его полномочия скоро заканчиваются, 31 октября 2019 года. Кто же станет новым главой ЕЦБ и какую политику он будет проводить?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно как раз вернуться к выборам в Европарламент и механизму назначения председателя ЕЦБ. Главу Европейского ЦБ выбирает Европейский совет — высший политический орган Европейского союза, состоящий из глав правительств стран ЕС, председатель совета, а также председатель Еврокомиссии, которого избирает Европарламент. Очевидно, что выборы в Европарламент могут определить дальнейшую расстановку сил в высших европейских органах и в конце концов повлиять на выбор кандидатуры на пост главы ЕЦБ и дальнейшую монетарную политику финансового регулятора Еврозоны. Усиление позиций правых популистов и евроскептиков будет означать лишь одно — монетарная политика Центробанка должна оставаться слабой, стимулирующей. От финансовых властей Европы будут требовать изменения параметров дефицита бюджета (итальянцы уже требуют, повышение планки дефицита — основное требование Маттео Сальвини и его партии Лига Севера), следовательно ЦБ должен будет активно поддерживать локальные рынки облигаций, следовательно, баланс ЕЦБ в 4,7 трлн евро обречен расти или в лучшем случае стоять на месте. Надо сказать, что уже на пост председателя ЕЦБ кандидатуры от консервативной немецкой части вообще не рассматриваются. В драфте:

  1. Франсуа Виллеруа, руководитель Банка Франции
  2. Эрки Ликанен, член совета ЕЦБ
  3. Бенуа Кере, член исполнительного совета ЕЦБ
  4. Олли Рейн, член совета ЕЦБ.

Многие эксперты говорят, что кандидатура Франсуа Виллеруа ангажирована французским президентом. Финансистам больше нравится понятный профессионал Бенуа Кере. А вот Дональд Туск, председатель Европейского совета, неоднократно высказывал недовольство «засильем» французов и немцев в высших органах ЕС и ЕЦБ.

Понятно, что в контексте всех вышеуказанных политических, экономических, психологических векторов в Европейском союзе будущая монетарная политика ЕЦБ может быть только очень мягкой и стимулирующей (единая европейская валюта обречена быть слабой), и таким же мягким и покладистым должен быть новый председатель Европейского центробанка, как снег возле Хельсинки.

Автор: Олег Богданов — ведущий аналитик ИК QBF

https://regnum.ru/news/polit/2629931.html


Об авторе
[-]

Автор: Галина Дудина; Алексей Тарханов,Сергей Гуркин, Александр Запольскис, Олег Богданов

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.06.2019. Просмотров: 24

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta