Почему вряд ли следует принимать миллионы беженцев из неблагополучных стран. Миграционная политика Евросоюза

Содержание
[-]

***

Афганская история на этом не закончилась

Прошло уже несколько дней с того момента, как отряды движения «Талибан» (организации, пока ещё считающейся в Российской Федерации террористической и запрещённой) установили контроль над всей территорией Афганистана. Комментаторы на все лады обсуждают это событие – однако доминирует мнение о том, что оно стало крупнейшим за последние годы геополитическим поражением Соединённых Штатов.

Действительно, самая продолжительная война в истории Америки кончилась не блестяще. Кадры ухода американцев и попыток тех, кто с ними сотрудничал, спастить от талибов, обошли весь мир и вызывают понятный ужас. Всего за одну неделю «вылетели в трубу» многолетние усилия четырёх администраций, которые обошлись американским налогоплательщикам почти в $1 триллион. Победителям достались склады современного оружия, перешедшая на их сторону 300-тысячная армия и отстроенные военные базы. Пресса пестрит сравнением этой ситуации с поражением во Вьетнаме в 1975 году – с самым тяжёлым эпизодом послевоенной американской истории (я бы сказал, что нынешняя неудача даже более болезненна: тогда Америка противостояла чуть ли не всему коммунистическому блоку, а сейчас – одной радикальной религиозной группировке).

Я не склонен злорадствовать над провалом кампании – Дж.Байден прав, говоря, что Соединённые Штаты всё равно ушли бы из Афганистана, потому что это была «не их война» – но несколько комментариев я всё же рискну сделать.

Во-первых, двадцать лет назад, когда силы антитеррористической коалиции (стоит напомнить, Россия тогда её активно поддерживала) вторглись в Афганистан, США, на мой взгляд, задали совершенно ошибочную цель всей кампании. Вместо того, чтобы разгромить базы террористов, атаковавших Америку 11 сентября 2001 г. и нанести максимальный урон террористическим сетям, они попытались построить на захваченной территории современное государство. Сначала это называли nation-building, чуть позже, когда стало ясно, что из племенных сообществ нельзя создать нацию, state-building – но уже в те годы нереалистичность проекта казалась мне очевидной (см.: Владислав Иноземцев. “ ‘Nation-building’: к истории болезни” в: Мировая экономика и международные отношения, 2004, № 11, сс. 14–22). Война с террором виделась искусственной конструкцией, за которой скрывались (причём, замечу, не только в американском случае) иные цели (см.: Владислав Иноземцев. «Очень своевременный противник» в: Россия в глобальной политике, том 3, № 3, май – июнь 2005, сс. 38–53). «Замкнув» нереализуемый модернизационный проект на вопросы безопасности, западные державы подписали приговор всей эпопее.

Во-вторых, мне кажется, что Запад (и СССР в 1980-е годы) серьёзно ошибались именно в оценке модернизационного потенциала исламских обществ. Сейчас часто можно встретить фотографии студенток кабульских и тегеранских вузов 1960-х годов в коротких юбках пьющих кофе на верандах городских кафе. Однако стоит переосмыслить историю последней трети ХХ века, когда столкновение не только узких элит этих стран, но и значительной части их населения с западной современностью начало вести к попытке самоидентификации через возвращение к основам. Лишь несколько мусульманских стран, добившихся значительных успехов в модернизации – типа ОАЭ, Кувейта или Бахрейна, а в Юго-Восточной Азии Малайзии – не обратились в те годы к консервативной мусульманской идентичности. При этом Запад (в самом широком смысле слова, включая Израиль и Советский Союз) своей внешней политикой сделал политический ислам как бы защищающимся от внешних сил течением – и чем значительнее было внешнее модернизационное давление, чем сильнее становилось и противодействие. На мой взгляд, уже давно пришло время оставить этот регион «в покое», предоставив его народам право жить так, как они хотят; главная задача и США, и России, и всех других развитых стран состоит в том, чтобы защищать собственных граждан, а не строить современные нации там, где их не может быть.

В-третьих, есть ещё один важный момент: многие, кто видел кадры исхода афганцев, не желающих жить при «Талибане», говорят, что США и их союзники не должны были бросать своих друзей так, как они это сделали. С этим можно согласиться – теперь имидж Америки как надёжного союзника надолго серьёзно скомпрометирован – но стоит отметить и ещё один важный момент. Мы знаем, что от войны за последние годы из Афганистана бежали более 5 миллионов человек, почти 1⁄6 часть населения. Принято изображать беженцев как «стариков, детей и женщин», но это не так. Самая большая когорта – это мужчины в возрасте от 18 до 50 лет; стариков среди афганских беженцев по всему миру около 2%. Эти пара миллионов мужчин, которые по всей видимости не хотели жить при «Талибане», могли бы с оружием в руках противостоять его успехам – но предпочли решать не проблемы страны, а свои личные. То же самое относится и к Сирии, и к Алжиру, и ко многим африканским странам, погрязшим в диктатуре и коррупции. Поэтому я выскажу крамольную мысль: если Запад хочет, чтобы глобальная периферия была более «цивилизованной», вряд ли следует принимать миллионы беженцев из неблагополучных стран. Если бы эти люди задолго до 15 августа 2021 г. поняли, что их будущее может стать лучше лишь вместе с будущим их собственной страны, они, вероятно, действовали бы немного иначе.

Афганская история не кончилась на прошлых выходных. Не кончилась война, не кончились конфликты, не кончилось противостояние традиций и стремления к переменам. И поэтому нам всем нужно sine ira et studio осмыслить случившееся, чтобы не совершать новых ошибок…

Автор Владислав Иноземцев

http://argumentua.com/stati/afganskaya-istoriya-na-etom-ne-zakonchilas

***

В Литве застряли тысячи беженцев - иракцев, а также выходцев из Сирии, Афганистана и африканских стран.

Их привлекли сюда фейковые новости из Беларуси. Репортаж из лагеря беженцев в Руднинкай под Вильнюсом.

Поездка из центра Вильнюса до лагеря беженцев, что на полигоне в Руднинкай, занимает около сорока минут. Мы паркуем машину на опушке леса и идем через заросли кустарников по проторенной тропинке, которая ведет прямо к лагерю. К нам тут же подходит охранник, который спрашивает, что нам нужно.

Мы, два журналиста с Ближнего Востока, внешне очень похожи на людей, находящихся в лагере, и только наша европейская сопровождающая выглядит заметно иначе. Мы отвечаем, что хотим рассказать о ситуации в лагере. Другой охранник проверяет наши документы. "Без разрешения МВД входить на территорию лагеря нельзя", - поясняет он. После трехчасового ожидания "добро" из Вильнюса получено, и мы можем попасть в лагерь, который окружен забором.

Там стоят жилые вагончики и палатки, которые нам, ссылаясь на соображения безопасности и гигиены, не разрешают осмотреть изнутри - от мигрантов нас отделяет еще один забор. Большинство из них родом с Ближнего Востока, некоторые - из Африки. Одежда у них изношенная и грязная, лица усталые. Большинство находящихся в лагере лиц - мужчины в возрасте от 20 до 30 лет.

Следы на теле на всю жизнь

Многие иракцы в разговоре сначала жалуются на социальную несправедливость и беспредел политиков и вооруженных группировок у них на родине. Один ругает известного иракского политика, другой берет его под защиту и обвиняет других. Посреди леса в Литве неожиданно вспыхивает дискуссия о коррупции в Ираке. Осенью 2019 года многие из находящихся тут молодых людей принимали участие в подавленных - порой жестоко - акциях протеста в поддержку политически независимого Ирака и против коррупции.

У Ахмеда, молодого парня из Кербелы, раны по всему телу. По словам Ахмеда, шесть лет назад он сильно пострадал при взрыве в Багдаде заминированного автомобиля, потеряв при этом глаз.

21-летний Абдулла рассказывает, что с первых лет жизни имеет тяжелую форму псориаза. Экземой покрыто почти все его тело. Еще один беженец говорит, что - как и его брат - страдает от мышечной слабости. Брат лежит недалеко в палатке и больше не может двигаться. Мы спрашиваем себя: что теперь будет с этими людьми?

Мигранты - игрушка в руках политиков

Большинство из них хочет только одного: попасть в ЕС, в Европу. Но Европа не спешит их впускать, Литва как страж границы заняла осторожно-выжидательную позицию, и как маленькая страна, столкнувшаяся с таким большим числом мигрантов, попала в затруднительное положение. Замминистра внутренних дел Арнольдас Абрамавичюс сообщил нам в интервью, что хорошо осведомлен о сложной ситуации, в которой оказались мигранты.

В то же время он пожаловался на то, что турагентства из соседней Беларуси сознательно привлекали иракцев поездками в страну, чтобы те через Минск двинулись далее в направлении границ со странами Балтии, которые являются и внешними границами Евросоюза. Беларусь целенаправленно распространяет фейковые новости о Минске как удобных для беженцев воротах в соседний ЕС - и тем самым оказывает давление на Литву и другие страны Европы, указывает замминистра.

Что касается самих мигрантов, то Вильнюс стремится, как может, облегчить их положение, отметил Абрамавичюс. С правительством Ирака Литва договорилась улучшить условия для иракских беженцев - как только будут приостановлены авиарейсы из Багдада в Минск с новыми потенциальными мигрантами. И, действительно, главная авиакомпания страны, Iraqi Airways, несколько дней назад уже объявила, что отменяет все рейсы в Беларусь в августе.

Наблюдатели рассматривают молодых людей в этом и других литовских лагерях беженцев как игрушку в руках политиков. С тех пор, как Европейский Союз ввел санкции против Александра Лукашенко за его жестокие действия против белорусской оппозиции, Лукашенко, очевидно, стал использовать беженцев как инструмент давления на ЕС.

Только за июнь-август несколько тысяч мигрантов незаконно пересекли белорусско-литовскую границу. В Вильнюсе опасаются, что к концу года в Литву может попасть еще несколько тысяч беженцев из стран Ближнего Востока и Африки. Беларусь тем временем заявила, что намерена со своей стороны закрыть границу с Литвой: беженцы, видимо, не должны возвращаться обратно с литовской территории.

Вожделенная Европа

Насколько сильно хотят попасть в Европу иракские беженцы, можно понять на примере уже несуществующей группы в Facebook, которая была посвящена иммиграции в ЕС через Беларусь. В течение нескольких дней в группу вступили десятки тысяч человек. С тех пор она исчезла из Facebook. Однако до недавнего времени в ней обсуждались практически все вопросы, которые могли быть важными для мигрантов и беженцев при осуществлении такого замысла: покупка авиабилетов из Багдада в Минск, изучение различных маршрутов на месте, необходимость помощи контрабандистов или же самостоятельное проникновение на территорию Литвы.

Беларусь по политическим причинам намеренно поддерживает иракцев и других беженцев, которые хотят перебраться в ЕС, утверждает глава офиса Freedom House в Вильнюсе, литовский политолог Витис Юрконис: "Но у Литвы нет ни инфраструктуры, ни необходимого опыта для рассмотрения в таком масштабе просьб о предоставлении убежища". Кроме того, добавляет он, в Литву продолжают прибывать беженцы из самой Беларуси, которые покидают родину из-за репрессивной политики Лукашенко: "Власти Беларуси запрещают своим гражданам пересекать белорусско-литовскую границу. Но позволяют это делать людям с Ближнего Востока".

Тем временем Багдад вернул домой некоторых из застрявших в Беларуси иракцев. Большинство из них возвращается без гроша в кармане или даже обремененные долгами: все сбережения ушли на поездку в Беларусь. Тем не менее билеты на обратный рейс несостоявшиеся беженцы все равно должны оплатить из собственного кармана.

Головорезы в масках

Между тем один из иракцев, который все еще находится в Минске, рассказал нам по телефону, что уже четыре раза безуспешно пытался попасть в Евросоюз через Польшу. Поэтому сейчас он решил сделать это через Беларусь, но и такая попытка провалилась.

При переходе границы, поделился иракец, с ним и его спутниками жестко обращались напавшие на них неизвестные, часть из которых были в масках: "Они били нас, применяли электрошокеры. Затащили нас в свои машины и несколько минут избивали там". Собеседник считает, что атаковавшие их люди были литовским пограничниками. Однако подтверждений этому нет.

Другой иракец из лагеря на полигоне в Руднинкай признался, что теперь ему ясно - стремясь к лучшей жизни в Европе, он и другие беженцы стали разменной картой в руках политиков. Но этот иракец все еще хочет попасть в Европу - только, как он заверил нас, теперь легальным путем.

Авторы Аббас Аль-Хашали, Хамза Аль-Шавабкех

https://p.dw.com/p/3z7OM

***

Польша создала на границе с Беларусью лагеря для приема мигрантов

На фоне значительного увеличения числа нелегальных мигрантов, пытающихся проникнуть в Польшу из Беларуси, власти в Варшаве создали два лагеря для беженцев вблизи белорусской границы и ищут места для новых.

В связи с большим числом нелегально пересекающих границу Польши со стороны Беларуси мигрантов власти в Варшаве создали новые охраняемые лагеря для приема беженцев. Два таких учреждения уже открыты в населенных пунктах Бяла-Подляска и Червони-Бур на востоке страны, сообщил в четверг, 19 августа, руководитель службы пограничной охраны Польши. Ведется поиск других мест для создания еще нескольких лагерей для нелегальных мигрантов, отметил он. Накануне министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак сообщил об усилении пограничной охраны с помощью армии. К границе с Беларусью будут направлены более 900 военнослужащих, заявил он.

С начала августа границу Польши и Беларуси попытались нелегально пересечь 2100 человек

По данным польского министерства внутренних дел от 18 августа, только с начала текущего месяца границу с Польшей попытались нелегально пересечь со стороны Беларуси 2100 человек. Пограничная служба предотвратила нелегальный переход границы в 1342 случаях. Еще 758 человек были задержаны и направлены в закрытые общежития для беженцев.

Как сообщает агентство PAP и ряд других польских СМИ, в настоящее время группа из 32 беженцев из Афганистана и Ирака находится к востоку от Белостока на нейтральной полосе на границе с Беларусью. Польская сторона не спускает их на свою территорию, пишет издание Gazeta Wyborcza. В результате люди уже 11 дней находятся в лесу. "Решение проблемы с людьми, пытающимися проникнуть на территорию Польши, состоит в том, что бы не допустить их в Польшу", - подчеркнул премьер-министр страны Матеуш Моравецкий, комментируя данную ситуацию.

Моравецкий обвиняет Беларусь в использовании беженцев в своих целях

Он также обвинил Минск в использовании беженцев в своих целях. "Мы не можем допустить, чтобы господин Лукашенко с помощью шантажа вынудил нас кого-то здесь принимать", - подчеркнул польский премьер и указал, что суверенное государство должно защищать свои внешние границы.

В мае правитель Беларуси Александр Лукашенко в ответ на ужесточение западных санкций заявил, что Минск больше не будет удерживать беженцев от дальнейшего следования в страны ЕС. После этого резко усилился поток нелегальных мигрантов, прежде всего в Литву. С начала текущего года литовские пограничники задержали около 4 тысяч нелегальных мигрантов - в 40 с лишним раз больше, чем за весь 2020 год. На территорию ЕС они проникали через Беларусь. Премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните назвала происходящее "гибридной агрессией" со стороны Лукашенко.

Автор Ольга Демидова  

https://p.dw.com/p/3zBmF

***

Польша отгораживается от Белоруссии высоким забором

Mинистр национальной обороны Польши Мариуш Блащак официально подтвердил решение укрепить восточную границу страны. Он сообщил, что уже на этой неделе начнется строительство проволочной стены высотой 2,5 м.

Польско-белорусская граница растянута на 418 км. Ее четвертая часть давно обнесена «колючкой», а теперь дополнительные 50 км охватят забором, который, по словам военного министра, будет «солидным ограждением». Во сколько обойдется технология многослойной витой проволоки, по-видимому, еще не подсчитано. Главным было взяться за дело, которое не терпит. Кроме того, в помощь погранохране будет предоставлено около 2 тыс. военных. Все это направлено на преодоление миграционного кризиса, якобы спровоцированного белорусскими властями.

Польская пограничная служба перестала справляться со стихийным потоком мигрантов с Ближнего Востока. Возникший кризис, конца которому не видно, стал результатом цепной реакции, зародившейся на литовско-белорусской границе, где с начала года задержано более 4 тыс. человек. Такого количества здесь никогда не было: за весь 2020-й в списке беженцев было около 80 человек. Мобилизация литовских силовых структур привела к тому, что волна нелегалов откатила к польской границе. Если за весь прошлый год на Подляском участке были задержаны 122 человека, которые незаконно пересекли польскую границу, то в этом году зафиксировано более 2 тыс. таких попыток. Многие из них были предотвращены, но 780 иностранцев размещены в закрытых центрах для беженцев.

По инициативе премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого состоялась его видеоконференция с коллегами из стран Балтии, которые заявили, что «текущий кризис был спланирован и систематически организован режимом Александра Лукашенко». Главы правительств четырех стран квалифицировали миграционный кризис как гибридную атаку против Литвы, Латвии и Польши, а следовательно, и против всего Европейского союза. Польша и Литва обратились с призывом к Брюсселю применить более жесткие меры в отношении Белоруссии в связи с якобы спланированным Минском миграционным кризисом в регионе.

Похоже, что президент Белоруссии сам дал себя поймать на крючок западных соседей, заявив в конце мая, что его страна служила барьером на пути переброски нелегальных мигрантов, однако с учетом политического давления Запада Минск может задуматься, стоит ли продолжать это делать. Очевидно, в Варшаве про это вспомнили и сделали вывод, что Минск этот барьер снял. Теперь каждая из сторон пограничного конфликта отбивается каждая по-своему, используя любой повод.

В понедельник в ходе проходящего в формате видеоконференции внеочередного заседания Совета коллективной безопасности ОДКБ Лукашенко прямодушно докладывал союзникам: «Что сделали поляки: они отловили, иначе не скажешь, около 50 человек на территории Польши, которые, как они признались, шли в Германию, куда их позвала муттер Меркель. И под угрозой оружия, стреляя поверх голов, выдавили их на границу с Беларусью. Естественно, они шли в Германию, в Беларусь они идти не хотят. Таким образом, Польша устроила пограничный конфликт на границе, нарушив государственную границу Беларуси» (цитата по агентству Белта).

Только и разговоров о неприкаянной группе около 30 человек из Афганистана, Сирии и Ирака, которые вот уже полмесяца кочуют – по-другому не скажешь – в межпограничье. На польской стороне им преграждают путь два плотных кордона пограничников и армейцев, а возможное отступление упирается в закрытую на замок белорусскую границу. В составе группы есть женщины, дети и больные. По информации фонда «Спасение», никто из кочующих вдоль польской границы, где им указали от ворот поворот, действительно не хочет оставаться в Белоруссии.

Пока в Варшаве издалека оценивали положение на польско-белорусской границе, туда в самые проблемные места ринулись оппозиционные депутаты, журналисты, адвокаты, общественники. Ситуация с уровня слухов переходила в свидетельства очевидцев. За кордон, образованный польскими пограничниками и солдатами, прорваться было практически невозможно, но наблюдений и впечатлений (не исключено, что с далеко идущими последствиями) оказалось достаточно, чтобы польским властям мало не показалось.

Депутат от левых сил Мачей Конечны рассказал порталу Onet о драматическом положении беженцев из Афганистана, которые были выловлены в Польше, затем насильно, прикладами вытеснены на белорусскую сторону. Они едят растения, пьют воду из близлежащих озер и рек. «Это проявление явного беззакония», – констатирует депутат. Побывав на одном из проблемных пограничных участков в Уснаж-Гурном в Подляском воеводстве, депутаты «Гражданской коалиции» Дариуш Йоньский и Михал Щерба заявили: «Ситуация на польско-белорусской границе показывает, что правительство не сдало экзамена ни по защите границ, ни по элементарной гуманитарной помощи».

О солдатах, которые не впускают в Польшу беженцев, резко отозвался авторитетный оппозиционер времен ПНР Владислав Фрасынюк: «Так не поступают солдаты… это не человеческое поведение. Надо сказать прямо – это антипольское поведение. Эти солдаты не служат польскому государству, напротив, плюют на все те ценности, за которые боролись, наверное, их родители…» Это возмутило министра Блащака, который тут же заявил, что направляет уведомление в прокуратуру за оскорбление солдат польской армии. И вероятно, как реакция на подобные высказывания, во вторник было принято решение о награждении охраняющих границы солдат за «сохранение профессионализма в любой, даже самой сложной ситуации».

Создается ощущение, что, надеясь на помощь Евросоюза для «усмирения Лукашенко», в Польше как будто подогревали ситуацию на границе с Белоруссией. Давно было известно, что творится рядом на литовско-польской границе, но никакой готовности к подобному проявлено не было. Как не было и попыток Вильнюса и Варшавы хоть в какой-то мере навести дипломатические мосты с Минском. В данном случае речь шла о сотнях ищущих лучшую долю людей, а совсем не о политических амбициях. Ведь ясно было, что белорусские оппозиционеры, которых Литва и Польша приняли у себя, в этом деле не подмога.

Жареный петух все же клюнул. В Варшаве собрали конвой с гуманитарной помощью, но с пунктом назначения на белорусской территории. При этом направив предварительно ноту в Минск с просьбой приоткрыть белорусские ворота. Во вторник во второй половине дня на польско-белорусскую границу отправился и сам Моравецкий. Пришла пора посмотреть на происходящее своими глазами и главе правительства. «Однако, когда мы сталкиваемся с таким кризисным событием, мы не можем быть освобождены от элементарной человечности. Если кто-то просит стакан воды, то его нужно просто дать ему», – убежден депутат польского Сейма Михал Щерба.

Aвтор Валерий Мастеров, журналист-международник.

https://www.ng.ru/kartblansh/2021-08-24/3_8233_kartblansh.html

***

Германию ждут новые беженцы

Немецкие власти отнеслись к взрывоопасной ситуации в Афганистане с надлежащей, но запоздалой серьёзностью. Бундесвер стремительно организовал эвакуацию посольства в Кабуле, МВД прекратило высылки не получивших политическое убежище афганцев, гражданам ФРГ рекомендовано отказаться от любых поездок в захваченную талибами страну, откуда пытаются унести ноги все, кому не близок дремучий исламизм.

Смена власти в Афганистане сулит Европе очередной поток беженцев, как показывает опыт предыдущих лет – их значительная часть устремится в Германию. Немецкие политики высказываются на эту острую тему в ходе предвыборной кампании. Армин Лашет (Armin Laschet), кандидат в канцлеры от ХДС/ХСС, настаивает, что Германия «не должна повторять ошибки 2015 года», когда обострение гражданской войны в Сирии привело к масштабному кризису. Под ошибками Лашет понимает бегство международного сообщества от наступающих сил «Исламского государства» вместо создания и финансирования лагерей для беженцев в ближайших к стране регионов. То же происходит сейчас и в Афганистане. Запад спрятался от талибов, оправдаются ли надежды Лашета на расселение новых беженцев в Пакистане или Иране, неясно. По мнению Лашета, гуманитарная помощь необходима региону, но Германии ни в коем случае не следует посылать сигнал, что она «готова принять всех, кто попал в беду».

К этому готова кандидат от «Зелёных» Анналена Бербок (Annalena Baerbock): с её точки зрения, ФРГ должна принять «пятизначное число» беженцев, оговорив контингенты с партнёрами по НАТО. Лашет в свою очередь настаивает, что следует не просто предотвратить неконтролируемое развитие ситуации на немецких границах, но и в соседних странах не должно начинаться никакого движения людей в сторону ФРГ. При этом страна готова финансировать помощь международного сообщества через Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев и Всемирную продовольственную программу. Армина Лашета поддержала Ангела Меркель (Angela Merkel), отметившая, что афганская тема теперь надолго, и поток беженцев вскоре вырастет. Председатель ХСС Маркус Зёдер (Markus Söder) отметил, что Германия «не может взять на себя решение всех проблем Афганистана, теперь это должны сделать в первую очередь американцы». Кандидат от СДПГ Олаф Шольц (Olaf Scholz), как и Армин Лашет, предложил сконцентрироваться на поддержке соседей Афганистана. Им необходимы предложения из Европы, которые помогут предотвратить поток беженцев – нельзя повторить ошибки и оставить соседние государства один на один с проблемами.

Пресс-служба МИД Германии также подтвердила, что страна готовится к увеличению числа беженцев из Афганистана, оценить прирост пока невозможно. Уже сейчас ФРГ – один из главных финансовых доноров, оказывающих помощь региону. В Иране и Пакистане проживает немало афганских беженцев, и Берлин поддерживает контакт с местными организациями, чтобы обсудить необходимую помощь. Ранее Ангела Меркель и глава МИД ФРГ Хайко Маас (Heiko Maas) выступили с заявлением по Афганистану. Меркель назвала развитие событий «чрезвычайно горьким, драматичным и ужасающим»; по словам Мааса правительство, спецслужбы и международное сообщество недооценили происходящее и скорость изменения ситуации – никто не предполагал, что афганские силы безопасности в кратчайшие сроки сдадут талибам страну без всякого сопротивления.

Последние солдаты Бундесвера покинули Афганистан в конце июня, завершив почти 20-летнюю миссию. После вывода войск до Германии уже сумели добраться около 1800 афганцев, но тысячи других по-прежнему надеются, что немецкие власти предоставят им убежище. По оценкам правительства, в стране остаются около 1500 человек, сотрудничавших с вооружёнными силами и другими немецкими структурами. В основном это местные помощники, которым теперь угрожает опасность, но есть и соотечественники: канцлер пообещала, что будет сделано всё возможное, чтобы вывезти этих людей из страны, хотя ситуация настолько сложна, что гарантировать успех эвакуации афганских помощников Бундесвера невозможно. Представители «Зелёных» и Левой партии настаивали на её необходимости сразу после возвращения на родину немецких военнослужащих, но большинство в Бундестаге – консерваторы, социал-демократы и «Альтернатива для Германии» – тогда отвергли эту идею. Сейчас в пользу приёма сотрудничавших с Германией афганцев и их близких высказался и председатель АдГ Йорг Мойтен (Jörg Meuthen), сказавший, что это «моральный долг». Впрочем, председатель парламентской фракции АдГ Алиса Вайдель (Alice Weidel) считает необходимым отменить действие статьи 16а Основного закона ФРГ о праве на политическое убежище в преддверии ожидаемого потока беженцев.

Кроме тех, кто сотрудничал с Бундесвером, в Афганистане остаются и сотни людей, которые на местах помогали работе немецких СМИ. Многие из них обратились к Меркель и Маасу с открытым письмом, в котором содержится просьба немедленно взять под защиту персонал в Афганистане. Такие же письма направили правительствам своих стран американские и британские СМИ.

Автор Пётр Левский

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=28298&Itemid=13

***

Европа в ожидании нового миграционного кризиса из-за событий в Афганистане

Захват талибами* (террористическая организация запрещена в России - ред.) Кабула породил проблему всемирного масштаба. В Европе и Америке решают, что делать с беженцами из Афганистана. Ожидаемая волна вынужденных переселенцев из многострадальной этой страны, как не без оснований опасаются в Евросоюзе, может создать новый миграционный кризис, сравнимый с тем, что не так давно вызвали беглецы от последствий «арабской весны».

Эвакуация тысяч человек, находящихся в кабульском аэропорту, продолжается. Вывозят не только американцев и европейцев, но и афганцев. Переводчиков и иных местных жителей, сотрудничавших с НАТО – их количество оценивают в 60 тысяч - страны западной антиталибской коалиции твердо намерены не бросать. Что делать, если беженцев будет больше 60 тысяч, по крайней мере, в странах Евросоюза еще не решали. Единой стратегии на этот счет нет.

«Я хочу, чтобы мы как нация сделали все возможное, чтобы оказать поддержку наиболее уязвимым беженцам из Афганистана, чтобы они могли начать новую жизнь в безопасности в Великобритании, вдали от тирании и угнетений, с которыми они сейчас сталкиваются», - написала министр внутренних дел Великобритании Прити Патель в своей статье в газете The Daily Telegraph, где объясняется решение властей своей страны установить квоту на прием афганских беженцев. Она аналогична той, что действовала применительно к сирийцам во время миграционнного кризиса 2015 года.

Согласно пятилетней программе переселения в страну предполагается пустить 20 тысяч афганцев. Из них 5 тысяч должно приехать в течении ближайшего года. Всем этим людям будет предоставлен официальный статус беженцев. Патель указала на приоритетные категории афганцев, которые могут рассчитывать на убежище в Великобритании – это дети, женщины и религиозные меньшинства. То есть, те, кто обычно составляет меньшинство среди нелегалов, добирающихся до Европы самостоятельно.

Подчеркнув, что Великобритания не сможет решить афганскую проблему в одиночку, Патель призвала и другие страны последовать британскому примеру. Между тем, желающих принимать афганских беженцев в Европе не так уж много. Хотя глава европейской дипломатии Жозеп Боррель уже заверил, что члены ЕС, соглашающиеся помочь решению миграционной проблемы, сами не останутся без помощи Брюсселя, уже образовалась группа стран-диссидентов. Тон в ней, как водится, задают восточноевропейцы. «Я согласен с тем, что Словакия должна принять десять афганцев, которые помогли нашей стране, возможно, вместе с их семьями. Но о широком предоставлении убежища афганцам и речи быть не может», - без обиняков заявил вице-премьер Словакии Рихард Сулик. Примерно то же самое сказал глава МИД Венгрии Левенте Мадьяр. А ведь если поток афганцев устремится в ЕС, то им едва ли миновать венгерской территории.

Потенциальная «пробоина» в системе европейской защиты от нелегалов – Косово. Там, как договорились с США власти этого частично признанного государства, будут пока находиться афганцы, которые могут рассчитывать на убежище в Америке, но не вывезены туда напрямую. Их число ограничено списками, составленными в Вашингтоне. Но что делать, если миграция из Афганистана приобретет неконтролируемый масштаб? Как поступать, если кроме централизованно вывезенных беженцев из Афганистана, в Европе появятся и другие? Хладнокровно выставить их вон? Так уже делает Чехия, которая не стала, по примеру многих стран ЕС, приостанавливать депортацию не получивших убежище афганцев и после захвата талибами Кабула. Однако это явно не европейский метод.

Евросоюз не так давно сталкивался со схожей моральной дилеммой применительно к сирийским беженцам. Их было непросто принять, но еще сложнее оказалось выгнать обратно в воюющую страну. Сирийских беженцев Евросоюз, в целом, переварил. Правда, в борьбе с миграционным кризисом, у него был ценный помощник, Турция. Она, за соответствующую материальную компенсацию от ЕС, согласилась принять как тысячи беглецов из страны-соседки, так и остальных ближневосточных соискателей убежища в Европе. Теперь ситуация другая. Власти Турции категорически заявляют, что беженцев в стране и так достаточно. Поэтому афганцев не примут, даже за деньги. В эти дни на границе Турции и Ирана идет строительство стены. Это сооружение призвано сдержать ожидаемый поток афганских беженцев.

Конечно, у ЕС остается надежда собственно на Иран. Только чтобы превратить эту страну в хаб для желающих жить в Евросоюзе, Западу надо, как минимум, нормализовать с ней отношения. А пока переговоры о восстановлении «ядерной сделки» и даже не о снятии, а об ослаблении американских антииранских санкций далеки от завершения.

Автор Геннадий Рушев, корреспондент Expert.ru

https://expert.ru/2021/08/19/bezhentsy/


Об авторе
[-]

Автор: Владислав Иноземцев, Аббас Аль-Хашали, Хамза Аль-Шавабкех, Ольга Демидова, Валерий Мастеров, Пётр Левский, Геннадий Рушев

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.08.2021. Просмотров: 55

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta