Поток сознания прирастает «Силой Сибири». Российская газовая политика выглядит все страньше и чудесатее

Содержание
[-]

Российская газовая политика выглядит все страньше и чудесатее

21 мая Владимир Путин объявил о подписании контракта с Китаем по так называемому «западному» маршруту. Детали не разглашались, но было объявлено, что общая цена контракта составит 400 млрд долларов, что, как тут же посчитали эксперты, соответствовало 350 долларам за 1000 кубометров газа. При этом необходимые инвестиции в освоение месторождений и строительство газопровода «Сила Сибири» официально оценивались сначала в 60 млрд, а потом в 100 млрд долларов.

Российская пропаганда торжественно объявила этот контракт «нашим ответом Западу»: мол, если Европа вводит против нас санкции, пусть дрожит, — весь газ пойдет в Китай.

Эксперты были настроены более скептически. Даже при цене 350 долларов контракт балансировал на грани рентабельности и мало что мог дать бюджету, потому что для минимизации убытков Владимир Путин отменил для проекта даже налог на добычу полезных ископаемых и на имущество. А объем газовых поставок — 38 млрд кубов — выглядел для Китая с населением 1 миллиард 400 миллионов человек смехотворным. Мы столько же поставляли на 40-миллионную Украину.

Однако многие, в том числе и я, были поражены, что контракт был вообще подписан. Дело в том, что китайцы мало заинтересованы в проекте: недостатка в газе не испытывают, и вдобавок российские охотники до затыривания в землю денег и труб еще до подписания контракта заявляли, что готовы строить газопровод и так — даже без контракта.

Спустя пару месяцев выяснилось, что сомневающиеся были правы. Окончательный вариант контракта не был-таки подписан. Просто вежливые китайцы не стали возражать, когда Кремль отрапортовал о своей победе. Зачем портить отношения с милыми людьми, которые из одного желания зарыть деньги в землю собираются провести до Китая газопровод, из которого Китай, если захочет, будет брать газ? К тому же в подписанном варианте — и это уже окончательно — цена газа привязана к нефти. Когда подписывали, то нефть стоила 109 долларов за баррель. Сейчас она упала без малого вдвое, стало быть, газ будет стоить не 350, а меньше 200. Отчего ж не купить на таких условиях?

Дальше — больше. В начале ноября Россия показала Западу новую фигу. Глава «Газпрома» Алексей Миллер сообщил, что японцы предложили «Газпрому» строить газопровод «до Хоккайдо и, возможно, до Токио» и еще поучаствовать в «газораспределении и электроэнергетике в Японии».

Увы, японцы оказались не такие вежливые, как китайцы, и на следующий же день заявили, что Миллер соврал. «Со стороны японского правительства не было никакого предложения о прокладке газопровода из России в Японию», — заявили они.

Дальше — еще больше. 2 декабря Владимир Путин после визита в Турцию заявил, что Россия закрывает проект «Южный поток», а вместо этого будет строить газопровод в Турцию.

Придворные аналитики снова принялись расхваливать мудрость вождя, показавшего зарвавшейся Европе ее место. Выглядело это странно, потому что «Южный поток» закрыла не Россия, а Европа, а также потому, что экономического смысла для России «Южный поток» не имеет (у нас на европейском направлении и так избыточные незаполненные мощности), а имеет он смысл только как инструмент удушения Украины и опять же зарывания денег в землю.

Но тут выяснилось, что Кремль и на этот раз, мягко говоря, смюнхгаузил. На следующий же день турецкие власти заявили, что «никакой газовой сделки с русскими» нет, это только протокол о намерениях, и вообще скидки на российский газ в 6% туркам мало. Они хотят 15%.

В переводе с турецкого на русский: если Кремль хочет дать подрядчикам зарыть несколько десятков миллиардов долларов в турецкой земле, то он должен оплатить это дополнительной скидкой.

***

Российская газовая политика претерпела несколько итераций.

Сначала, с 2005 года, после подписания «Северного потока», наши власти гордо окрестили себя «энергетической сверхдержавой» (в XVI веке мы, видимо, были пеньковой и пушной сверхдержавой) и всячески давали понять, что будут вертеть Европу на своей длинной большой газовой трубе, как хотят.

Это выглядело несколько нерационально, потому что две геополитические цели Кремля — а именно сорвать бабла и почувствовать себя великим и могучим — явно вступали в неразрешимое экзистенциальное противоречие, преодолевающееся в каждом отдельно взятом сознании, увы, только путем впадения в шизофрению. Потому что если газ — товар, то на нем заработать можно. А если газ — энергетическое оружие, вроде бомбы, то кто же будет добровольно и за свои деньги размещать на своей территории чужие бомбы, чтобы они там рванули в нужный Кремлю момент?

Так и оказалось: газпромовские поставки в Европу в результате многократно демонстрировавшейся Кремлем газовой мании величия, еще до всякого «крымнаша», упали с 39% в 2000 году до 24%; Германия принялась развивать возобновляемую энергетику; Литва обзавелась терминалом СПГ (которого одного хватит, и на Латвию, и на Эстонию, и даже на Финляндию); начался сланцевый бум, который глава «Газпрома» до упора именовал сланцевым пузырем.

Когда поставки в Европу стали падать, Кремль придумал еще одну мудрую геополитическую идею: «газовую ОПЕК». Идея была очень простая: если эти гады европейцы так плохо к нам относятся, что не дают поиметь себя через газовую трубу, мы поимеем весь мир через картель производителей газа. Путин отправился в турне по арабским странам. Арабы, в отличие от европейцев, вежливо кивали, но никакой газовой ОПЕК не получилось. «Газовая ОПЕК» канула в Лету вслед за «энергетической сверхдержавой».

Параллельно «газовой ОПЕК» родилась еще одна идея: если Европа не хочет покупать наш газ, мы ее накажем, продав его в Китай. Маленькая загвоздка оказалась в Китае: не покупали китайцы наш газ. По такой цене, которую просил Кремль, — он был им попросту не нужен. У них был свой туркменский, будет свой сланцевый, и вообще газ занимает в энергетическом балансе Китая всего 5%.

И вот теперь, после историй с «китайским контрактом», «газопроводом до Хоккайдо» и «турецким потоком», газовая геополитика Кремля обрела новое, совершенное измерение. Она окончательно переместилась в область фантазий. Мы гордо заявляем о подписании с нами договоров, которые на самом деле никто не подписывал, и о рассмотрении сделанных нам предложений, которые никто не делал; и вся эта лихорадочная активность служит только одному — обоснованию очередного проекта по зарытию в землю денег и труб.

Реальность же мрачна и проста. Поставки «Газпрома» в третьем квартале этого года по сравнению с аналогичным периодом 2013-го сократились:

— в Европу на 16%,

— в Россию (из-за падения производства) на 23%,

— в страны СНГ (из-за Украины) и вовсе на 60%.

Капитализация «Газпрома» упала ниже 60 млрд долларов — «Сила Сибири» будет стоить дороже.

Ах, да, кстати. Если уж Кремлю так нужен совершенно экономически бесполезный газопровод в обход Украины, то — как мудро заметил Михаил Корчемкин — такой проект есть. Он был разработан еще Ремом Вяхиревым. Это газопровод «Кобрин—Велке Капушаны». Недостаток этого проекта заключается в том, что он слишком дешев. А нам не надо дешево. Нам надо как можно дороже.

Это и есть новая концепция национального величия России: построить за 100 млрд долларов то, что Китай построил бы за 2 млрд, а скорее всего — не строил бы вовсе.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Латынина

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.12.2014. Просмотров: 179

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta