Представления Путина

Содержание
[-]

Представления Путина

Исторические события и деятели, география и политические концепции: в интеллектуальном, психологическом и политическом пути Владимира Путина можно выделить пять главных моментов.

Владимир Путин... Мало какой государственный деятель вызывает столько вопросов, домыслов или даже отторжения. Данные ему прозвища наглядно об этом свидетельствуют. Хотя у «царя» и «железного лидера» прослеживаются связи в российской истории, параллель с Гитлером, которую провела Хилари Клинтон, скорее является оскорблением, нежели плодом настоящих политических размышлений. Как бы то ни было, именно история и политика (или даже геополитика) должны лежать в основе понимания человека, который вот уже почти 15 лет управляет Россией и неизменно пользуется большой популярностью в народе. Прежде всего, нужно задать два простых вопроса. Кто такой Путин? И как он оказался во главе российского государства?

Гражданин СССР до 40 лет

У многих имя Путина неизменно вызывает ассоциацию с КГБ, словно эта аббревиатура является определяющей личность чертой. На самом же деле многое в его характере объясняет СССР. Он родился в Советском Союзе в 1952 году, рос в этой стране, получил профессиональное образование. СССР был миром первых 40 лет его жизни. Да, смерть Сталина, процесс десталинизации и признание коммунистической лжи повлияли на его советскую жизнь. Однако до 1995 года Владимир Путин ни разу не отметился протестными мыслями и темпераментом. Этот уроженец Ленинграда получил там юридическое образование и по окончанию учебы принял (по-видимому, без особых колебаний) предложенное место в спецслужбах. Там он проявил достаточно рвения, чтобы его отправили работать за границу, в Восточную Германию.

В 1990 году СССР развалился на части, и судьба Владимира Путина резко изменилась. Его вызвали в Ленинград (в скором времени он снова стал Санкт-Петербургом) для работы с Анатолием Собчаком (один из авторов конституции Российской Федерации, первый демократически избранный мэр Санкт-Петербурга в 1991 году, прим.ред.). В этом и заключается одна из тайн жизненного пути и личности Владимира Путина: как ревностный сотрудник КГБ стал правой рукой выдающегося демократа, человека свободного ума, светила в области политической открытости? Путин изменился? Увидел для себя новую дорогу рядом с великим либералом Собчаком? Или же Путин долгие годы скрывал за внешним конформизмом глубокие сомнения насчет системы, которой служил? В любом случае эффективная работа в питерской мэрии дала ему второй, главный шанс: летом 1996 года Борис Ельцин вызвал его в Москву. Разумеется, не без поддержки Собчака. Путин получил должность в президентской администрации и начал быстро подниматься по карьерной лестнице.

Ельцин и Чечня

В июле 1998 года произошло своего рода возвращение в прошлое: он стал директором ФСБ (постсоветский вариант КГБ). Кроме того, его сделали членом Совета безопасности. Это назначение слегка вывело его из равновесия, но наказание продлилось всего год. 9 августа 1999 года Борис Ельцин сделал его премьер-министром. Президент России никогда не скрывал своего стремления привести на вершину государственной власти новых людей. И уже успел поменять не одного премьера. Поэтому хотя Путин и с облегчением воспринял новость о назначении (оно избавило его от работы на полицейской должности), он был убежден, что вряд ли продержится дольше предшественников. Тем не менее, все сложилось, как нельзя лучше: Государственная Дума утвердила его без особых колебаний, несмотря на отвратительные отношения с Ельциным. Головокружительный взлет! В августе 1999 года Путин был еще незнакомцем для россиян. Его счастливой возможностью, тем самым шансом, который вознес его на самый верх, стало так до конца и не угасшее восстание в Чечне. Первая война 1994-1996 годов оказалась чрезвычайно непопулярной. Слишком далекая, слишком непонятная, слишком много погибших молодых ребят. Но летом 1999 года все изменилось. Восстание перекинулось на Дагестан, а в сентябре в России произошли теракты. Напуганное российское общество стало по-новому смотреть на чеченцев: для него это были уже не националисты и сепаратисты, а бандиты. Люди искренне аплодировали Путину, который заявил, что сломает хребет терроризму. Тем самым он обрел новый статус и популярность в народе. Он стал защитником россиян от террористической угрозы, воплощением сильного государства, которое не стесняется дать жесткий ответ терроризму. Армия, на чью долю с 1992 года выпадали одни лишь унижения, тоже встала за ним. Такая отразившаяся во всех опросах смена образа быстро принесла свои плоды. 31 декабря 1999 года Борис Ельцин сделал невиданный для России зрелищный и символический шаг: в присутствии патриарха Алексия II он заявил, что уходит с должности и передает власть Владимиру Путину, который становится его законным наследником до президентских выборов. Добровольный отказ от власти, ее мирная передача и подтверждение на всеобщем голосовании — это стало новым событием для России, которое Путин был просто обязан довести до благополучного конца.

Такой головокружительный взлет произвел сильное впечатление не только на россиян, но и на президента Клинтона, который сказал следующее в феврале 2000 года: «Думаю, что США могут вести дела с Путиным. Он станет эффективным, сильным и разумным лидером». В марте 2000 года Путина избрали президентом. Народ еще плохо знал его, но у него было предчувствие, что Ельцин выбрал его для восстановления России.

Россия в руинах

Россия образца 2000 года напоминала Путину Россию начала XVII века, которая тогда вообще чуть не исчезла с карты Европы. Разваливающееся государство, пустующий трон, стремящиеся разорвать страну на части соседние державы (Польша и Швеция). В 2000 году у России сохранились официальные органы власти, конституция, государственные ведомства и армия (Путину удалось заручиться ее поддержкой), но тотальный хаос предыдущего десятилетия (расплата за крушение тоталитарной системы) буквально парализовал государство и поставил все общество на грань нищеты. Кроме того, хотя Россия и стала преемницей СССР, получила в наследство место постоянного члена Совета безопасности и ядерный арсенал, в глазах внешнего мира страна практически перестала существовать. Доказательством тому стал 1999 года, когда Совет безопасности даже не стали созывать для одобрения натовских бомбардировок Сербии, с которыми была категорически не согласна Россия. Путин не забыл это оскорбление. Бедам России он противопоставил свой пылкий патриотизм и прекрасное знание российского прошлого. Он рассматривал страну в свете истории катастроф, которые четыре раза чуть не стали концом для России. Это самое прошлое легло в основу его знаменитой, но неправильно понятой фразы: «Распад СССР — крупнейшая геополитическая катастрофа века». Она вовсе не означает, что Путин с сожалением вспоминает о СССР или пытается возродить Российскую Империю. Он просто хотел сказать, что крушение империи всегда означает сильнейшие потрясения для живших в ней народов, и что последствия такого развала неизмеримы и бесконечны. И что для России, которой пришлось вместе с империей ликвидировать и тоталитарную систему, удар достиг поистине беспрецедентных масштабов. Фраза Путина перекликается с мнением Солженицына, которое тот озвучил в книге «Россия в обвале»: он тоже называет тот период катастрофой. Говорил о катастрофе и Ельцин в своем напутствии к Путину.

Петр Великий

Таким образом, нет ничего удивительного в том, что при виде такого ужасного поворота истории Путин повернулся к прошлому и взял за источник вдохновения Петра Великого и его модель. Пусть и лишь отчасти.

Петр Великий дал России сильное централизованное государство, а ее армия, ради которой стране пришлось стольким пожертвовать, стала залогом ее мощи и единства. Как и Петр Великий, Путин ответил на хаос восстановлением сильного централизованного государства. Тем не менее, в этом грандиозном предприятии он отошел от царской модели в том, что касается природы государства. В стремлении «нагнать» Запад Петр Великий решил во всем скопировать его, уничтожить дух России, ее историю, культуру, убеждения и обычаи. Великий историк Ключевский пришел к выводу, что желание Петра Великого «озападнить» Россию лишило ее своей сути и привело страну к катастрофе. Путин придерживался точки зрения Солженицына и Ключевского: процесс восстановления государства опирался на традиции, церковь, русскую культуру (в первую очередь в славянофильском ключе), достоинства российского народа. В этом он был близок к Достоевскому. Подход Путина к демократии и прогрессу в стране опирался на эту долгую историческую перспективу.

Кроме того, положение России в мире беспокоило его даже больше ее внутреннего восстановления, что опять-таки перекликается с Петром Великим. Царь превратил возрождавшуюся Россию в великую державу. Путину же досталась Россия, которая после распада СССР не была не то, что сверхдержавой, а даже просто обычной державой. Но она все равно осталась большим государством. Несмотря на территориальные и людские потери после распада империи, Россия в 2000 году все еще была самой обширной страной в мире с населением из множества народов, обладающих собственными корнями, историей, религией и культурой. Именно эта Россия, огромная страна с тысячелетней историей, должна была, по задумке Путина, вновь добиться признания и уважения внешнего мира. Он больше не мог мириться с нанесенным в 1999 году оскорблением и постоянной западной критикой российской системы. Его выступление на конференции по безопасности в Мюнхене в 2007 году означало следующее: «Примите нас такими, какие мы есть, обращайтесь с нами как с равными, и мы сможем работать вместе». Хотя тогда его и не услышали, два года спустя, после войны в Грузии, Обама все же ответил на призыв и дал старт политике перезагрузки российско-американских отношений. Все это впоследствии позволило Обаме и Путину обсудить Сирию осенью 2013 года и попытаться совместно разрешить деликатный вопрос иранской ядерной программы. Но в 2014 году кризис на Украине все испортил.

География России

Восстановление мощи страны, ее признание на международной арене, возвращение утраченных позиций — таковы столпы внешнеполитической стратегии Владимира Путина. Но на чем, по его мнению, основывается мощь России? На размерах и особых качествах занимаемого ей пространства. Россия — это целый континент, который касается одновременно трех миров: Европы, Ближнего Востока и Дальнего Востока. Она служит связующим звеном между Европой и Азией. Такие географические особенности лежат в основе культурной самобытности России: она является точкой соприкосновения цивилизаций трех находящихся в ее пространстве миров. Как же она тогда может выбрать лишь один из них? Взять только его за основу?

Как бы то ни было, пространство, на котором все российские лидеры, от Ивана Грозного до Путина, основывали свою концепцию мощи, подразумевает определенные ограничения. Российское пространство окружает 20 000 километров границ, и лишь немногие из них являются естественными. В России всегда существовало опасение внешней угрозы, которая, за исключением монгольского нашествия, неизменно приходила с запада. Крайним проявлением этого ощущения незащищенности является теория окружения или осажденной крепости. Куда более рациональная версия (ее придерживались Ельцин и Путин) подразумевает гарантии мирных отношений с соседними странами, существование буферных государств у границ. В прошлом цари защищали границы, продвигая их вперед путем завоевания соседних территорий. Так все было во времена империи. Но с 1992 года российские президенты стараются обустроить постсоветское пространство с помощью создания систем сотрудничества и безопасности и зоны влияния. Сначала все ограничивалось СНГ, которое, по факту, оказалось лишь пустой скорлупой. Далее ему на смену пришла Организация Договора о коллективной безопасности, а сегодня — более проработанные путинские проекты Таможенного союза и Евразийского союза. Больше всего в обеспечении безопасности на Россию полагаются такие страны как Украина (!), Белоруссия и Казахстан.

Стремление к «надежности» у границ стало тем больше, что НАТО пережило окончание холодной войны и поставило себя гарантом безопасности в Европе и на постсоветском пространстве. А это ставит под угрозу мощь России.

Далее, это огромное пространство, которое охватывает целых девять часовых поясов, создает огромные сложности с точки зрения обеспечения его единства. Вертикаль власти Путина стала ответом на этот приоритетный для него вопрос. Если в российском пространстве нет единства, если в нем набирают силу центробежные явления, как сохранить имидж державы на международной арене? Как преодолеть опасность распада целого, как уже было в 1917 и 1991 годах? Вертикаль власти означает усиление централизации и, что в таких условиях неизбежно, авторитарное управление.

Средства достижения мощи тоже поднимают вопросы, которые проводят связи между Путиным и Петром Великим, а также всеми его предшественниками. Для них рычагом могущества всегда была армия. Путин приступил к модернизации вооруженных сил, в которых не было четкой структуры и современной техники. Тем не менее, укрепление военной отрасли всегда означало для России отставание в экономическом развитии. Сейчас Путин, как и все его предшественники, стремится найти ту волшебную формулу, которая бы позволила примирить военное направление (без него, как он считает, мощь страны невозможна) и модернизацию экономики, а также, в качестве последнего средства, модернизацию политики.

Оригинал 

 


Об авторе
[-]

Автор: Элен Каррер д’Анкосс

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.05.2014. Просмотров: 299

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta