Представитель ОБСЕ в контактной группе по Украине Мартин Сайдик: Альтернативы минским соглашениям нет

Содержание
[-]

Представитель ОБСЕ в контактной группе по Украине Мартин Сайдик: Альтернативы минским соглашениям нет 

В интервью DW представитель ОБСЕ в контактной группе по Украине назвал причины трудностей в доставке международной гуманитарной помощи в Донбасс и обмене пленными.

Итоги работы трехсторонней контактной группы по урегулированию конфликта на востоке Украины подвел в интервью DW в годовщину подписания соглашений, получивших название Минск-2, спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ, австрийский дипломат Мартин Сайдик.

Он представляет Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе в контактной группе в составе ОБСЕ, Украины и России на переговорах по разрешению конфликта в Донбассе. Спустя год после договоренностей о прекращении огня, достигнутых 12 февраля 2015 года в Минске, Сайдик назвал задачи, которые необходимо решить сейчас в первую очередь, и трудности, возникающие в процессе урегулирования конфликта.

DW: Как вы оцениваете результаты работы контактной группы ровно год спустя после подписания Минска-2 - соглашения, призванного урегулировать конфликт в Донбассе?

Мартин Сайдик: По сравнению с периодом до лета 2015 года, количество жертв конфликта значительно сократилось. Улучшилась инфраструктура на контрольно-пропускных пунктах на линии соприкосновения: ранее людям приходилось стоять в очередях, сейчас у них больше возможностей ездить по делам и к родственникам. В Луганской области вообще не было ни одного такого перехода на территорию, контролируемую Киевом.

Сейчас есть пешеходный пункт пропуска в Станице Луганской, и надеюсь, там скоро откроется первый КПП для автотранспорта. Я недавно был на линии соприкосновения в Станице Луганской и видел, как люди на себе вынуждены нести тяжести.

Также были открыты новые переходы из Донецкой области на контролируемую Киевом территорию. В некоторых регионах Донбасса налажено электроснабжение, началась поставка угля из шахт в Донецкой области на территорию, подконтрольную Киеву.

Я считаю, что это все - результат работы контактной группы и подтверждение того, что такой переговорный механизм работает. Мы движемся вперед пусть медленно, но верно. И одна из основных наших забот - судьба мирных людей, живущих в зоне конфликта.

- Их положение может облегчить гуманитарная помощь. Но есть ли возможности для поставок таких грузов из разных стран? В российских СМИ часто повторяют, что помогает только Россия...

- Я не комментирую работу российских СМИ. Отмечу только, что на Западе - другое представление об объективности. Страны ЕС оказывают помощь, финансируя международные гуманитарные организации. Но есть проблема их доступа в отдельные районы Луганской и Донецкой областей. В результате помощь часто лежит на складе, не доходит до нуждающихся в ней из-за введенной администрацией, в частности, так называемой "Донецкой народной республики", системы аккредитации для международных гуманитарных организаций.

Нужно упростить доступ гуманитарных организаций на эти территории. Само требование аккредитации - большая проблема. Есть случаи, когда в ней отказывают. Эта ситуация не меняется, она сохраняется в ущерб людям, нуждающимся в помощи.

- На переговорах контактной группы 13 января в Минске была достигнута договоренность об обмене до 20 января пленными с обеих сторон. Речь шла в общей сложности о 50 пленных. Но обмена не произошло. Почему?

- Когда дело доходит до конкретики, все, что связано с освобождением пленных, очень сложно. Я не могу отвечать детально на все вопросы, так как участники переговоров обязались соблюдать режим конфиденциальности, чтобы не обострять противоречия, а находить реальные варианты их устранения. Есть желание сторон достичь результата, но до сих пор не задействованы, например, возможности Комитета Красного креста. Это помогло бы иметь общее представление о количестве незаконно задержанных лиц, о том, где и как их содержат.

- Какие проблемы, связанные с восстановлением инфраструктуры в зоне конфликта, обсуждает контактная группа и какие решения предлагает?

- Без полного прекращения огня, конечно, трудно представить себе процесс восстановления полностью разрушенной инфраструктуры на территории, сопоставимой с размерами некоторых европейских стран. Это 17 тысяч квадратных километров. Мы в деталях, пошагово прорабатываем решения для каждого определенного участка: как восстанавливать электроснабжение, водоснабжение, железнодорожную инфраструктуру, связь. Есть проблемы с мобильными банковскими услугами, получением пенсий.

Решению всех этих проблем мешает несоблюдение режима прекращения огня. Сложно вести работы по восстановлению инфраструктуры из-за того, что многие территории заминированы, есть жертвы не только среди непосредственных участников конфликта, но и среди мирного населения, и тех, кто пытается восстанавливать инфраструктуру, гражданские объекты. Сложно найти специалистов для такой работы в условиях отсутствия гарантий безопасности для них.

Поэтому одна из первоочередных задач сейчас - разминирование. На данный момент согласованы сроки разминирования некоторых участков в зоне конфликта до 21 марта.

- Возможно ли решение политических вопросов, в частности проведение выборов в соответствии с украинскими законами, до тех пор, пока Киев не будет полностью контролировать российско-украинскую границу? Разрешим ли вообще конфликт в обозримом будущем?

- Переговоры шли бы быстрее, будь на то политическая воля. Верю, что конфликт разрешим в обозримом будущем, иначе я не занял бы пост представителя ОБСЕ. Контроль над границей, выборы - это все пункты минских соглашений, предусматривающих территориальную целостность Украины. Альтернативы им нет. Это пакет мер, их нельзя рассматривать отдельно. Работа контактной группы нацелена на то, чтобы не допустить заморозки конфликта и помочь населению решить проблемы, связанные с жизнеобеспечением и безопасностью.

Солдат украинской армии наблюдает за позициями сепаратистов через пробитую снарядом дыру в стене бывшего санатория в окрестностях Мариуполя.

***

УКРАИНА, ИЗМОЖДЕННАЯ ВОЙНОЙ

Номер с видом на противника

Несмотря на перемирие, перестрелки в районе Мариуполя происходят ежедневно. Задача украинской армии - удерживать подступы к городу, который обеспечил бы самопровозглашенные республики промышленными мощностями и стал бы сухопутным мостом между Россией и Крымом.

Потерянный рай

Курортный поселок на побережье Азовского моря был практически полностью разрушен в ходе августовских боев. Ранее сюда каждое лето приезжали тысячи туристов. Теперь же через поселок проходит линия разграничения между сепаратистами и украинской армией, под контролем которой находится Мариуполь.

Постоянная боеготовность

Военно-морская станция "Тигр" в окрестностях Мариуполя состоит из системы траншей, напоминающих окопы Первой мировой. Непрекращающиеся обстрелы и снайперский огонь вдоль линии фронта заставляют военных находиться в постоянной боеготовности. Земляные и деревянные траншеи и бункеры служат им не только защитой, но и домом.

Частичная мобилизация

Летом 2014 года на Украине была объявлена частичная мобилизация, в результате которой численность армии увеличилась со 130 до 280 тысяч человек. Теперь мужчины, призванные в армию, удерживают 200-километровую линию противостояния, протянувшуюся от морского побережья до украинских степей.

Из кино на войну

Сотрудники центра гражданско-военного сотрудничества в Мариуполе оказывают гуманитарную помощь мирному населению в зоне конфликта и медицинскую помощь военным. "Мой друг офицер сказал, что во время войны я должна служить своей родине. И я согласилась", - говорит сотрудница этого центра, 31-летняя актриса Алла.

Короткий перерыв

У Аллы на кровати лежит противотанковый гранатомет. Проведя весь день на передовой и ополоснувшись водой из бутылки, она заходит в Facebook. Алла живет в дачном доме на Азовском побережье вместе с 20 мужчинами. Ее товарищи выделили ей в комнате отдельный уголок, отгородив его книжными шкафами и душевыми занавесками. "Они хорошие парни, мои друзья, я доверяю им", - говорит Алла.

Международная помощь

Канадские медики-волонтеры оперируют украинских военных в киевском военном госпитале. Группа из 40 человек приехала сюда, чтобы проводить сложные операции, которые не могут делать местные хирурги. Граждане Канады и других стран с большой украинской диаспорой пытаются залатать технические и финансовые дыры, появившиеся на Украине в результате войны.

Шрамы войны

28-летний Андрей, призывник из Киева, подорвался на мине в Донецкой области. Сейчас он ожидает пластической операции: канадские медики уменьшат шрамы и вытащат из его лица осколки. Они настолько крупные, что парень может приставить к щеке и лбу магниты. До войны у Андрея был собственный бизнес по продаже спутниковых антенн. Ему осталось отслужить еще 12 месяцев, потом он вернется к своей работе.

Домашний фронт

Катя живет одна с двумя дочерьми - двухлетней Дашей и девятилетней Аней в своей киевской квартире. Ее муж призван в армию и сейчас несет службу возле Мариуполя. "Мне очень плохо здесь без него. Мне не нужен большой дом или много денег - мне нужно, чтобы мой муж был рядом и воспитывал своих дочерей", - говорит она.

Дом на фронте

Муж Кати - 29-летний Максим – укрывается от артобстрела в подземном бункере на линии боевых действий в окрестностях Мариуполя. Здесь он уже три месяца. До мобилизации Максим импортировал одежду из Германии и продавал ее в Киеве. Все три его магазина сейчас закрыты: после возвращения ему предстоит заново наладить бизнес и возобновить деловые контакты.

Иллюзорный мир

Солдаты правительственных войск несут службу на КПП в Донецке. Несмотря на режим прекращения огня и отсутствие открытых военных действий здесь ежедневно происходят перестрелки.

 

 


Об авторе
[-]

Автор: Елена Данейко, Кристофер Бобин, Александра Ёлкина

Источник: dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.02.2016. Просмотров: 285

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta