Pоссия и санкции – взрывоопасная смесь

Содержание
[-]

Pоссия и санкции – взрывоопасная смесь

После 2 ноября Россию от снятия санкций и восстановления отношений с Западом отделяет не только аншлюс Крыма и поддержка сепаратистов на юго-востоке Украины, но и проведенные в Донецке и Луганске выборы.

Понятно, что Крым Путин ни за что не отдаст, это равнозначно самоубийству, а ДНР/ЛНР результаты выборов не аннулируют. Это значит, что международные санкции против режима Путина — всерьез и надолго. Российские СМИ еще пытаются представить санкции легким недоразумением, которое не несет какой-либо угрозы ни властям, ни рядовым гражданам. Более того, введенные Западом ограничения прокремлевские политики называют голом в их собственные ворота. Хотя с каждым днем игнорировать рост цен, падение рубля, прочие напасти становится труднее. И главный вопрос заключается в том, выдержит ли их Россия?

Под санкциями (от лат. sanctio — строжайшее постановление) в международных отношениях понимаются меры воздействия, применяемые к правонарушителю и влекущие для него неблагоприятные последствия с тем, чтобы вынудить его вести себя согласно общепринятым правилам. Санкции могут быть коллективными или односторонними. Человечеством подобные принудительные действия применялись издревле, еще со времен так называемой «мегарской псефисмы», когда в 432 году до н.э. афинский стратег Перикл наложил запрет на торговлю с Мегарой, и это стало одним из поводов к началу Пелопонесской войны. Но случилось так, что лишь в ХХ веке санкциям было суждено стать важным компонентом мировой политики.    Многообразие санкционных режимов, действовавших в этот период, наряду с отсутствием четко обозначенных пределов их использования и, зачастую, весьма расплывчатой формулировкой целей, серьезно затрудняет оценку их эффективности. К примеру, методы экономического принуждения считались успешными, если подверженная им страна выполняла предъявленные требования. Впрочем, условность такого критерия очевидна, поскольку на практике торгово-финансовые ограничения никогда не приводили к желаемому результату сразу после введения санкций. Их воздействие обычно сказывалось только по прошествии определенного периода времени, в течение которого подвергались коррекции первоначальные цели санкций, складывалась иная международная обстановка, изменялись внешнеполитические приоритеты вводивших их стран. Кроме того, они редко применялись отдельно от других средств давления на страну-нарушительницу, включая использование вооруженных сил. Поэтому было бы неверно относить перемены в ее внешней или внутренней политике сугубо на счет санкций.

***

Среди существующих видов санкций более действенными являются коллективные — они масштабней, при этом выглядят гораздо менее предвзятыми по отношению к порицаемому государству. Однако добиться консенсуса по их принятию крайне трудно, о чем, в частности, свидетельствует небольшое число случаев их использования Советом Безопасности ООН. Наиболее эффективным среди них считаются коллективные санкции против ЮАР, Гаити и Ирака, хотя их воздействие не следует переоценивать. Так, для ликвидации режима апартеида потребовалось семнадцать лет, и рухнул он лишь после того, как внутри самой ЮАР развернулось мощное движение протеста. Не санкции, а военная операция многонациональной коалиции во главе с Соединенными Штатами заставила Хусейна вывести войска из Кувейта, равно как угроза Вашингтона применить силу вернула власть президенту Аристиду на Гаити в 1994 году.

С санкциями, которые вводятся теми или иными державами в одностороннем порядке, дело обстоит еще хуже. Например, ограничения, наложенные самой могущественной империей современности — США, за период 1970-1996 годов достигли официально заявленных задач только в 13 % случаев. Даже с учетом специфических условий «холодной войны», когда СССР приходил на помощь тем странам, которые подвергались давлению Белого дома, такие показатели не впечатляют. Однако вряд ли можно говорить о существенном повышении эффективности санкций даже после окончания биполярного противостояния. В частности, находящаяся с 1979 года под воздействием американских санкций иранская экономика выглядит в начале 2000-х куда более здоровой и конкурентоспособной, чем хозяйство ряда стран, которым Штаты помогали.

Помимо прочего, бытует мнение, согласно которому чем меньше государство, тем больше шансов на успех санкций против него. В качестве наглядного примера приводится Ливия, односторонние санкции против которой Вашингтон ввел еще в 1978 году в связи с обвинениями в пособничестве террористам. В 1982 году президент Рональд Рейган в дополнение к ограничению ряда товаров, наложил запрет на импорт ливийской сырой нефти и поставки ей оборудования для нефтедобывающей промышленности. В 1986 году американцы ввели всеобъемлющие торговые санкций против режима Каддафи и заморозили его активы в США. В марте того же года корабли ВВС США потопили два ливийских катера, а в апреле — через несколько дней после взрыва на дискотеке в Западном Берлине — бомбардировщики с этих же кораблей нанесли удар по аэродромам в Ливии. Но убедить союзников поддержать их действия США тогда не смогли.

Отношение европейских союзников США к Ливии изменилось в 1988 году, после взрыва в воздухе авиалайнера американской компании «Pan Am» и еще более ухудшилось после падение самолета французской «UTA» в 1989 году. В причастности к данным актам террора были заподозрены ливийские спецслужбы. Отказ Муаммара Каддафи от сотрудничества в расследовании взрывов послужил основанием для принятия в марте 1992 года Советом Безопасности ООН резолюции, налагавшей запрет на воздушное сообщение с Ливией и продажу ей оружия. В ноябре 1993 года Совбез наложил эмбарго на поставки стране оборудования для добычи и переработки нефти и заморозил ее активы в зарубежных банках. Наконец, в августе 1998 года Вашингтон и Лондон в ультимативном порядке потребовали от Триполи выдачи подозреваемых суду в Гааге, угрожая в противном случае ввести дополнительные санкции, включая полное эмбарго на продажу нефти. Усилившийся нажим вынудил Ливию дать согласие на выдачу подозреваемых в подготовке террористического акта против «Pan Am». СБ ООН сразу же отменил все ограничения, введенные против Ливии, хотя США официально сняли свои санкции лишь в сентябре 2004 года.

***

Напротив, чем больше «провинившееся» государство, тем ниже считается эффективность санкций. Достаточно вспомнить примеры с «зерновым» эмбарго, введенным США в январе 1980 года, чтобы заставить Москву  заплатить за агрессию в Афганистане, или с аналогичным запретом на поставки в СССР труб для строительства газопровода из Сибири в Европу летом 1982 года, с целью добиться отмены военного положения в Польше. В обоих случаях реакция союзников США была резко отрицательной, и Вашингтон каждый раз вынужден был через несколько месяцев снимать наложенные им ограничения. Более поздний пример — санкции, наложенные США и ЕС на Китай после событий на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года. Объявленные Западом коллективные санкции против Пекина на деле так и не заработали, и довольно скоро были сняты.

Еще меньшего эффекта достигли санкции, введенные США против Индии и Пакистана в 1998 году, в связи с односторонней разработкой последними ядерного оружия и отказом присоединиться в Договору о нераспространения ядерного оружия. Среди экспертов даже бытовало суждение о том, что объявленные санкции потревожили Индию не более, чем стая мух огромного слона.

Вместе с тем следует понимать, что конечным адресатом санкций далеко не всегда становятся те или иные одиозные лидеры. «Торговые санкции, — писал один из бывших сотрудников администрации Джорджа Буша-старшего, — могут действовать подобно нейтронной бомбе, уничтожая экономику, вызывая нищету населения, но оставляя нетронутым политический истеблишмент». Больнее всего санкции ударяют по самым незащищенным слоям — бедным, престарелым, молодежи, — а также по тем группам среднего класса, которые связаны с внешней торговлей. Но, ни резолюции Совета Безопасности, ни устав ООН не содержат указаний на то, каким образом можно снизить пагубное воздействие санкций на жизнь рядовых граждан.

***

Например, вслед за тем, как Ирак в 1990 году ввёл свои войска на территорию Кувейта и совершил неудачную попытку его присоединения, Совбез ООН ввёл строжайший запрет на любые виды торговли с Багдадом и разрешил только поставки продовольствия и медикаментов для гуманитарных нужд. Но гуманитарной помощи не хватало, в стране начался страшный голод. В результате всего за четыре года после войны в Персидском заливе в Ираке от нехватки медикаментов и продовольствия умерло около 600 тысяч детей. Сам Саддам Хуссейн раздавал нуждающимся пайки в тысячу калорий, а сам, как сообщал Newsweek, смог наладить контрабанду нефти и не только питался как следует, но и строил себе дворцы. При этом местное население видело в нём спасителя, а западные страны считало агрессорами. И таким образом режим тирана мог просуществовать очень долго, если бы не вторжение американских войск в 2003 году.

Наконец, следует помнить, что внешнеэкономические связи — «улица с двусторонним движением». Когда одно государство вводит принудительные меры против другой страны, с которой оно имеет торговые и финансовые отношения, то оно тоже несет прямой и косвенный ущерб. По подсчетам американских исследователей, в 1995 году потери США от сокращения импорта в 26 стран, на которые были наложены санкции, составили сумму от 15 до 19 млрд. долларов и привели к ликвидации свыше 200 тысяч рабочих мест в экспортных отраслях экономики. Прямые потери, однако, являются лишь надводной частью айсберга. Косвенная цена много выше, поскольку здесь речь идет о долговременных последствиях. Прежде всего, они выражаются в тех преимуществах, которые иностранные конкуренты получают сразу после ухода с рынка подверженной санкциям страны американских компаний. Солидарность в бизнесе — вещь довольно редкая.

Возвращаясь к теме антироссийских санкций, ясно, что ущерб от них зачастую является желательным, нежели действительным. Его сложно оценить, особенно имея в виду то, что каждая страна обладает собственным «болевым порогом», то есть, способностью населения переносить тяготы и лишения, сопряженные с применением против нее разных ограничений. Россия в этом смысле, несмотря на громадные размеры, солидный людской, научно-технический, сырьевой, и промышленный потенциал выглядит куда слабее, чем ее предшественник в лице СССР. Во-первых, по многим секторам экономики Советский Союз, в отличие от современной России, представлял собой, пускай не совершенный, но вполне себе самодостаточный рынок. Во-вторых, по таким важным критериям, как уровень коррупции, производительность труда, исполнительская дисциплина, грамотное управление Россия сильно уступает советскому периоду. В-третьих, в отличие от эпохи «холодной войны», когда Москва опиралась на поддержку многочисленных союзников по социалистическому лагерю, плюс десятки стран т.н. «Третьего мира», ныне она пребывает в ущербном одиночестве, если не считать Казахстан с Беларусью в рамках Таможенного союза, да некоторые экзотические и малоприметные режимы поодаль.

***

Итак, в марте 2014 года, сразу после подписания Путиным декларации о вхождении Крыма и Севастополя в состав России, США и страны Евросоюза выступили единым фронтом. Это само по себе показательно, учитывая вероятные издержки. Кремлю были предъявлены следующие требования: соблюдать нормы международного права и существующие обязательства, в том числе в рамках Устава ООН и Будапештского меморандума ОБСЕ, прекратить вмешательство во внутренние дела Украины и перейти к решению всех спорных вопросов через политический диалог — в частности, в рамках так называемой контактной группы по Украине. Позже в той или иной степени к антироссийским санкциям примкнули: Япония, Канада, Австралия, Исландия, Новая Зеландия, Норвегия, Лихтенштейн, Швейцария, Албания, Черногория, Косово.

В качестве первого пакета принудительных мер Россия была исключена из «Большой восьмерки», саммит в Сочи отменен, страна лишилась взаимодействия с НАТО, а также права голоса в Парламентской Ассамблее Совета Европы. При этом США и ЕС огласили список официальных лиц, которым запретили въезд, их имущество и счета подлежали аресту на территориях этих стран. В европейском списке был всего 21 чиновник (крымские госслужащие, российские депутаты и военные), в американский список попали российские официальные лица, в том числе вице-премьер Дмитрий Рогозин, помощник президента Владислав Сурков, председатель Совфеда Валентина Матвиенко. В ответ все российские чиновники заявили, что счетов за рубежом у них нет, и даже в потугах выказать лояльность патрону называли это честью для себя. Естественно ни о каком варианте идти на попятную, речь не шла. Напротив, возврат Крыма преподносился путинской пропагандой в качестве первого шага на пути к воссозданию т.н. «Русского мира». В российском обществе той поры действительно ощущался невиданный подъем патриотического духа, личный рейтинг популярности Владимира Путина достиг рекордной отметки.

Дальше началась игра по перетягиванию каната. Президент США Барак Обама и канцлер Германии Ангела Меркель заявили о подготовке нового, более серьезного пакета санкций. Первое расширение списка последовало уже 20 и 21 марта. Американцы дополнили свой список новыми фигурантами, разделив его на две группы: официальные лица и «внутренний круг» Путина. Платежные системы Visa и Mastercard отказались обслуживать карты банка «Россия», так как, по мнению США, банк являлся «личным банком высокопоставленных российских чиновников». ЕС также расширил санкционный список и отменил саммит Россия-ЕС. Россия в долгу не осталась и ответила своим списком американских сенаторов и их помощников, ставшими персонами нон-грата.

В целом, санкционные списки расширялись еще более пяти раз, при этом новыми фигурантами становились не только особы, приближенные к российскому лидеру, но и госкомпании, банки,  и целые сектора российской экономики. В итоге под санкции попали более 100 человек — чиновники, бизнесмены, политики, военные и журналисты. Заморожены активы, запрещены транзакции и выдача долгосрочных кредитов крупнейшим банкам с госучастием: «Сбербанку», ВТБ, «Внешэкономбанку», «Газпромбанку», «Россельхозбанку» и другим. Свернуто инвестиционное сотрудничество. Под запрет попали поставки в Россию оборудования и технологий для разработки нефтяных и газовых месторождений, что, по сути, приостановило модернизацию российского ТЭК. К официальным запретам присоединились и частные компании. К примеру, ExxonMobil остановила 9 из 10 проектов в России. Жертвой санкций стал «Добролет» — лоукостер «Аэрофлота», который должен был обеспечить полеты в Крым и другие российские регионы. Ирландская компания SMBC Aviation Capital отказала в лизинге, немецкая Lufthansa Technik в обслуживании.

Картину сгустила так называемая асимметричная реакция Кремля — 6 августа Владимир Путин подписал указ о введении продовольственного эмбарго на импорт молока, мяса, рыбы, овощей, фруктов и орехов из стран, которые ввели санкции против России. И хотя двумя неделями позже из-под санкций вывели безлактозное молоко, биологически активные добавки, в том числе витамины и спортивное питание, мальков рыбы и семенной материал для картофеля, вердикт  независимых экспертов однозначен – Россия наказала собственных граждан. Уже спустя два месяца рост цен на ключевые виды продовольствия выросла на 20-30 процентов. Попытки усмотреть в ответных санкциях шанс для российских производителей сельхозпродукции тщетны Несмотря на колоссальные вложения в агропромышленный комплекс, восполнить импорт (30% свинины, 40% говядины и птичьего мяса, 60% молока и т.д.) в ближайшие 4-5 лет Россия объективно будет не в состоянии. Между тем растет бегство капиталов из России, объем которых лишь с начала нынешнего года превысила 100 миллиардов долларов. За этот же период курс российского упал на треть относительно доллара, евро и других мировых валют.

Однако, пожалуй, самым серьезным испытанием для Россией, своеобразным «ударом под дых» стали так называемые неофициальные санкции. И речь здесь не просто о катастрофическом ухудшении репутации России на мировой арене, которую она так усиленно продвигала все прошлые годы, тратила космические суммы (одна Олимпиада с Сочи стоила 65 миллиардов долларов). Гораздо более тяжким испытанием является падением мировых цен на нефть – экзамен, который в свое время не выдержал куда более могущественный Советский Союз. Так, министр финансов России Антон Силуанов заявил, что из-за падения нефти, политики американского Центробанка и вообще геополитической ситуации Россия потеряла 4% ВВП. Если в деньгах, то это примерно 2,6 триллиона рублей — пятая часть годового бюджета страны. Сам Путин усматривает в происходящем элементы заговора США и их арабских союзников.

***

Таким образом, вызовы для России налицо. При этом официальные лица Европейского Союза и США настроены решительно и настаивают на том, что об отмене санкций можно будет говорить только после изменения ситуации в Украине. МВФ и Всемирный банк менее категоричны – они предполагают, что в санкции к 2015 году могут быть сняты, но их прогнозы ничем, кроме экономической целесообразности, не подтверждаются. В самом российском обществе между тем зримо наблюдает перемена в настроениях. На смену всеобщему ликованию по поводу присоединения Крыма постепенно приходят элементы опасений и паники. Заоблачные лишь полгода назад рейтинги Путина медленно, но верно идут на спад. Тенденция на бегство капиталов дополняется растущими миграционными потоками из России, причем это касается интеллектуально и экономически наиболее активных граждан государства. Ясно одно, отыграть назад и выйти сухим из воды у нынешних российских элит не получится. За все придется платить, причем цена вряд ли ограничится Крымом, даже в случае его гипотетического возврата Украине.  Сами действия Путина, который привел Россию к глубочайшему кризису, едва ли укладывается в здравую логику. Для этого лучше подойдет шахматный термин цугцванг, когда игрока буквально «ведут» и он вынуждено совершает один неверный шаг за другим. Сложно судить, кто конкретно ведет Путина. Да и не это важно. Важно то, что он ведется, затягивая Россию в пропасть. И самый главный вопрос заключается в том, каков запас ее прочности. Если исходить из опыта СССР, которому достаточно было пяти лет, чтобы развалиться, то в России «час Х» может наступить  раньше. Большинство независимых политиков, экономистов, экспертов, включая российских, отводят на это всего два года, и в свете изложенных факторов с ними трудно не согласиться. А вот уже при таком раскладе последствия вряд ли ограничатся пределами России.           

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Расул Жумалы

Источник: exclusive.kz

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.11.2014. Просмотров: 215

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta