Почему миллионы российских граждан не хотят вернуться на Родину

Содержание
[-]

Программа переселения соотечественников в Россию действует уже 13 лет. Но мощного притока «новых граждан» так и не случилось

Появление в России поста омбудсмена Госдумы по вопросам миграции и гражданства актуализировало тему добровольного переселения соотечественников в Россию. Ведь соответствующая госпрограмма была запущена аж 13 лет назад, а въехали по ней, согласно данным Росстата, всего около 800 тысяч человек. И это притом что соотечественников в зарубежье, что в дальнем, что в ближнем, миллионы: 25 — в республиках бывшего СССР и еще 30 — за союзными пределами.

Отчего же такой скромный эффект? Важно понять: то ли эти миллионы не хотят вернуться в Россию, то ли Родина-мать зовет их как-то странно, а принимает еще хуже? Последнее, как представляется, точнее: о запутанности, негибкости и коррупционности отечественной миграционной системы говорят все, кому довелось с ней столкнуться, и в первую очередь — сами переселенцы. Складывается ощущение, что программой довольны разве что бюрократы из 4–5 министерств и ведомств, ежегодно осваивающие миллиарды рублей, выделяемых из бюджета, да еще нечистые на руку исполнители, вымогающие взятки за самые простые операции и исполнение своих непосредственных обязанностей. «Огонек» пытался разобраться в ситуации.

Малозамеченной в потоке горячих июльских сюжетов осталась новость: в России появился специальный представитель Госдумы по вопросам миграции и гражданства. Им стал Константин Затулин — первый зампред думского комитета по делам СНГ, глава Института диаспоры и интеграции России. Приоритетной задачей он считает работу над программой переселения соотечественников, которая запущена в стране с 2006 года, но эффективного результата не дает. С омбудсменом по делам миграции встретился «Огонек».

«Огонек»: — Константин Федорович, складывается ощущение, что те из соотечественников, кто хотел, уже переселились в Россию...

Константин Затулин: — Такое же ровно ощущение было и перед принятием новой редакции закона о гражданстве в 2002 году. Разработчики закона так и объясняли необходимость ужесточения норм — мол, все, кто хотел, приехал, а теперь нужен барьер на пути тех, кто самой России не нужен. Рабочая группа по подготовке нового закона, вдохновленная мыслью, что гражданство России должно быть высочайшей ценностью, решила, что получать его должно быть очень и очень сложно.

Не взяли в голову, что начавшееся в 1991 году с распадом СССР новое великое переселение народов далеко себя еще не исчерпало — прежде всего потому, что новые государства, давно или никогда не бывшие самостоятельными, подвержены примитивному национализму и внутренне не устойчивы.

Процедуры, заложенные в закон о гражданстве от 2002 года, не предусматривали выделение соотечественников как отдельной категории (вопреки действовавшему закону от 1999 года о госполитике в отношении соотечественников за рубежом). По новому закону на получение российского гражданства требовалось от 5 до 8 лет. Но уже через несколько лет президент Путин предложил принять программу добровольного переселения соотечественников (2006 год). А еще позднее ситуация на Украине показала, насколько важно иметь гибкую систему приема соотечественников. Уточню: я не считаю, что надо закрыть мигрантам путь в Россию и принимать одних лишь соотечественников. Но правила для получения гражданства мигрантами должны быть иными, чем для соотечественников.

— На ваш взгляд, много ли желающих переехать в Россию?

— Сложно сказать. Отчасти ответ на этот вопрос лежит в плоскости наших отношений с Украиной и происходящих там событий, потому что основной поток соотечественников потенциально может прийти именно оттуда. Уже 2,5 млн украинцев перебрались в Россию после 2014 года. Приехало бы и больше, если бы не наши драконовские нормы и практики. Так что в последние годы мы наблюдаем ситуацию, когда люди, которые потенциально могли оказаться в России, поехали искать счастья в Европе, например в той же Польше. А кто-то замер в ожидании.

— А скольким удалось воспользоваться госпрограммой по переселению соотечественников за 13 лет ее действия?

— Чуть больше чем 800 тысячам человек — это официальные данные МВД. Причем результаты эти были достигнуты в основном после 2014 года, когда через эту программу вынуждены были пройти толпы вынужденных переселенцев с Украины. Речь в этом случае шла не о добровольном переселении, а о вынужденном, но для легализации в России им пришлось оформить свой переезд как участие в госпрограмме добровольного переселения. Изначально планировалось, что в Россию ежегодно будут возвращаться по 300 тысяч человек. К сожалению, при составлении госпрограммы не учли мизерность стимулов, которые в нее заложили.

— О чем речь?

— Программа сулит трудоустройство и подъемные на обустройство на новом месте. Но решающее слово при этих выплатах принадлежит регионам, поскольку федеральный центр переложил ответственность на субъекты. А последние саботируют, предоставляя региональную квоту по переселению, исходя из своих потребностей на рынке труда. То есть выходит, что у нас на деле программа не добровольного переселения, а программа набора трудовых ресурсов регионами. К тому же из числа принимающих регионов исключены наиболее престижные — Москва, Санкт-Петербург, Крым и др. Выделены территории, которые считаются приоритетными для осуществления программы,— 11 регионов Сибири и Дальнего Востока.

— А в чем разница между приоритетными и неприоритетными?

— «Подъемные» в случае приоритетного региона — 240 тысяч рублей на участника программы и 120 тысяч на каждого члена семьи, а для неприоритетного региона это будут суммы в 20 и 10 тысяч соответственно. Но и 240 тысяч — не те деньги, которые требуются человеку для того, чтобы он все бросил и перебрался в Россию. На такое может решиться только человек в крайне стесненных обстоятельствах. Так что мы обманываем сами себя, принимая вынужденных переселенцев за добровольных. Госпрограмма давно буксует. И то, что она буксует, ясно всем, иначе бы Путин в 2012 году по возвращении на президентский пост не предложил бы ввести такую категорию, как «носители русского языка». Если бы госпрограмма добровольного переселения эффективно действовала, зачем было придумывать «носителей»?

— И правда, зачем?

— Все дело в том, что для носителей русского языка государство ничего не обещает по части денег. И, кстати, многие переселенцы с таким подходом согласны. Мне пишут, мол, не нужны нам ваши деньги, мы сами заработаем, дайте только возможность легально жить и работать в России, не заставляйте ждать всех этих регистраций, перевода из одной категории «разрешения на временное проживание» в категорию «вид на жительство», дайте сразу вид на жительство. К сожалению, усилиями тогдашних представителей администрации (бывший начальник управления по обеспечению конституционных прав граждан Дмитрий Жуйков) в текст нового законопроекта о «носителях языка» были внесены такие поправки, которые полностью изменили смысл предложенного Путиным.

Он предлагал дать упрощенное гражданство всем владеющим русским выходцам из СССР и Российской империи. Но Госдума приняла поправки к закону о гражданстве, по которым на упрощение режима могли бы претендовать выходцы из СССР, но в пределах современных границ России. Таким образом, выходцы из Луганска, Донецка оказались не у дел. Плюс были внесены поправки в закон «О правовом положении иностранных граждан», в соответствии с которыми «носители русского языка» теперь обязаны предоставлять справки о выходе из гражданства иностранного государства, выданные этим иностранным государством.

— Это как?

— Да никак! Ни одно иностранное государство не будет давать справки на такую тему и отчитываться перед Россией, сколько ее граждан от него отказались. Так что это требование сразу обнулило всякую работу с приемом в гражданство носителей русского языка. За все время применения этой нормы — с 2014 по 2017 год,— когда мы с боем внесли в нее первые улучшения, гражданство России получили всего 2 тысячи человек. Выходцев из Украины — 24 человека. И это притом что в 2014–2015 годах их по факту приехало больше 2 млн. 24 — потому что никто не смог представить справку властей Украины. И дело тут не только в отношении Киева к Москве, но и в том, что по закону Украины решение о выходе из гражданства принимается указом ее президента. Норму о «носителях» могли освоить только граждане Таджикистана. Это единственная страна, с которой у России действует соглашение о признании двойного гражданства. С них справок и не требовали...

— Почему государственные жилищные сертификаты для переселенцев выдаются только в паре регионов России?

— С этим вообще сложно. Изначально эта норма выглядела «маниловщиной», учитывая, что в регионах почти не строят социальное жилье, только коммерческое. Кстати, на последнем заседании комиссии по миграционной политике речь шла о необходимости резкого увеличения «подъемных» средств для тех, кто намерен поселиться в приоритетных для госпрограммы добровольного переселения регионах.

Звучали цифры и в миллион с лишним на человека, но все упирается в дефицит бюджета. Но, как уже было сказано, не нужно изобретать велосипед: многие переселенцы готовы отказаться от любой финансовой помощи государства, лишь бы на их пути к российскому гражданству сняли бюрократические препятствия.

— Они столь сложно преодолимые?

— Подчас да. 2 года лежит в Госдуме без движения законопроект, внесенный группой депутатов, о проведении миграционной амнистии для беженцев с Украины. Ведь из 2,5 млн человек, уехавших оттуда в Россию, меньше половины получили какую-то форму легализации в России — вид на жительство или удостоверение временного беженца. И примерно 1,3 млн продолжает оставаться в России гражданами иностранного государства, из страны с безвизовым режимом пересечения границы. Это значит, что они имеют право находиться на территории России только 90 дней, а на 91-й должны выехать.

— Куда?

— Неважно куда, главное — не оставаться в России. Понятно, что вряд ли они поедут на Украину, да и вообще хоть куда-нибудь: у них нет на это денег! Значит, примерно половина из этих 1,3 млн уже стали нарушителями российского законодательства, так как превысили срок в 90 дней безвыездного проживания на этой территории.

То есть мы имеем целую армию потенциальных правонарушителей и кандидатов на депортацию. И такие депортации периодически происходят, хотя мне, например, доводилось не раз препятствовать этому процессу.

А ведь дело не только в финансовых моментах, но и в угрозе для жизни, если человека депортируют туда, где его может ждать тюрьма или бесчеловечное обращение. Не удивительно, что были даже несчастные случаи, в том числе смерти, как, например, в Днепропетровской тюрьме — там повесилась женщина. По моему мнению, следует внести изменения в закон, так что если люди живут здесь больше 90 дней, то пусть МВД проверяет, не заставлять их уезжать. Хотя бы тех, кто приехал с Украины. Потому что есть риск даже при принятии льгот для жителей ЛНР и ДНР: при обращении за льготой ему скажут, что сначала он должен ответить по всей строгости закона за нарушение миграционного режима. А это перспектива депортации и запрет на въезд в Россию на 5 лет. Вот мы и предложили закрыть историю, однако до сих пор законопроект лежит без движения, так как на него имеется отрицательная оценка МВД (если быть совсем точным — правительства, но на самом деле инициатор отказа — силовики). Я пытался доказать ошибочность такой позиции, говоря, что Россия уже проводила миграционную амнистию для выходцев из Таджикистана, Молдавии, Киргизии. Почему? Да потому что президенты этих стран обратились к Путину с просьбой решить миграционный вопрос, и российский президент дал поручение, и оно исполнено — гражданам этих стран была дана миграционная амнистия. А вот в отношении жителей Украины ни Порошенко, ни Зеленский не обращались с аналогичной просьбой к Путину. Но это-то понятно! Значит, надо самим реализовать эту меру, и тогда в России появятся 1,3 млн граждан, которые здесь уже давно живут, при этом говорят на русском и любят русскую культуру. Необходимо самим на себя это взять, и тогда мы получим 1 млн.

— С получением гражданства мытарства «новых россиян» не заканчиваются, а только начинаются. Например, им крайне сложно получить постоянную регистрацию...

— Есть много камней преткновения — например, медленные сроки рассмотрения всевозможных ходатайств. Например, упрощение процедуры по жителям ЛНР и ДНР длительное время не приводило к расширению квоты на ежедневный прием заявок — все те же 500 штук. При таких скоростях гражданство реально получить не раньше чем через 5 лет. И только пару недель назад удалось добиться увеличения приема заявок в 8 раз — до 4 тысяч заявлений в день.

— И все же почему регионы столь неохотно участвуют в госпрограмме по переселению соотечественников? Им же затраты будут компенсированы?

— Согласно закону, да. Но даже то, что деньги им рано или поздно вернут, не вызывает у региональных властей желания принимать у себя переселенцев. Напротив, они всячески стараются выскользнуть из программы. Например, Бурятия в 2018 году вернула в бюджет неизрасходованных 87 млн рублей, которые были ей выделены на обустройство переселенцев. Просто не захотела их принимать. А все потому, что нынешняя ситуация в сфере миграционной политики России далека от совершенства — излишние перестраховки, драконовские нормы, всякого рода «узкие места» в законах, создающие среду для коррупции... Ведь не секрет, например, что очередь в Центральный миграционный центр в Сахарово в Новой Москве продается! Некоторые тратят годы на то, чтобы получить или сдать какую-либо бумажку, ждут месяцами уже проштампованного разрешения или справки. Я недавно помогал журналисту из издания «Украина.ру». У него истекал трудовой патент для работы в России, а он не мог никак получить законно оформленный для него вид на жительство. Вид на жительство ему должны были дать 11 июня, а патент истекал 25 июля. Так он никак не мог получить вид на жительство, потребовалось мое вмешательство, и ему отдали искомую бумагу, подписанную, как и было положено, еще 11 июня. Вот только один сотрудник службы, который был обязан выдать его вовремя, положил документ в стол и выдавать не собирался. Явно ждал мзды. Понятно, что за годы существования системы вокруг нее и в ней самой собралось такое количество желающих погреть руки, что их число грозит похоронить всю систему. Ведь есть же не только люди в погонах, прячущие документы в стол, но и люди в штатском, которые ходят в очереди и обещают решить все ваши проблемы, как только вы заплатите. Понятно, что у этого человека есть кто-то в организации, кто пускает поток по кривому пути, для того чтобы извлечь из него свой гешефт. Давно пора дать им всем по рукам.

Источник - https://www.kommersant.ru/doc/4031954

***

Приложение. Люди и деньги. Особенности финансирования программы переселения

На «подъемные» для переселенцев запланированы почти 2 млрд рублей на текущий год. Казалось бы — масштаб! Спешить с оценкой, однако, не стоит. Если учесть, что в прошлом году, например, были выданы 53,5 тысячи свидетельств участия в госпрограмме по добровольному переселению (заветная зеленая книжечка выдается на семью, в которой может быть и двое, и семеро членов), то 2 млрд рублей не выглядят сильно впечатляющей цифрой. Напротив, эксперты отмечают ничтожность отечественных компенсаций соотечественникам, решившимся вернуться на родину.

Когда и сколько положено

Постановлением правительства России от 27 марта 2013 года № 270 предусмотрены следующие выплаты по госпрограмме переселения соотечественников: компенсация затрат и выплата «подъемных». Первые из затрат — транспортные расходы (проезд участников и провоз личного имущества). Но компенсация полагается только при соблюдении определенных правил: если переселенец воспользовался регулярными пассажирскими и грузовыми перевозками (проезд на маршрутном такси и личном автомобиле не оплачивается), сохранил все платежные документы и чеки, которые переведены на русский язык. Есть и ограничения по комфорту передвижения: купе в поездах любой категории, экономкласс в самолетах, каюта II класса (речфлот) или III класса (морфлот) регулярных транспортных линий. Для провоза личного имущества переселенцу выделялся 5-тонный контейнер на семью из трех человек и два таких контейнера, если семья больше. Далее следуют затраты на оформление переезда: госпошлина на оформление документов, таможенные пошлины и налоги. Кроме того, переселенцам положено ежемесячное пособие по безработице (в Москве оно варьируется от 1,5 до 8 тысяч рублей, но в столицу переселенцев не пускают, а в регионах цифры существенно ниже) и компенсация за аренду жилья. Последняя выплачивается из регионального бюджета и, конечно, имеет ряд существенных ограничений, в том числе и по срокам — не дольше 6 месяцев. Есть еще пособие на детей, не посещающих детсады (тоже не дольше полугода), право на бесплатную медпомощь и образование. И, конечно, единовременные «подъемные».

Предполагается, что «подъемные» могут быть потрачены на обслуживание в медучреждениях, нострификацию, нотариальное заверение и перевод диплома, учебной степени и прочих документов, выданных за рубежом, обслуживание в сфере пенсионного обеспечения, на официальное трудоустройство, на получение услуг в образовательных учреждениях и на любые другие расходы, связанные с оформлением требуемых документов. Если при запуске программы подъемные для приоритетных регионов (куда требуется расселить соотечественников) составляли 60 тысяч участнику и по 20 тысяч на каждого члена семьи, а для неприоритетных — 40 и 15 тысяч соответственно, то сегодня категорий стало три. Для приоритетных регионов, таких как Хабаровский край, выплаты составят 240 и 120 тысяч рублей соответственно, для менее приоритетных — 80 и 40, для неприоритетных — 20 и 10 тысяч рублей соответственно.

«Подъемные» теперь платят в два этапа. Первая выплата производится сразу после переезда на новое место проживания (после того как участник встанет на учет). В приоритетных регионах дают 150 тысяч рублей участнику программы и по 70 тысяч рублей на каждого члена семьи, для менее приоритетных — 50 и 25 тысяч рублей соответственно. Вторая выплата произойдет через полтора года после регистрации и фактического проживания в этом регионе. На втором этапе жителям приоритетных регионов дадут еще 90 тысяч участнику программы и по 50 тысяч членам его семьи, в менее приоритетном субъекте — по 30 и 15 тысяч рублей соответственно.

Проблема, однако, в том, что этих компенсаций и подъемных ничтожно мало, чтобы обустроиться на новом месте. И дело тут не только в ценах на жилье, товары или услуги, главная статься расходов у вновь прибывших — взятки местным и федеральным чиновникам.

На кормлении

«В наши дни переселенец обязан первым делом встать на учет в ФМС, предоставив все необходимые документы, подтверждающие его происхождение, еще он должен написать заявление на получение права на временное пребывание. Выдача этого документа может длиться по закону до месяца, а могут сделать и быстрее. Это как повезет — захотят придраться или нет. Но практика показывает, что придираются часто. И вовсе не потому, что в ФМС работают въедливые и дотошные чиновники, а потому что на всех инстанциях у переселенцев разными способами вымогают взятки. Так что скорость "продвижения бумаги" напрямую зависит от умения "давать на лапу". Особо щепетильным или малоимущим приходится ждать месяцами, ведь всегда найдется к чему придраться»,— пояснил «Огоньку» президент межрегионального общественного объединения «Гуманитарный центр помощи беженцам и вынужденным переселенцам» Юрий Федяев.

Каждый шаг в бюрократическом мире новой родины в буквальном смысле слова стоит переселенцу денег. Чтобы получить компенсации и «подъемные», нужно открыть счет, а для этого нужна регистрация. Чтобы получить вид на жительство, нужна работа и опять же регистрация. Чтобы получить регистрацию, необходимо жилье, причем желательно в собственности, тогда удастся оформить постоянную регистрацию, и с ней все пойдет проще, тогда как «регистрация на временное проживание» давно уже стала одним из самых коррупциногенных путей. Есть, правда, еще законодательно гарантированное право для переселенцев на получение бесплатного жилья — через ГЖС (государственный жилищный сертификат), но оно почти нигде не реализуется, разве что за исключением Белгородской области. Регионы вообще стараются избавляться от ненужных им приезжих. Хотя число участвующих в программе субъектов Федерации существенно возросло — с полутора десятков при ее запуске в 2007 году до 48 регионов в минувшем, но шансы переселенцам обзавестись собственным жильем это не прибавило.

То, что принятая летом 2006 года госпрограмма сбоит, властям стало ясно уже буквально через год-другой. Недаром в 2007–2008 годах Счетная палата провела даже специальную проверку ее реализации. И, конечно, выявила немало нарушений: например, неэффективного расходования средств на 145 млн рублей (53,5 процента субсидий, предоставленных регионам). С тех пор, впрочем, проверок больше не проводилось.

Между тем эксперты утверждают: главная проблема даже не в деньгах и их целевом использовании (хотя и это важно), а в том, что миграционная система страны развернута исключительно в сторону мздоимцев-чинуш. В Концепции миграционной политики России нет даже такого понятия, как репатриация, и де-факто никакого облегчения пути к российскому гражданству для соотечественников за 13 лет существования программы так и не было создано. Вот и выходит, что путь от переселенца до гражданина занимает у них в реальности по 8–10 лет, а путь от гражданина «на бумаге» до гражданина «на деле» — и того длиннее. Таких «полуполноценных» граждан или вовсе неграждан в России сегодня, по разным подсчетам, от 2 до 4 млн человек. За истекшие годы сарафанное радио от тех, кто рискнул вернуться на родину, давно уже донесло до оставшихся за ее рубежами правду жизни. Этим отчасти можно объяснить тот факт, что число желающих приехать в Россию в последние пару лет сократилось. И для его увеличения потребуются не только деньги, но в первую очередь снятие бюрократических барьеров.

Отщипнуть от пирога

Пока власть не определится с ответом на вопрос, нужны ли ей соотечественники, деньги из казны будут ручейками утекать в карманы чиновников, создающих благоприятный имидж страны для потенциальных мигрантов-соотечественников. Эксперты обращают внимание на занятный нюанс: если вчитаться в Планы мероприятий по реализации госпрограммы содействия переселению, то выяснится, что изрядная доля статей расходов посвящены информационному обеспечению, различным мониторингам и созданию нужного имиджа в глазах тех же соотечественников и жителей регионов, куда они переселяются.

В первые годы запуска программы на это выделялось около 100 млн рублей, в текущем 2019-м аналогичные траты запланированы уже в размере более 200 млн. И если компенсация затрат переселенцев идет напрямую участникам программы, то миллионы «на информирование» уходят приятным бонусом в казну нескольких вовлеченных в процесс ведомств за исполнение их прямых обязанностей и в оплату своих же услуг. Чтобы оценить степень креатива чиновников в охоте за «переселенческим бонусом», достаточно перечислить некоторые позиции, по которым перекачивают бюджетные ресурсы в казну ведомств.

Поток формируется специальным распоряжением правительства, в котором фигурируют цели и траты. Ну вот, например, в первую трехлетку после запуска программы (2007–2009 годы) бюджет ежегодно финансировал (в миллионах рублей) следующие позиции:

  • формирование и распространите информпакета о Госпрограмме (11,2; 19; 22,92),
  • издание и распространение буклетов и брошюр с информацией об условиях и процедурах переселения (13,25; 13,9; 18,2),
  • создание интернет-сайта, ориентированного на соотечественников за рубежом (9,23; 14,3; 11,9),
  • осуществление информсопровождения реализации госпрограммы (8,4; 20,54; 24,73),
  • организация издания и распространения еженедельного приложения (15 тысяч экземпляров) к ежедневным газетам, ориентированным на соотечественников (2008-й — 16,36; 2009-й — 20,42),
  • проведение мониторинга хода реализации госпрограммы с целью выявления количества потенциальных переселенцев (4,8; 5,14; 5,5),
  • методическое и информационно-аналитическое обеспечение управления госпрограммой (11,2; 9,2; 7,2),
  • проведение мониторинга хода реализации программы на территориях вселения (4,14; 5,71; 6,33),
  • взаимодействие с организациями соотечественников за рубежом (3; 9,28; 9,98),
  • информсопровождение программы размещение рекламы (9,25; 11; 11),
  • развитие толерантности по отношению к переселенцам в регионах (9,25; 10; 11).

Бенефициарами стали четыре ведомства (МИД, ФМС, Минсоцздравразвития и Минрегион), которые в разных долях поделили меж собой: 82,1 млн рублей в 2007-м, 136 млн в 2008-м и 150,86 млн в 2009-м.

С годами мало что менялось. Разве что суммы росли, а формулировки затратных статей в правительственном документе делались все лаконичнее…

Источник - https://www.kommersant.ru/doc/4048360?from=doc_vrez


Об авторе
[-]

Автор: Светлана Сухова

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.09.2019. Просмотров: 77

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta