Потребительский спрос не станет локомотивом роста экономики России

Содержание
[-]

 ***

Прирост доходов населения федеральное правительство собирается сократить

Президент Владимир Путин сформулировал требования к трехлетнему бюджету на 2022–2024 годы. Этот бюджет должен обеспечить снижение бедности и повышение продолжительности жизни, сказал глава государства. Перед этим президентским совещанием правительство РФ уже утвердило проект трехлетнего бюджета и базовый вариант макроэкономического прогноза. Среди ключевых параметров прогноза уровень бедности или продолжительность жизни не упоминаются. Прирост доходов населения правительство собирается сократить. Этот прирост должен значительно отставать от темпов роста ВВП и быть ниже, чем в этом году.

«Уже к 2024 году мы должны добиться значимого, заметного прогресса по всем национальным целям. В связи с этим федеральный бюджет на ближайшие три года является определяющим, требует максимальной проработанности, концентрации сил и средств на основных, стратегически значимых для нас направлениях», – заявил во вторник президент Путин. Среди основных задач он назвал снижение бедности и повышение продолжительности жизни. Во вторник официальный Telegram-канал кабинета министров сообщил, что правительство одобрило проект федерального бюджета на 2022 год и плановый период 2023–2024 годов. Этот проект будет внесен в Госдуму до 1 октября.

Прирост расходов федерального бюджета составит 1 трлн руб. и более ежегодно в период до 2024 года, заявил глава Минфина РФ Антон Силуанов в ходе совещания с премьер-министром РФ Михаилом Мишустиным. «Исходя из прогноза доходов и бюджетных правил подсчитан и объем расходов федерального бюджета. Он составляет в 2022 году 23,6 трлн руб., в 2023 году – 25,1 трлн руб., в 2024 году – 26,1 трлн руб. То есть практически ежегодный прирост расходов составляет 1 трлн руб. и более», – разъяснил Силуанов. На ближайшие два года Минфин запланировал превышение доходов над расходами 1,411 трлн и 434,7 млрд руб. соответственно.

Министр экономического развития Максим Решетников во вторник представил правительству новый среднесрочный прогноз до 2024 года. Среди основных параметров среднесрочного прогноза нет ни уровня бедности, ни продолжительности жизни, о которых говорил президент Путин. Зато есть показатели прироста реальных доходов населения, которые должны расти гораздо медленнее, чем в этом году. Точных данных о приросте доходов населения в 2021 году пока нет. Но правительство ожидает, что реальные доходы увеличатся в этом году на 3%. А в следующем году прирост доходов должен снизиться до 2,4%. Кроме того, в ближайшие три года рост доходов населения должен быть ниже, чем прирост ВВП. В целом доходы населения могут не вернуться к уровню 2013 года даже в 2024 году.

Источник Минэкономразвития РФ«При таком сверхосторожном, а по сути, перестраховочном подходе к планированию бюджета серьезного роста реальных доходов у наших людей в кошельках мы не увидим и к 2024 году», – считает шеф-аналитик компании TeleTrade Петр Пушкарев. «Главное, что на ближайшие два года, к сожалению, бюджет изначально запланирован с профицитом. Тогда как любой бюджет развития или бюджет выхода из стагнации должен конструироваться с дефицитом. Чтобы собираемые деньги не аккумулировались бы планово в некую кубышку, а тратились с опережением на субсидирование предпринимательской среды, на программы поддержки перспективных новых направлений для экспорта», – отмечает экономист. Возможно также увеличение расходов на социальные статьи, чтобы поддержать население. Можно давать налоговые льготы малым и средним предприятиям несырьевых секторов в обмен на условие подъема зарплат сотрудникам. Но кабмин ничего подобного, увы, в бюджет не закладывает», – отмечает Пушкарев. Государственные расходы, по его словам, планируются очень осторожно. Не предполагается и выделение значимой доли Фонда национального благосостояния, в котором уже собрано около 13 трлн руб.

«Правительство в проекте бюджета не сделало явного упора на рост покупательной способности внутреннего рынка. Тем самым оно оставило высокую зависимость экономики и бюджета от внешней конъюнктуры», – считает эксперт. «Тенденции в экономике позволили нам улучшить оценку текущего года и среднесрочного прогноза – и по сравнению с апрельскими сценарными условиями, и по сравнению с июльским обновлением прогноза, который мы в этом году впервые сделали для регионов», – сообщил во вторник глава Минэкономразвития Решетников. Инвестиции в основной капитал по итогам первого полугодия превысили уровень аналогичного периода докризисного 2019 года на 5,4%.

«Поддержку инвестиционному росту оказывает активный рост чистой прибыли организаций и рост корпоративного и ипотечного кредитования, а также увеличение бюджетных инвестиций», – пояснил министр. «Вместе с тем сохраняются внешние риски для прогноза на текущий год – возобновившийся в конце августа рост мировых продовольственных цен, повышенная мировая инфляция», – предупредил Максим Решетников. Он надеется, что ЦБ и правительство смогут снизить инфляцию до 4% уже в следующем году. Министр обратил внимание, что индексация совокупного платежа граждан за коммунальные услуги остается на ранее согласованном уровне и не превысит 4%. «Таким образом, регулируемые тарифы будут служить своего рода «якорем» для инфляции и будут ее сдерживать», – сказал он.

Автор Михаил Сергеев, зав. отделом экономики "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/economics/2021-09-21/4_8257_economics.html

***

Кругом распад, кошмар и крупы

Рекордная стоимость гречки — важная веха в истории России. Страна готова к тотальному госрегулированию цен

Вовсе не уверен, что гречка — основной продукт питания тех, кто дисциплинированно ходит на выборы, но получилось красиво: на следующий же день нам сообщили, что цены на эту скрепную (социально значимую, контролируемую государством) еду превысили 10-летний максимум и психологический рубеж в 100 рублей за кило. Это больше, чем было даже в марте 2020-го, когда народ в панике сметал ее в свои закрома, уходя на самоизоляцию.

Обычно причины и последствия растянуты во времени, да еще и перемежаются все затмевающими историческими свершениями вроде присоединения Крыма, сбитого «Боинга» или антизападных санкций, и голосующие не отдают себе отчета в том, что это именно и только они проголосовали за дырку в их бублике и за мышь, повесившуюся в их холодильнике. Но наглядность — тренд последних времен, и вот нам, как второгодникам, все кружащимся на ржавой карусели отечественной истории, показывают теперь так, чтоб мы точно поняли. Вот вы подыгрываете власти, делаете вид, что вам это действительно важно или интересно, идете к ее избирательным урнам. А вот немедленный результат. Хоть и ясно, что в реальности гречка улетела за 100 рублей еще в августе, статистику обнародовали именно сейчас — для доходчивости. Фатализм и диалектику Экклезиаста — время разбрасывать камни, и время собирать камни; время дешевых обещаний, и время дорогих продуктов — нам объясняют как собаке Павлова: первая сигнальная система — лампочка — рефлекс — фистула — выделение желудочного сока.

Не гречкой единой — еще летом по госканалам нас честно предупреждали, что осенью может подорожать «абсолютно все», а особенно «неэластичные продукты»: крупы, макароны, сахар, растительное масло и хлеб. При этом всю весну и лето цены на традиционную еду уже росли. Например, «борщевой набор» — забота президента: цена на свеклу этим летом составила 310% к декабрю прошлого года, моркови — 238%, капусты — 177%, лука — 139% (данные Единой межведомственной информационно-статистической системы).

В августе рост цен достиг 6,7%, пятилетнего максимума (с августа 2016-го). В то же время, в тот же август — не другой, — пресс-секретарь президента заявлял: «Правительство контролирует ситуацию с ценами на продовольствие». Ну и отлично. Свекла за полгода в три раза выросла — так потом же упала. И сейчас всего лишь в полтора (к декабрю 2020-го). Сейчас, в сентябре, глава Центробанка в интервью РБК допустила рост инфляции до 7%: «Будем надеяться, что это действительно пиковые значения». Далее Набиуллина ждет замедления.

Тем временем торговые сети уведомили кабмин о планах поставщиков повысить цены на куриное мясо и яйца. Об этом написали «Ведомости» 16 сентября. Цены на курятину и до того не стеснялись расти: по данным Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка, стоимость тушки в Центральном федокруге недавно достигла 153 руб./кг (год назад — ниже 100 рублей), филе — 250 (ранее — 150). Для обоснования подорожания предлагается обширный букет: от дефицита инкубационных яиц и подорожания овощей (из-за чего потребитель идет покупать куру) до возвращения учеников в школы, где, как известно, от президента им (младшеклассникам) бесплатное горячее питание, а сосиски из рациона исключили, и взоры ответственных товарищей обратились на ту же куру.

Далее. Несмотря на субсидирование из госказны хлебопеков (2 рубля за 1 кг хлеба) в обмен на фиксацию цены (порядок утвержден в конце прошлого года) и мукомолов — им возмещают часть затрат, связанных с покупкой продовольственной пшеницы, ретейлеров ранее предупредили также и о подорожании хлеба (еще с августа) на 7–12%. И к осени молока на 7–10% (у некоторых производителей рост отпускной цены с начала года составит 15–17%).

Тогда же примерно россиян известили о подорожании вина на 15–20%, а чуть ранее ретейлеров уведомили о повышении (уже в августе) цен на кофе на 10–12% (засуха, а потом холод в Бразилии, кризис в Колумбии, нехватка рабочих из-за пандемии). О росте цен на чай сообщали начиная еще с мая — для торговых сетей на 12%. В июне нам рассказали о ползучем (растянутом до осеннего окончания путины) подорожании на 30% красной икры (притом что за два месяца до этого, в апреле, фиксировался уже 30-процентный как минимум рост за год цены на икру), консервов и пресервов на 5–15%. Весной кондитеры сказали готовить новые ценники на вафли и конфеты, а рыбаки отправили письмо вице-премьеру Абрамченко о возможных сбоях в добыче и подорожании самой дешевой в России рыбы — сардины иваси. И тогда же поставщики и ретейлеры обсуждали подорожание на 8–15% круп. Включая злосчастную гречку, индикатор здоровья российской экономики (постоянно дорожает — как она до сих пор не побила черную икру и белые трюфели?)

И списки эти можно продолжать, стабилен пока только хрен без соли, доедаемый малообеспеченными слоями населения, — помните бийского (чуть не написал «библейского») пенсионера Вячеслава Лещенко и его развернутый ответ на вопрос, нравится ли ему новогодняя елка? Так вот, вопрос: а что делает правительство, как оно реагирует на эти становящиеся традиционными сообщения поставщиков о грядущих повышениях цен? Вот — еще в апреле — кабмин узнал о намерениях гречки подрасти, и что? В Минсельхозе сообщили, что увеличат посевные площади. Что не допустят роста цен на гречку. Что ситуация на продовольственном рынке стабильна и нет предпосылок для резкого подорожания чего-либо.

Очевидно, это Министерство сельского хозяйства какой-то иной России, в которой хотелось бы пожить. Там обещали также «коррекцию цен на овощи открытого грунта и картофель по мере сбора нового урожая», «сохранение цен на все виды мяса в 2021 году на стабильном уровне» и т. п. Впрочем, дело, конечно, не в одном ведомстве. Первый зампред правительства Андрей Белоусов проводит 13 мая (обращаемся к тому периоду, поскольку осенью пожинают заложенное весной) межведомственное совещание по мониторингу цен на социально значимые товары. Заявляется: рост цен на продукты удалось замедлить, цены стабилизируются. В тот же день, 13 мая, ТАСС передает: крупная торговая сеть «Лента» получает от поставщиков уведомления о повышении цен на товары базового перечня.

Или. Минувшим летом президент, говоря на «Прямой линии» о том, почему бананы из Эквадора стоят в магазине дешевле родной моркови, напомнил, что цены на продовольствие растут во всем мире, но вот на молоко цены стабильны. «Масло делают из молока, поэтому и рост там где-то в последнее время наблюдался от 3,5 до 5 процентов, — объяснил Путин. — Обращаю внимание на то, что это меньше уровня инфляции, потому что инфляция у нас подросла почти под шесть процентов». Это происходит 30 июня. На следующий день, 1 июля, производители молока заявили о повышении цен к осени на 7–10%. К вопросу о тирании в России. Была бы она, это расценили бы как диверсию. Но ее нет, есть всеобщее разложение: просто плевать. А в том, что молока не попить нищим бабкам и молодухам с детьми, сами виноваты. В Минсельхозе говорят, что цены стабильны и на хлеб, и на молоко. А на мясо в августе выросли временно, из-за периода пикников.

Сами производители и поставщики объясняют подорожание широко, факторы перечисляют не скупясь. Рост издержек и себестоимости — это само собой. Эксперты же говорят о недостаточности мер, принимаемых чиновниками для стабилизации внутреннего рынка. О плохой работе правительства. Да, в августе антимонопольная служба отправила внеплановые выездные проверки по сетям — в «Пятерочку», «Перекресток», «Карусель», «Ленту», «Магнит» — с целью «недопущения необоснованного повышения стоимости социально значимых продовольственных товаров», причиной которого может быть сговор. Однако не поздно ли? И те ли это меры, которые могут помочь? И ищут именно там, нигде больше не надо?

Эксперты «Новой» отмечают существенные отличия в работе ФАС в текущем году и в прошлом (службу покинули многие ключевые фигуры — вслед за отставкой в ноябре прошлого года Игоря Артемьева, возглавлявшего ведомство 16 лет). В прошлом году на такие безосновательные объявления о грядущем повышении цен, что в этом году вошли в порядок вещей, в ФАС реагировали живо, оценивая их как «преступление перед населением страны». И в прошлом году ФАС чего только не применяла: предупреждающие звонки, разговоры по душам, наконец официальные предостережения. И главное — быстро и своевременно. Не месяцами, как это принято у чиновников, а в течение нескольких дней. Теперь риторика ФАС и принимаемые меры изменились: направили поручения, организовали мониторинг, сделали запросы… И вот поставщики заявляют о повышениях — «лапкой трогают» — и ждут. А ничего не происходит, действенной реакции государства нет. И теперь отыгрывают повышения, которые не прошли в 2020-м.

Вслед за ростом цен на металл, дерево, кирпич, бетон, линолеум и т. п. — по цепочке проблемы на стройках. В том числе школ, больниц, детсадов: госконтракты на одну сумму заключены, а за это время металл вырос вдвое. Значит, что? Или некачественно построят, или государство должно доплатить. Рост цены на металл повлиял — хотя казалось бы — даже на интернет-торговлю. В пандемию увеличились объемы у всех мировых гигантов, соответственно увеличился спрос на склады — иначе проблемы с доставкой, с логистикой, — вся начинка там из металла.

Контейнерные перевозки (это все, что везется из Юго-Восточной Азии и транслируется на стоимость одежды, бытовой техники, гаджетов, комплектующих и запчастей) — плюс 800–1000% на некоторых направлениях. В 2015 году ФАС крупнейших перевозчиков привлекла, и они все подписали с Артемьевым соглашение о примерном поведении на рынке. Сейчас глава службы новый, и это соглашение, похоже, выкинули — ну, с новым главой же ничего не подписывали.

Понятно, что будут говорить и уже говорят, что такой рост цен вызван объективными экономическими причинами. Восстанавливаются мировые рынки, люди стали больше ездить, строить. Рост спроса влечет за собой рост предложения и цены. Так и есть, это тоже правда, весь вопрос — насколько. Сколько мы должны платить за восстановление мировой экономики, включающей и нашу: 15–20 процентов или 250?

Меж тем Forbes написал о подготовке ФАС законопроекта, регулирующего цены на продукты — с ограничением наценок торговых сетей. Встреча ФАС с их представителями прошла 13 августа (пятница), в этот же день служба сообщила о внеплановых выездных проверках крупнейших ретейлеров — чтобы, видимо, усилить нравственно-политический эффект от совещания.

Как происходило госрегулирование цен на сахар и подсолнечное масло, страна наблюдала с декабря 2019-го, и почему это обернулось фикцией с пропажей дешевых товаров, вроде все в курсе. Также вроде еще не все вымерли, кто помнит дефицит абсолютно всего (за исключением, наверное, майонеза и морской капусты) в конце 80-х — с советским госрегулированием. Однако ржавая карусель кружит хорошо знакомым маршрутом — к «ножкам Буша». Простите, Байдена. Госрегулирование в рыночных сферах — экономический вандализм. Это не признак силы государства, наоборот, это от беспомощности регулятора. Что дальше? Дефицит и черный рынок. Дальнейший рост цен. Дешевые товары пропадут с прилавков. Спекуляция — пока она не наказуема.

Процесс пошел. Вот как складывается пазл: турбизнес ропщет по поводу антирыночного директивного регулирования цен в отелях (предложено ФАС); россияне заявляют о необходимости госрегулирования цен на стройматериалы; «ЕР» отчитывается, что уронила цены на сезонные овощи на треть и что «в большинстве сетевых магазинов наценка на социально значимые продукты на начало сентября является нулевой».

10 сентября «Левада-Центр» (внесен Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции «иностранного агента») обнародовал некоторые промежуточные итоги. 62% россиян считают предпочтительной экономическую систему советского типа — государственное планирование и распределение. Этот показатель достиг максимума за всю историю наблюдений. И рекордно мало — 24% — теперь тех, кто склоняется к системе, основанной на частной собственности и рыночных отношениях. Запрос на возвращение, на новый круг карусели как никогда высок. Его подготовили. Выпестовали.

Автор Алексей Тарасов, oбозреватель

https://novayagazeta.ru/articles/2021/09/21/krugom-raspad-koshmar-i-krupy

***

В слабом росте экономики России виноваты мигранты?

Предприятия, компании, вышедшие на фондовый рынок, должны будут обеспечить обещанную доходность по облигациям. При этом без наращивания все тех же объемов производства, о чем так печется Эльвира Набиуллина, можно легко манипулировать ценами на продукцию, вызывая их рост. Приток мигрантов лишь обеспечит приток дешевой рабочей силы, снижая конкуренцию на трудовые ресурсы, состоящие из граждан страны, возможно, в ущерб соцпрограммам. Не это ли погрузило Россию в демографическую яму?

Вранее выпущенных Центробанком исследованиях «О чем говорят тренды: Макроэкономика и рынки», подготовленном Департаментом исследований и прогнозирования, и «Региональная экономика: комментарии ГУ», в свою очередь подготовленном экономическими подразделениями территориальных учреждений Банка России при участии Департамента денежно-кредитной политики, аналитики ссылались на структурные сдвиги на рынке труда, приходя к выводу о необходимости пополнения экономики мигрантами. Мол, иначе нехватка низкоквалифицированных работников создает на рынке труда высокую конкуренцию среди предприятий за кадры и в конечном итоге влечет рост заработных плат, что создает проинфляционные риски. В интервью РБК, состоявшемся на днях, глава Банка России Эльвира Набиуллина по сути подтвердила выводы аналитиков. Более того, говоря о дальнейшем росте российской экономики, Набиуллина установила этому показателю «потолок», пробить который без роста инфляции сложно. Как отметила глава Банка России, прогнозируется, что с учетом запланированных структурных мер правительства устойчивые темпы роста, которые не будут создавать избыточного инфляционного давления, составят 2−3% в год.

«Это те темпы, которые отвечают нынешнему производственному потенциалу. Наша денежно-кредитная политика, безусловно, влияет на темпы роста. Но наша задача заключается в том, чтобы эти темпы роста были устойчивые, чтобы не было перегрева или охлаждения экономики, то есть чтобы экономика росла близко к потенциальным темпам. Индикатором этого является инфляция. Если она выше целевых значений, это означает, что в экономике в целом могут быть элементы перегрева. А если очень низкая — это индикатор, что у нас есть недоиспользованный потенциал экономического роста», — сказала Эльвира Набиуллина в интервью РБК.

Причем ситуация на рынке труда, по ее словам, сейчас указывает на то, что «мы близки к потенциалу». По мнению Набиуллиной, у нас сейчас низкая безработица, и стимулирование спроса в условиях дефицита рабочей силы выльется в рост цен, а не в производство большего количества товаров и услуг. Пробить же «потолок» потенциального роста экономики можно, по мнению главы Центробанка, за счет повышения производительности труда — этот фактор она назвала ключевым, ну и за счет увеличения рабочей силы. «Если совсем упрощать, это можно сделать за счет интенсивных факторов и экстенсивных факторов. За счет увеличения рабочей силы — демографически мы вряд ли этого можем достичь, но одно из ограничений, с которым сейчас многие отрасли столкнулись, — нехватка рабочей силы, в том числе миграционного характера, поэтому при восстановлении миграционного потока темп роста <экономики> немного вырастет», — отметила глава Банка России.

Говоря же об ограниченном влиянии денежно-кредитной политики на экономический рост, госпожа Набиуллина всё-таки слукавила. «Когда мы говорим, что денежно-кредитная политика ограниченно влияет на экономический рост, мы имеем в виду, что мы не можем повлиять напрямую на потенциальные темпы роста. Это зависит от производительности труда, от факторов эффективного инвестирования. Мы, конечно, косвенное влияние на это оказываем, потому что ценовая стабильность позволяет людям более уверенно прогнозировать, планировать инвестиции. Но напрямую мы не можем на это повлиять», — подчеркнула глава ЦБ РФ.

Звучит лукаво, потому как, с одной стороны, действительно Центробанк не может оказать влияния на производительность труда компаний, предприятий, но с другой стороны, все большая концентрация банковского рынка, который теперь еще предоставляет нефинансовые виды услуг и увлечен экосистемами, точно так же, как и платформы электронной коммерции, влияет на структуру рынка труда. А сам регулятор финансового рынка все больше наращивает свои полномочия в нефинансовом секторе тоже.

Так, например, первый зампред ЦБ РФ Сергей Швецов в рамках международного банковского форума «Банки России — XXI век», чьи слова цитировало агентство ТАСС, рассуждая о том, приведет ли рост предложения небанковских продуктов банковским клиентам к оттоку ликвидности банков, заявил, что эта опция как раз и консервирует роль банков и «не дает серьезным образом состояться конкуренции». По словам Швецова, сейчас банки в соответствии с законодательством могут использовать свою базу для продажи небанковских продуктов, в то время как небанковские компании из финансового или нефинансового сектора продавать своей клиентской базе небанковские продукты не могут. Правда, в то же время покупка банковских лицензий большими компаниями с широкой клиентской базой может, по его мнению, повлечь конкуренцию за клиентов. Но и эти рассуждения, заметим, тоже лукавы. Банковские экосистемы настолько много аккумулировали функций, что клиенты не станут особо утруждаться выходить за их пределы. Вместе с тем, как заметил Швецов, для банковского сектора не проблема предоставлять своим клиентам доступ и к рынку капитала, даже если частично это пойдет не из текущих доходов, а из депозитных счетов.

«Но конкуренцию никто не отменял. Если эта тенденция усилится — переход физических лиц на рынок облигаций — значит, придется повышать ставки. Рынок есть рынок», — цитирует ТАСС первого зампреда. Ну и давайте посмотрим на недавнюю информацию профильного портала «Банки.ру», который со ссылкой на анализ данных мониторинга максимальных ставок крупнейших банков, опубликованный Центробанком 16 сентября, сообщал о снижении ставок по рублевым вкладам для физлиц первой десяткой банков: средняя максимальная ставка по итогам первой декады сентября составила немногим более 6,15% годовых против примерно 6,17% за третью декаду августа. Таким образом, делают вывод эксперты, ставка впервые с третьей декады мая 2021 года продемонстрировала локальное снижение, несмотря на продолжающийся рост ключевой ставки ЦБ. То есть сейчас банкам деньги не нужны и они выталкивают физлиц на фондовый рынок? К слову, состав топ-10 банков по вкладам, как отмечали эксперты «Банки.ру», в очередной раз поменялся (в этом году состав первой десятки менялся уже несколько раз) и сейчас выглядит следующим образом: Сбербанк, ВТБ, «Газпромбанк», «Альфа-Банк», «Россельхозбанк», «Открытие», «Райффайзенбанк», «Тинькофф Банк», «Московский Кредитный Банк» и «Совкомбанк». Последний занял место «Промсвязьбанка», фигурировавшего в списке за предыдущий отчетный период.

Отметим, что если напрямую влиять на производительность компаний Центробанк не может, то стоимость банковских кредитов, впрочем, как и развитие регулятором фондового рынка, влияет на развитие предприятий и экономики в целом. Активное же развитие фондового рынка лишь сместит акценты: предприятия, компании, выпускающие облигации, должны будут обеспечить своим инвесторам обещанную доходность. При этом без наращивания все тех же объемов производства, о чем так печется Эльвира Набиуллина, можно легко манипулировать ценами на продукцию, вызывая их рост. А что мигранты? Приток мигрантов лишь обеспечит приток дешевой рабочей силы, снижая конкуренцию на трудовые ресурсы, состоящие из граждан страны, как и может повлечь, возможно, игнорирование соблюдения прав работников и социальных программ. Не эти ли факторы сыграли одну из роковых ролей, погрузив Россию в демографическую яму? Поэтому не стоит Центробанку так уж умалять значение своего влияния на экономику. При этом, заметим, конечно, есть отрасли, вроде строительной, где нехватка мигрантов может сказаться на реализации, например, инфраструктурных проектов. Но их приток не должен сказываться на благосостоянии граждан страны, которое должно расти!

Автор Галина Смирнова

https://regnum.ru/news/economy/3374185.html

***

Гробовые деньги не пахнут

Как зампред Центробанка проговорился о том, что «пенсионерам помогать уже поздно».

Поправлять своего сотрудника пришлось самой Эльвире Набиуллиной. «Я сожалею о крайне неудачной формулировке своего заместителя по вопросу поддержки пенсионеров. Бо́льшая часть тех, кто уже вышел на пенсию или выходит сейчас, не имели возможности делать накопления на старость. И конечно, это один из приоритетов государства — обеспечить для всех достойную пенсию», — сказала глава ЦБ.

А уже на следующий день по новостным лентам разлетелись слова министра труда Антона Котякова, сообщившего об индексации страховых пенсий в следующем году. По этим словам, средний размер страховой пенсии по старости для неработающих пенсионеров в 2022 году составит 18 521 руб., в 2023 году — 19 477 руб., в 2024 году — 20 469 руб. По данным Счетной палаты РФ, на 1 января 2021 года средний размер пенсии в России был 16 тысяч 789 рублей 48 копеек в месяц.

Вот здесь можно сказать, что банкир не очень-то и ошибся, когда говорил, что «пенсионерам не поможешь». Ни на 18, ни на 20 тысяч жить нельзя. Согласно оценке руководителей Всероссийского НИИ экономики сельского хозяйства, которую мы уже цитировали в материале «Новой», «для достижения показателей рационального потребления денежные доходы домохозяйств в России должны находиться на уровне примерно 100 тысяч рублей в месяц» — в пять раз выше, чем «страховая пенсия».

Так что Сергей Швецов, конечно, не очень прав «по форме» — можно понять его слова как предложение отказаться от поддержки пенсионеров, но совершенно прав по существу — ни о каком достойном пенсионном обеспечении с пенсиями по 20 тысяч рублей говорить всерьез невозможно.

Сталинская пенсия

Но зампред ЦБ ошибся в рассуждении о том, «когда человек вышел на пенсию, полагаясь полностью на государство, это социализм. Мы скорее ближе к нашему советскому прошлому в этом плане…» Зато, продолжил начальник свою мысль, «…помогать нужно гражданину выйти на пенсию с хорошим пенсионным проектом, который прежде всего <…> должен быть сформирован самим гражданином в течение всей жизни. Это называется «капитализм».

Как раз социалистическое государство и не торопилось платить старикам, скажет историк экономики. Первые пенсии стали назначать только в 1928 году: шахтерам, металлургам и рабочим военных заводов. Товарищ Сталин обозначил приоритеты — пенсию нужно было зарабатывать на индустриальных гигантах первой пятилетки.

Максимальная пенсия не превышала 300 рублей — для особо заслуженных рабочих, старых партийцев и т.п. Большинство могло рассчитывать на 120–150 рублей (в середине 1930-х прожиточный минимум в СССР составлял рублей двести). Советским служащим небольшие пенсии начали назначать в 1937 году. Колхозникам никаких пенсий не полагалось. Только в 1956 году рабочие и служащие официально получили право на государственную пенсию. Средний размер пенсии не превышал 28% от среднего заработка, который был очень низким.

В середине 1960-х был создан Централизованный союзный фонд социального обеспечения колхозников, куда отчислялось 4% доходов колхозов. Из этого фонда начали выплачивать пенсии колхозникам (в то время — в интервале от 12 до 20 рублей). «Трудодни» времен коллективизации в зачет пенсии не шли. Что такое было 20 рублей «колхозной пенсии»? Подводя итоги семилетки (1959—1965 годы), эксперты Центрального НИЭИ Госплана РСФСР в 1965 году докладывали в Политбюро ЦК КПСС: «Крайне низкие доходы — до 30 руб. на члена семьи в месяц — имело 17,07% населения. А от 30 до 40 руб. — 22,15%… Прожиточный минимум составлял 40 руб. в месяц на члена семьи». То есть почти 40% населения СССР через полвека советской власти имело доходы ниже прожиточного минимума (по советским же нормам). Уровнем достатка считались 65 руб. в месяц. До него недотягивало в общей сложности 73,51% граждан.

К пенсионному вопросу власти были вынуждены вернуться уже в середине 1970-х. И вот почему. К пенсионному возрасту подошло поколение, родившееся в 1914–1924 годах. Это были люди, лопатами выкопавшие котлованы под фундамент танковых заводов в 30-е годы и теми же лопатами копавшие противотанковые рвы на войне. Этих людей в стране было немного в сравнении с остальным населением. Но именно эти люди могли спросить: «За что дрались?» и «Как жить дальше?» А никакого «коммунизма» к 1980 году этим людям обещать было уже нельзя.

Вот тогда и появилась «максимальная пенсия в 132 рубля», превышающая среднюю зарплату. Но условия для получения такой пенсии были жесткие — долголетний непрерывный стаж работы на одном месте в сочетании с высокой зарплатой. Большинство же пенсий были меньше — в позднем СССР при зарплате в 50 рублей можно было рассчитывать на пенсию в 85% от зарплаты (то есть на 42,5 рубля), а при зарплате в 100 рублей — уже только на 50% (то есть на 50 рублей). В 1986 году средняя пенсия по стране составляла 75 рублей. Официально работать, получая и зарплату, и пенсию, запрещалось — исключение было только для «военных» пенсионеров.

Как накопить при «капитализме»?

Так что социализм был на самом деле скуп на деньги для тех, кто уже не мог трудиться. Но, может быть, капитализм в его российском варианте позволит трудящемуся накопить на пенсию, занимаясь инвестициями и накоплениями, как советует Швецов (кстати, как сообщала «Российская газета», официальный мультимиллионер)?

По данным опроса, проведенного в начале 2020 года по заказу компании «Росгосстрах Жизнь» и банка «Открытие», более 60% россиян не имеет сбережений. При этом, как подсчитал Росстат, средняя зарплата в мае 2021 года составила 56 171 рубль. Это не так мало — в прошлогоднем интервью «Российской газете» (доступно на сайте Банка России) под названием «План «Б» для лучшей жизни» Сергей Швецов рассуждал, что 45 тысяч рублей на человека в семье вполне достаточно, чтобы начать формировать свой пенсионный план.

Вообразим себе ответственного человека со средней зарплатой, который решил последовать совету копить себе на старость самостоятельно. Допустим, он решит ежемесячно откладывать 10% от своего заработка — 5620 рублей. В самом простом варианте — на пополняемый депозит с ежемесячным начислением процентов. Хотя бы под 6% годовых — ничего запредельного в таком проценте нет, особенно если вы планируете пополнять свой вклад лет тридцать и не забирать оттуда ни копейки. Инфляцию из нашей модели мы уберем. Важен принцип. Онлайн-калькулятор сложных процентов подскажет нам, что за 30 лет мы накопим 5 673 601 рубль. Разделив эту сумму на 264 месяца (столько, по официальной оценке, средний человек проживет после выхода на пенсию), мы получим… 21 490 рублей. Получившаяся сумма странно совпадает с «официальной пенсией».

Теперь давайте по той же самой схеме подсчитаем теоретическую доходность взносов в Пенсионный фонд. Если зарплата составляет 56 171 рубль, то 22% официальных «пенсионных взносов» с такой зарплаты — это 12 358 рублей. Попробуем условно разместить эту сумму даже не под 6%, а под консервативные 4% годовых на 30 лет. Получается намного больше. 14 миллионов 655  тысяч 367 рублей. И разделив эту сумму на 264, мы получим 55 512 рублей. В два с лишним раза больше, чем «официальная пенсия»? Понятно, это условная схема. Но с «российским капитализмом», о котором говорил Сергей Швецов, что-то не так. Или Пенсионный фонд очень странно управляет нашими деньгами, или нам просто не доплачивают.

И слова Эльвиры Набиуллиной о том, что «бо́льшая часть тех, кто уже вышел на пенсию или выходит сейчас, не имели возможности делать накопления на старость», приобретают особый смысл. А есть ли вообще у человека в России шансы заработать себе на нормальную пенсию — с учетом стагнации доходов, роста цен и застойной бедности? Понятно, кто-то может стать заместителем председателя Центробанка — но это карьера не для всех. Может быть, те, кто вышел или будет выходить на пенсию сейчас, и «не смогли сделать накопления». Но ведь трубопроводы, заводы, горно-обогатительные комбинаты, мосты и стадионы — источники благосостояния российской элиты — были построены с их участием. Их трудом и на их деньги.  

Пенсионную систему придется менять. Пересобирать заново. Пока не поздно. А потом уже советовать «делать инвестиции».

Автор Дмитрий Прокофьев, специально для «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/09/23/grobovye-dengi-ne-pakhnut


Об авторе
[-]

Автор: Михаил Сергеев, Алексей Тарасов, Галина Смирнова, Дмитрий Прокофьев

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.10.2021. Просмотров: 25

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta