Политико-экономические проблемы Германии в конце 2021 года

Содержание
[-]

***

"Звезда" "зеленых" на посту министра экономики: большие надежды, сложные задачи 

Новая правящая в Германии коалиция СДПГ, СвДП и "зеленых" видит себя "климатическим" правительством. Ключевой фигурой в нем должен стать министр экономики Роберт Хабек. Какие задачи ему предстоит решить?

В политике нового правительства Германии одной из основных целей станет борьба с глобальным потеплением и сокращение для этого выбросов парниковых газов. В преамбуле к коалиционному соглашению эти две задачи названы "главным приоритетом". Решением их должно будет заниматься обновленное министерство экономики, которое получит дополнительные полномочия в области защиты климата.

А возглавит его Роберт Хабек (Robert Habeck) - нынешний сопредседатель партии "Союз-90"/"зеленые". Официально он приступит к выполнению обязанностей министра после того, как 8 декабря в бундестаге будет официально избран новый канцлер Германии, представитель СДПГ Олаф Шольц (Olaf Scholz), а новое правительство будет приведено к присяге.

52-летний Роберт Хабек - настоящая "звезда" партии "зеленых"

В 2019 году он занимал второе после Ангелы Меркель (Angela Merkel) место в ответах немцев, которых социологи спрашивали, кого они хотели бы видеть канцлером Германии. Так что у Хабека были все шансы стать кандидатом "зеленых" на пост главы федерального правительства, а, учитывая высокий рейтинг партии в самом начале предвыборной гонки, - и следующим канцлером.

Но "зеленые" решили, что партию на выборы в бундестаг поведет второй сопредседатель Анналена Бербок (Annalena Baerbock) - несмотря на то, что популярность у Хабека в тот момент была значительно выше. Некоторые в Германии считают, что не последнюю роль в таком решении сыграло то, что Бербок - женщина, а борьба за права женщин и гендерное равенство - одна из центральных тем в повестке дня "зеленых". Еще одним аргументом в пользу Бербок был якобы тот факт, что большинство партий выдвинули своими кандидатами в канцлеры мужчин - так что у "зеленых" не осталось другого выбора. 

В новом правительстве ФРГ Роберт Хабек станет вице-канцлером и министром экономики. Перед ним стоит амбициозная задача: преобразовать министерство таким образом, чтобы оно видело своей задачей охрану окружающей среды. Это будет непросто - ведь в прошлом именно это ведомство выступало против большинства инициатив в области защиты климата, будучи своего рода антагонистом министерства защиты окружающей среды.

Экологически дружелюбное министерство

Добиться значительного сокращения выбросов СО2 в атмосферу новая правительственная коалиция собирается с помощью трех конкретных шагов: к 2030 году полностью отказаться в Германии от экологически вредного производства электроэнергии из угля, увеличить объем использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ), а к 2035 году - окончательно распрощаться с двигателями внутреннего сгорания.

В последние годы расширение использования ВИЭ в Германии замедлилось, и виной этому, не в последнюю очередь, баталии между двумя заинтересованными ведомствами. В то время как министерство защиты окружающей среды представляло позицию экологов и защитников климата, министерство экономики видело свою задачу в отстаивании интересов традиционной промышленности, в особенности энергетических концернов.

Теперь у Хабека есть все полномочия для того, чтобы переориентировать политику министерства, сделав ее более экологически дружелюбной. Министерства защиты окружающей среды и сельского хозяйства, которые играют не менее важную роль в защите климата, также возглавили представители "зеленых". Так что стартовые условия для перехода на экологически ориентированную экономику в Германии сейчас лучше, чем когда-либо в прошлом.

Отказаться от использования угля на 8 лет раньше, чем планировали

Хабек четко осознает, насколько сложная задача перед ним стоит. К 2030 году доля ветровой и солнечной энергии в электроснабжении страны должна возрасти до 80 процентов. На сегодняшний день на ВИЭ приходится 48 процентов вырабатываемой в ФРГ электроэнергии. Фактически это означает, что для достижения поставленной цели теперь вместо одной ветряной турбины в день в Германии должно строиться пять.

Партнеры по новой правительственной коалиции, в которую вместе с "зелеными" входят социал-демократы и либералы из СвДП, хотят ускорить этот процесс с помощью сокращения сроков планирования, которые в настоящее время составляют несколько лет. Сокращен и период, за который Германия должна окончательно отказаться от использования бурого и каменного угля.

Если прежнее правительство после напряженных переговоров с федеральными землями, экономика которых пострадает от этого решения, и представителями крупной промышленности приняло закон о полном отказе от угля к 2038 году, то новый кабинет планирует завершить этот переход уже к 2030 году. На фоне того, что практически каждая установка ветротурбины в сельских населенных пунктах сопровождается протестами, а иногда и судебными исками, эти планы выглядят очень амбициозно.

"Зеленых" ожидают дискуссии с партнерами по коалиции

Но у Роберта Хабека есть опыт в достижении поставленных целей в этой сфере. В 2012 году он занял пост министра окружающей среды в Шлезвиг-Гольштейне, и в течение четырех последующих лет доля ВИЭ в энергобалансе этой федеральной земле на севере Германии удвоилась. Хабек встречался с фермерами и местными политиками в регионах, экономика которых особенно пострадала от расширения ветроэнергетики, и многих из них ему удалось убедить в необходимости и целесообразности этих изменений.

Налог на СО2 может привести к росту цен на топливо

В ближайшем будущем Хабека ждет немало встреч и переговоров - в том числе, и с партнерами по коалиции, уверен эксперт в области экологии международного объединения Oxfam Ян Ковальциг (Jan Kowalzig). "В коалиции с СДПГ и СвДП у "зеленых" будет лишь ограниченное число союзников в вопросах защиты климата. Я очень сомневаюсь, что многие из них поддерживают цели Парижского соглашения по климату не только в своих публичных выступлениях, но и на деле", - предупреждает он.

Предвестником непростых дискуссий, которые ожидают "зеленых" с партнерами по коалиции, стали слова нового министра транспорта Фолькера Виссинга (Volker Wissing) из Свободной демократической партии Германии, выступившего за компенсации владельцам дизельных автомобилей в том случае, если цены на топливо вырастут из-за планируемого налога на СО2. В коалиционном соглашении об этом не было ни слова, так что "зеленые" отреагировали на это высказывание с недоумением.

Чего ждут от Хабека экологи и "Гринпис"?

Свои надежды на Хабека на посту главы обновленного министерства экономики возлагают и защитники окружающей среды из "Гринпис". Одно из самых главных ожиданий от его назначения - это вероятность того, что правительство ФРГ уже в 2022 году может принять закон об окончательном отказе от угля к 2030 году. Однако данному решению должно предшествовать интенсивное расширение доли ВИЭ в энергобалансе, а добиться этого, по словам эксперта по вопросам защиты климата Мартина Кайзера, "после почти десятилетнего застоя в этой области при правительстве Ангелы Меркель будет непросто".

Роберту Хабеку действительно придется непросто: в открытой добыче бурого угля заняты 20,5 тысяч человек - в основном, в Саксонии, Бранденбурге, Саксонии-Ангальт и Северном Рейне - Вестфалии, и прежнему правительству с большим трудом удалось принять закон об отказе от использования угля к 2038 году. К тому времени государство вложит 40 млрд евро в экономику регионов, затронутых структурными изменениями, однако идея о переходе на другие источники энергии там крайне непопулярна. Так что Хабеку понадобятся все его силы и способности, чтобы договориться о переносе даты на более ранний срок.

Даже если СвДП и СДПГ не столь привержены идее защиты климата, как "зеленые", партнеры по коалиции согласны с тем, что сокращение выбросов парниковых газов должно стать задачей для всех министерств. В течение долгого времени Хабек ясно давал понять, что ему легче всего представить себе борьбу с изменением климата в должности главы министерства финансов. Ведь именно оно принимает решения о том, на какие цели и в какие именно проекты будут вложены миллиарды евро. Однако это министерство в новом правительстве возглавит лидер либеральной СвДП Кристиан Линднер (Christian Lindner). Зато Хабеку достался пост вице-канцлера. Ну и руководство новым министерством экономики и климата.

Авторы Марсель Фюрстенау, Марина Барановская

Источник - https://p.dw.com/p/43tM6

***

Что страшнее – инфляция или рецессия?

В некоторых государствах Еврозоны показатели инфляции приближаются к 10%, а всей европейской экономике грозит опасность новой рецессии из-за «омикрона» – новой мутации коронавируса.

В Германии вызывает опасения экономистов и недовольство населения зафиксированный в ноябре показатель инфляции выше 5%, но в ряде стран Еврозоны она уже приблизилась к 10%. Речь в первую очередь о балтийских государствах: в Латвии рост цен в ноябре по сравнению с тем же месяцем предыдущего года составил 7,4%, в Эстонии – 8,4%, в Литве инфляция достигла 9,3%. За такое подорожание отвечают в первую очередь энергоносители – бензин, газ и отопительная нефть, но и рост цен на продукты хорошо заметен. Обычное молоко в литовских супермаркетах за несколько месяцев стало дороже на 30%, повышается общая стоимость потребительской корзины. Параллельно в Прибалтике растут зарплаты, но их рост не успевает за ценами.

Накануне рождественских каникул Евроцентробанк (EZB) должен принять важные решения по вопросу монетарной политики в Еврозоне в связи с ростом инфляции. Сейчас она заметно превышает поставленную EZB цель – после нескольких лет почти нулевого прироста добиться подъёма цен на уровне 2% в год, что должно подстегнуть рост экономики. Сейчас же многие эксперты опасаются, что значительные инфляционные скачки станут не временным, а регулярным явлением. Серьёзные расхождения в уровне инфляции различных государств Еврозоны могут произвести на её благополучие «эффект взрыва», считает Ян Кёрнерт (Jan Körnert), профессор экономики Грайфсвальдского университета.

Впрочем, руководство национальных банков балтийских государств ведёт себя достаточно спокойно, не настаивая на вмешательстве EZB и немедленной защите от инфляции. Гедиминас Шимкус (Gediminas Šimkus), глава Центробанка Литвы, считает, что «маленькая и открытая экономика» его страны проблему роста инфляции в основном импортирует. Схожего мнения придерживается и эстонский коллега Мадис Мюллер (Madis Müller), полагающий, как и глава EZB Кристин Лагард (Christine Lagarde), что вспышка инфляции носит временный характер. Мартинс Казакс (Mārtiņš Kazāks), шеф Центрального банка Латвии, напоминает, что денежная политика EZB должна формироваться в интересах всей Еврозоны, а не отдельных стран. С точки зрения Казакса, EZB готов предпринять все меры, чтобы в среднесрочной перспективе удерживать инфляцию на стабильном двухпроцентном уровне.

Эксперты базирующегося в Киле Института мировой экономики (IfW), рассматривая причины, по которым балтийские страны переживают скачок инфляции почти в два раза выше германского, выделяют две категории факторов. С одной стороны, такая ситуация типична для быстро растущих экономик с пока ещё низким доходом на душу населения. В Латвии, Эстонии и Литве показатели роста выше, чем в Германии, и зарплаты при низкой безработице растут быстрее наших, поэтому показатели инфляции в этих странах были выше и ранее – от 3 до 5%. С другой стороны, балтийские страны острее реагируют на рост цен на энергоносители на мировых рынках: в ФРГ доля энергетики в росте инфляции составляет 18%, в Прибалтике – от 25% до 30%.

Это происходит потому, что в Германии выше налоговое бремя – заправка машины в любой из стран Балтики дешевле примерно на 10%, соответственно, колебания мировых цен на нефть резче сказываются на конечной стоимости бензина. Кроме того, расходы населения прибалтийских государств на продукты питания и топливо составляют более высокую долю бюджета, чем жителей Германии, а поэтому значительнее отражаются на уровне инфляции. У потребителей он вызывает больше переживаний, чем у экономистов: по данным социологов, вопрос, станет ли рост цен временным явлением, как прогнозирует EZB, или задержится надолго, волнует граждан прибалтийских стран не меньше, чем немцев – а в ФРГ это беспокоит больше половины населения.

Инфляция – не единственный повод для беспокойства. По мнению ряда экспертов, не меньше причин волноваться даёт новая мутация коронавируса – не только за здоровье, но и за благополучие. Обнаруженный в ЮАР и быстро добравшийся до Европы штамм «омикрон» способен отбросить экономику ФРГ «до состояния начала пандемии», считает ведущий экономист инвестиционного фонда Deka Ульрих Катер (Ulrich Kater). Если эта версия вируса окажется столь же опасной, как «дельта», и понадобится жёстко ограничить общественную жизнь, последствия для народного хозяйства будут суровыми. ВВП Германии в наступающем году вместо поступательного роста может тогда сократиться на 1,1%, балтийских стран – ещё значительнее. При оптимистичном развитии событий, если «омикрон» окажется сравнительно безобидным, рост ВВП в 2022 году ожидается на уровне 3,7%. Опасения в связи с новым штаммом коронавируса сказываются уже сейчас – в основном на рынке ценных бумаг. Он стабильно рос последние месяцы, инвесторы ожидали традиционного предновогоднего скачка, но новости из ЮАР негативно повлияли на котировки акций множества компаний и биржевые индексы по всему миру – перспективы бурного роста сменились настороженным ожиданием новой рецессии.

Автор Максим Смирнов

Источник - https://www.rg-rb.de/chto-strashnee-inflyacziya-ili-reczessiya/

***

Насколько важен природный газ для Германии? Статистика и новый прогноз

Хорошие перспективы для "Газпрома" на ближайшее десятилетие: газ останется ключевым энергоносителем для немецкой промышленности и значительно увеличит долю в электроэнергетике ФРГ.

Природный газ является для Германии принципиально важным энергоносителем и сырьем - и еще довольно долго им останется, несмотря на планируемую новым правительством ФРГ ускоренную декарбонизацию немецкой экономики. Скорее, даже благодаря ей. Такой вывод следует из свежих статистических данных и из новейших расчетов немецких экономистов. Они были опубликованы 6 декабря, за два дня до вступления в должность нового канцлера и членов его кабинета.

Химической промышленности ФРГ газ нужен как энергоноситель и сырье

Сообщение Федерального статистического ведомства ФРГ в Висбадене (Destatis) посвящено энергопотреблению немецкой индустрии. В нем указывается, что в 2020 году главным энергоносителем для промышленных предприятии Германии, причем с большим отрывом, вновь стал природный газ. Его доля составила почти треть - 31%. Затем идут электроэнергия (21%), нефть и нефтепродукты (16%) и уголь (16%).

Destatis поясняет, что 88% потребляемых промышленностью энергоносителей используются для производства электричества или тепла, остальные 12% - в качестве сырья для выпуска, в частности, химической продукции или удобрений.

Соответственно, главным индустриальным потребителем энергоносителей (и тем самым природного газа) с долей в 29,3% является в Германии химическая промышленность. Другие крупные немецкие промышленные потребители энергоносителей: металлургия и металлообработка (21,9%), коксохимия и нефтехимия (10%), а также производители стекла, бумаги и картона, продуктов питания и кормов.

Статистическое ведомство подчеркивает, что более трети (35%) тех энергоносителей, которые потребляет химическая промышленность Германии, она использует в качестве сырья, а не как источник энергии.

BASF - главный индустриальный потребитель российского газа

На представленной Destatis интерактивной карте видно, что больше всего газа во всей ФРГ требуется промышленности города Людвигсхафена на Рейне. Там находится головной завод крупнейшего в мире химического концерна BASF. Через свою дочернюю компанию Wintershall (ныне Wintershall Dea) он еще в 1990 году договорился о стратегическом сотрудничестве с российским "Газпромом", в 2005 году стоял у истоков газопровода "Северный поток", затем стал финансовым инвестором еще и "Северного потока-2". 

На втором месте среди ведущих промышленных потребителей природного газа идет округ Виттенберг в восточногерманской земле Саксония-Анхальт с несколькими крупными химическими и агрохимическими предприятиями, на третьем - портовый город Гамбург, где, в частности, высоко развито производство бытовой химии.

С учетом всех этих данных и в целом того большого значения, которое имеет для Германии химическая отрасль, напрашивается довольно очевидный вывод. Курс нового правительства ФРГ на форсированное сокращение выбросов CO2, скорее, приведет к снижению роли угля и нефти как сырья и тем более в качестве энергоносителей для промышленных предприятий, но вряд ли пошатнет позиции природного газа. По меньшей мере в среднесрочной перспективе, до более широкого внедрения "зеленого" водорода, что до 2030 года вряд ли произойдет. 

Наоборот, и так уже ведущая роль природного газа в индустриальном секторе может еще больше вырасти, как только, к примеру, им станут активно заменять уголь в металлургических процессах, что позволит существенно снизить выбросы CO2.

Эксперты EWI: Германии нужно много новых газовых электростанций

А вот в немецкой электроэнергетике, в отличие от промышленности, доля природного газа пока весьма скоромная. По данным Destatis за 1-е полугодие 2021 года, она составила 14,4%. Для сравнения: уголь обеспечил 27,1% произведенного в Германии электричества, ветряная энергия - 22,1%, возобновляемая энергетика в целом - 44%. Однако уже к концу 2022 года ФРГ окончательно прекратит использовать атомную энергию, к тому же новое правительство будет стремиться к закрытию всех угольных электростанций до 2030 года. При этом потребность в электроэнергии будет быстро расти.

В Институте по изучению экономики энергетики при Кельнском университете (Energiewirtschaftliches Institut, EWI) задались вопросом, что необходимо сделать, чтобы достичь амбициозных целей нового правительства ФРГ, продиктованных Парижским соглашением по климату. 6 декабря эксперты обнародовали результаты проведенного исследования. Их вывод: параллельно с ускорением в разы прежних темпов развития ветряной и солнечной энергетики Германии для намеченного отказа от угля необходимо до 2030 года построить новых газовых электростанций суммарной мощностью 23 гигаватт (ГВт). Это сопоставимо с 23 новыми АЭС.

В конце октября с аналогичным предложением выступило Федеральное объединение немецкой промышленности (BDI) - головная организация деловых кругов ФРГ. Оно представило концепцию достижения целей 2030 года, а затем и климатической нейтральности, разработанную совместно с международной консалтинговой компанией Boston Consulting Group (BCG) и экспертами более 80 немецких компаний и предпринимательских союзов.

Новые ТЭС будут работать сначала на газе, а потом на "зеленом" водороде

Правда, BDI пришло к выводу, что Германии потребуются новые газовые ТЭС суммарной мощностью 43 ГВт. Ранее государственное Немецкое энергетическое агентство (DENA) подсчитало, что достаточно будет дополнительных 15 ГВт. И вот теперь EWI говорит о 23 ГВт. Разброс огромный, но одно совершенно очевидно: речь идет о широкомасштабном сооружении очень большого числа газовых электростанций. И новое правительство Германии прописало эту цель в своей программе - коалиционном договоре.

Однако этот документ содержит существенную оговорку: все многочисленные новые газовые ТЭС должны быть приспособлены к использованию водорода, причем "зеленого" водорода, полученного методом электролиза с использованием возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Такой же посыл содержит и прогноз ученых EWI.

Таким образом, курс Германии на декарбонизацию экономики и климатическую нейтральность к 2045 году означает, что как минимум в ближайшее десятилетие спрос на природный газ со стороны немецкой электроэнергетики значительно вырастет. Что будет потом, зависит от темпов создания "зеленой" водородной энергетики.   

Автор Андрей Гурков   

Источникhttps://p.dw.com/p/43uQN

***

Почему в Германии подорожало топливо 

Рост цен на энергоносители вызван странами-экспортерами и климатической политикой правительства ФРГ.

Настройтесь на то, что всем нам придется отказаться от каких-то привычек и в чем-то изменить свое энергопотребление – ради глобального климата и своего кошелька. Так ли уж, к примеру, необходимо, чтобы в гостиной целый день работал телевизор, хотя его толком никто не смотрит? Так ли уж трудно выключить свет в других комнатах, если все собрались на кухне? Надо ли круглосуточно топить всю квартиру, если ночью вы пользуетесь только спальней, а днем уходите по делам? Нельзя ли в следующий раз съездить в центр на общественном транспорте, а в соседний город – на поезде, оставив автомобиль дома?

Казалось бы, мелочи, но если миллионы домохозяйств будут следовать подобным не очень-то обременительным правилам, то можно будет реально много сэкономить – ископаемых энергоносителей, выбросов парниковых газов и собственных денег.

В СССР, откуда мы родом, энергию, субсидируемую государством, потребляли чрезвычайно бездумно и расточительно. В ФРГ, бедной природными ресурсами, всегда был более бережливый подход к топливу и электроэнергии, не случайно здесь так развиты всевозможные технологии энергосбережения. Хотя в условиях ускорившегося изменения климата этого уже явно недостаточно, чтобы замедлить глобальное потепление.

У некоторых русскоязычных в Германии здешняя бережливость при расходовании электричества и отоплении жилья порой вызывала ироничные улыбки. Впредь за удовольствие посмеяться над мнимым крохоборством немцев придется значительно больше платить: энергия, и без того уже дорогая, будет и дальше дорожать. Во всяком случае та, которую получают путем сжигания угля, нефтепродуктов и природного газа, ведь оно ведет к выбросам в атмосферу парникового углекислого газа CO2. А вот электричество, по идее, должно дешеветь, и первые шаги в этом направлении в ФРГ уже сделали, но об этом позже. 

Дорогая нефть из-за картеля ОПЕК+

Энергоносители в Германии значительно подорожали в этом году (и разогнали инфляцию) по двум основным причинам: из-за роста мировых цен и из-за целенаправленной политики прежнего правительства ФРГ – коалиции консерваторов из блока ХДС/ХСС и социал-демократов. Начнем с первого, главного фактора. И с основного энергоносителя – нефти. Цены на нее с осени прошлого года более чем удвоились из-за увеличения глобального спроса (естественного после выхода мировой экономики из вызванного пандемией кризиса) и ограниченного предложения (искусственно созданного двумя десятками стран-экспортеров). 

Часто забывают, что еще в конце 2016 года 10 государств-членов ОПЕК во главе с Саудовской Аравией и 11 не входящих в эту организацию производителей нефти во главе с Россией при участии Казахстана и Азербайджана впервые заключили так называемую сделку ОПЕК+, которую с тех пор периодически продлевают. Она предусматривает совместное сокращение добычи с тем, чтобы экспортеры не конкурировали между собой на рынке, а "регулировали" цены, иными словами – манипулировали ими. Это самый настоящий картельный сговор, за который частные компании были бы наказаны со всей строгостью антимонопольных законов. Но в данном случае это картель государств, на них куда труднее найти управу. 

В условиях прошлогодних локдаунов и остановки по всему миру многих производств сделка ОПЕК+ помогла стабилизировать рухнувший рынок нефти, но в этом году, когда спрос стал резко нарастать, участники картеля не захотели столь же быстро увеличивать добычу. Так что всякий раз, возмущаясь теперь на заправках взлетевшими ценами на бензин и дизель, нам следует помнить: основную ответственность за это несут в том числе и те страны, из которых мы переселились в Германию. Только с той самой поры у нас и у жителей России, Казахстана, Азербайджана – противоположные интересы. Этим странам выгодны высокие цены на нефть, нас они больно бьют по карману. 

Газпром не стал увеличивать поставки

Аналогичная картина с природным газом. В этом году в Европе по целому ряду причин возник дефицит голубого топлива, но Россия в качестве его главного поставщика не стала, как и в случае с ОПЕК+, существенно увеличивать поставки. Но в данном случае РФ преследовала, видимо, не столько коммерческие, сколько политические цели, иначе она непременно воспользовалась бы тем, что газ на бирже подорожал не в два раза, как нефть, а в три-пять и более раз по сравнению с прошлым годом. Судя по всему, Москва попыталась (пока безуспешно) воспользоваться взрывным ростом цен на газ, чтобы ускорить выдачу властями ФРГ и ЕС разрешения на ввод в строй газопровода «Северный поток-2». 

В любом случае газ, который летом шел на производство электроэнергии, а с осени используется главным образом для отопления помещений, сильно подорожал. Вслед за ним вырос в цене и энергетический уголь. Только если на бензоколонке мы сразу же ощущаем рост цен, то доплачивать за расход голубого топлива мы будем позже, по итогам календарного года или отопительного сезона, а удорожание электричества осознаем тогда, когда энергокомпании после истечения годичных или двухгодичных договоров известят нас о повышении тарифа. 

С нас требуют плату за выбросы CO2

Перейдем теперь ко второй причине того, почему нам приходится больше платить за горючее и топливо – к целенаправленной политике правительства. С 1 января 2021 года все в Германии, кто ездит на автомобилях с двигателями внутреннего сгорания (ДВС) и отапливает жилье газом или нефтепродуктами, фактически облагаются углеродным налогом (CO2 -Abgabe). 

Собственно, для промышленных предприятий и тепловых электростанций сертификаты на выбросы CO2 во всем Евросоюзе ввели еще в 2005 году. Цель этого финансового инструмента – стимулировать внедрение экологичных технологий. Так, металлургический завод обязан покупать право выбрасывать в атмосферу определенное количество углекислого газа, но если он обзаведется современными установками для очистки выбросов или, скажем, заменит в производстве уголь на водород, то ему придется приобретать меньше дорожающих сертификатов. Возьмем энергокомпании: чем больше электричества они производят с помощью возобновляемых источников энергии (ВИЭ), тем меньше им нужно сертификатов. Их число можно также снизить путем эксплуатации менее вредных для климата газовых электростанций вместо угольных. 

Так вот, с нынешнего года правительство распространило такой механизм на автозаправки и поставщиков топлива для жилья: эти предприятия покупают сертификаты и перекладывают эти издержки на нас, конечных потребителей. В 2021 году право на выбросы тонны CO2 стоило 25 евро. Это означает, что каждый литр бензина подорожал на 7 центов, дизеля – на 8 центов, а килограмм газа примерно на 9 центов. 

С 1 января 2022 года за тонну углекислого газа придется платить уже 30 евро, что для нас обернется дальнейшим увеличением расходов на горючее и топливо приблизительно на 1,5 цента за каждый литр или килограмм. В 2025 году цену тонны планируется поднять до 55 евро, и только из-за этой меры бензин по сравнению с 2020 годом подорожает на 15, дизель на 17, а газ на 19 центов. 

Всё это делается с целью побудить автомобилистов меньше ездить на машинах с двигателями внутреннего сгорания (ДВС) и быстрее пересаживаться на легковые автомобили с электрическими или водородными двигателями, жильцов – экономнее отапливать квартиры, домовладельцев – поскорее заменять старые дизельные или газовые системы отопления на более энергоэффективные или сразу переходить на электрические, например, на тепловые насосы. 

Снижение наценки на электричество

Короче, курс на постепенное удорожание ископаемых энергоносителей – это важный элемент государственной политики защиты климата, вот только нынешний скачок цен из-за описанной политики стран-поставщиков оказался чересчур быстрым и сильным. Тем не менее ни о какой отмене углеродного налога речи нет. Все партии новой правительственной коалиции, особенно зеленые и социал-демократы, шли на выборы с программами в области защиты климата, и отказ от CO2 -Abgabe выглядел бы в глазах избирателей явным нарушением обещаний. 

Но чем новое правительство непременно должно будет заняться, так это быстрое и ощутимое снижение стоимости электроэнергии. Этого можно добиться, в частности, путем реформирования системы субсидирования ВИЭ. Как уже отмечалось, первые шаги в этом направлении сделаны. В 2021 году размер той наценки на розничную цену киловатт-часа (EEG-Umlage), которую ввели для финансирования возобновляемой энергетики, снизился с 6,8 до 6,5 центов за кВт/час. 

1 января 2022 года последует дальнейшее и уже куда более значительное снижение – сразу на 43%: с нынешних 6,5 центов до 3,723 центов за кВт/час и тем самым до самого низкого уровня за десять лет. Иными словами: если средняя цена кВт/час в ФРГ составила в этом году 31,89 центов, то в следующем она должна теоретически опуститься примерно до 29,10 центов. На практике это в силу описанных причин удорожания электроэнергии может и не произойти, но факт остается фактом: налоговая нагрузка на электроэнергию в Германии снижается. 

Теперь новое правительство ФРГ, формирование которого на момент написания статьи еще не завершилось, должно представить убедительную программу реформирования всей энергетики с упором на удешевление получаемого с помощью ВИЭ «зеленого» электричества при отказе от АЭС и на удорожание сжигания ископаемого топлива. А всем нам предстоит приспособить свое каждодневное энергопотребление к такой политике. 

Автор -  издание "Курс консалтинг" (Кёльн)

Источник - https://www.partner-inform.de/partner/detail/2021/12/170/10654/pochemu-v-germanii-podorozhalo-toplivo


Об авторе
[-]

Автор: Марсель Фюрстенау, Марина Барановская, Максим Смирнов, Андрей Гурков , издание Курс консалтинг

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.12.2021. Просмотров: 55

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta