Почему командующий Ливийской национальной армией Халифа Хафтар не подписал соглашение о перемирии

Содержание
[-]

***

12 января в Ливии в рамках предложенной президентами России и Турции инициативы вступил в силу режим прекращения огня между противоборствующими лагерями. Представители сторон 13 января прибыли в Москву для переговоров, по итогам которых представители ПНС подписали соглашение о прекращении огня. Хафтар взял паузу для его изучения, однако позднее, как передавали арабские СМИ, улетел из российской столицы.

Командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар не будет подписывать соглашение о перемирии с силами ливийского Правительства национального согласия (ПНС) Фаиза Сарраджа, пока в него не будут внесены все его замечания и правки. Командующий и его окружение еще раз «всесторонне изучат условия соглашения на предмет существующих в нём пробелов», прежде чем принять окончательное решение.

«Хафтар не подпишет документ, если в него не будут внесены правки и добавлен пункт о разоружении, роспуске и ликвидации вооруженных милиций, поскольку не признает их и не видит стабильности в Ливии без избавления от группировок», — отметили они. Кроме того, сообщается, что Хафтар отверг какое-либо вмешательство, посредничество или участие Турции в наблюдении за прекращением огня в стране, указав, что «проект документа проигнорировал ряд требований армии». Его не устроил и тот факт, что в документе не было пунктов о «выводе турецких сил из Ливии», а также приостановке действия подписанного ПНС и Анкарой в конце ноября меморандума о сотрудничестве, в том числе в военной сфере.

Какие факторы привели Xалифа Хафтара к такому выводу?

Меморандум о взаимопонимании и исключительной экономической зоне, подписанный между Турцией и ливийским правительством в Триполи, а также подписанный следом меморандум о безопасности и военном сотрудничестве, превратил Восточное Средиземноморье в пороховую бочку. В рамках данного меморандума, Турция обеспечит поддержку в создании Сил быстрого реагирования для военных и полицейских подразделений в части подготовки кадров и поставки оборудования. Один из пунктов меморандума посвящен сотрудничеству в области разведки и морского патрулирования. Одним словом, не признанное почти никем в мире соглашение с правительством Триполи, которому принадлежит небольшая часть ливийской территории и побережья, привело к созданию в Восточном Средиземноморье ливийского фронта вслед за Сирией.

После того, как Турция вступила в критическое партнерство в Средиземноморье и готовится направить своих военных, Ливия переживает серьезный внутренний конфликт. Кроме того, многие международные силы поддерживают различные группы в стране. После Каддафи в Ливии, нефтяной стране с выходом на Средиземное море, с населением в 6,5 млн человек, стали осуществлять свою деятельность десятки больших и малых вооруженных групп. Расположенное в Триполи Правительство национального согласия признано легитимным и поддерживается в первую очередь ООН, а также Турцией, Евросоюзом и некоторыми международными организациями. А расположенная в Тобруке Палата представителей, подконтрольная силам Хафтара, поддерживается Египтом, США, ОАЭ, Саудовской Аравией, Францией и Россией.

В ходе развития этих событий, Правительство национального согласия заявило о том, что оно запросило у Турции военную поддержку по трем направлениям — в сухопутном, воздушном и морском сообщениях. Председатель правящей турецкой Партии справедливости и развития (ПСР) и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на вопрос о направлении в Ливию военных ответил следующее: «Они спрашивают, направим ли мы в Ливию военных. Мы пойдем туда, куда нас пригласили. Поскольку было озвучено подобное приглашение, мы его примем. С одобрения нашего парламента мы сможем более эффективно поддерживать законное правительство в Ливии». Резолюция по Ливии была направлена в парламент в первые дни этого года — 2 января в рамках внеочередного созыва депутатов. По требованию Эрдогана Главный совет Великого национального собрания Турции (ВНСТ) собрался внеочередным созывом для обсуждения резолюции по Ливии. После проведенных обсуждений резолюция была одобрена 325 голосами на проведенном голосовании.

После обнародования Анкарой информации о военной поддержке Ливии, Турция предприняла и другие шаги. Согласно Сирийскому центру мониторинга за соблюдением прав человека (SOHR), Анкара направила из Идлиба в Ливию около 300 боевиков из различных групп ополченцев, одна группа ополченцев, насчитывающая около тысячи человек, проходит подготовку в турецких лагерях для последующей отправки в Ливию. По информации главы расположенного в Лондоне центра SOHR Рами Абдул-Рахмана, боевикам будет выплачиваться жалование в размере от двух тысяч долларов, и эта сумма будет увеличиваться пропорционально сроку их пребывания в стране. На протяжении пяти лет постоянно обсуждаются заявления о том, что Турция поставляет боевиков-джихадистов в Ливию. На кадрах видеозаписей, опубликованных за последние дни в социальных сетях, видно, что этот поток стремительно увеличивается. Подтверждением подобных утверждений является увеличение числа рейсов ливийских компаний-авиаперевозчиков, вылетающих из Турции, которые наряду с полетами в Триполи и Мисрату, осуществляют рейсы в Тунис, а из Туниса в Триполи и Мисрату.

Какие козыри имеет Турция в Ливии?

На самом деле, одним из самых крупных козырей Турции в Ливии, превратившей Мисрату в военную базу, также как и в Катаре и Сомали, являются тысячи джихадистов-боевиков, в подавляющем большинстве являющихся туркменами и уйгурами. Анкара использовала их в сирийских операциях, и они набрались там опыта. Вполне возможно, что эти джихадисты, включая военизированное формирование Эрдогана САДАТ, постепенно превратятся в организацию, похожую на шиитскую «Хезболлу», действующую во многих странах, особенно в Ливане, Ираке и Сирии, также как и шестое отделение иранского Корпуса стражей Исламской революции.

Кроме этого, очень многие организации, осуществляющие свою деятельность в Мисрате, уже находятся в тесном союзе с Турцией. Они утверждают, что имеют с ней кровные связи. Даже в случае увеличения их числа за счет перебрасываемых из Сирии джихадистов и свержения правительства в Триполи Хафтаром, вероятно, ставится цель продолжения борьбы. Посредством сбора этих джихадистов в военизированную структуру и переброску их на участок, будет предотвращена возможная критика в связи с последующими потерями турецкой армии. Размещение в зоне людей, говорящих на одном языке с народом Ливии, избавит от проблемы языкового барьера. Кроме того, в случае успеха этого военизированного формирования, Турция сможет использовать их и в других кризисных ситуациях в регионе.

САДАТ, занимавшаяся подготовкой сирийских повстанцев для их выступления против режима Асада и обеспечивавшая их оборудованием, сразу после своего создания начала осуществлять свою деятельность в Ливии. И эта деятельность САДАТ находится на радарах очень многих секретных спецслужб. На основе их данных о САДАТ, которая вела активную деятельность практически в каждой стране, где произошла «арабская весна», в ООН было подано ходатайство по САДАТ и направлена жалоба в связи с ее ролью в сирийской войне по подготовке и оснащению джихадистов. Первой, кто обратил внимание на деятельность САДАТ, была французская разведка. В докладах французской разведки обращалось внимание на то, что САДАТ вела переговоры по осуществлению военной подготовки и консультированию с Ливией, Саудовской Аравией и Пакистаном, а также отмечалось, что «для этого они использовали свою религиозность и выдвигали на передний план близкие отношения с Эрдоганом».

Согласно информации, опубликованной в мировой прессе, во время попытки военного переворота 15 июля 2016 года САДАТ присутствовала на месте событий. Говорят, что она готовила боевиков из молодых членов ПСР. Аналогичное утверждение выдвинула и председатель турецкой «Хорошей партии» Мерал Акшенер, заявив о наличии лагерей подготовки САДАТ. Бывший советник президента США Майкл Рубин опубликовал важную информацию относительно САДАТ. Рубин отметил, что САДАТ сыграла важную роль в подавлении попытки переворота в 2016 году. Он также отметил, что САДАТ подготовила около 3 тысяч иностранных боевиков, действовавших в Сирии и Ливии, за что получила дотации от турецкого правительства. Майкл Рубин отметил также, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Аль-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) были из числа группировок, которые прошли военную подготовку в САДАТ.

Официальный представитель Ливийской национальной армии бригадный генерал Ахмед аль-Месмари заявил, что турецкая разведка перебросила боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Аль-Нусры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) из Сирии в Ливию через аэропорт Джерба в Тунисе. Отметив, что один из аэропортов Туниса используется для трансфера, Месмари сообщил, что бовики перевозились также из аэропортов Мисурата, Зувара и Митига. Министр иностранных дел России Сергей Лавров также отмечал, что радикальные группировки перебрасываются через Турцию. Хафтар приехал в Москву с этими чувствами и информацией. Ещё одним условием фельдмаршала было то, что триполийский кабмин не должен заключать соглашений без консультаций с армией.

Автор: Ариф Асалыоглу

https://regnum.ru/news/polit/2829109.html

***

Комментарий: «Ливия разделена уже четыре года»

О перспективах урегулирования «Огоньку» рассказала советник спецпредставителя ООН по Ливии Клаудиа Гаццини.

Дипломатические усилия по замирению Ливии напоминают работу мотора, который очень резво стартует, но затем безнадежно сбоит. По этой формуле и срывались попытки свести лидеров противостоящих сторон сначала в Риме (при посредничестве премьера Италии), затем в Москве (при посредничестве министров иностранных дел и обороны России и Турции): бодрый старт, закулисные утечки о формулах перемирия, после чего — более или менее завуалированное фиаско.

В итоге к назначенной на 19 января международной конференции по ливийскому конфликту в Берлине (она прошла уже после сдачи в печать номера «Огонька») к переговорам были вновь готовы как посредники, так и лидеры противостоящих сторон в лице главы Правительства национального согласия (ПНС) Файеза Сарраджа (под его контролем западная часть страны с центром в Триполи) и командующего Ливийской национальной армией (ЛНА) маршала Халифы Хафтара (его база — на востоке, в Бенгази). Все это ничуть не мешало поступать сведениям о срыве так и не подписанного перемирия, массовом подвозе наемников к противоборствующим сторонам из разных стран региона и грядущей интернационализации конфликта по сирийскому образцу.

О том, есть ли шанс остановить эту войну, пока она не приняла масштабы сирийской, почему РФ и Турция действуют в регионе эффективней ООН и как вернуть в Ливию государство, которое свергли вместе с Каддафи в 2011-м, «Огонек» поговорил с Клаудией Гаццини, доктором философии и специалистом по истории Ближнего Востока в Оксфорде, аналитиком по Ливии в НКО Crisis Group (предоставляет международному сообществу аналитику по горячим точкам) и до недавнего времени политсоветником спецпредставителя ООН по Ливии Гасана Саляме.

«Огонек»:Как бы вы охарактеризовали ту фазу ливийского урегулирования, которую выявила московская встреча?

Клаудия Гаццини: — Игра, я бы сказала, еще не сыграна. Тем не менее мы находимся в фазе, когда российская и турецкая дипломатия, используя каждая свои рычаги влияния, демонстрируют несомненно большую эффективность в решении вопроса о прекращении огня, чем это удавалось до сих пор кому-либо. И если намеченное в Москве перемирие заработает, это будет важная дипломатическая победа. Вот только дьявол в деталях, а мы не знаем, какие условия прекращения огня выставлены. Официально Триполи требует отвода войск Хафтара на позиции до начала наступления в апреле, а на переговорах, как можно понять, речь шла о прекращении огня без всяких условий…

— Даже если Сарраджа вынудят признать эти условия, согласятся ли с этим защитники Триполи? Какие гарантии они потребуют и кто будет наблюдать за их выполнением?

— Россия выказала готовность послать с этой целью свою делегацию, турки уже послали свою (есть версия, что Хафтар потому и отказался подписать перемирие, что за прекращением огня будут наблюдать турки.— «О»). Не известно, какую роль возьмет на себя ЕС. Хотя важнее третий вопрос: что будет за прекращением огня? Какие формы примут политические переговоры?

Перед Берлином это главный вопрос, единого мнения нет. ООН — за предложение Сарраджа о переговорах на паритетных началах между парламентариями из Тобрука (восток.— «О»), членами правительства Триполи и независимыми силами. Хафтар — за то, чтобы наделить полномочиями назначать правительство военный совет.

— Почему Турция, поддержавшая Триполи и даже грозившая бомбардировками востока Ливии, вдруг оказалась партнером России, которая поддерживает армию Хафтара?

— Тут тоже тумана хватает. До 8 января, когда со стороны России и Турции прозвучал призыв к прекращению огня, Саррадж ставил на мощную поддержку Турции. Говорилось — и говорится до сих пор — о развертывании турецкой военной бригады в Триполи, о возможных бомбардировках востока Ливии. Но сейчас чаще звучит вопрос, а насколько искренним было намерение Турции помогать Триполи? Может, их целью как раз и было прекращение огня?

Другой вопрос. А так ли отстранились от этого процесса США, как декларируется? За несколько дней до поездки в Москву маршал Хафтар встречался с делегацией США в Риме (премьер Италии пытался организовать там встречу Хатфтара с Сарраджем, но если из Москвы уехал первый, то в Рим не приехал второй.— «О»). Так вот, известно об этом мало, но компетентные лица считают, что это там Хафтар получил «добро» на московские переговоры. А это заставляет думать о консультациях между Москвой, Вашингтоном и Анкарой по Ливии, где решается, может быть, больше, чем их участники хотели бы сообщить публике на данном этапе.

— Дело идет к разделу Ливии?

— Реальное положение таково, что с 2014 года Ливия имеет два центра управления. С одной стороны — признанное международным сообществом правительство в Триполи (ПНС) во главе с Сарраджем, оно контролирует запад страны, но после наступления ЛНА эта территория весьма сократилась. С другой — Бенгази под контролем ЛНА Хафтара, которое управляет востоком. Де-факто Ливия разделена уже четыре года. Никто не верит, что это навсегда: стороны рассматривают перемирие как условие выработки соглашения о новом едином правительстве. Полагаю, что за призывом России и Турции к прекращению огня стоит уже разработанная ими формула.

— Наверное, нельзя не принимать во внимание, что сила на стороне ЛНА Хафтара?

— Он чувствует себя победителем и хочет закрепить это политически. Но и Саррадж побежденным себя не считает: он сумел, пусть с помощью Анкары, затормозить наступление Хафтара на Триполи. Кстати, Берлинская конференция по Ливии исходила из того, что обе стороны являются одновременно и победителями и побежденными, а посему рассматриваются как равноправные участники переговоров и выработки решений. Хотя у меня есть вопрос: а не обсуждались ли в Москве или на других переговорах неизвестные нам секретные соглашения?

— И насколько принципиальна в этом контексте Берлинская конференция?

— Важно уже то, что ей предшествовали пять подготовительных встреч, в которых участвовали порядка 15 государств и три международные организации, вовлеченные в ливийский конфликт (речь, в частности, о Франции, Италии, России, Турции, Египте, Алжире и ОАЭ.— «О»). Эти встречи готовили почву для соглашения после прекращения огня, при этом участники понимают, что любое соглашение по урегулированию должно получить одобрение ООН. В этом смысле конференция в Берлине — важный этап для передачи процесса под эгиду ООН. Но вместе с тем нет сомнения: инструментом, который может склонить стороны к договоренностям, она не является. Для этого потребовалось мощное вмешательство России и Турции.

— Может ли Хафтар претендовать на роль правителя Ливии, этакого нового полковника Каддафи?

— Думаю, маршал имеет амбиции, но на это нет одобрения международного сообщества: оно не хотело бы видеть политическим лидером Ливии кого-то из военных на манер египетского президента Ас-Сиси. Мне представляется, что и Москва не слишком заинтересована в Хафтаре как в политике.

— Россия долго была в стороне от ливийского урегулирования. Хотя его участники, Италия в частности, еще в 2015-м пытались вовлечь ее в этот процесс. Почему положение изменилось?

— Как сказал в свое время один ооновский чиновник, Ливия для России — необременительная инвестиция, которая может принести немалую выгоду. Смотрите: те части, что воюют на стороне Хафтара, как представляется, финансируются из столиц Персидского залива.

Предоставление военной техники — хороший шанс испытать свой военный арсенал, тем более что есть информация, будто эти поставки — в рамках уже оплаченных Каддафи заказов. Что касается политического аспекта, то, думаю, в 2015-м аппетита не было. Изменения в Сирии открыли Москве дверь и в Ливию.

— Вам не кажется странной пассивность ЕС?

— Официально ЕС считает себя вовлеченным в ливийское урегулирование, но из-за разногласий по нему Италии с Францией активности не было. Да и на ливийском досье выборы не выиграешь. Другое дело — кризис с мигрантами… По сути, тем, что ливийскую войну необходимо как-то заканчивать, ЕС озаботился только сейчас. Но ждать, что от нулевого интереса ЕС мигом перейдет к активной и четкой позиции, нереально.

— Насколько хаос в Ливии грозит Европе мигрантами?

— До последнего времени, когда мы говорили о Ливии как источнике мигрантов в ЕС, речь шла о тех, кто добрался до побережья из зон южнее Сахары, не о самих ливийцах. Теперь картина меняется: уставшие от войны ливийцы грузятся в лодки и бегут из страны целыми семьями. Это новое: до свержения Каддафи Ливия была процветающей страной, куда в поисках работы стекались мигранты из других стран Африки, считая ее пределом мечтаний. Теперь и они пополнили армию переселенцев. Правда, война так затруднила передвижение по стране, что до побережья могут добраться не все. Но такой подход, согласитесь, трудно назвать решением вопроса.

Беседовала Елена Пушкарская, Рим

https://www.kommersant.ru/doc/4221160

***

Дополнение. Ключ к урегулировании ливийской проблемы найден

Саммит в Берлине должен стать первым шагом к прекращению гражданской войны в Ливии.

Спустя пять часов стало ясно - конференция достигла своей цели. "Мы нашли ключ к решению конфликта в Ливии, - сказал на итоговой пресс-конференции глава немецкого МИДа Хайко Мас. - Осталось вставить ключ в замок и повернуть его". За этими образными выражениями скрывается суровая реальность - принципиальное согласие участников конференции отказаться от дальнейших поставок оружия и живой силы воюющим сторонам может считаться только первым шагом к урегулированию. Вопрос вывода иностранных войск и наемников частных компаний, которые уже находятся в Ливии и участвуют в боевых действиях, не обсуждался. Не обсуждались, по словам Меркель, и возможные санкции за нарушение эмбарго на поставки оружия в Ливию.

По словам канцлера Германии, рано говорить и о возможности участия бундесвера в миротворческом контингенте под эгидой ООН. Речь об этом пойдет лишь после того, как прекращение огня станет постоянным. И первым конкретным шагом к этой цели будет создание комитета по мониторингу прекращения огня по формуле "5+5" - по пять представителей с каждой стороны. Как было заявлено на пресс-конференции, генерал Хафтар наконец-то огласил имена своих пятерых представителей в этом комитете.

Каким образом будут проходить политические и экономические реформы в стране, раздираемой гражданской войной уже девять лет, и как будет ликвидировано нынешнее двоевластие, тоже говорить пока рано. Однако Европейский Союз крайне заинтересован в скорейшей стабилизации положения в Ливии - не только из-за поставок нефти, но и из-за потока нелегальных мигрантов, использующих страну в качестве трамплина в Европу.

Автор: Владимир Есипов

https://p.dw.com/p/3WRfE


Об авторе
[-]

Автор: Ариф Асалыоглу, Владимир Есипов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.02.2020. Просмотров: 64

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta