Правительство России придумало, как сократить бедность в стране. Банковские долги населения растут

Содержание
[-]

***

Не можешь победить — пересчитай

Новость о том, что правительство утвердило новые правила определения границ бедности, заставила обратить на себя внимание. Дело в том, что с 2021 года в России уже был введен новый порядок определения прожиточного минимума, который по существу и является границей бедности. То есть люди, чьи доходы меньше этой границы, считаются бедными. И таковых, по данным Росстата за I квартал 2021 года, насчитывается 19,1 миллиона человек, или 13,1% от всего населения России.

Суть того (теперь уже получается, что устаревшего) порядка состояла в следующем: при определении прожиточного минимума в России наконец-то, как и в развитых странах, стал применяться так называемый относительный подход, когда этот минимум определяется в процентах от величины медианного дохода. Медианный доход — это размер дохода, относительно которого одна половина населения имеет доходы выше него, а другая — ниже. До этого применялся абсолютный подход — по величине потребительской корзины.

Было установлено, что прожиточный минимум будет составлять 44,2% от медианного дохода. Откуда взялась такая цифра? Просто взяли последний расчет прожиточного минимума на основании потребительской корзины и эту величину соотнесли с медианным доходом. Получили 44,2%. Это называется — подогнали. Но это неправильно, уж коли решили использовать цивилизованный подход на основе медианы, то и норматив надо было использовать соответствующий. Так, в странах ЕС считаются бедными те, кто имеет доходы ниже 60% медианного дохода. Такой норматив вполне можно было бы использовать. Это было бы корректно, потому что речь идет об относительном подходе. Но тогда представляете, сколь много можно насчитать бедных в России? Поэтому и появилась эта странная цифра 44,2%.

Однако, как следует из факта утверждения новых правил, даже при таком, в общем-то, лукавом подходе что-то не заладилось. А потому сегодня предлагается считать не только прожиточный минимум на основе медианного подхода, но и определять еще и границу бедности. Граница бедности будет устанавливаться на уровне прожиточного минимума за IV квартал 2020 года, так как это была последняя величина, рассчитанная на основе продовольственной корзины. Базовые границы бедности должны пересчитываться с учетом инфляции начиная с I квартала 2021 года. То есть граница бедности в реальном выражении (с учетом инфляции) будет одна и та же. Меняться она фактически не будет.

Новый подход, по мнению Минтруда, обеспечит сопоставимость данных об уровне бедности за предыдущие периоды с данными текущего и среднесрочного периодов. Вот он — главный аргумент, ради чего у нас должна появиться граница бедности. По существу предлагаемого подхода можно сказать следующее: вводят новую границу бедности, конечно же, прежде всего не для того, чтобы обеспечить сопоставимость статистических данных (хотя, следует признать, эта задача частично решается). Вводят ее для того, чтобы достигнуть к 2030 году одну из национальных целей: сократить уровень бедности в два раза по сравнению с 2017 годом. Если в 2017 году бедных было, по официальной статистике, 12,9% от всего населения, то к 2030 году их должно быть, получается, 6,5%. Сегодня же, как было сказано выше, доля бедных в России — 13,1%.

Здесь следует напомнить, что первоначально национальная цель — снизить уровень бедности в два раза — была установлена еще в 2018 году. Причем произойти это должно было до 2024 года. Однако достаточно быстро, уже в 2020 году, стало понятно, что в обозначенный срок эта цель достигнута не будет, поэтому и сдвинули все до 2030 года. Однако сдвижка по срокам не очень помогла, по-прежнему уровень бедности не снижается. Более того, стало понятно, что с использованием медианного подхода при планируемом росте доходов населения прожиточный минимум в реальном выражении тоже будет расти. Это, замечу, нормально, так и должно быть. Но это усложняет задачу по сокращению числа бедных. Вот и решили заморозить уровень бедности, что позволило бы надеяться хотя бы на статистическое достижение национальной цели.

Справедливости ради отметим (это важно!), что меры социальной поддержки, основанные на нуждаемости, будут по-прежнему устанавливать в зависимости от величины прожиточного минимума, а не от границ бедности. Во всяком случае, пока заявляется именно такое намерение. В конце концов людям важно именно это. Однако если статистика вдруг начнет демонстрировать резкое сокращение числа бедных, то сложно себе представить, что это в конечном итоге может никак не коснуться нуждающихся.

Автор Игорь Николаев, доктор экономических наук

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/30/ne-mozhesh-pobedit-pereschitai

***

Банковские долги населения растут быстрее зарплат

Центробанк собирается ограничить выдачу кредитов россиянам в 2022 году.

Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина обещает продолжать жесткую денежно-кредитную политику сдерживания инфляции. Одновременно ЦБ готовит прямые ограничения на кредитование населения. Россияне берут в долг все большие суммы. Средний долг перед банками у экономически активных граждан перевалил за 320 тыс. руб.

Масштабные антикризисные меры поддержки отраслей экономики уже должны быть завершены, нужно переходить к адресным мерам, помогающим пострадавшим людям и компаниям, заявила в понедельник Эльвира Набиуллина на встрече Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ). По ее словам, экономика РФ практически оправилась от пандемического кризиса и вернулась на траекторию роста, на которой могла бы находиться, если бы не ковид.

Но пандемия есть, и проблемы населения никуда не делись. Поправить свое финансовое положение многие стараются за счет кредитов. Однако их Центробанк также планирует ограничить, после того как полностью вступит в силу закон, дающий ему такую возможность (принят во втором чтении Госдумой на прошлой неделе). 

Закон, который может вступить в силу с начала 2022 года, дает Центробанку право прямо ограничивать отдельным банкам и микрофинансовым организациям (МФО) выдачу тех или иных потребительских кредитов и займов (не распространяется на ипотеку и автокредиты). Если регулятор посчитает, что банк слишком увлекся выдачей, например, кредитных карт, он сможет на несколько месяцев запретить ему это совсем или установит лимит. 

Причинами для ограничений кредитования ЦБ называет рост кредитования заемщиков с высоким уровнем показателя долговой нагрузки в течение двух кварталов. В РФ отмечается рост кредитов за 12 месяцев, опережающий увеличение доходов населения за то же время. Увеличивается также доля кредитов с просрочкой более 90 дней. Растет и доля потребительских кредитов со сроком возврата более пяти лет. То есть заявленная цель чиновников ЦБ – усложнить выдачу долгоиграющих кредитов, особенно гражданам с высокой долговой нагрузкой. 

Пока же россияне все больше залезают в долги. По данным ЦБ, объем банковских кредитов населения за 12 месяцев (по состоянию на 1 октября 2021 года) вырос на 22,1%, до 24,1 трлн руб. (20 трлн руб. в конце 2020 года, 15 трлн – в 2018 году). Суммарный долг в среднем на одного экономически активного жителя страны за год увеличился на 56,4 тыс. руб., до 312,1 тыс., как значится в исследовании РИА «Новости» по регионам. При этом средняя номинальная зарплата выросла в значительно меньшей степени – лишь на 10%. В итоге достаточно быстро, до 55% в настоящее время с 45% в 2018 году, растет закредитованность населения, которую авторы определяют как отношение долга к заработной плате (только за последний год показатель вырос на 5,8 процентного пункта). 

Потребительское кредитование демонстрирует стремительный рост на фоне активизации экономики и невысоких процентных ставок в начале года, отмечают эксперты. Они поясняют, что значительную роль в этом сыграла льготная ипотека, а в последние месяцы – начавшийся рост процентных ставок, что заставило граждан торопиться взять кредиты по хорошим ставкам перед повышением. Объем выдачи потребительских кредитов в январе–сентябре 2021 года вырос на 77,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – до 3,7 трлн руб., подсчитало бюро кредитных историй «Эквифакс». За это время количество выданных кредитов выросло на 43,2%, до 12,9 млн. При этом уровень риска по этим кредитам сохраняется на стабильно высоком, но, считают в «Эквифаксе», приемлемом для такого вида кредитов уровне: доля просроченных более 90 дней кредитов на конец сентября снизилась до 15,04% с 16,94% годом ранее. 

Федеральная служба судебных приставов (ФССП) отмечала в августе, что долги россиян по кредитам, переданным на принудительное взыскание, стремительно растут. В первом полугодии на исполнении у ФССП находилось почти 12 млн дел на 2,3 трлн руб. Еще в январе на исполнении у приставов находились 8 млн дел на 1,8 трлн руб. Эксперты РИА Новости ожидают, что в 2022 году темпы розничного кредитования замедлятся, они ждут прироста менее 14%. Но с учетом того, что прирост зарплаты ожидается на 7–10%, отношение задолженности и зарплаты по итогам 2022 года может увеличиться еще на 1–3 процентных пункта, что на фоне ощутимого роста ставок может стать большой проблемой, предупреждают эксперты. 

ЦБ получит с новым законом больше полномочий, но, конечно, он не будет ими злоупотреблять и никаких драматических последствий для рынка в следующем году не будет, сказал «НГ» президент Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян: «Применение этих полномочий скорее будет точечным, в случае если другими способами регулятор не сможет достучаться до кредитной организации. В моем представлении ситуация с задолженностью по кредитам населению выглядит не так драматично, как она, возможно, представляется ЦБ. Во-первых, банки не враги сами себе, они сами способны разобраться с ситуацией. В конце концов невозвращенные кредиты – это их головная боль. Если не исходить из этого, тогда, может, ЦБ сам займется кредитованием? Во-вторых, новые полномочия могут стать лишь еще одним инструментом сдерживания потребительского кредитования наряду с резервированием. На самом деле мы далеко не доросли до стран с развитой экономикой, где доля потребкредитования гораздо выше. И главный компонент сдерживания у нас – это высокие ставки по кредитам: даже когда ключевую ставку доводили до 5,5%, кредиты выдавались под 10–12%. Центробанку, на мой взгляд, надо таргетировать не низкую инфляцию, а низкие ставки по кредитам и низкие тарифы за банковские услуги».

«Раньше ЦБ заставлял кредитные отделы быть более разборчивыми и минимизировать число случаев одобрения кредитной заявки при показателе ПДН (предельной долговой нагрузки) клиента свыше 50%, чтобы банку не приходилось в ущерб своему финансовому результату в обязательном порядке замораживать под это больше резервов, выводя их надолго из активного оборота. Теперь же будет возможность объявлять прямые запреты на выдачу избыточных, по мнению ЦБ, сумм нового займа человеку, на котором уже висит долг, превышающий официально его лимиты платежеспособности», - пояснил «НГ» шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв.

На деле, по мнению эксперта, трудности могут испытать люди с "серой" зарплатой. «Раньше банк просто и с удовольствием выдавал такому клиенту кредит, видя воочию хорошие движения по его счетам за последние 6-12 месяцев и безупречную кредитную историю в прошлом, теперь же в ход придётся запускать фиктивные справки о дополнительных доходах или отказывать такому клиенту в кредите, - говорит Пушкарев. - Однако ничего особенно хорошего от вмешательства в интимный процесс принятия решений между банком и клиентом, как показывает весь прошлый опыт, обычно не бывает: если банк недополучает свою прибыль на одних клиентах, то компенсировать он это будет соответствующим ухудшением кредитного процента либо увеличением комиссий, страховых премий для других своих клиентов».

Как результат, подытоживает эксперт, платежная нагрузка по вновь одобренным в 2022 году займам может вырасти, а рефинансировать старые кредиты под более низкий процент после подъёма ключевой ставки у людей не получится. «Выход большинству придётся искать в банальной экономии: зарплаты за ценами у большинства не успевают, и без новой волны роста потребкредитования ресурсов для поддержания покупательского спроса хотя бы на нынешнем уровне уже не будет - если не в абсолютном денежном, то в натуральном выражении он точно продолжит схлопываться, что дальше по цепочке может привести к нежелательным последствиям уже для производителей товаров и услуг, - говорит Пушкарев. - Экономике остается уповать на то, что ЦБ не станет всё-таки спешить и прибегать в течение ближайшего года к таким радикальным средствам, а может строить расчёт на некотором естественном сокращении скорости прироста потребкредитования из-за более высоких ставок по кредитным предложениям, которые неизбежно банки будут поднимать вслед за более высоким уровнем ключевой ставки ЦБ».

ЦБ с помощью нового инструмента, возможно, улучшит показатель «плохой» задолженности, но людям от этого легче не станет, - сказал «НГ» директор Банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков. «У нас с 2010 года не растут доходы населения, практически не растет экономика в целом, а то, что растет, идет или в закрытые статьи расходов или в резервы. При этом социальные расходы, на здравоохранение в частности – сокращаются. Многие вынуждены обращаться за кредитом, чтобы купить лекарство, физически выжить, зная, иногда, что вернуть деньги не смогут. Идея ЦБ – перекрыть таким людям выдачу денег. В результате они вынуждены будут уходить из банков в микрофинансовые организации, а если «выдавят» оттуда – к нелегальным кредиторам.

Позиция ЦБ понятна, он как регулятор вынужден прибегать к таким мерам, проблема должна решаться на другом уровне, считает эксперт. «В нормальной экономике рост кредитования ведет к росту спроса и далее – предложения. У нас же рост спроса ведет к росту цен, потому что предложения нет, инвесторы не идут в экономику, трудно найти желающих инвестировать в ситуации, когда бизнес могут отобрать в любой момент».

Автор Анатолий Комраков

Источник - https://www.ng.ru/economics/2021-11-29/1_8313_credits.html

***

Власти России сворачивают программу льготной ипотеки. Вот ее промежуточные итоги

Банк России прогнозирует спад спроса на ипотечные кредиты и недвижимость. Об этом было сказано в его докладе о денежно-кредитной политике. Вообще-то, охлаждение ипотечного рынка уже вовсю идет.

Однако сначала необходимо вспомнить хронологию, что происходило с ипотекой в последние два года. А происходили прямо-таки «американские горки».

Весна 2020 года: локдаун, принятие решения о реализации программы льготной ипотеки под 6,5% годовых для покупателей жилья в новостройках. Средневзвешенная ставка по кредитам накануне пандемии, в январе — первой половине марта 2020 года, была немногим менее 9%. Льготная ставка оказалась чрезвычайно привлекательной, и процесс пошел. Тем более что если первоначально по программе можно было взять кредит по ипотеке в размере до 8 млн рублей в Москве, Санкт-Петербурге, Московской и Ленинградской областях и до 3 млн рублей в остальных регионах, то уже летом максимальные суммы кредита увеличили до 12 млн и 6 млн рублей соответственно. Также сдвинули крайний срок для обращения за кредитом: с 1 ноября 2020 года до 1 июля 2021 года.

Результаты не замедлили сказаться. Если за март 2020 года было выдано, по данным Банка России, ипотечных кредитов (ипотечные жилищные кредиты, предоставленные физическим лицам — резидентам, и приобретенные права требования по ипотечным жилищным кредитам) на 329,5 млрд рублей, то за октябрь 2020 года уже на 546,2 млрд рублей. С таким же уровнем (545 млрд рублей) был закончен июнь 2021 года, когда реально завершился период самой выгодной ипотеки в новейшей экономической истории России.

С июля 2021 года условия льготной ипотеки несколько изменились: базовая ставка была увеличена с 6,5 до 7%, максимальную сумму займа ограничили 3 млн рублей вне зависимости от региона. Началось охлаждение ипотечного рынка: за август 2021 года было выдано кредитов «всего» на 439 млрд рублей. По состоянию на 1 сентября 2021 года задолженность по ипотечным кредитам составила почти 11 трлн рублей.Теперь вопрос: не поздно ли началось охлаждение? Не рухнет это все?

Просроченная задолженность по ипотечным кредитам по состоянию 1 сентября 2021 года равнялась 66,1 млрд рублей, что составило всего лишь 0,6% от объема задолженности по кредитам на эту же дату. Это очень и очень небольшой показатель, причем он даже меньше, чем был соответствующий показатель по состоянию на 1 апреля 2020 года (0,8% — 71 млрд рублей). Такой результат следует признать хорошим.

Также следует с удовлетворением отметить, что динамика ввода в действие жилых домов не может не радовать: показатель сентября 2021 года оказался на 31% выше, чем в сентябре 2020-го. Таким образом, расчет на то, что программа льготной ипотеки позволит поддержать строительную отрасль, полностью оправдался.

Можно ли теперь, с учетом еще и этого факта, утверждать, что с программой льготной ипотеки вообще нет никаких проблем, одни хорошие результаты? Нет, пока так утверждать нельзя. Ситуация все-таки достаточно неопределенная. Да, запуск программы льготной ипотеки оказался своевременным. Да, текущие результаты по той же просроченной задолженности пока не внушают опасений. В то же самое время перспектива того, будет ли кризис неплатежей по ипотечным кредитам, сегодня полностью зависит от благополучия будущей экономической ситуации в стране.

Не будем забывать, что многие триллионы рублей ипотечных кредитов придется отдавать. Если с экономикой все будет хорошо, если с доходами людей также будет неплохо, то проблем с ипотекой не будет. Таким образом, будущие возможные проблемы с ипотекой будут связаны не с самой программой льготной ипотеки. Однако от констатации этого как-то не особо легче, если ипотечный рынок обрушится и накатит вал неплатежей по ипотечным кредитам, даже несмотря на то, что выдавались они по льготным ставкам.

Ключевой вопрос: что будет с доходами граждан?

Вроде все не так плохо. Росстат отчитался, что за январь — сентябрь 2021 года реальные располагаемые денежные доходы населения выросли на 4,1% по сравнению с соответствующим периодом 2020 года. Сказался эффект низкой базы прошлого года, но все равно неплохо. Значит, беспокоиться нечего? Доходы граждан растут, платежеспособность сохраняется? Беспокоиться все-таки есть о чем: растущая инфляция может обесценить доходы граждан и красивой динамики уже не будет. Такая простая истина получатся: для ипотечников выходящая из-под контроля инфляция — это еще и риски по обслуживанию ипотечных кредитов.

Но все-таки главный риск состоит в возможном резком замедлении экономики. Если это произойдет, инфляционные потери граждан покажутся не самой главной проблемой, а такое вполне может быть после окончания того периода, который Россия переживает сегодня. Сегодня Россия получает все бонусы от растущих мировых цен на сырьевые энергоресурсы. Когда этот период пройдет (это дело не ближайших месяцев, но ближайших лет точно), тогда наступят серьезные испытания для российской экономики, которая остается экономикой сырьевой направленности.

Это период того самого энергоперехода к «зеленой» экономике, на начальной стадии которого Россия, как оказалось, даже остается в выигрыше. А потом — потери от снижения экспорта углеводородов и все такое прочее. Вот только тогда мы и узнаем, не перестарались ли мы с ипотекой, лопнет она или нет.

Автор Игорь Николаев, доктор экономических наук

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/10/kto-uspel-togo-i-metry

***

Парадокс Центробанка – население беднеет даже при низкой инфляции

Рост цен в России скоро будет двузначным. Годовая инфляция в России может приблизиться к 10%, следует из экспертных прогнозов. А наблюдаемая гражданами инфляция уже полгода как находится на уровне 15–16,5%, выявили опросы.

Центробанк (ЦБ) обосновывает ужесточение денежно-кредитной политики тем, что высокая инфляция – беда для населения. Это так. Но, как показала практика, и низкая инфляция в России тоже не гарантия, что люди начнут богатеть. В тучные годы реальные располагаемые доходы россиян в среднем росли, несмотря на высокую инфляцию. А в период, когда регулятор праздновал исторические минимумы по инфляции, доходы граждан падали либо пребывали в стагнации. Потому что для благополучия нужно кое-что еще – экономический рост, который теперь, когда на углеводородное сырье надежд все меньше, надо специально стимулировать.

За ноябрь прирост потребительских цен в РФ оценивается в 0,7–0,8%, что соответствует 8,1–8,2% в годовом выражении, сообщил в конце минувшей недели Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) в своем обзоре. Как уточнил руководитель направления ЦМАКП Дмитрий Белоусов, «в ближайшее время инфляция может усилиться, если на нее начнет воздействовать начавшееся ослабление рубля». На фоне новостей о новом штамме коронавируса и последовавшем за ними сильнейшем обвале нефтяных котировок доллар в России сразу подорожал почти на рубль – до 75,6 руб. Добавим к этому связанные с пандемией логистические трудности, которые усугубляются в преддверии праздников, и впереди нас может ждать новый виток роста цен. 

Годовая инфляция в России скорее всего превысит прогнозы Центробанка и составит от 7 до 10%, сообщил журналистам директор по инвестициям Saxo Bank Стин Якобсен. Этот банк славится своими ежегодными шокирующими прогнозами, но в случае с ожиданиями двузначной инфляции в РФ мы имеем дело уже не с шокирующим предположением, а с вполне логичным развитием событий. Как показывают опросы, которые регулярно проводит для ЦБ фонд «Общественное мнение», медианный показатель наблюдаемой населением инфляции уже давно колеблется в области двузначных значений, а в течение последнего полугода он составляет около 15–16,5%. В данном случае медианный показатель – это то значение инфляции, выше и ниже которого упомянули ровно половина респондентов, оценивая рост цен за предыдущие 12 месяцев. 

Говоря о рисках для финансовой стабильности, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева в конце минувшей недели отметила, что один из главных рисков – усиление инфляции, причем среди ее факторов упоминается в первую очередь «существенное превышение спроса над предложением». Также Юдаева упомянула плохой урожай и пока еще рекордный рост цен на энергоносители в мире. «При этом временные факторы, влияющие на динамику цен, могут иметь долгосрочные вторичные эффекты. Таким образом, повышенная инфляция может сохраняться более продолжительное время, чем ожидалось ранее, – сообщила Юдаева. – Это справедливо и для глобальной, и для российской экономики». Как при этом поясняла ранее глава ЦБ Эльвира Набиуллина, высокая инфляция разрушает благополучие граждан: «Инфляция – это реальная беда, которая делает людей беднее». Так что ЦБ, ужесточая денежно-кредитную политику, работает в конечном счете ради благополучия людей. 

Трудно спорить с тем, что инфляции сейчас «съедает» доходы населения, и компенсировать эти потери практически не удается. Но парадокс российской финансовой и в целом экономической политики в том, что в последнее десятилетие даже низкая инфляция вовсе не помогала гражданам разбогатеть. При этом раньше, в тучные нулевые, даже при двузначных показателях инфляции реальные располагаемые доходы населения – уже с поправкой на рост цен – увеличивались и на 10%, и на 15% в год. Что, правда, сопровождалось и социальным расслоением. Так, по данным Росстата, коэффициент фондов (соотношение денежных доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения) увеличился с 13,9 раза в 2000-м до 16,6 раза в 2008-м. А затем этот показатель начал откатываться назад – до 14,5 раза в 2020-м.

На протяжении этого долгого периода положительно сказывались меры поддержки уязвимых групп граждан, в том числе повышение пенсий, а негативно новые витки кризиса, санкционное противостояние, обвалы нефтяных котировок, затем и пандемия – эти факторы наносили свой удар то по малоимущим, то по среднеобеспеченным гражданам, то и по тем, и по другим. Как пояснили НГ в пресс-службе Росстата, в 2014 году в методику расчета структуры денежных доходов населения были внесены изменения, они повлияли на такие компоненты, как «Оплата труда наемных работников», «Доходы от предпринимательской деятельности». Применение новых источников доходов позволило снизить долю ненаблюдаемых доходов. «Но изменения в расчете отдельных компонентов сохранили сопоставимость временного ряда в целом», – уверили в Росстате по поводу данных о динамике доходов граждан. 

Судя по опросу экспертов, сейчас финансовые власти оказались в ситуации, когда и бездействие по поводу инфляции, и действия, направленные на ее снижение, приводят к болезненному эффекту. Так, персональный брокер «БКС Мир инвестиций» Виталий Яковлев напоминает, что в начале 2000-х годов на сырьевой фазе суперцикла при двузначных показателях инфляции реальные располагаемые доходы населения росли ежегодно на 10% и выше: причина кроется не столько в инфляции, сколько в относительных ее показателях по сравнению с темпами экономического роста. 

«В 2000-е годы существенно росла деловая активность, включая ВВП. Поэтому и зарплаты отражали этот быстрый рост производства товаров и услуг», – согласился директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики Сколково-РЭШ Олег Шибанов. Сейчас, по его уточнению, доходы граждан «не обязаны» увеличиваться, ведь в России относительно медленный рост экономики и не так много новых точек роста, привлекающих трудовые ресурсы. «Нулевая инфляция, как правило, характеризует экономику как больную и стагнирующую», – считает Яковлев. 

«Причина столь значительного роста номинальных доходов в период до 2013 года заключается в активном восстановлении после кризисов 1998 и 2008 годов, сопровождавшимся всплеском инвестиций в страну и наращиванием производства, повышением капиталовооруженности и производительности труда, в результате чего изначально низкая заработная плата (как в номинальном, так и в реальном выражении) стала восстанавливаться до сопоставимого с другими странами уровня», – пояснил «НГ» эксперт Центра развития НИУ ВШЭ Игорь Сафонов. Свою роль, по его словам, также сыграла высокая степень валютизации экономики. 

«После 2013 года темпы роста инвестиций значительно сократились, производительность труда стагнировала. В этих условиях потенциал для дальнейшего роста номинальных заработных плат и доходов оказался практически утрачен, а увеличение инфляции в результате периода валютной волатильности 2014–2015 годов привело к их снижению в реальном выражении», – продолжил эксперт. В 2016–2019 годах эта ситуация, по его словам, сохранилась: «Номинальный рост зарплат демонстрировал лишь бюджетный сектор, в то время как частные компании их практически не увеличивали, а предпринимательские и прочие доходы снижались». «Инфляция же хоть и снизилась по абсолютному значению, однако все-таки была выше, чем прирост номинальных доходов в масштабах всей экономики», – отметил Сафонов. 

Одно из главных отличий «тучных» нулевых от кризисных десятых, а теперь и двадцатых годов – это экономический рост. Именно он, а даже не инфляция становится фактором, который определяет ситуацию с доходами граждан. «В РФ наблюдается сравнительно высокий для мировой экономики рост цен на фоне экономической депрессии. С точки зрения сравнительной динамики мирового рынка экономика РФ находится 8 лет в стагфляции», – считает аналитик управления компании «Фридом Финанс» Александр Осин. А значит, чтобы обеспечить благополучие населения, именно с мер, направленных на стимулирование экономического роста и надо начинать действовать. Но выплаты и доступные кредиты рассматриваются как проинфляционный фактор. И в условиях, когда экономика пребывала долгое время в застойном состоянии, а доходы населения уже заметно просели, рост цен становится опасным социальным явлением.

«Основная проблема высокой инфляции при слабых цифрах экономического роста – социальная: она выражается в росте бедности населения, причем наименее обеспеченных его слоев», – говорит Яковлев. Поэтому-то, как он считает, российский ЦБ и выбрал ужесточение денежно-кредитной политики. Но, как при этом уточнил директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв, проблема не в росте цен, а в росте доходов. «Если более высокая инфляция – результат структурных сдвигов в экономике, то вполне возможно, что рост доходов будет опережать рост цен, – сказал экономист. – Именно отсутствие позитивных структурных сдвигов стало причиной отставания уровня доходов от динамики цен в период после 2013 года».

Так что Широв еще раз подчеркнул: реальная проблема в драйверах структурной перестройки экономики, когда более высокая ценовая динамика сопровождается опережающим ростом доходов. «Объяснить это просто, – пояснил эксперт. – Переход на выпуск более качественной продукции требует увеличения цен, но и оплаты труда». Внутренний спрос сейчас не становится долгосрочным драйвером роста экономики, а энергетический сектор уже не имеет возможности наращивать нефтедобычу и тоже не может быть драйвером сильного роста, говорит руководитель департамента компании «Универ Капитал» Андрей Верников. «Нужны реструктуризация экономики и уход от сырьевой зависимости, – говорит эксперт. – А для этого требуются частные инвестиции».

В качестве главных изменений экономической политики властей Осин предлагает, например, сокращение налоговой нагрузки, прежде всего это касается НДС. Но он уточнил, что «необходимы, как представляется, существенные корректировки всех основных налогов, уплачиваемых российскими компаниями в рамках общей системы налогообложения и отраслевых налогов».

Автор Анастасия Башкатова, заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/economics/2021-11-28/1_8312_paradox.html


Об авторе
[-]

Автор: Игорь Николаев, Анатолий Комраков, Анастасия Башкатова

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.12.2021. Просмотров: 31

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta