Политическая борьба вокруг Курил обостряется

Содержание
[-]

***

Курилы русские или японские?

Дипломатия – это не про то, как «отношения улучшать», а про то, как интересы страны отстаивать, не сдавая отцовского наследия

Политическая борьба вокруг идеи «купить» улучшение отношений с Японией ценою части российской территории продолжается и даже, похоже, обостряется. Эта моя оценка основывается на анализе интервью, которое дал ИА «Национальная служба новостей» бывший заместитель министра иностранных дел РФ и бывший посол России в Японии Александр Панов. Занимал он эти должности с 1993 по 2003 год, то есть как раз в то время, когда ельцинская линия на сдачу Курил японцам бурно развивалась и была передана «по наследству» Владимиру Путину.

Все мы были свидетелями того, как в международном плане и особенно внутри России в последние месяцы шло обсуждение проблематики отношений с Японией и в этом контексте — вопроса о южных Курильских островах. В результате мощной кампании общественного неприятия линию на «хрущёвский компромисс» удалось остановить. Российский МИД ясно сформулировал условия, на которых может строиться дальнейшее обсуждение принципиальных вопросов двусторонних российско-японских отношений. Граждане России твердо заявили, что уступать кому-то отвоёванные отцами земли они не позволят. К сожалению, в политическом обороте осталась идея заключения абсолютно не нужного нашей стране «мирного договора» с Японией. Но честно скажем, мало кто ожидал, что возвращение к патриотическому государственному здравомыслию произойдёт быстро — оно и в других вопросах тяжело пробивает себе дорогу после десятилетий установки на «улучшение отношений» даже с очевидными противниками и «стратегическое партнёрство» с Западом.

И что же после всего этого публично заявляет Панов? Цитирую: «решение курильского вопроса в пользу Японии сделает эту страну надежным союзником России»; «в случае передачи спорных территорий Японии Россия решит многие проблемы в экономике и безопасности»; «заключив такой договор, мы закроем территориальную проблему» (! М.Д.)… Дальше идут уже просто глупости типа «если мы заключим такой договор… это будет удар по западной солидарности, по Европе», так что цитирование имеет смысл завершить.

Впрочем, нет. Ещё одна цитата: «…уверенности в том, что заключение мирного договора даст качественное развитие отношений России и Японии, нет». Это тоже говорит Александр Панов в интервью тому же агентству, только 24 февраля. Теперь такая уверенность у него, надо полагать, появилась, и он считает возможным даже вести разговор не только о «пряниках», но и о «кнуте»: «Если мы не отдадим острова, у японцев будет разочарование, они могут поддержать политику США в отношении нас, и мы получим второй фронт».

Вот так Александр Панов защищает то, чему он, судя по всему, убеждённо посвятил лучшие годы своей жизни: помочь Японии получить её, как она их незаконно называет, «северные территории». Именно так, потому что всё остальное — улучшение двусторонних отношений, стратегический выигрыш, бурное развитие Дальнего Востока с японской помощью, «раскол Запада» — от лукавого. Даже если наша страна пойдёт на удовлетворение всех японских требований по всем островам, ничего такого не состоится.

А то, что может состояться, и так произойдёт. И работать российские дипломаты должны именно с такой установкой: обеспечивать интересы своей Родины, не толкая руководство страны на нарушение её Конституции!

Что ещё обратило на себя внимание и почему мне вывод о нарастании политической борьбы вокруг проблематики отношений с Японией представляется тем более обоснованным? Только накануне, находясь на Шикотане, спецпредставитель президента России Сергей Иванов, говоря о территориальной принадлежности Курильских островов, заметил: «Территориальная проблема существует и бытует в Японии, но не в России. Никаких переговоров ни о какой передаче островов и близко, и в помине нет!» А вот пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, комментируя перспективу российско-японских переговоров, продолжает звучать невнятно, точки над i не ставит. Посмотрел в этой связи, где служил в МИДе начальник Пескова, нынешний глава администрации президента Антон Вайно? Оказывается, с 1996 по 2001 — в нашем посольстве в Японии, под началом Александра Панова.

А Панов, кстати говоря, после Японии был направлен послом в Норвегию. Видимо, чтобы тоже «улучшить отношения». Одним из результатов улучшения стал подписанный, правда, уже после его отъезда из Осло российско-норвежский договор «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане», по которому мы часть наших вод и богатств норвежцам уступили. О том, как «улучшились» наши отношения с Норвегией после этой уступки, можно судить, в частности, по проведённым недавно на её территории и в её водах учениям НАТО или по норвежскому русофобскому политическому триллеру «Оккупированные», снятому в 2015 году.

И последнее. Александр Панов является заведующим кафедрой дипломатии высшего учебного заведения под названием «МГИМО (университет) МИД России». Это ведомственный вуз! Хорошие же политические и мировоззренческие установки даёт такой завкафедрой и преподавателям, и будущим внешнеполитическим работникам!

Автор: Михаил Демурин

https://regnum.ru/news/polit/2590129.html

***

Дальше, пардон, «темнить» о Курилах уже неприлично

Пресс-секретарь президента РФ Песков: «Народ против территориальных уступок, но скрупулезные переговоры ведем»

Не скрою, становится все труднее понимать то, что говорит пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, когда он пытается комментировать нынешние российско-японские переговоры, особенно по вопросу заключения мирного договора. Взять его недавние слова о том, что «вопрос о передаче Курил вообще не стоит, есть работа над заключением мирного договора». Но, позвольте, если так, что же обсуждается за закрытыми дверями, как не всем порядком надоевший «территориальный вопрос»? Или нас хотят убедить в том, что российская сторона на переговорах убеждает премьер-министра Японии С. Абэ и его министра иностранных дел Т. Коно подписать мирный договор без сдачи, или, скажем так, без прямой сдачи, Курил? Но ведь Абэ со всей определенностью объяснил президенту Путину, что «мирный договор без всяких условий» японцам не нужен. А нужен он главным образом для того, чтобы под видом «окончательного урегулирования» включить в текст договора, по сути, реваншистские требования пересмотреть закрепленные международными соглашениями территориальные итоги Второй мировой войны и добиться согласия Москвы «вернуть» законно принадлежащие России земли.

Отвечая на вопрос, предполагает ли заключение мирного договора возврат Японии части территории, принадлежащей России, Песков сказал, что «пока нет никаких решенных модальностей, здесь нет пока никаких запросных позиций». Окончательно «решенных модальностей», может быть, пока и нет, но, что касается «запросных позиций», во всяком случае, с японской стороны, то тут пресс-секретарь или лукавит, или не в полной мере осведомлен о том, что происходит на переговорах. Японская «запросная позиция» ясна, как день — они «Кемску волость» хотят, то бишь, все южнокурильские острова, а именно: Кунашир, Итуруп, Шикотан и островную группу из 18 мелких островов, морских камней и отмелей под названием Плоские (по-японски Хабомаи). Так прямо и говорят на официальном уровне — мирный договор подпишем только после того, как будет определена территориальная принадлежность всех этих островов. Естественно, принадлежность Японии.

Слова Пескова можно уразуметь, если он дает понять, что в Москве выжидают изменения «запросной позиции» Японии. А именно, согласия Абэ с предложенным Путиным еще в 2001 году вариантом возврата к «хрущевскому компромиссу» о добровольной передаче Японии Малой Курильской гряды (Шикотан и Хабомаи), но только после подписания мирного договора. Справедливости ради отметим, что японские СМИ в последнее время действительно стали писать о том, что Абэ может предложить ограничить территориальные требования японского правительства Шикотаном и Хабомаи при условии предоставления различного рода привилегий японцам на Кунашире и Итурупе. Причем те же японские СМИ предупреждают, что воспитанное в духе «борьбы за исконно японские северные территории» население страны едва ли поддержит такой вариант (по опросам за такой вариант высказываются от 7 до 11% японцев), а парламентарии могут воспрепятствовать ратификации мирного договора, «предусматривающего возвращение всего 7% от общей площади северных территорий». Во всяком случае, сомнительно, что накануне местных и парламентских выборов Абэ официально согласится с подобным вариантом «синицы в руках», ибо это может заметно повредить достижению цели завоевания конституционного большинства в верхней палате парламента, необходимого для инициирования пересмотра действующей «мирной» конституции страны. Известно, что Абэ открыто поставил задачу — добиться пересмотра антивоенной статьи конституции еще при его правлении.

Ведя переговоры с японцами, в Кремле, конечно, не могут не учитывать народные протесты против попыток сдать за какие-то преференции и экономические посулы суверенную территорию России. «Всем прекрасно известны настроения россиян по вопросу об островах. Все мы помним недавние достаточно скрупулезные социологические исследования, не принимать во внимание которые, конечно же, невозможно. Но еще раз повторяю, речь не идет о том, передавать или не передавать острова, задача экспертов — договориться о заключении мирного договора. Вот в этом русле и ведутся переговоры», — заверяет пресс-секретарь президента.

В связи с этим он назвал появившиеся в российских СМИ утверждения о том, что «возможность передачи Курил Японии Москва рассматривать не будет», «абстрактными домыслами», ибо-де «никаких решений по этому вопросу нет». То есть пресс-секретарь не хочет признать, что вопрос о Курилах решен раз и навсегда — это суверенная территория России.

Тем самым Песков, желая того или нет, включил в «абстрактные домыслы» и четкие и прямые высказывания на Шикотане спецпредставителя президента РФ Сергея Иванова, который, говоря о территориальной принадлежности Курильских островов, в частности, заметил: «Территориальная проблема существует и бытует в Японии, но не в России. Никаких переговоров ни о какой передаче островов и близко, и в помине нет!»

Так почему Песков не желает повторить эти слова высокопоставленного чиновника, которые со всей серьезностью восприняты в Токио, вплоть до направления Москве ноты протеста? Считается, что язык дипломату дан для того, чтобы скрывать свои мысли. Видимо, пресс-секретарю президента тоже. А как же тогда быть с гласностью, призывами к народу активно участвовать в жизни страны как внутренней, так и внешней?

Автор: Анатолий Кошкин

https://regnum.ru/news/polit/2590141.html

***

Российско-японский пасьянс по Курилам продолжает раскладываться

 «Зри в корень». Козьма Прутков

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков снова удивил своими комментариями по поводу новой стадии переговорного процесса по заключению мирного договора с Японией. Наверное, в нашей стране, а тем более в Японии, уже не осталось людей, кто не осознавал бы, что мирный договор подразумевает в первую очередь передачу Японии Курильских островов — в нашем понимании Малой Курильской гряды (острова Шикотан и Плоские/Хабомаи), в японском — и Большой Курильской гряды (Кунашир, Итуруп) тоже. Вообще, получается какая-то аномалия, близкая к абсурду: руководство Японии открыто и напрямую связывает мирный договор с получением «северных территорий», а наше отделывается неясными пожеланиями, чтобы, по словам В. Путина, «превратить острова из яблока раздора в нечто, что будет сближать наши народы». Но это тот случай, когда, как говорится, «нельзя быть вечно чуть-чуть беременной» — надо определить отправные, реперные точки — у кого в итоге окажутся эти острова, чей суверенитет будет на них распространяться. Тогда и станет ясно, что президент России подразумевает под этим «нечто». А пока непонятно, и лишь стимулирует тревогу такой словесной эквилибристикой.

Д. Песков, видимо, хотел так объяснить суть начинающегося этапа, чтобы ничего не сказать, и это ему удалось, даже более того — он ещё больше напустил тумана. «Речь не идет о том, — заявил он, — отдавать или не отдавать острова», — добавив, что дипломаты обеих стран ведут «скрупулёзные и очень терпеливые, спокойные переговоры», и предупредил, что промежуточные итоги разглашаться не будут.

Честно говоря, общественность мало интересует тональность переговоров или общая атмосфера на них — это всегда вторично, а тем более со сдержанными и вечно улыбчивыми японцами, главное всё же — содержание. Нам-то уж точно нервничать не стоит, пока острова всё же находятся в наших руках.

В дипломатической практике загодя, перед их началом, определить предмет переговоров — это аксиома, иначе для чего же собираться вместе, преодолевая большие расстояния ?! Недаром большинство договоров в первой своей статье фиксируют сам предмет договора, очерчивают рамки, о чём он. Поэтому хочется напрямую спросить Д. Пескова: так в чём же тогда суть, стержень переговоров, если не в островах? Разве есть более острая тема после того, как В. Путин пошёл на поводу у С. Абэ и своим согласием к обсуждению распечатал этот сосуд с ядовитым содержимым, всколыхнув эмоции как в России, так и в Японии? Можно поставить вопрос и по-другому: фигурирует ли тема передачи островов, или она, как и требовала российская общественность, исходя из многочисленных опросов общественного мнения, наконец-то снята с повестки дня? А, если всё же продолжает обсуждаться, то как это соотносится с волеизъявлением граждан России?! Хотя это единодушие даёт нашим переговорщикам прекрасный аргумент для закрытия темы на длительную перспективу, если не навсегда. Если же японцев другие составные части мирного договора не интересуют — что ж, значит, будем жить без него, как жили и раньше. И не стоит драматизировать и внушать нам, что отсутствие мирного договора спустя 74 года (!) после окончания войны — «ненормальное явление» (В. Путин).

Получилось, что Д. Песков хотел сказать поменьше, а получилось очень даже немало. Иногда ситуация может выглядеть красноречивее, когда о ней молчат или уходят от объяснений. Мы сейчас не гонимся из поверхностного любопытства за раскрытием деталей переговоров на промежуточных этапах или по периферийным статьям, хотя некоторые из них, как, например, японское рыболовство в нашей экономической зоне, имеют, безусловно, огромное практическое значение. Изменит ли мирный договор японский хищнический лов рыбы, почему-то разрешённый даже в наших территориальных водах (!) вокруг Малой и Большой Курильской гряды спецсоглашением по рыболовству от 21 февраля 1998 г. — это отдельный вопрос. Нам сейчас хотелось бы знать, в чём же суть общей, установочной части переговоров по мирному договору, входит ли в неё тема Курильских островов и в каком виде.

Видимо, всё же входит, но под несколько иным углом, если обратиться к ранним высказываниям Кремля, которые ушли на дно и были перекрыты последовавшими общественными эмоциями. Напомню: Д. Песков изначально пояснял, что надо будет в отношении компромисса по островам найти ответы на «мириады вопросов», например, «каков будет суверенитет над островами (т. е. допускается, что не на 100% российский — В. М.), как острова будут эксплуатироваться, какие виды деятельности будут на них осуществляться». Но если острова остаются под непреложным российским суверенитетом в его общепризнанном международно-правовом понятии, то почему мы должны согласовывать с японцами, как они будут нами эксплуатироваться, как мы их будем развивать? Нелогично. Сотрудничать — да, но согласовывать нашу деятельность на нашей территории?! А ведь там ещё и военные стоят — 18-я пулемётно-артиллерийская дивизия с ракетными комплексами «Бал» и «Бастион» — мы что же их статус и функции тоже начнём согласовывать с Токио? Звучит абсурдно.

Мне могут поставить в упрёк паникёрские настроения «на ровном месте», но не надо забывать японскую поговорку о предусмотрительности: «Бери зонтик раньше, чем промокнешь». Поэтому вспомним — ведь в своё время (27.04.2017) на пресс-конференции в Японии В. Путин говорил о желательности наладить «совместную хозяйственную деятельность на островах», «отработать механизм взаимодействия», заключить для этого некое «межправительственное соглашение», определяющее особый правовой режим, и новую совместную схему управления на островах (правда, так и непонятно, каких именно). Генеральное консульство Японии в Санкт-Петербурге не без инструкции из Токио в своём пресс-релизе тут же поспешило дать своё уточнение: «На четырех северных островах». И опровержения со стороны нашего МИД почему-то не последовало… Заметьте — у населения Курил не поинтересовались, а нужно ли ему какое-то новое правовое устройство, равно как и в целом «совместное освоение островов». Наоборот — оттуда идут чёткие заверения, что при должном внимании федеральных властей и руководства Сахалинской области, при последовательном воплощении в жизнь специально принятой правительством РФ долгосрочной программы развития Курил, местные люди, предприниматели и сами смогут наладить там такую жизнь, которую хотят. У нас-то ведь свои планы на развитие островов, а у японцев другие, несовпадающие. Так что смешать масло с водой не получится, какой бы эмульгатор в виде совместных правовых схем и административных механизмов не изобретали за столом переговоров оторванные от жизни чиновники.

Для чего же, спрашивается, на российской территории продавливать, искусственно вводить небывалый, особый двусторонний правовой режим? Отвечаем: это надо для умиротворения самолюбия японцев, которые в противном случае фактически соглашались бы с суверенитетом России, с распространением российского законодательства и административных норм на эти территории, которые японцы считают своими. Не надо быть учёным-правоведом, чтобы уже заранее предсказать, что из такого размещения «на двух стульях» на практике ничего путного не получится, какие бы красивые, звучные и наукообразные фразы не выходили из-под пера фантазёров с обеих сторон. Как говорится: «Написали на бумаге, да забыли про овраги — а по ним ходить».

Москва хочет ввести в оборот совершенно беспрецедентное, небывалое для нашей страны понятие в государственном устройстве, какой-то ограниченный, а правильнее сказать — исковерканный, вывернутый наизнанку суверенитет. Кого Москва хочет обмануть: сама себя, японцев или российскую общественность? Ведь что такое «совместное хозяйственное использование с особым правовым статусом», как, по сути, не подготовка к плавной передаче этих территорий Японии?! Иначе зачем вообще нужно заниматься такими мертворожденными прожектами?! Да и Токио не согласилось бы на такой выверт, если бы не видело в нём рациональное зерно для себя, приближающее его к заветной цели. Там альтруистов, которые бы рвались обустраивать острова для русских, пока не наблюдается. Недаром обещания премьера С. Абэ, данные уже два года назад для того, чтобы произвести привлекательный популистский эффект и расположить в пользу Японии наших граждан, так и буксуют. «Работает» из плана С. Абэ только одно — посещение японцами могил своих родственников на Курилах. Вот это и пусть с нами согласовывают, а не наоборот.

Может быть, именно на эту стезю и переключились сейчас переговорщики с обеих сторон, выстраивая «терпеливо и спокойно» в тиши кабинетов новый промежуточный неформальный статус островов, чтобы не будоражить их жителей, да и всю российскую общественность резкими телодвижениями? Тогда не придерёшься к уверениям Д. Пескова, что вопрос об «автоматической передаче» островов сейчас не рассматривается. Кремль, видимо, в согласии с Токио решил сманеврировать, несколько «ослабить вожжи» напряжения и возмущения в российском обществе, и переставить шахматные фигуры, начать партию с конца — проработать вначале с японскими партнёрами юридический и административный механизм плавной, постадийной и неброской фактической передачи островов за ширмой их «совместного хозяйственного освоения». А вопрос об окончательном и должным образом оформленном получении Японией государственного суверенитета над островами отложить на более поздний этап, когда страсти улягутся. Кстати, именно такая последовательность и была заложена во времена Б. Ельцина в тактику передачи островов, разработанную тандемом из тогдашнего министра А. Козырева и его убеждённого дарителя российских территорий, заместителя министра Г. Кунадзе.

Заявления по курильской теме российских официальных лиц становятся все лаконичнее, но отнюдь не более успокаивающими. Уж если гнаться за лаконичностью, то существует одна волшебная фраза, снимающая все вопросы: «Тема сохранения в полном объёме суверенитета России над Курильскими островами (а именно: Плоские/Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп) по мирному договору не подлежит обсуждению». Но она по-прежнему не звучит и это по-прежнему настораживает.

Автор: Владимир Микоян

https://regnum.ru/news/polit/2590164.html


Об авторе
[-]

Автор: Михаил Демурин, Анатолий Кошкин, Владимир Микоян

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.04.2019. Просмотров: 87

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta