Польша выросла

Содержание
[-]

Польша выросла

Кризис показал, что польские реформаторы выбрали верную стратегию развития. Достигнутые успехи позволяют стране сегодня заявить о себе как о новой величине в Евросоюзе.

Европу лихорадит — государства региона крайне тяжело переносят охвативший Старый Свет финансовый кризис. В Румынии в начале февраля прошли массовые выступления граждан, недовольных принятыми властями мерами жесткой экономии — и в результате правительство страны ушло в отставку. В Греции подобные протесты идут до сих пор. Общенациональные забастовки и стотысячные акции протеста для жителей этой страны стали уже нормой, а установка виселиц перед дворцом парламента — актом справедливости. Венгерские власти попытались справиться с кризисом авторитарными и популистскими мерами — и в результате не только спровоцировали акции протеста внутри страны, но и оказались под санкциями Евросоюза.

В этом море хаоса Польша — настоящий островок спокойствия. Она стала единственной страной, не испытавшей во время финансово-экономического кризиса падения ВВП и продолжающей успешно развиваться. В то время как многие европейские государства пытаются любым способом сократить расходы, польские власти реализуют масштабные инвестиционные программы. Так, страна может позволить себе тратить деньги на экологические инновации, в частности на развитие возобновляемых источников энергии. Доля этих источников энергии в энергобалансе страны, по словам заместителя министра экономики Марчина Каспжака в 2014 году может составить 10%, а в 2020-м — уже 20%. Польские компании активно включились в реализацию этой государственной идеи. Так, Enea намерена в направить 25% всех своих капитальных инвестиций именно в развитие возобновляемых источников энергии (на сегодня у компании есть биогазовый завод в Лишкаве мощностью более 2 МВт и ветряная электростанция в городе Даржын мощностью 6 МВт).

Секрет живучести

Столь высокий кризисный иммунитет Польши эксперты объясняют солидным экономическим фундаментом, который стране удалось создать в постсоветское время, и грамотной политикой властей в период кризиса.

Один из основных элементов экономических реформ, проведенных в Польше, состоял в том, чтобы сделать упор на развитие среднего и малого бизнеса, сохраняя при этом производственный характер самой экономики, а не переходя в сектор услуг. «В отличие от многих стран 48,4 процента ВВП Польши производят микро-, малые и средние предприятия, — объясняет “Эксперту” министр-советник посольства Польши в России Марек Очепка. — Причем из этих 48,4 процента около половины приходится именно на микробизнес — предприятия, на которых трудится до девяти человек. Эти предприятия очень гибкие, они быстро подстраиваются под изменение окружающей среды, могут быстро менять профиль производства и рынки». В целом в Польше сейчас насчитывается более 4 млн фирм.

Сохранить промышленное производство как базу для экономики страны Польше помогли грамотные шаги по привлечению иностранных инвесторов. Был принят закон об иностранных инвестициях, который отменял ограничения на долю акционерного капитала для иностранцев, устанавливал налоговые льготы для зарубежных инвесторов, причем в районах с высоким уровнем безработицы льготы были более значительными. В результате, по некоторым данным, объем прямых зарубежных инвестиций возрос с 4,3 млрд долларов в конце 1994 года до 20,6 млрд долларов в конце июня 1997 года, что позволило промышленности не только выжить, но и модернизироваться. В результате, говорит Марек Очепка, сейчас «Польша превратилась в одну из самых привлекательных стран для иностранных инвесторов. В различные активы страны было вложено порядка 200 миллиардов долларов». По его словам, это стало одной из причин наличия в стране мощной промышленной базы с высоким качеством производства. Хорошее качество польских товаров в совокупности с низкой стоимостью производства стали залогом того, что польская промышленность пережила вступление в ЕС и выдержала конкуренцию с западноевропейскими производителями. В результате сегодня среди 50 крупнейших быстрорастущих технологических компаний в ежегодном рейтинге Центральной Европы Deloitte’s Technology Fast 50 оказалось 20 польских компаний, а в первой десятке — шесть. Поэтому неудивительно, что, когда в кризис европейские компании в массовом порядке закрывали свои восточноевропейские филиалы для спасения основных подразделений, польские филиалы чаще всего выживали. «Руководитель FIAT мне сказал, что одна фабрика в Польше с 6100 сотрудниками производит больше качественных машин, чем пять итальянских заводов с 22 тысячами сотрудников», — говорит Марек Очепка.

Сохранить объемы производства (а значит, и рабочие места) стране удалось, даже несмотря на общее сокращение уровня потребления в европейских странах. «Польша была не так сильно завязана на внешние рынки, — объясняет Марек Очепка. — С экспортом было связано лишь 40 процентов нашего ВВП. Для сравнения: в Венгрии эта цифра составляла 80 процентов». В результате те продукты, которые не смогли купить европейские потребители, ушли на внутренний рынок (население Польши — 38 млн человек, это самый большой рынок Восточной Европы). И польское правительство сделало все, чтобы во время кризиса этот рынок не потерял свою покупательную способность. Чтобы повысить внутренний спрос, власти проиндексировали пенсии и сократили налоги. Так, три ставки подоходного налога (19, 30 и 40%) были заменены двумя (18 и 30%).

Свою роль в сохранении высокого уровня потребительского спроса сыграла и устойчивость банковской системы страны. Аналитики говорят, что польские банкиры в меньшей степени, чем их коллеги, делали упор на рискованные капиталовложения, опираясь прежде всего на депозиты. К тому же в преддверии кризиса в стране была серьезно ограничена выдача ипотечных кредитов в иностранной валюте — и это спасло значительную часть должников от банкротства. В результате сегодня, когда банки стран Восточной Европы рушатся, чистая прибыль польских банков, по данным финансового надзора страны, только растет.

Пошла вширь

Впрочем, компенсировать потерю внешних рынков населению страны пришлось недолго — объемы польского экспорта вскоре после начала кризиса уверенно поползли вверх.

Эксперты объясняют экспортный бум прежде всего девальвацией злотого в 2011 году по отношению к евро на 12%. «Учитывая, что курс злотого упал, а производство нет, то цены на польские товары тоже снизились, — объясняет Марек Очепка. — В результате европейские потребители, из-за кризиса ищущие дешевые товары, обратили свое внимание на Польшу. Из Германии, Прибалтики и Словакии к нам приезжали за продуктами питания, товарами для дома, в том числе за бытовой техникой и электроникой, а также за машинами (из 900 тысяч производимых в стране автомобилей более 80 процентов уходит на экспорт)». Сейчас ежегодный объем производимой в стране бытовой техники превышает 18 млн единиц — это больше, чем производится в Германии.

Успешным оказался и экспорт электроники. По словам Марека Очепки, до двух третей продаваемых в Европе жидкокристаллических телевизоров производится в Польше. Причем речь идет не только о сборке иностранных брендов — например, самыми продаваемыми 3D-телевизорами в Великобритании стали телевизоры польской фирмы Manta Multimedia. «Я рассчитывал на успех в Польше, но не за рубежом, — признается владелец компании Богдан Висински. — В Великобритании мы продали более половины объема, проданного в Польше, и я уверен, что, если бы мы смогли поставить туда больше телевизоров, их бы тоже раскупили».

Однако более всего поляки гордятся своей пищевой промышленностью. Перед вступлением в ЕС польская делегация до последнего билась с Еврокомиссией за возможность увеличить субсидии для сельскохозяйственного сектора — и добилась своей цели, выторговав дополнительно 1 млрд евро (население оценило упорство своих лидеров: по данным проведенных тогда социологических опросов, более 20% респондентов считали, что польская делегация добилась от ЕС даже лучших условий, чем можно было ожидать). В итоге властям удалось провести модернизацию сельскохозяйственного сектора, постепенно сделать его конкурентоспособным по сравнению с западными производителями — и, как следствие, объемы экспорта продуктов питания в Европу резко пошли вверх. На европейских рынках доминируют польское мясо, яблоки, а также птица (средняя цена за килограмм — один евро — недосягаема для многих птицеводческих хозяйств из других стран). Однако польские продукты питания поставляются не только на европейские столы. Например, крупнейший покупатель польского сгущенного молока и сливок — Алжир, а уже за ним следуют Германия, Болгария, Бельгия и Нидерланды. Польские молочные продукты продаются также в Нигерию, Мексику, Сенегал и на Филиппины.

Иностранные рынки активно осваивают не только польские экспортеры, но и инвесторы. Четверо из пяти самых богатых людей Польши активно вкладывают деньги в иностранные государства. Наиболее привлекательными для польских инвесторов по понятным причинам стали соседние страны. В целом вложения Польши в страны Восточной Европы увеличились в 2010 году на 25% по сравнению с 2009 годом и составили 27,5 млрд евро. Активно осваиваются и западноевропейские рынки. В конце 2011 года в Германии было зарегистрировано более 100 тыс. компаний с участием польского капитала.

Стали примером

Успешная экономическая и внешнеторговая деятельность Польши позволила ей активно участвовать в решении европейских экономических проблем. В стране нет европессимизма — по данным опроса, опубликованного в Gazeta Wyborcza, 81% поляков поддерживает членство их страны в ЕС. В Польше отдают себе отчет в том, что европейские проблемы — это и польские проблемы. «Самая большая угроза для безопасности и благополучия Польши сегодня — это не терроризм, не талибы, точно не немецкие танки и даже не российские ракеты, размещением которых на границах ЕС угрожал президент Медведев… а развал зоны евро», — заявил министр иностранных дел страны Радослав Сикорский. Именно поэтому Польша готова всеми силами помогать ЕС выбраться из кризиса. Когда председатель Европейского совета Херман ван Ромпей попросил центробанки стран ЕС выделить Международному валютному фонду займы общим объемом 200 млрд евро, поляки согласились. Заместитель министра финансов Яцек Доминик сообщил, что Польша готова одолжить МВФ 6,27 млрд евро.

Несмотря на нынешние проблемы евро, польские власти не отказываются и от планов вхождения в еврозону. «Мы подготовим страну (к введению евро. — “Эксперт”) за время моего второго срока в качестве премьер-министра. Однако очевидно, что Польша присоединится к еврозоне только тогда, когда будет на сто процентов уверена в здоровье блока», — заявил премьер-министр страны Дональд Туск. Для оздоровления блока, утверждают поляки, внутри ЕС нужно ужесточить финансовую дисциплину и провести определенную централизацию. По словам министра финансов Яцека Ростовского, Польша поддерживает правило «участвуй, а не голосуй», призывает к увеличению роли Европейского парламента в принятии решений и изменении компетенции Центрального банка Европы. Кроме того, по словам польского министра, весьма важным элементом нового финансового договора ЕС будет правило о том, что штрафы для нарушителей финансовой дисциплины будут вводиться автоматически (если их не заблокирует квалифицированное большинство). В плане финансового самоограничения Польша предлагает коллегам брать пример с себя — ведь в отличие от многих других стран ЕС у Польши нет серьезных проблем с государственным долгом. «Все потому, что у нас в законодательстве прописан порог задолженности — 60 процентов ВВП. 55 процентов уже являются сигнальными — после достижения этого порога автоматически вводятся в действие нормы экономии, призванные сдержать рост долга. Если вдруг он достигнет 60 процентов, то на следующий же год власти обязаны отыграть ситуацию — вне зависимости от того, насколько болезненным будет сокращение расходных статей бюджета», — рассказывает Марек Очепка.

При этом польские власти выступают против огульной критики европейских финансовых институтов. «На Европу оказывается огромное давление, все кричат: “Сделайте что-нибудь! Сделайте!” И особенно раздражает, когда подобные заявления исходят от американцев, которые не в состоянии решить свои собственные проблемы. Им следует подумать дважды, прежде чем первыми бросать камень и обвинять других в распространении долговых кризисов», — заявил глава Центробанка Польши Марек Белка. По его словам, для выхода из кризиса надо прежде всего решить проблему роста экономики — тогда многие другие проблемы окажутся легкоразрешимыми, к тому же рост существенно облегчает задачи бюджетной консолидации и обслуживания госдолга.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Геворг Мирзаян

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.04.2014. Просмотров: 390

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta