Почему курс биткоина снова вырос до рекордных значений, и что это значит для будущего финансовой системы мира?

Содержание
[-]

***

Уроки вставания с криптоколен

Повод для провокационных медитаций у нас сегодня знатный: 30 ноября самая популярная в народных массах криптовалюта биткоин установила All Time High, побив собственный рекорд, установленный 16 декабря 2017 года.

В минуты, когда я пишу этот текст, любимая игрушка «тупых Буратино» (как написал один русскоязычный аноним в комментариях на популярном форуме) спокойно и обстоятельно готовится к штурму отметки 20 тысяч долларов. Событие это, на мой скромный взгляд, из ряда вон выходящее и во многом эпохальное, отражается мейнстримными СМИ с завидным безразличием: от истерии трехлетней давности, когда о «чуде биткоина» на пике головокружительного взлета писали абсолютно все мировые издания, сегодня не осталось и следа. Вовсе не удивительно: статистика Google Trends демонстрирует, что общественный интерес к обновленному рекорду биткоина сегодня в мире ниже в 4,3 раза, чем в декабре 2017 года, а в России — аж в 6,3 раза.

Существенное статистическое расхождение объясняется тем, что российские «Буратино» обожглись на покупке биткоина в 2017 году несравненно больше, чем не российские. Причина более интенсивной вовлеченности в криптоэкономику наших соотечественников — уникальное сочетание невысокого уровня доходов с повышенной технической грамотностью, нехарактерное ни для Запада (много денег, мало знаний), ни для Востока (мало денег, мало знаний). В любом случае статистические расхождения не заслоняют очевидное: ажиотажно-эпатажный интерес к криптоэкономике сегодня в мире напрочь отсутствует.

Для самой криптоэкономики отсутствие хайпа — самая замечательная весть, какая только возможна: наконец-то у нее появился шанс избавиться от религиозного прозелитизма и сосредоточиться на спокойном развитии без эксцессов и идеологических войн. Сочетание этих двух обстоятельств — неодолимый рост криптовалют и равнодушие к нему народных масс — на мой взгляд, служит замечательным поводом для серьезной беседы, а не очередного, никому не нужного межконфессионального диспута. Начну с того, что добавлю для полноты представления два важных обстоятельства.

В декабре 2017 года биткоин штурмовал вершины на фоне задорного подзуживания со стороны мейнстримной прессы, которая буквально подталкивала обывателя в объятия биржевого пузыря, не имевшего под собой ни малейшего объективного стимула для роста помимо желания толпы срубить быстрого бабла. Хрестоматийность ситуации — ценовой рост криптоактивов + бездумная эйфория — создала предпосылки для быстрого и надежного обогащения биржевых профессионалов. В беспрецедентно ускоренном темпе и в обход традиционных бюрократических процедур были зарегистрированы и запущены торги фьючерным контрактом на биткоин сначала на Чикагской опционной бирже (CBOE) 10 декабря, а затем и на Чикагской сырьевой бирже (CME) 18 декабря. Новый дериватив позволил профессиональным трейдерам открыть «короткие» позиции (то есть сделать ставку на падение актива, а не на его рост) в ситуации, когда торговавшие на основном рынке любители могли актив только покупать.

Чтобы читатель представил себе уникальность «чикагского гешефта», скажу, что попытки зарегистрировать на американских фондовых биржах хоть какой-нибудь инвестиционный фонд для биткоина (Exchange-Traded Funds, ETF) ведутся уже на протяжении четырех лет, и все они до сих пор безуспешны. Зато чисто спекулятивный фьючерсный контракт Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) зарегистрировала в 2017 году почти молниеносно. Объяснение чиновничьей прыти лежит на поверхности: осенью 2017 года американское правительство впервые реально испугалось безудержного роста — нет, разумеется не биржевого курса, а популярности биткоина, поэтому позволило «чикагским акулам» окоротить опасное недоразумение.

Что и не преминуло случиться. Биткоин и следом за ним остальные криптовалюты во второй половине декабря 2017 — январе 2018 года с сокрушительным треском обвалились, после чего на долгие два с половиной года погрузились в «криптозиму». Последнее обстоятельство позволило властям успокоиться и триумфально объявить об окончательном схлопывании «крипопузыря» и завершении «массового безумия вокруг очередной финансовой пирамиды». Государственный вердикт с пониманием поддержали и рядовые обыватели, которые купили биткоин на биржевом пике по цене 19 тысяч долларов, а затем в шоке и оцепенении наблюдали, как цена обвалилась до 3 тысяч.

Тем временем в недрах криптоэкономики три года непрерывно велась кропотливая и интенсивная работа по развитию децентрализованных кредитно-денежных систем, которая привела в июне 2020 года к «революции DeFi», с таким восторгом описанной на страницах «Новой» российским олигархом Лебедевым и вашим скромным слугой. О качественном изменении ситуации никто на стороне, похоже, не догадывался. Мейнстримная пресса, памятуя о своем проколе в 2017 году, гипнотизировала читателей мантрой «Биткоин мертв» и высмеивала претензии криптовалюты на роль «цифрового золота». Профессиональные фьючерсные трейдеры с нетерпением дожидались момента, когда подвернется случай наказать по второму кругу хомячков-криптобуратин.

В середине сентября на биржевых торгах сокрушительно обвалились цены так называемых токенов управления (Governance Tokens) ведущих DeFi-проектов. Мейнстримные СМИ приветствовали обвал триумфально в духе: «А ведь мы вас предупреждали!» Поверхностное отношение простительно журналистам «универсального профиля», однако неспособность фьючерсных профессионалов разглядеть осенью 2020 года качественно иные обстоятельства, признаюсь, обескураживают. Дело в том, что на фоне биржевого обвала курсов токенов управления DeFi-проектов продолжился безудержный приток в эти проекты внешних привлеченных средств (так называемых TVL, Total Value Locked). В июне 2020 показатель TVL не превышал 1 миллиарда долларов, в сентябре (на пике биржевого обвала токенов управления) достиг 12 миллиардов, а в конце ноября приблизился к 18 миллиардам.

Для того, чтобы не разглядеть за биржевым пузырем токенов управления (единственная ценность которых, по словам самих их создателей, заключается в предоставлении прав участия в управлении платформами DeFi) 18-кратное увеличение капитализации за пять месяцев, нужно проникнуться к теме поистине религиозной ненавистью.

Иными словами, никакого кризиса системы децентрализованных финансов в сентябре не было в помине.

Скажу больше: пока пресса крутила для народного потребления шарманку про «пирамиду Понци» и биржевые пузыри умные деньги без лишнего шума перешли от пробных вложений, к массовым инвестициям в криптовалюты. Под умными деньгами в данном случае я имею ввиду не просто профессиональных корпоративных инвесторов, а институциональную элиту. Начиная с августа 2020 года в биткоин инвестировали:

Grayscale Investments (10 миллиардов долларов в управлении),

Ark Invest (4,5 млрд),

Kinetics Portfolios Trust (5,3 млрд),

IFP Advisors (3,4 млрд),

Boston Private Wealth (13 млрд),

Rothschild Investment (1,4 млрд),

Heritage Wealth Advisors (2,3 млрд)

и еще около дюжины очень недетских контор.

Единственная информационная утечка, получившая широкую публичную огласку минувшей осенью, — неожиданное заявление PayPal, крупнейшей в мире системы денежных онлайн-платежей, о том, что компания без предварительного уведомления открывает полный спектр финансовых услуг для своих клиентов с биткоинами — можно покупать, продавать, переводить. Присоединение PayPal к «криптопирамиде Понци» послужило толчком для бурного роста биржевого курса биткоина, который еще сильнее ускорил свой курсовой рост (и без того значительный в 2020 году).

Дальше случилось невероятное: фьючерсные трейдеры восприняли анонс PayPal как сигнал к легкому обогащению (ну как же: на рынок хлынули толпы несмышленых хомячков!) и ринулись «коротить» биткоин точно так же, как они это делали в декабре 2017 года. Тут бы им остановиться и задуматься: ведь никаких массовых хомячков на рынке в помине не было! Что совсем не удивительно: СМИ накачали обывателей страшилками про пирамиды и воспоминания о катастрофе 2017 года. Кто же тогда двигал рынок вверх? Тот самый корпоративный капитал, который предвидел неизбежный инфляционный перегрев из-за безудержного накачивания Федеральным резервом рынков пустой долларовой массой (борьба с ковидом!) и обратился к единственному оставшемуся в мире неинфляционному активу — биткоину!

Все это прошло мимо фьючерсных трейдеров, которые продолжили наращивание «коротких позиций». 25 ноября даже показалось, что на их улице случился праздник: рынок удалось продавить и курс биткоина упал за одну торговую сессию с 19 500 до 16 500 долларов. Началась массовая ликвидация «длинных» позиций — вот он, час триумфа! Однако уже на следующий день — 26 ноября — случилось невероятное: любое снижение курса биткоина сразу же кем-то выкупалось. В любом объеме. Неистовый «лонг» продолжался пять дней и завершился установлением нового исторического рекорда биткоина. Параллельно прошло уничтожение фьючерсных борцов с «криптопирамидой Понци»: объем ликвидированных «шорт-позиций» (тех, кто ставил на падение) в два с половиной раза превысил объем ликвидированных 25 ноября «лонг-позиций» (тех, кто делал ставку на продолжение роста).

К чему я рассказываю эту историю в таких подробностях? К тому, что криптоненавистники люто отстаивают свою ненависть, а биткоин-проповедники с безумным огнем в глазах пытаются крестить в собственную веру во имя «Сатоши Накамото, биткоина и святого блочейна». Читатели, однако, не поддающиеся гипнозу, обязаны включить здравый смысл и посмотреть правде в глаза. Можно любить криптоэкономику и можно ее ненавидеть. Но нельзя не замечать очевидного: на этом сайте собран и задокументирован 341 случай публичных некрологов, составленных в адрес биткоина видными общественными деятелями, финансистами, ролевыми героями, политиками и учеными.

Первый некролог был зафиксирован 15 декабря 2010 года, когда биткоин стоил 23 цента. Последний — 18 ноября 2020 года уже при цене 17 тысяч 804 доллара. Здравый смысл подсказывает: у всякого упрямства должен быть разумный предел. Ни одна финансовая пирамида в истории не возрождалась больше одного раза. Сначала были тюльпаны, потом марки, потом спички, потом недвижимость во Флориде. Но никогда не было, чтобы на смену тюльпанам через два года снова приходили тюльпаны. И так, 341 раз. Люди, конечно, ничему не учатся, но не до такой степени.

Что я понимаю под «посмотреть правде в глаза»? То, что криптоэкономика пришла в нашу жизнь и закрепилась в ней надолго. Мое личное убеждение — навсегда. Разговоры о том, что у криптовалют «нет внутренней стоимости», по меньшей мере, наивны, по большей, глупы, потому что ни у одной фиатной валюты (доллар, рубль, евро, йена и т.п.) тоже нет никакой внутренней стоимости. Точно так же внутренней стоимости нет и у золота.

Реальная стоимость фиатных денег — принуждение государства. Реальная стоимость золота — общественный договор о том, что именно этот металл должен считаться эталоном. Подобных «стоимостей» у криптовалют хоть отбавляй.

Навскидку:

— вы являетесь единственным и исключительным хозяином принадлежащих вам криптоактивов, и ни одно государство, банк или дядя Вася не обладает технической возможностью у вас эти активы отнять, отжать или заморозить на счете;

— свои криптоактивы вы вольны передавать кому угодно, когда угодно, куда угодно, не спрашивая разрешения и с минимальными затратами;

— после революции DeFi криптоактивы обрели качество Yield Bearing Assets, внутренней способностью генерировать доход. И так далее.

Даже если кого-то лично эти достоинства криптоактивов не привлекают, необходимо смириться с тем, что в мире существует много людей, которым эти достоинства кажутся бесконечно привлекательными. Эти люди уже вложили в биткоин 352 миллиарда долларов и продолжают вкладывать каждую минуту. Нравится мне (вам, ему, ей) это или не нравится.

Под занавес — самое главное, что я хотел донести сегодня до читателей. Криптоэкономика и децентрализованные финансы — это органические соперники кредитно-денежной банковской системы, которая сложилась сегодня в мире. Такова объективная данность. Поэтому можно не сомневаться, что политические силы, которые контролируют эту кредитно-денежную систему в мире, будут прилагать максимум усилий для того, чтобы взять криптоэкономику под свой тотальный контроль. Сначала — действуя пряником, а когда станет очевидно, что под контроль децентрализованные реестры и их токены взять чисто технически невозможно, перейдут к кнуту.

Ключевой вопрос в этой драме: о каких «политических силах, контролирующих мировую кредитно-денежную систему» идет речь? Полагаю, ответ очевиден: о Федеральном резерве и его партнерах. Потому что именно доллар является фундаментом, на котором выстроена вся мировая кредитно-денежная система. Монополии этой системы представляет угрозу криптоэкономика в первую очередь.

А раз так, то резонно возникает и другой вопрос: что выгорит России из противостояния новым децентрализованным финансовым технологиям? Ради чего российские законодатели сегодня соревнуются в изобретении репрессивных законов, уничтожающих на корню все, что только связано с криптоэкономикой, блокчейнами и криптовалютами? Ради кого или чего они стараются? Чьи интересы отстаивают? Кого защищают и, главное, от кого?Лично у меня большие сомнения в том, что законодательная активность, которую мы наблюдаем, служит интересам России как независимого государства. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть, как ведут себя в сложившейся ситуации «партнеры» России на противоположном полюсе — в Поднебесной.

Знаете, какое единственное государство на планете официально выразило удовлетворение новым безудержным ростом биткоина? Думаю, уже догадались — Китай. 18 ноября CCTV, главный телеканал китайского официоза, сделало заявление: «Цена биткоина увеличилась на 70%. За менее чем 50 дней. И превысила 17 500 долларов. В сравнении с бычьим рынком 2017 года, сеть биткоина, его развитие и инвестиционная экосистема сейчас пребывают в гораздо лучшем состоянии. Наблюдаемый рост курса вызван интересом со стороны инвестиционных фондов». Что же так понравилось в ралли биткоина китайским товарищам? Ну как же: возможность создать, укрепить и развить кредитно-денежную финансовую систему, альтернативную безальтернативному доллару.

Мне вот тоже кажется, что вставать с колен эффективнее, не закатывая катком экспортные продукты питания и не навязывая американским производителям российский мобильный софт, а совершая шаги, направленные на обретение финансовой независимости. Тем более первый шаг — предельно прост: необходимо прекратить законодательное гнобление ростков свободных финансовых систем, которые создают реальную, а не мнимую, конкуренцию долларовой монополии.

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2020/12/08/88284-uroki-vstavaniya-s-kriptokolen

***

Три колядки о сбитой мушке. Некоторые криптовалютные итоги года: как финансовые власти теряют контроль

В американской политической традиции народная любовь к чуду реализуется в таком удивительном явлении, как midnight rulemaking, полуночное законодательство. Это когда в последний момент, накануне значимого события (праздника, ухода на каникулы, отставки) тихой сапой протаскивают такие законы и творят такие дела, какие в нормальных обстоятельствах ни протащить, ни сотворить невозможно.

Дань этой традиции отдают все американские политики: и депутаты, и сенаторы, и хозяева Белого дома. За последними право творить законодательный беспредел закреплено даже официально: в последние часы пребывания в офисе можно помиловать любого самого одиозного преступника и негодяя. Законодателям повезло меньше, чем президентам, поэтому свои намерения им приходится тщательно камуфлировать. Скажем, 30 сентября 2006 года незадолго до полуночи в палате представителей протащили без дебатов «Закон о безопасности и отчетности каждого порта» (SAFE Port Act), который на 244 страницах подробно описывал меры борьбы с мировым терроризмом в плане досмотра морских контейнеров на предмет содержания в них радиоактивных материалов, химического и биологического оружия и т.д.

И вот внутрь этого замечательного законодательного акта запрятали восьмой раздел, который не имеет ни малейшего отношения ни к национальной безопасности, ни к радиации, ни к портовым службам. Раздел называется «Принудительные меры по борьбе с интернет-гэмблингом» и посвящен именно этому — запрету веб-сайтов, связанных с азартными играми.

Сегодня я хочу рассказать читателям о двух событиях, связанных с политическим и законодательным творчеством уходящей администрации Дональда Трампа. События эти замечательно укладываются в традицию midnight rulemaking, однако оценить их мы попробуем не в плане нравственного осуждения (с этим давно уже все и так понятно), а в аспекте их влияния на сам общественный феномен, который эти события затрагивают.

Демарш № 1: крипту на стол

18 декабря 2020 года из недр департамента казначейства США и сети по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) неожиданно был исторгнут и выставлен на всеобщее обозрение документ, который называется «Требования к определенным транзакциям, задействующим конвертируемые цифровые валюты или цифровые активы» (Requirements for Certain Transactions Involving Convertible Virtual Currency or Digital Assets).

Сейчас законопроект пытаются протащить по ускоренной процедуре: 15 дней публичного обсуждения (вместо положенных 60) с последующим утверждением в Конгрессе и Сенате. Очевидно, все делается для того, чтобы успеть до прихода администрации Байдена, которая по множеству обстоятельств превращения этой ереси в закон никогда не допустит. Суть «Требований к определенным транзакциям»: ввести в принудительном порядке процедуры идентификации KYC/AML (правило «Знай своего клиента» и борьба с легализацией доходов) для т.н. self-hosted crypto wallets, индивидуальных криптокошельков. Кроме того, американские юридические лица будут обязаны вести учет и проводить такую же идентификацию для всех транзакций, превышающих 3 тысячи долларов, а также отчитываться в департаменте казначейства по транзакциям свыше 10 тысяч долларов.

Все, кто знаком с американским банковским законодательством, сразу заметят, что все эти меры идентичны тому, что уже давно распространяется на традиционные финансовые учреждения. Что же тут может не нравиться? Только одно: абсолютное непонимание чиновниками явлений, которые они тщатся регулировать! Идея регуляции индивидуальных криптокошельков может прийти в голову только такому человеку, который не понимает в вопросе вообще ничего. Очевидно, что чиновники финансового ведомства Трампа искренне убеждены, что «индивидуальный криптокошелек» — это что-то вроде банковского счета, который можно учесть и проконтролировать. Но это бред. Никаких криптокошельков не существует в природе, а есть приватные ключи, которые контролируют доступ к адресам в той или иной криптовалютной сети. Любой человек в любую секунду может генерировать сотни тысяч и миллионы новых криптоадресов и ключей, новых, абсолютно анонимных, не подлежащих вычислению.

Никаких лимитов на перевод тоже быть не может. Любую транзакцию можно раздробить на миллион микрочастей и разослать их на миллионы нигде ранее не зафиксированных адресов. Кто будет это все отслеживать? Координировать? Контролировать?

Очевидно, что законодательный демарш № 1 уходящей администрации будет иметь только одно последствие: исключение Соединенных Штатов из числа мало-мальски значимых игроков мировой криптоэкономики. То есть попытка контролировать неконтролируемое автоматически будет означать нанесение непоправимого вреда экономике родного государства. Это к вопросу об экономических диверсиях и ответственности чиновников за таковые.

Демарш № 2: амнистия для Silk Road

Одновременно несколько официальных источников подтвердили, что Дональд Трамп на полном серьезе рассматривает возможность представления амнистии Россу Ульбрехту, известному в мире под ником «Ужасный Пират Робертс» (Dread Pirate Roberts). Ульбрихт создал первую в мире массовую площадку для обмена товарами с помощью биткоинов — Silk Road, за что получил пожизненный срок без права досрочного освобождения. Дональд Трамп неоднократно публично проявлял личную симпатию к «бедному мальчику», и сейчас лоббирование амнистии Ульбрехта пытаются поднести как акт высшего гуманизма, а самого Ульбрехта сравнивают с Эдвардом Сноуденом, Джулианом Ассанжем и Челси Мэннингом (последнего, вернее, последнюю, амнистировал перед уходом из офиса Барак Обама).

Может показаться, что демарш № 1 и демарш № 2 никак не сочетаются между собой. С одной стороны, администрация Трампа пытается протащить законодательные акты, которые уничтожают надежды Соединенных Штатов на сохранение авторитета в области криптоэкономики. С другой — президент планирует амнистировать «главного мученика» криптоэкономики, пострадавшего от государственных репрессий. Так? Конечно, не так!

На самом деле Росс Ульбрехт получил не пожизненный срок, а два пожизненных срока плюс еще 40 лет. И все это отнюдь не только (и не столько!) за торговлю наркотическими веществами, оружием и детской порнографией, сколько за гораздо более тяжкие преступления. Более того, в процессе следствия неоднократно создавались условия, по которым Ульбрехт мог отделаться всего пятью годами тюрьмы за всю эту торговую биткоин-активность вокруг Silk Road.

Проблема в том, что Ульбрехт — отвратительный убийца. Суд рассмотрел и оценил неопровержимые доказательства того, как Ульбрехт договаривался с наемными убийцами о «ликвидации» нескольких конкурентов, мешавших развитию его «бизнеса». Ульбрехт даже умудрился (по тупости) заказать сотруднику управления по борьбе с наркотиками (DEA) устранение другого сотрудника этого ведомства.

Иными словами, Росс Ульбрехт — одиозная фигура, вклад которой в дискредитацию криптоэкономики сложно переоценить. Тем более преступно сравнивать этого мерзавца с Джулианом Ассанжем и Эдвардом Сноуденом. Однако именно Ульбрехта планирует амнистировать Дональд Трамп на прощание.

На мой взгляд, демарш № 1 и демарш № 2 не то что не противоречат, но и изумительно дополняют друг друга, поскольку раскрывают подлинное отношение американского консервативного бизнеса к своему главному историческому конкуренту.

В завершение хочу дополнить картину третьей «рождественской колядкой», которая позволит читателю взглянуть на ту же тему, но только с другой стороны баррикад.

Демарш № 3: порно без кредитных карт

Есть такой портал в интернете, называется PornHub. Принадлежит компании из Люксембурга MindGeek (наряду с RedTube и YouPorn). Журналисты The Financial Times на днях даже вычислили физического бенефициара этого бизнес-проекта — немецкого предпринимателя Бернарда Бергемара.

Так вот, два последних года PornHub упорно сражался с традиционными финансовыми операторами, которые под множеством хитрых предлогов мешали акцептировать деньги на премиальную подписку. В 2019 году от сотрудничества с PornHub отказался PayPal. А на днях — и MasterCard с Visa. Кончилось тем, что PornHub потерял терпение и принял официальное решение о полном отказе от приема реальных денег в качестве оплаты за премиум-аккаунт. Отныне PornHub будет работать только с криптовалютами, причем собирается принимать все основные (а не только биткоин и эфир).

В чем смысл этого события? В том, что PornHub – это 10-й самый посещаемый портал в мире (8-й — xvideos.com, 9-й — xnxx.com: оба той же тематики). Я специально акцентирую внимание читателей на этой статистике (от честной SimilarWeb), потому что из официальных источников (вроде амазоновской Alexa или Википедии) она лицемерно вымарывается. В современном политкорректном обществе нельзя говорить, что три самых больших в мире интернет-портала из 10 посвящены порнографии и именно туда устремлены взоры всего человечества.

PornHub навещают свыше 115 миллионов людей ежедневно. Загружают, опять-таки, ежедневно 15 терабайт контента. Исправно платят за премиум-подписку. До последнего времени делали это с помощью своих банковских карт. Впредь будут расплачиваться криптовалютой. Вопрос на засыпку: как демарш № 1 и демарш № 2 повлияет на массовую адаптацию криптоэкономики в контексте демарша № 3? Мне одному кажется, что вопрос риторический?

Мораль рождественских колядок предлагаю оформить в виде пожелания на 2021 год политикам (и российским, и американским, и евросоюзовским, и всем остальным): если вы хотите хоть как-то сохранить контроль над финансовой жизнью своих граждан, опуститесь, наконец, на землю! Прекратите уничтожать традиционные денежные отношения своими невежественными законами, которые ровным счетом ничего не регулируют, тем более — не имеют ни малейшего шанса сдержать технологическую революцию.

Изучите, наконец, то, что вы так упорно и бессмысленно пытаетесь поставить под контроль, а затем наведите мосты, пока еще не поздно. Иначе уже в следующем году всему миру придется жить в двух непересекающихся между собой реальностях.

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2020/12/24/88510-tri-kolyadki-o-sbitoy-mushke


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Голубицкий

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.01.2021. Просмотров: 89

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta