Политическая оппозиция ведет в Беларуси подготовку к общенациональной забастовке

Содержание
[-]

***

Лидер протестующих Тихановская встала в сцепку. Главное в ее ультиматуме — сам факт его появления

После телефонного разговора с арестованным мужем лидер политической оппозиции Светлана Тихановская молчала ровно три дня. Муж с разрешения Лукашенко позвонил ей в субботу. В воскресенье омоновцы и «тихари» избивали демонстрантов так, как не избивали с 10 августа.

В понедельник применили газ и светошумовые гранаты, разгоняя пожилых минчан, вышедших на Марш пенсионеров. (Марш пенсионеров прошел во второй раз и обещает стать традиционным, как и воскресные марши.) А во вторник Светлана Тихановская предъявила Александру Лукашенко ультиматум: «Два месяца назад мы проснулись, как в обычный выходной день, и поехали голосовать. И мы все проголосовали за перемены. Два месяца назад был наш последний обычный выходной. Мы вышли на улицы, чтобы вернуть свои голоса, и получили за это пули, дубинки, тюремные камеры и циничную ложь режима. Они спрашивают нас во время ударов: «Вы хотели перемен?» Они говорят нам: «Вот вам перемены». Мы ответим: это — не перемены.

Вы сажали нас всегда, а теперь стали сажать еще больше. Вы запугивали нас всегда, а теперь стали запугивать еще больше. Вы всегда били мужчин, а теперь бьете еще женщин, детей и стариков. Не пытайтесь выдавать это за диалог. Это государственный террор. И каждый, кто еще не принял решение перейти на сторону народа — соучастник террора. Заявите публично о том, что больше не поддерживаете режим. Обратитесь к нам через фонды, письма или даже знакомых. Если вы не сделаете этого — значит, это вашими руками сейчас избивают наших бабушек и дедушек. Это из-за вас им вчера угрожали оружием — возможно, впервые с их страшного военного детства.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Мы много раз говорили, что готовы к диалогу и переговорам. Но разговор за решеткой — это не диалог. Избивать свой народ после заявлений о готовности к переговорам — не диалог. Лукашенко убивает свое будущее и пытается утянуть за собой чиновников, силовиков и весь белорусский народ. Но мы этого не допустим. Прошло два месяца политического кризиса, насилия и беззакония — и с нас хватит. 25 октября мы объявляем Народный Ультиматум. У режима есть 13 дней, чтобы выполнить три обязательных требования:

  • Лукашенко должен объявить об уходе.
  • Насилие на улицах должно остановиться полностью.
  • Все политзаключенные должны быть освобождены.

Если до 25 октября наши требования не будут выполнены, вся страна мирно выйдет на улицы с Народным Ультиматумом. И 26 октября начнется национальная забастовка всех предприятий, блокировка всех дорог, обвал продаж в государственных магазинах. У вас есть 13 дней, чтобы выполнить три условия. У нас есть 13 дней, чтобы подготовиться, и все это время белорусы будут продолжать свой мирный и настойчивый протест.

Вы пытаетесь парализовать жизнь нашей страны, не понимая, что Беларусь сильнее, чем режим. Раз вы ждали приказа — то вот приказ. И срок его исполнения — до 25 октября». Это уже совсем другая риторика и даже другая лексика. Два месяца Светлана пыталась проскользнуть между каплями дождя, упорно избегала слова «забастовка», всячески дистанцировалась от акций протеста, призывала Запад не вводить экономические санкции (при том, что большинство белорусов давно уже высказывается за введение санкций) и всерьез говорила о диалоге как способе мирного трансфера власти. Звонок мужа изменил многое.

Информация о том, что Сергея Тихановского в тюрьме «прессуют», давно просачивалась сквозь уклончивые фразы скованных подпиской о неразглашении адвокатов. А в понедельник стало известно, что на субботней встрече Лукашенко в СИЗО КГБ Тихановский все-таки присутствовал. Но в кадр не попал: категорически не хотел, чтобы его снимало белорусское телевидение в своих пропагандистских целях.

Тихановский — единственный из присутствовавших, кто не пожал руки Лукашенко. Остальные «ручкались», а Тихановский отказался. Его адвокат Виктор Мацкевич, посетивший своего подзащитного в СИЗО в понедельник, сказал, что Тихановский отказался пожимать руку Лукашенко в связи с пандемией коронавируса. Но мы-то понимаем, чего это стоит — при любых вводных и любой эпидемиологической ситуации — не пожать руку, протянутую человеком, от которого зависит, выйдешь ты из тюрьмы или нет.

По словам адвоката, Лукашенко во время встречи дал Тихановскому понять, что из тюрьмы тот в ближайшем будущем не выйдет и что «судьбу заключенных будут решать следствие и суд, и все под контролем». Зато Лукашенко великодушно позволил Сергею, пятый месяц находящемуся в СИЗО, позвонить жене. Под бдительным оком охраны Тихановский позвонил. Часть разговора сама Светлана выложила в Сеть. Так вот, главное, что сказал ей муж: «Надо быть жестче». И теперь можно совершенно точно говорить, что просьбу Сергея его жена выполнила на сто процентов и даже больше. Если человек после встречи с посадившим его тираном вместо «давайте подождем, нам обещали диалог и мирные перемены» просит жестких действий, это означает лишь то, что в СИЗО ему создали совершенно невыносимые условия и что надежд на скорый выход уже не осталось.

Тот, кто посадил в тюрьму и кто мог одним словом, а то и жестом освободить и Тихановского, и всех остальных политзаключенных, вместо освобождения сделал им издевательский подарок: всех участников субботней встречи в воскресенье вывезли из тюрьмы в одну из городских бань и устроили внеочередной помывочный день. Но обо всем — и об угрозах долгого заключения Тихановскому, и о помывочном дне в качестве щедрого подарка за участие в «диалоге» — все узнали только в понедельник вечером, после того как адвокаты встретились со своими подзащитными. В это самое время омоновцы распыляли газ в пенсионеров. И на этом жутком фоне продолжать говорить о диалоге было бы просто безнравственно. Светлана Тихановская сделала то, чего наверняка хотел бы ее муж Сергей.

Да, сейчас можно сколько угодно говорить об утопичности и о том, что это не сработает. Никто не знает сегодня, что сработает или окажется бесполезным завтра. События последних двух месяцев в Беларуси стали этому лучшей иллюстрацией. Стоит политологам начать говорить о неминуемом ослаблении протестов, как на очередной марш выходят вдвое больше людей, чем на предыдущий. Стоит заговорить о том, что Лукашенко сменил тактику и будет создавать, по крайней мере, иллюзию реформ и диалога, как избиения и задержания в городе становятся такими же, что и два месяца назад. Стоит заметить, что Тихановская слаба и не способна на жесткие заявления, как она предъявляет ультиматум.

Да, всеобщая забастовка в августе казалась маловероятной. Да, сначала работники большинства белорусских предприятий писали петиции с требованиями честных выборов, останавливали работу и создавали стачкомы, а потом быстро вернулись к прежнему образу жизни. Но после двухмесячной кампании гражданского неповиновения уже ничто не кажется маловероятным. Блокировать дороги белорусы уже научились. Сейчас они делают это по вечерам в своих районах: перекрывают дороги и жгут покрышки. Так что, возможно все. И вовсе не обязательна последняя стадия революции 26 октября. Это может случиться раньше, а может и позже. Не это главное в ультиматуме Светланы Тихановской, а то, что она, наконец, встала в сцепку с белорусами.

Автор Ирина Халип, cобкор по Беларуси

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/14/87514-tihanovskaya-vstala-v-stsepku

***

Тихановская, призывая к общенациональной забастовке, обещает рабочим всемерную поддержку

Оппоненты Александра Лукашенко запустили интернет-голосование по поводу сроков проведения конституционной реформы и ее содержания. Они опровергают заявления о том, что на этот счет лидеры протестующих и власть достигли согласия.

В среду 14 октября на платформе «Голос» заработал интернет-опрос по поводу содержания и времени проведения конституционной реформы в Белоруссии. Его инициировал Координационный совет – орган, созданный по предложению лидера протестного движения Светланы Тихановской для представления интересов протестующих на переговорах с властью.

Белорусам предлагается ответить на вопрос, считают ли они возможным проведение конституционной реформы до того, как будут проведены новые президентские выборы, прекращены репрессии и наказаны виновные в насилии, а также отпущены политзаключенные. Опросник выделяет шесть главных пунктов Конституции, которые требуют обсуждения, и предлагает варианты возможных изменений. Среди них – распределение полномочий между ветвями власти (их независимость или доминирование исполнительной власти, как сейчас); срок полномочий президента (не более двух и без ограничений); участие Белоруссии в интеграционных образованиях (вход и выход только через референдум или по решению президента или парламента); государственные языки (белорусский и русский или белорусский, но с правом свободного пользования русским). Кроме того, белорусам предлагается решить, кто может принимать решение о проведении референдума (парламент или президент), а также две палаты или одна должны быть в белорусском парламенте. Форма опросника позволяет вносить и свои предложения.

В комментарии по поводу старта проекта член президиума Координационного совета, экс-министр культуры Павел Латушко уточняет, что никакого перемирия и консенсуса власть и «народная оппозиция» не достигли, и все заявления на этот счет не более чем пропаганда: «Никто из нас не собирается работать над Конституцией с преступниками». Напомним, что идею некоего диалога с лидерами протестующих власти Белоруссии стали раскручивать после встречи Александра Лукашенко с политзаключенными в СИЗО КГБ 10 октября в субботу и последующего освобождения двоих из участников этой встречи. Эксперты, комментируя историю с круглым столом в СИЗО КГБ, видят в действиях власти намерение расколоть лагерь протестующих. Государственная пропаганда охотно подхватила тезис о делении протестующих на «мирных» и «радикальных», демонстрируя кадры, свидетельствующие о радикализме участников акций протеста. «Отдельные инциденты случаются, но я думаю, что это скорее реакция на беспредел силовиков, – сказал «НГ» политолог Александр Класковский. – Будь белорусы иными, то тут уже бушевала бы гражданская война». Эксперт считает, что населению удастся сохранить мирный характер протестов, потому что это «отражает дух белорусов – мирных, толерантных и цивилизованных.

Как писала «НГ» ранее, власть предлагает для разрешения политического кризиса идею конституционной реформы. О ней часто говорят в Москве. Так, 14 октября в интервью российским СМИ министр иностранных дел России Сергей Лавров вновь повторил, что видит в конституционной реформе «хорошую возможность для того, чтобы завязать по-настоящему общенациональный диалог, куда вошли бы все политические силы страны». По его словам, Александр Лукашенко «не держится за власть» и готов провести досрочные парламентские и президентские выборы после внесения правок в Конституцию.

Кстати, эксперты в Минске отмечают, что Москва пытается подтолкнуть Александра Лукашенко к досрочным президентским выборам через проведение конституционной реформы. В то время как сам Лукашенко раздумывает над тем, как этого избежать, поэтому говорит об этом мало и неохотно. В ходе рассуждений о путях выхода Белоруссии из политического кризиса Сергей Лавров заявил, что готов вести диалог с любой оппозицией в Белоруссии при условии, что она заинтересована включиться в диалог о конституционной реформе. Об ультиматуме, который днем ранее Тихановская выдвинула Лукашенко, российский министр высказался неодобрительно: «Если мы хотим, чтобы белорусский народ был един и процветал, мы должны пресечь какие-либо ультиматумы с чьей бы то ни было стороны». Впрочем, и власти он намекнул, что правоохранители тоже должны руководствоваться законом и реагировать «пропорционально».

Светлана Тихановская тем временем ведет подготовку к обещанной забастовке. Если власти не примут условия протестующего населения (прекращение насилия и наказание виновных в его применении, освобождение политзаключенных и новые выборы), то она должна начаться 26 октября. В комментарии для «НГ» Александр Класковский затруднился ответить на вопрос, может ли состояться обещанная Тихановской забастовка. Дело не в том, что рабочие довольны властью, а в том, что они запуганы и задавлены репрессиями. Так, лидер стачкома МТЗ Сергей Дылевский на этой неделе вынужден был эмигрировать в Польшу. Осторожно оценивают перспективы забастовки политолог Валерий Карбалевич и руководитель Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александр Ярошук. Они полагают, что протест будет выражен в более безопасных и привычных для белорусской ментальности формах – саботаж, итальянская забастовка, игнорирование указаний.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2020-10-14/5_7989_belorussia.html

***

Потери белорусской экономики от забастовок исчисляются миллиардами долларов

«Общенациональная забастовка всех предприятий, блокировка дорог, обвал продаж в государственных магазинах» – такое наказание, которым пригрозила президенту Белоруссии лидер протестующих Светлана Тихановская, может обернуться для республиканской экономики потерей нескольких миллиардов долларов в месяц.

Экспертные оценки потерь варьируются в зависимости от того, насколько сильно обвалится экспорт, белорусский рубль, не говоря уже о расходах на поддержание госсектора. К сопоставимым расходам, видимо, стоит готовиться и России – если будет принято решение о дальнейшей финансовой подпитке стратегически важного партнера.

За несколько месяцев – август и сентябрь – протестных акций международные резервы Белоруссии уже потеряли более 1,5 млрд долл. До ультиматума, объявленного Светланой Тихановской, каждый день протеста стоил белорусской экономике около 30–40 млн долл. прямых потерь. Это следовало из тех данных, которые приводил президент республики Александр Лукашенко. В конце августа, спустя примерно две недели после голосования и начавшихся массовых протестов, он сообщил о потерях, эквивалентных 500 млн долл. «А сколько будет косвенных потерь – вопрос», – уточнял Лукашенко.

Оценки того, сколько белорусская экономика потеряет в случае реализации ультиматума, возрастают в разы. По словам руководителя центра «Альпари» Александра Разуваева, потенциально речь может идти и о 50, и даже о 100 млн долл. убытков в день. Или о 1,5–3 млрд долл. в месяц. Это размер полноценного государственного кредита, который затем возвращается не один год. К слову, Россия ранее уже приняла решение предоставить Белоруссии «государственный кредит», как его назвал президент Владимир Путин, размером 1,5 млрд долл. Сам Лукашенко уточнял, что это «не новый кредит», это «вопрос рефинансирования» старого долга. И судя по всему, такой суммой необходимая белорусской экономике помощь не исчерпывается.

«Даже однодневное прекращение экономической деятельности в стране ведет к разрушительным последствиям для всей экономики, к катастрофическим социальным последствиям, к серьезным системным трансформациям и еще большему падению имиджа страны в мировом сообществе», – пояснила доцент кафедры финансов РЭУ им. Г.В. Плеханова Диана Степанова. «Ближайшие две недели будут для белорусской экономики решающими», – добавил Разуваев. Напомним, Тихановская поставила ультимативный срок для Лукашенко – 25 октября.

Гипотетически возможная долгосрочная остановка крупнейших предприятий приведет к сокращению в том числе экспортных доходов страны, а значит, и к снижение валютных поступлений. И это ударит по белорусскому рублю, на поддержку которого могут потребоваться суммы, значительно большие, чем были истрачены из резервов в течение августа и сентября.

Под данным Белстата, по итогам января–августа объем белорусского экспорта достигал почти 18 млрд долл. Главные статьи экспорта – продукция химической промышленности (с долей около 21%), продовольствие (тоже 21%), машины и оборудование (примерно 19%), минеральные продукты – почти 12%. Полное прекращение экспорта по каждой из этих категорий всего на один месяц будет стоить экономике в среднем от 250 до 450 млн долл.

Оценить потери можно и с точки зрения белорусского ВВП, который, например, по итогам 2019 года составил около 120 млрд белорусских рублей, или на тот период примерно 60 млрд долл. На одну только обрабатывающую промышленность в белорусском ВВП приходится свыше 20%. Еще примерно 10% приходятся на оптовую и розничную торговлю. Это два крупнейших сектора экономики Белоруссии, почти ее треть. То есть потери в случае негативного сценария могут достигать и десятков миллиардов долларов.

На какие еще меры поддержки будет готова пойти Москва, чтобы удержать Белоруссию от экономического коллапса? Как считает Степанова, максимум, на что еще может согласиться Москва, – это «предоставление гуманитарной помощи». «Россия не в состоянии в текущих обстоятельствах собственного экономического кризиса оказывать финансовую помощь Минску для поддержания на плаву его экономики и белорусского рубля в случае даже непродолжительных забастовок», – уверена экономист. Хотя, как напоминает Разуваев, международные резервы России сейчас превышают 585 млрд долл. И с такими резервами пространство для маневра имеется.

Автор Анастасия Башкатова, Заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/economics/2020-10-14/4_7989_economics2.html


Об авторе
[-]

Автор: Ирина Халип, Антон Ходасевич, Анастасия Башкатова

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.10.2020. Просмотров: 45

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta