Почему от состояния экономики страны зависит в России скорость вакцинации от коронавируса

Содержание
[-]

«Вы не сделаете хороший продукт для закрытого рынка»

„Новая газета“: — Сергей, как положение в экономике, которой ты занимаешься профессионально, отражается на скорости вакцинирования населения по миру? Возьмем для примера наших соседей, где живет множество родственников и друзей российских граждан. Несправедливость в распределении вакцины очевидна, ее создатели и крупные экономики в силу национального эгоизма сосредоточены на своих проблемах.

Сергей Алексашенко: — Жизнь несправедлива по определению, принцип «каждому по потребностям» возможен лишь в сказках коммунистов. Никто никому не обещал, что дефицитная вакцина будет распределяться равномерно между всеми жителями Земли. Ровно также и бесплатную вакцину никому не обещали.

Всемирной организацией здравоохранения создана специальная программа COVAX, куда на закупки вакцины дают деньги богатые страны. В рамках программы будет закуплено примерно миллиард доз вакцины. Таким образом, в беднейших странах можно будет вакцинировать примерно 500 миллионов человек при условии, что все производители создадут обещанное количество всех вакцин. Сколько на это понадобится времени, пока еще никто не знает.

Но за вакцину надо платить всем, если уж мы заговорили о справедливости, ведь фармкомпании несут затраты на ее производство. Еще при Трампе американское правительство выделило достаточно большие деньги (несколько миллиардов долларов) разработчикам вакцин просто в виде грантов. Но поставило условием, что всю необходимую вакцину Америка купит именно у них. Многие страны последовали их примеру, поняв, что США начали закупки вакцины в конце весны и летом, когда самой вакцины еще ни у кого не было.

— Давай уточним, что означает закупка не существующей еще вакцины?

— Узнав, что компания AstraZeneca проводит клинические испытания, правительство США купило будущее производство этой вакцины. А также выкупило будущее производство у компаний Pfizer и ModernaInc. При условии, что Food and Drug Administration (аналог нашего Росздравнадзора) одобрит эти вакцины, контракты предполагают гарантированные поставки определенного количества доз правительству США. Общее количество доз по фиксированной цене, закупленных по этим контрактам правительством США, — около миллиарда, то есть примерно 500 миллионов человек можно будет вакцинировать. Все это было еще летом. А всего в США проживает 320 миллионов человек.

То есть закупки планировались с запасом в 1,6 раза на все население: ведь неизвестно было, какие вакцины в конце концов будут доведены до производства и регистрации. Многие страны пошли по этому пути. Лидером стала Канада, закупившая в четыре раза больше доз, чем имеет населения. По единой программе Евросоюза закуплено на 80% доз больше всего его населения. Правительство ЕС следит, чтобы все его страны получали их поровну. Но так поступили не только богатые страны. Сегодня уже около 60 государств закупили на свои средства будущее производство в различных объемах. Например, Узбекистан закупил российскую вакцину с условием возможного производства в стране. Не самая богатая и демократическая страна закупила вакцину для всего своего населения.

Количество населения Украины сегодня точно неизвестно — давно не было переписи. Оценки колеблются от 32 до 40 миллионов, из которых необходимо провакцинировать для получения коллективного иммунитета 80–85%. Две дозы производства AstraZeneca или Pfizer стоят 40–50 долларов. То есть всего необходимо около миллиарда долларов. Могла ли Украина по примеру Узбекистана летом выделить миллиард на закупку вакцин? Да, могла, но по каким-то своим соображениям украинские политики на это не пошли. А сейчас мы читаем, что идут переговоры о закупке не прошедшей испытания китайской вакцины.

И так во всех странах — очень сильна местная специфика, каждый выбирает свой путь. Кто-то будет ждать бесплатную вакцину от ВОЗ или по аналогичным программам помощи, кто-то закупил заранее. Надо только понимать, что законтрактованные партии дают гарантию, а все остальные будут сидеть в очереди.

— Обратимся к материальной части. Будущая вакцина законтрактована соглашениями компаний-производителей и правительствами. В достаточных количествах ее еще нет. А где заводы и каковы их мощности? Когда дойдет очередь до небогатых стран, не имеющих политического влияния?

— Заводы стоят, как правило, в самых развитых странах, плюс едва ли не самые крупные мощности в Индии. Но если заводы принадлежат условной компании AstraZeneca, то и распределяться они будут по тем контрактам, которые она заключила, — местные правительства не могут забрать ее себе. Когда дойдет до всей планеты? По оценкам ВОЗ, это произойдет в первой половине 2023 года.

Насколько мне известно, AstraZeneca заявила, что произведет порядка трех миллиардов доз, Pfizer гарантирует миллиард доз в год, а Moderna — полмиллиарда в год. Но все сейчас работают над увеличением объемов производства. Pfizer инвестировал дополнительные 400 миллионов долларов в английские и бельгийские заводы. Moderna попросила у Food and Drug Administration разрешения заливать в упаковку не 10, а 15 доз.

Фармацевтические компании делают все возможное. Но если население Земли 7,5 миллиарда человек, то на 6 миллиардов для коллективного иммунитета необходимо 12 миллиардов доз — цифра фантастическая. Вероятно, это первая в истории планеты подобная массовая вакцинация в такие сжатые сроки.

— У людей, не погруженных в специфику, но читающих новости, складывается ощущение, что вся мировая медицинская промышленность оказалась не готова. Национальные программы вакцинации в Европе, судя по заголовкам самых влиятельных газет, критически отстают от заявленных темпов и объемов. В Италии, например, это вызвало политический скандал. В России дела еще хуже. Можно вспомнить, что Путин даже пытался договориться с Макроном о производстве «Спутника V» во Франции.

— У каждого производителя вакцины свои проблемы, как и в каждой стране. Очевидно уже, что в России есть проблемы с самим производством вакцины. На прошлой неделе Голикова заявила Путину, что всего произведено и направлено в медучреждения 2,7 млн доз. Ясно, что не все их пока использовали на местах. Это сделано примерно за два месяца, начиная с декабря, когда Путин объявил, что начинается массовая вакцинация. Мы, похоже, не можем наладить массовое производство. Ни о каких заявленных 10–15 миллионах доз в месяц речи идти не может. Кроме того, принято политическое решение, что мы ни у кого закупать вакцины не будем, используем только отечественную.

— Значит, Голикова лукавит поневоле, заявляя всенародно, что начали массовую вакцинацию. Боится сказать правду?

— Она прямо так не говорит, что кампания срывается, но приводит цифры о количестве вакцинированных. Из этих цифр и стало понятно, что массовая вакцинация не идет. Если нам надо за год вакцинировать страну — 120 миллионов — значит, мы в месяц должны производить 20 миллионов доз. А если принять цифры Голиковой, мы растянем процесс на много лет.

В США в полный рост встала другая проблема — управление процессом вакцинации. Из 50 миллионов пришедших в медучреждения доз использовано около половины. Остальные в пути, их не успевают довезти по адресатов. Так получилось, что весь процесс отдан на откуп штатам и разрыв между ними огромный. В первых рядах Вайоминг, там привили уже 10% населения. А в отстающих штатах — 5%, хотя начали все одновременно и поступление партий в штаты равномерное.

Среди мировых лидеров Израиль, вакцинировавший уже более половины жителей. Там политика такая: колоть всех, до кого руки дотянутся. Если за час до конца рабочего дня в медучреждении остаются неиспользованные лозы, сотрудники выходят на улицу и просто криком предлагают уколоться всем желающим. Если в США врач вколет вакцину человеку не из приоритетной группы, на него наложат штраф в миллион долларов. Представляешь, какой разный подход?

Безусловно, проблема производства касается не только России. AstraZeneca собирается производить 100 миллионов в месяц и сбой на 10% — огромное число, за которое компанию подвергают острой критике, заключившие контракты государства жалуются на недопоставки. Проблемы есть у всех. Ведь Всемирной организацией здравоохранения из более чем 50 вакцин в разной стадии разработки в мире пока утверждены всего четыре — AstraZeneca, Pfizer, Moderna и «Спутник V». Честно говоря, все производители в разной мере, но отстают от графиков производства.

В Евросоюзе главная проблема, как и в США, — администрирование процесса. Имеющиеся вакцины не доходят своевременно и полностью до медицинских учреждений и населения. Но это отставание не такое критическое, как в России.

— В свете таких рассуждений, что ты скажешь о 300 тысячах доз «Спутник V», отправленных в Аргентину? Это обязательные поставки по контракту?

— Надо смотреть на условия контракта: либо это поставка произведенной вакцины, либо лицензия на производство с использованием российских составляющих. В Узбекистане таким образом значительная часть будет произведена внутри страны.

— В России по этому поводу развернулась дискуссия — наши регионы иной раз получают вакцину буквально считанными тысячами доз. И тут в далекую Аргентину ушло сразу 300 000.

— Контракты надо выполнять, кроме всего прочего они несут еще и политическую составляющую. Мир несправедлив, и мы с этого начали. Никто не отменял желания и права производителей заработать на производстве вакцин.

— Как для экономиста для тебя в этом процессе сюрпризов не было?

— Вакцина появилась менее чем за год. Это стало сюрпризом. Официально пандемия была объявлена в конце января — начале февраля прошлого года. В начале прошлого декабря вакцина была утверждена к применению. То есть прошло всего десять месяцев, это фантастически короткий срок. Moderna заявила, что создала вакцину через два дня после опубликования генома вируса. Десять месяцев продолжались процедуры утверждения на разных стадиях. Когда фирма сообщила, что готова заливать в одну ампулу не 10, а 15 доз, New York Times саркастически заметила: «Через несколько недель FDA утвердит эту заявку».

Это очень важная тема — скорость реакции бюрократии в критических обстоятельствах. Она ведет себя как будто речь о кори. Как управленца и бывшего госчиновника, который работал в ситуациях, требующих очень быстрого решения, меня удивляет, что во многих странах бюрократия живет как в обычной ситуации.

Им нужно рассмотреть отчет, разослать его в экспертный совет, дать ему четыре недели на чтение документа, еще через две недели, чтобы собраться и обсудить, потом взять неделю на оформление результата обсуждения. А ведь там сидят высококвалифицированные специалисты, им двух дней хватит. Потом они online все могут утвердить. Удивительно, как медленно и неохотно международная бюрократия воспринимает нестандартную ситуацию.

— Да, чтобы понять серьезность процессов, у них было много времени и материала. Путин же пошел путем автократа, он действовал в обход согласительных и утвержденных процедур, прямыми приказами на любые необходимые уровни, настаивал на скорейшем принятии решений. Но оказалось, что у нас нет производственных мощностей.

— Действительно, Путин обошел всю бюрократию. Применение вакцины он фактически утвердил своим приказом. Но подкачала экономика. Для меня это неудивительно, вакцины — высокотехнологичное производство. К сожалению, будучи изолированным островом с 2014 года, Россия потеряла потенциальных партнеров. Современные инвестиции, это не просто оборудование в чистом виде. Это технологические процессы и люди с определенными навыками.

Очень трудно создать высококлассный продукт, ориентируясь на рынок в 140 миллионов человек. Все наши конкуренты в острой борьбе ориентируются на рынок объемом 7 миллиардов потребителей. Но если вам предложат закрытый рынок, вы не создадите хороший продукт: фармацевтические заводы заточены на откаты, закрытые для технологий границы, эксклюзивные национальные программы, запрет импорта и прочие благоприятные условия. Все у них хорошо, но инноваций в производстве не ждите.

— Черты современной политики, ярко проявившиеся во время пандемии, означают, что мысли о «новом политическом мышлении», которые излагал в конце 80-х акционер нашей газеты Михаил Горбачев, остаются недостижимой мечтой? Он уповал на отказ от национального эгоизма, на справедливость для всех в международной политике. Михаил Сергеевич надеялся, что так поведет себя мир по окончании холодной войны.

— Каждый политик отвечает в первую очередь за свой народ. Любой премьер или король должен обеспечить медицинское обслуживание всех граждан, а не только больных коронавирусом. И выбирает он между плохим и очень плохим: раздать всей планете поровну или вакцинировать по очереди — сначала все-таки своих, по мере финансовых возможностей.

И все-таки идеи нового мышления проросли, хотя и не заработали в полной мере. Ведь благотворительный фонд правительств COVAX на миллиард доз вакцины создан! Кстати, Россия в нем участия не принимает. По мере того, как развитые страны преодолеют проблему создания коллективного иммунитета у себя, все больше и больше денег они будут выделять на вакцинацию в менее развитых странах.


Об авторе
[-]

Автор: Валерий Ширяев

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.02.2021. Просмотров: 33

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta