Пока Еврокомиссия ищет способы избавления от российского газа, «голубое топливо» продолжает дорожать

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Политические проблемы поставки газа из России в Евросоюз  

***

Говорим «газ» — подразумеваем «политика». И наоборот

ЕС должен будет потратить около 200 млрд евро в ближайшие пять лет, чтобы обеспечить энергетическую независимость от России. Такую цифру приводит Financial Times со ссылкой на проект стратегии Еврокомиссии, в котором прописаны цели Евросоюза по использованию чистой энергии и снижению потребления ископаемого топлива.

Проект предложений оценивает дополнительные инвестиции властей региона в размере 195 млрд евро на период до 2027 года. И это помимо планов по увеличению расходов на сокращение выбросов углерода. ЕС также должен будет сократить потребление энергии больше, чем считалось ранее, чтобы достичь целей по нулевым выбросам углерода к 2050 году. 

Предложения будут опубликованы на текущей неделе: лидеры ЕС спешат разорвать зависимость от российской нефти и газа. ЕК заявила: ЕС может сократить импорт российского газа на две трети в этом году — и призвала государства-члены пополнить свои хранилища газа перед следующей зимой. Еврокомиссия также добивается от государств-членов, чтобы они одобрили шестой пакет санкций, включая поэтапное эмбарго на российскую нефть уже в этом году. Пока пакет не принят из-за позиции Венгрии, которая в значительной степени зависит от российской нефти. 

Предложения, которые содержатся в стратегии, касаются быстрого снижения зависимости от российского ископаемого топлива путем ускорения перехода к чистой энергии и объединения усилий для достижения более устойчивой энергетической системы «и истинного энергетического союза». ЕК призывает к сокращению потребления энергии на 13% к 2030 году — по сравнению с сокращением на 9% в предыдущем варианте директивы по энергоэффективности. 

Брюссель тоже стремится ускорить развертывание возобновляемых источников, чтобы покрыть 45% всего спроса на энергию к 2030 году (по сравнению с целью 40%, которая была определена до сих пор). Для этого требуется более чем удвоить текущую мощность в 511 гигаватт и достичь общей мощности 1236 ГВтч. В документе изложена стратегия ускорения установки солнечных фотоэлектрических мощностей к 2028 году более чем вдвое по сравнению с сегодняшним уровнем. ЕК также призывает к более широкому использованию тепловых насосов, геотермальной и солнечной тепловой энергии. 

Еще одно предложение — повышение использование водорода. В частности, предлагается задействовать три «коридора импорта водорода» через Средиземное, Северное море и, в конечном итоге, Украину. Стратегия также опирается на увеличение использования биометана. Цена вопроса — 36 млрд евро. Наряду с этим ЕС должен будет найти способы снижения зависимости европейской промышленности от природного газа. Меры по повышению энергоэффективности, замещения поставок топлива, ускорению электрификации и использованию технологий, основанных на использовании водорода и биометана, могут сэкономить до 35 млрд кубометров природного газа к 2030 году, говорится в проекте документа. 

Америке от экспорта газа — светит. Американцам — нет

Сегодня, отмечает аналитик по товарным рынкам компании «Открытие Инвестиции» Оксана Лукичева, цены на газ в Европе стабилизировались в пределах 1000 долларов за 1000 кубометров. Стабилизация цен наблюдается с конца апреля — ей способствует снижение потребления в связи с завершением отопительного сезона. Заполненность европейских ПХГ по состоянию на 14 мая составляла 39,5%. Наиболее наполненными были ПХГ в Польше, Португалии и Великобритании. Средний уровень общей заполненности на 7% превышает запасы газа в мае 2021 года, но на 47,4% ниже, чем в мае 2020 года. С наступлением теплого периода года и завершением отопительного сезона острота энергетического кризиса постепенно отступила. Однако возвращения трудностей можно ожидать уже в октябре, полагает эксперт. 

Европейская комиссия постоянно работает над планами по снижению зависимости европейской экономики и потребителей от газа в целом — в том числе и от российского. Основными постулатами всех планов являются увеличение инвестиций в «зеленую» энергетику и сокращение потребления. В последнем плане сокращение потребления к 2030 году планируется на 13%. Это — значительная величина, говорит Лукичева. Она означает, что придется либо компенсировать выпадающие объемы газа другими энергоносителями, либо значительно снизить качество жизни потребителя. Приоритетными источниками энергии ЕК называет возобновляемые, но пока вместо этого наблюдается рост использования угля, ставящий под большое сомнение «зеленые» планы европейцев. И бесконечное наращивание инвестиций в отказ от российских энергоносителей начинает выглядеть как банальный «распил» бюджета чиновниками. 

Водород, который упоминается как значимая альтернатива природному газу, пока недоступен в технологическом плане и вряд ли будет доступен в скором времени. Ускоренное строительство СПГ-терминалов может смягчить ситуацию через пару-тройку лет. Однако, говорит Лукичева, европейский рынок газа, вследствие событий последние двух лет, оказался перепривязан к ценообразованию на рынке СПГ, что сохранит постоянно высокий уровень цен в будущем (примерно в 2-3 раза выше, чем при закупке трубопроводного газа). Это будет отрицательно сказываться на темпах роста европейской экономики и качестве жизни населения. 

Кризис в Европе в полной мере сказался на американских производителях, позволив им осваивать новый рынок, на который они давно хотели прорваться, указывает аналитик. В связи с этим резко выросло количество инвестиций в инфраструктуру, обеспечивающую рост экспорта СПГ. Заключение долгосрочных контрактов с европейскими и азиатскими поставщиками будет способствовать росту американского экспорта сжиженного газа в длительной перспективе и дальнейшему развитию отрасли. Но внутренний американский потребитель будет страдать от высоких цен на газ, уверена эксперт. Это уже привело к поднятию в Конгрессе темы чрезмерного экспорта газа и нефти из страны в ущерб местной экономике и потреблению. Минэнерго США ожидает, что к концу 2023 года экспорт СПГ вырастет на 14,5%, трубопроводного газа — на 21,5%. 

Весь газ — в баллонах у политиков

Между тем, говорит главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман, в понедельник, 16 мая, цены на природный газ в США на утренних торгах демонстрируют растущую динамику, прибавляя 2,8% и поднимаясь к отметке 7,8 долларов за млн БТЕ (британских тепловых единиц). Сегодня в Китае уже были опубликованы свежие макроэкономические данные за апрель. Консенсус-прогноз предполагал слабость из-за жестких ограничений, которые были введены в Шанхае и ряде других городов, в следствие сильнейшей вспышки заболеваемости COVID-19. Однако фактические данные за апрель оказались значительно хуже. 

Объем промышленного производства продемонстрировал самую слабую динамику с марта 2020 года: сокращение сектора составило 2,9% г/г, вместо ожидаемого роста на 0,4% г/г. Спад розничных продаж в апреле тоже достиг максимального с весны 2020 году уровня 11,1%, при ожиданиях в 6,1%. Естественно, что и весь рынок труда Китая, нырнул вслед: безработица в Китае в прошлом месяце выросла с 5,8% до 6,1%, максимального уровня с марта 2020 года. 

Данные очень плохие, констатирует эксперт, особенно если смотреть на них в комбинации со спадом в экономике США в первом квартале 2022 года на 1,4%. Столь негативная статистика подтверждает рецессионые ожидания для мировой экономики на 2022-2023 год, с соответствующим для подобной ситуации сильным спадом цен на энергоносители в следующие 6-12 месяцев. Однако, уверен Гойхман, на более коротком отрезке (до 1-2 месяцев), противостоять глобальному понижательному макроэкономическому тренду пока удастся более локальным факторам. В минувшее воскресенье, 15 мая, руководство Китая объявило о начале поэтапного снятия антиковидных ограничений. 

Достаточно сложной остается обстановка на европейском газовом рынке, который через СПГ влияет и на американские площадки. Биржевые торги здесь начались с падения цен. Фьючерсы на газ с поставкой на нидерландском хабе TTF с открытия торгов в понедельник, 16 мая, упали на 2,7%, до 94,20 евро за Мвт*ч (1046 долларов за тыс. куб. м). Снижение произошло на фоне разрешения Еврокомиссией странам ЕС оплаты российского газа за рубли через «Газпромбанк». 

Это отчасти снимает риски прекращения импорта газа из России в европейские страны во второй половине мая — отсюда и наблюдаемое сегодня снижение газовых фьючерсов в Европе, говорит аналитик. Однако, по его мнению, все большее беспокойство вызывает устойчивость поставок через украинскую территорию — после того как оператор «ГТС Украины» объявил о прекращении транзита с 11 мая через ГИС «Сохрановка» и компрессорную станцию «Новопсков» из-за потери контроля официальным Киевом над этими территориями.

Если по какой-то причине транзит российского через Украину остановится, то это будет значить сокращение объемов поставок в Европу на 30-40%. Для европейского рынка такой сценарий станет шоковым и приведет не только к краткосрочному взлету газовых котировок, но и остановке множества предприятий. Вероятно, предполагает Гойхман, именно поэтому Еврокомиссия планирует разрешить странам ЕС административное право регулировать цены на газ в случае резкого сокращения поставок из России.

Случится это событие или нет, сказать невозможно. Техническая картина на газовом рынке также не дает однозначного ответа. На европейском рынке место для еще одного всплеска фьючерсов на газ остается, а вот на американском цены явно подошли к своим максимальным значениям, по крайне мере в этом макроэкономическом цикле.

Так что на европейском рынке, газовые котировки могут продолжать двигаться в диапазоне 90-110 евро за Мвт*ч, до тех пор пока угроза остановки транзита через Украину не реализуется или не исчезнет, заключает Марк Гойхман. А вот на американском рынке, скорее, можно ожидать снижения цен — в том числе и в рамках этой недели — к 7-7,5% долларам за млн БТЕ, особенно после новых антиинфляционных заявлений главы ФРС Джерома Пауэлла, который во вторник, 17 мая, должен выступить на конференции организованной Wall Street Journal.

Автор Анна Королева, корреспондент журнала Expert.ru

Источник - https://expert.ru/2022/05/16/govorim-gaz-podrazumevayem-politika-i-naborot/

***

Ставка Европы на норвежский газ может провалиться

Норвежская оппозиция считает «стратегической ошибкой» планы Осло по увеличению добычи газа для того, чтобы помочь Евросоюзу отказаться от российских энергоносителей.

Обещание правительства Норвегии Брюсселю помочь Евросоюзу избавиться от российского газа вызвало в северном королевстве раскол. Левая оппозиция считает, пишет Politico, решение Осло увеличить добычу газа ошибочным и намерена против него бороться.

Отказ от российского газа потребует замены огромных объемов голубого топлива из России. В 2021 г. ЕС купил у Москвы приблизительно 155 млрд м³ газа или около 40% суммарного импорта. Российский газ в Брюсселе планируют заменить возобновляемыми источниками энергии и газом от альтернативных поставщиков, в том числе и Норвегии, которая является самым близким и надежным поставщиком, а также третьим производителем газа в мире. С прицелом на норвежский газ строится Балтийский газопровод, по которому Польша будет получать 10 млрд кубометров газа с норвежских месторождений в Северном море.

Решение частично решить проблемы отказа от российских энергоносителей при помощи норвежского газа, на первый взгляд, устраивает всех: и европейцев, которые всерьез намерены отказаться от российских нефти, газа и угля, и, конечно, норвежцев, которым не помешают лишние деньги. Однако свободного газа у Осло нет. Это значит, что для помощи Европе левоцентристскому правительству придется наращивать его добычу. Причем, делать это придется на новых месторождениях на шельфе Северного моря и других морей. 

Ларс Хальтбреккен отвечает в оппозиционной Социалистической левой партии (SV) за энергетику и климат. Он считает, что события на Украине, которые ускорили отказ ЕС от российских энергоносителей, являются для властей лишь предлогом увеличить добычу ископаемых видов топлива. SV возражает против добычи Норвегией нефти и газа и по этой причине в прошлом году даже отказалась входить в коалиционное правительство.

По расчетам Хальтбреккена, «новый» газ Норвегия сможет начать поставлять через 15-20 лет, но к тому времени многие страны перейдут на возобновляемые источники энергии. Поэтому, делает он вывод, искать новые месторождения и добывать дополнительные объемы газа будет стратегической ошибкой, которая, к тому же, нанесет большой вред окружающей среде.  Противодействие SV замедлит, а может, и вовсе остановит планы правительства бурить новые скважины в шельфе, например, Баренцева моря. Между тем, правительство меньшинства вынуждено полагаться на поддержку 13 депутатов от «левых социалистов» в стортинге, парламенте Норвегии, при принятии важных решений. 

Для Европы сопротивление норвежских левых планам добывать газ из шельфа – очередное подтверждение трудностей, с которыми Брюсселю придется столкнуться в поисках альтернативных источников поставок энергоносителей. Едва ли европейское начальство успокоят слова заместителя министра нефти и энергетики Норвегии Амунда Вика, который заверил Брюссель, что королевство – надежный партнер как в отказе Европы от российских энергоносителей, так и в переходе к возобновляемым источникам энергии. 

Если доля российского газа составила в 2021 году почти 40% европейского газового импорта, то Норвегия дала четверть (25%). При этом норвежские газовики сейчас выкачивают максимум газа из действующих месторождений. Оператор газопроводов Gassco поставил в прошлом году 113,2 млрд кубов газа. В марте текущего года правительство распорядилось увеличить добычу еще на 1,4 млрд кубов, главным образом, за счет месторождений Осеберг и Хейдрун. Возобновление добычи на закрытом на время пандемии в 2020 году месторождении Снёвит даст еще 5-7 млрд кубометров газа.

По оценкам аналитика Rystad Energy Николин Бромандер, в этом году Норвегия сможет увеличить добычу газа максимум до 126,5 млрд м³. Однако долго поддерживать столь высокий для северного королевства уровень добычи будет невозможно, потому что работу приходится регулярно прерывать для ремонта оборудования. Кроме этого, ряд норвежских газовых месторождений, включая такое крупное, как, например, Тролль в Северном море уже значительно истощены. Это значит, что в следующем десятилетии добыча на них начнет падать. На поиски же новых месторождений и освоение их потребуется время. К тому же, общественное мнение в северном королевстве настроено против нефтегазового сектора. SV в прошлом году договорилась с правительством о запрете отдельных видов геологической разведки как минимум до 2023 года. Хальтбреккен сейчас намерен продлить и расширить это соглашение с властями. Он уверен, что необходимо тратить силы и деньги на развитие возобновляемых источников энергии, а не нефтегазового сектора.

В стортинге 169 депутатов. Левым социалистам получить большинство в их кампании запретить разведку на шельфе будет трудно, потому что увеличение добычи поддерживают две правительственные партии и две крупнейшие оппозиционные правоцентристские партии. SV же может рассчитывать на поддержку лишь «зеленых», которые представлены в парламенте только тремя депутатами. Однако их наверняка поддержат мощные и влиятельные в королевстве многочисленные организации по защите окружающей среды, протесты которых недавно уже закрыли нефтяной терминал на побережье и главные дороги в столице. Это значит, что выполнить обещание помочь Европе отказаться от российского газа и увеличить для этого его добычу в окружающих морях, норвежскому правительству будет нелегко.

Автор Сергей Мануков, корреспондент журнала Expert.ru

Источник - https://expert.ru/2022/05/13/norvegiya-gaz/

***

Попытки Германии купить газ у Катара столкнулись с неожиданной проблемой

Берлин и Брюссель оказались в трудном положении, пытаясь найти альтернативу российскому газу. Катар, на который возлагались большие надежды, выставил условия, которые абсолютно неприемлемы для европейцев.

Германия столкнулась с серьезной проблемой в ходе переговоров с Катаром, главным экспортером СПГ в мире, по поводу покупки больших объемов газа. Эта проблема связана не столько с тем, что для этого еще надо построить СПГ-терминалы, а в продолжительности контрактов и запрете на перепродажу газа, на чем настаивает Доха. Как Берлин, так и Брюссель, оказались не готовы к такому неожиданному повороту. Выполнение этих условий абсолютно неприемлемо для европейцев, так как это практически разрушит энергетическую стратегию ЕС, которая выстраивалась много лет и при этом категорично противопоставлялась модели долгосрочных контрактов на поставку российского газа.

На этой неделе переговоры между Германией и Катаром, сообщает Oil Price, резко замедлились. Причина замедления наверняка будет присутствовать и на переговорах других европейских стран о поставках нероссийского газа. Берлин и Доха по-разному относятся к длительности действия контрактов на поставку СПГ. Кроме этого, необходимо решить еще и вопрос возможности перепродажи катарского газа Германией другим европейским странам, что, кстати, широко практикуется в Европе с российским газом.

Катарцы хотят подписать контракт на 20 лет, немцев столь долгий срок не устраивает. В этом нет ничего удивительного, если вспомнить про сильное присутствие в правительстве ФРГ представителей Зеленой партии. Под давлением вице-канцлера и министра экономики ФРГ Роберта Хабека и главы МИД Анналены Бербок Берлин активно выступает за переход к чистой энергетике. Естественно, покупка газа, который хотя и значительно «чище» нефти и угля, но все же относится к ископаемым видам топлива, в течение двух десятилетий избирателям, голосовавшим за зеленых, конечно, не понравится. К тому же, Германия планирует сократить углеродные выбросы к 2040 году на 88%. С газом эта задача будет трудновыполнима.

Катар, кстати, как и все остальные крупные производители и экспортеры СПГ, включая США, за долгосрочные контракты. Диаметрально противоположный подход к вопросу длительности контрактов является очередной серьезной проблемой, осложняющей для Брюсселя отказ от российского газа. Также для решения задачи потребуется развить необходимую для работы с СПГ инфраструктуру, главным образом плавучие СПГ-терминалы, потому что их быстрее строить. Германия уже договорилась о 4 плавучих СПГ-терминалах. Один из них мощностью 5 млрд м³ будет готов уже к концу 2022 года.

Кроме инфраструктуры, Берлину необходимо найти для нее сжиженный газ. На газовом рынке для немцев сейчас сложилась не самая благоприятная обстановка. Дело в том, что если раньше глобальный рынок являлся рынком, на котором заказывали музыку покупатели, то сейчас на первые роли вышли продавцы. Причем замена произошла так быстро, что многие участники рынка этого даже не заметили. Сейчас не покупатели сжиженного газа выбирают, у кого его покупать: у Катара, США или, скажем, Австралии, а Катар, США и Австралия выбирают, кому его продавать. Условия диктуют сейчас продавцы. Это значит, что если Берлин будет продолжать упорствовать и отказываться подписывать долгосрочный контракт, то Доха просто может прервать переговоры, потому что недостатка в покупателях как на следующий год, так и на два последующих десятилетий, у катарцев нет. 

Положение Германии и всей Европы осложняется еще и тем, что работать по долгосрочным контрактам предпочитают и их главные союзники, американские газовики. У них своя причина – необходимость строить дополнительную СПГ-инфраструктуру и производственные мощности для удовлетворения спроса европейцев. Для строительства газовым компаниям необходимы кредиты. Банки же готовы их выдавать только при наличии у заемщиков долгосрочных контрактов с партнерами, которые хоть как-то гарантируют надежность проектов, под которые они выдают деньги. 

Очевидно, что кому-то придется уступить. Очевидно и то, что ЕС так же, как администрация Байдена, оказались в сложном положении – они пытаются примирить две разные и даже противоположные политики: укрепление энергетической безопасности при помощи ископаемых видов топлива и переход к возобновляемым источникам энергии за счет все тех же ископаемых видов. С одной стороны, объединенная Европа хочет резко снизить вредные выбросы и, в первую очередь, углеродные в атмосферу в следующие пару десятилетий. С другой, она хочет иметь уже сейчас, а не в следующие пару десятилетий надежный и доступный источник энергии, но с одним условием – чтобы он был не из России. 

Производители СПГ несомненно укажут Брюсселю на это расхождение в задачах. Производителям для увеличения их мощностей необходимы гарантии того, что их газ будет востребован не один-два года, а лет двадцать. Им также нужны гарантии, что покупатель не будет перепродавать их газ. То есть Катар хочет, чтобы Германия сама использовала весь катарский газ. Это нанесет нокаутирующий удар по еще одному важному принципу Евросоюза, на который в Брюсселе возлагали большие надежды - члены Союза, которым посчастливилось найти и купить газ, должны будут поделиться им с менее удачливыми странами. Это значит, что Брюссель и Берлин оказались перед очередным сложным выбором и что им, скорее всего, придется уступить и пойти на условия продавцов.

Автор Сергей Мануков, корреспондент журнала Expert.ru

Источник - https://expert.ru/2022/05/12/gaz-germaniya/

***

Зарабатывающий на войне бизнес в энергетическом секторе должен платить больше

Во многих европейских государствах идут дебаты о возможном повышении налогообложения компаний, зарабатывающих на кризисной ситуации из-за военных действий в Украине.

Почти по всей Европе власти ищут возможности облегчить тяжёлую финансовую ситуацию, в которую многие попадают из-за стремительного роста цен на энергоносители, вызванного российско-украинской войной. Идёт и поиск вероятных вариантов финансирования госпрограмм, призванных смягчить ценовой шок. Всё большей популярностью пользуется идея дополнительного налогообложения бизнеса, который извлекает выгоду из растущих цен, в первую очередь это затронет энергетические компании. Правительства сразу нескольких стран-членов ЕС намерены ограничить их прибыль, полученную благодаря войне.

Актуальный пример – Греция. Афины рассчитывают обложить 90-процентным налогом сверхприбыли в энергетическом секторе, сообщил на днях премьер-министр Кириакос Мицотакис (Kyriakos Mitsotakis), назвав предполагаемый сбор «налогом солидарности, который пойдёт на пользу обществу». За счёт него должны снизиться затраты греков с заработком до 45 тысяч евро в год – им будет предоставлена компенсация 60% возросших расходов на электроэнергию с декабря 2021 года по май 2022-го. Максимальная сумма компенсации на человека составит 600 евро. В мае и июне греческим домохозяйствам дополнительно компенсируют и 50% стоимости энергии при расходе свыше 300 киловатт-часов в месяц. В отличие от Германии граждане Греции испытывают значительно более серьёзные проблемы из-за роста расходов на электричество, а не отопление.

Вопрос финансирования афинской компенсационной программы остаётся открытым. Сложно дать определение «сверхприбыли» на фоне растущих расходов самих энергетических компаний. В греческом министерстве финансов рассчитывают, что местное ведомство, регулирующее вопросы энергоснабжения, выдаст чёткую формулу для подсчёта «лишних» доходов поставщиков тока.

Схожие дебаты ведутся в Италии, где премьер-министр Марио Драги (Mario Draghi), проигнорировав сомнения министерств финансов и экономики, сообщил о скором введении пошагового налога на дополнительную прибыль энергетиков – сначала 10%, впоследствии 25%. Таковой будут считаться доходы с октября 2021 года по март 2022-го, превышающие бизнес-показатели аналогичного периода двух предыдущих лет. Италия рассчитывает получить за счёт этих мер 6 млрд евро, которые пойдут на поддержку граждан.

Согласятся ли с повышением налогообложения энергетические компании – открытый вопрос: не исключены жалобы в конституционный суд, ведь дополнительная прибыль могла возникнуть не только благодаря простому повышению цен, но и за счёт легитимных рыночных механизмов. Противники критикуют проект Драги ещё и потому, что при повышении налога не будут учтены выросшие за год расходы. Но премьер-министр, в прошлом – глава Евроцентробанка, сделал мудрый тактический шаг: с решением ввести новый налог на прибыли энергетиков ради финансирования компенсаций Марио Драги обратился прямо к народу, и теперь ни одна итальянская партия не решается открыто критиковать законопроект, детали которого уже разрабатывают в министерствах экономики и финансов.

В Австрии призывы к энергетикам проявить сознательность также стали частью актуальной политической дискуссии. Индустрию обеспокоили заявления федерального канцлера Карла Нехаммера (Karl Nehammer), намеревающегося урезать кризисные прибыли компаний. Оба австрийских поставщика энергии, чьи акции котируются на бирже – Verbund и EVN, за один день потеряли 5,4 млрд евро рыночной стоимости. Поскольку оба предприятия на 4/5 принадлежат федерации, снизилась и стоимость австрийских государственных ценных бумаг. По мнению экспертов, ввести всеобщий специальный налог допустимо, тогда как представители деловых кругов критикуют подобные идеи. Председатель правления металлообрабатывающего концерна Voestalpine и президент одного из австрийских деловых сообществ Роберт Оттель (Robert Ottel) называет планы Карла Нехаммера «неожиданными и одновременно шокирующими», так как они нанесут серьёзный урон рынку. Объединение промышленников Австрии также выказывает озабоченность – вмешательство государства принесёт ущерб стране с точки зрения инвестиций и сократит возможности компаний вкладываться в развитие возобновляемых источников энергии.

Идея обложить бизнес дополнительными налогами из-за вызванного войной роста цен не чужда и Германии, где этот вопрос поднимают в основном «зелёные». Министр экономики и защиты климата Роберт Хабек (Robert Habeck) на совещании с представителями семейного бизнеса заявил, что его «понимание справедливости задето, когда нефтяные компании извлекают выгоду из ситуации в Украине». Но против введения налога, подобного тем, которые готовятся в Греции, Италии и Австрии, выступает министр финансов Кристиан Линднер (Christian Lindner). Он приводит в пример другой кризис – пандемию. Её основным выгодоприобретателем стал разработчик и производитель вакцины против коронавируса Biontech, но никто не пытался обложить прибыль фирмы из Майнца дополнительными налогами. Экономисты видных научно-исследовательских институтов Ifo и ZEW подтверждают, что такая налоговая инициатива до конца не продумана, но Роберт Хабек настаивает на необходимости поиска путей введения сбора, который окажется неуязвимым с правовой точки зрения.

Власти государств на юге Европы предпринимают и более далеко идущие шаги. В частности, Мицотакис и Драги требуют ввести лимит цен на кубометр газа по всему Евросоюзу. Их цель – стабилизировать потребительские цены, напрямую зависящие от стоимости энергоресурсов. Министры предлагают ограничить выплаты энергетическим компаниям себестоимостью каждого из видов произведённой энергии плюс фиксированный уровень прибыли.

Учитывая богатый опыт тяжб и судебных решений, в Германии подобные ограничения вряд ли смогут быть приняты – едва ли энергетикам будет сложно отстоять свои интересы в нужных инстанциях. Соответственно, немецкому государству придётся воздействовать на рост цен, как и прежде – субсидированием и поддержкой нуждающихся. Их в стране будет добавляться. Как показывает анализ Федерального объединения предприятий сферы энергетики и водоснабжения (BDEW), каждое немецкое домохозяйство в этом году платит за газ вдвое больше, чем в прошлом, на 15% – за электричество. Председатель управляющего совета BDEW Керстин Андреа (Kerstin Andreae) указывает, что за последние месяцы экстремально выросли затраты энергетиков на закупку сырья. С начала прошлого года оптовые цены на электричество увеличились в четыре раза, на газ – в пять. Поскольку стратегия поставщиков ориентирована на многолетние контракты, до конечного потребителя повышение цен доходит только сейчас – и будет ещё более высоким в связи с кризисом из-за войны.

После простоев пандемии наметившийся экономический рост вызвал повышенный спрос и увеличил цены энергоресурсов, нынешний кризис углубил эту тенденцию. «Чем дольше уровень оптовых цен будет сохраняться, тем выше будет их влияние на текущие тарифы», – поясняет Андреа. За 1 кВт•час электроэнергии житель немецкого многоквартирного дома платит теперь в среднем 37,14 цента вместо 32,16 в прошлом году, за газ – 13,26 цента вместо 6,47. Снижение экологической составляющей в стоимости киловатта энергии (EEG-Umlage) и её полную отмену, намеченную государством в середине года, конечный потребитель не заметит: их полностью съела инфляция, и вместо того, чтобы снизиться, цены только становятся выше.

Автор Максим Смирнов

Источник - https://www.rg-rb.de/zarabatyvayushhij-na-vojne-biznes-dolzhen-platit-bolshe/


Дата публикации: 17.05.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 76
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta