Почему Испания оказалась настолько уязвимой перед эпидемией нового коронавируса

Содержание
[-]

Мертвый сезон

Середина апреля в Испании — начало высокого туристического сезона. Но в эти дни страна на себя не похожа: самая высокая зараженность в ЕС, больше всего смертей среди медиков, сбившиеся с ног похоронные службы… «Огонек» присмотрелся: отчего в схватке с коронавирусом Испания бьет один антирекорд за другим и каковы шансы переломить ситуацию.

Этого сезона в стране, экономика которой целиком и полностью зависит от приезжих, ждут миллионы испанцев: одни с оживлением и надеждой заработать, другие с ужасом перед толпами туристов, которые с апреля по октябрь делают жизнь невыносимой. Многие российские путешественники, привыкшие проводить за Пиренеями «майские праздники», все это знают не понаслышке, но сегодня Испанию не узнать. Наступила иная реальность.

Утопающие в весенней зелени улицы и площади больших и малых городов пустынны. Тишину разрывают сирены скорой да грохот мусоровозов, опрокидывающих в свое чрево переполненные баки с мусором, который в нынешний кризис уже и сортировать перестали. Не узнать и гостиницы. В номерах пятизвездных отелей Мадрида и Барселоны с интерьерами в стиле Belle Epoque живут временно изолированные в связи с эпидемией. Торговые центры и стадионы спешно переоборудуют под больницы и морги — и тех и других катастрофически не хватает.

На прошлой неделе Испания обошла Италию: по выявленным случаям заражения она вышла на первое место в Европе (впереди только США). Про турсезон мало кто вспоминает: он закрылся, так и не начавшись.

— Никогда не думал, что увижу подобное в моей стране, в моем городе,— признается Пако, мой старый знакомый из Мадрида, в 1990-е работавший собкором одной из крупных испанских газет в Москве. Вместе со всеми домочадцами он уже три недели сидит в добровольном карантине на окраине испанской столицы. В телефонном разговоре мы обмениваемся «самоизоляционными» впечатлениями и, не сговариваясь, вспоминаем Сухум, осень 1992 года: как оказались в командировке тогда в будто вымершем городе, где боялись выходить на улицу из-за обстрелов, а кафе и магазины были закрыты, полки пусты. Тогда, правда, казалось, что такая беда может настигнуть только в горячих точках, а вот теперь выясняется, что не в них одних…

Точка невозврата

Почти в каждой стране, столкнувшейся с пандемией коронавируса, своя точка невозврата, запустившая страшный механизм массового заражения: где-то вовремя не отменили карнавалы, где-то — выборы.

В Испании говорят о «роковом 8 Марта», когда тысячи людей приняли участие в массовых акциях с традиционными национальными приветствиями: поцелуями и объятиями. Только в Мадриде на улицы вышли более 120 тысяч человек.

Сейчас пресса пишет: накануне Международного женского дня власти проигнорировали рекомендации избегать любых массовых мероприятий в странах с подтвердившимися случаями заражения (в Испании на тот момент было уже около 600 положительных тестов). В частности, к этому призывал Европейский центр профилактики и контроля заболеваний (ECDC).

Мало того что испанские официальные лица не прислушались, так еще и прямо агитировали ничего не бояться. «Если мой сын спросит меня, может ли он пойти (на манифестацию по случаю 8 Марта.— "О"), я отвечу ему, что он волен поступать как угодно»,— заявил Фернандо Симон, руководитель Координационного центра по оповещению и чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения. А за 24 часа до праздника на сайте правящей Социалистической рабочей партии Испании вывесили интервью с первым вице-премьером: Кармен Кальво призвала женщин отбросить сомнения, объединиться и принять участие в манифестациях.

Через несколько дней Кальво заболела сама. Вслед за ней слегли с коронавирусной инфекцией сразу несколько известных в стране дам-политиков. Не избежала этой участи и жена премьера Педро Санчеса Бегонья Гомес. А уже 14 марта в Испании ввели особое положение.

Без масок и перчаток

Удивительно, но одновременно в начале марта власти отменили несколько массовых мероприятий с участием медицинских работников. Теперь утверждается, что сделано это было с целью защитить тех, кому предстояло принять на себя главный удар пандемии. Увы, поверить трудно: по горькой иронии судьбы испанские медики оказались самыми незащищенными из коллег в Европе — каждый десятый из около 150 тысяч зарегистрированных на первую неделю апреля случаев заражения COVID-19 приходится на врачей и медицинский персонал.

Причина? Увы, та же, что и в Италии,— неподготовленность к работе с инфекционными больными и катастрофический дефицит средств индивидуальной защиты. О том, что их надо в срочном порядке закупать, гражданские и военные медики предупреждали правительство еще в конце января. Но, по странному совпадению, главный специалист по охране труда испанской национальной полиции, который неоднократно докладывал руководству о необходимости увеличить запас средств защиты для 65 тысяч сотрудников, был уволен.

Напомню, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в феврале, среди прочего, предлагала правительствам стран Евросоюза диверсифицировать поставки медицинских масок и перчаток, так как у китайских производителей могут возникнуть форс-мажорные обстоятельства. Но министр здравоохранения Испании 13 февраля одернул тех, кто предлагал запастись средствами защиты впрок. «У Испании в настоящий момент есть достаточное количество комплектов личной защиты»,— заявил Сальвадор Илья, пообещав, что его ведомство будет следить за их наличием у поставщиков на случай ухудшения ситуации. В реальности испанский Минздрав бросился закупать маски и перчатки в Китае только после введения особого положения и попал в конец длинной очереди страждущих из других стран.

— К сожалению, решения о том, какая защита нужна, принимали люди, работающие из кабинетов,— сказала «Огоньку» Виктория, врач одной из больниц Барселоны, ныне перепрофилированной для приема пациентов с коронавирусом.— Неудивительно, что они не понимают того, с чем сталкиваемся: такой реальности нет в медицинских нормативах.

Тут важно оговориться: публичная критика в нынешней чрезвычайной ситуации не приветствуется. Эву Макиэйру Гомес, завотделением одного из медицинских центров в городе Виго на северо-западе Испании, уволили, обвинив в том, что она «публично поставила под сомнение официальные рекомендации». На самом деле, медик в середине марта просто призвала своих сотрудников работать с пациентами в медицинских масках.

В результате усердной борьбы с паникерами страна оказалась совершенно неготовой к тому драматическому сценарию, который с опережением в пару недель разворачивался у всех на глазах в Италии. Испуганное размахом происходящего испанское общество потребовало жестких мер. Премьер Педро Санчес попытался максимально полно ответить на социальный запрос, но это сыграло с ним злую шутку. Резкий переход от выжидательной тактики к действиям привел к тому, что не все меры сработали. А некоторые и вовсе привели к противоположному результату.

Чего стоит одна только история с закупкой в пожарном порядке у китайской компании тестов на коронавирус, точность которых оказалась ниже 30 процентов. При этом испанские предприятия, начавшие производство собственных тестов в конце января, продавали их за границу до 15 марта.

В какой-то момент правительство приняло решение немедленно закрыть все отели в стране и переоборудовать их для борьбы с коронавирусом. Вскоре выяснилось, что это невозможно: иностранцы, застрявшие по объективным причинам в Испании, буквально на коленях умоляли хозяев не выселять их на улицу. Кроме того, оказалось, что в отелях жили медработники, мобилизованные на борьбу с вирусом, работники других предприятий, не прекративших работу из-за пандемии. В итоге тотальное закрытие отменили.

Мало того, подобные попытки централизованного управления из Мадрида вызвали негативную реакцию автономий Испании: некоторые заявили, что правительство не знает их истинных нужд и создает лишние проблемы. Доходило до абсурда. Так, власти Каталонии не дали разрешения испанским военным на развертывание полевого госпиталя на территории автономии, а местные жители бросали в них из окон накопившийся мусор, протестуя против «акта агрессии со стороны Мадрида».

Во всей этой неразберихе забыли о наиболее уязвимых перед натиском пандемии гражданах, которые сами никак не могли позаботиться о себе. По официальной статистике, треть всех умерших от осложнений, вызванных коронавирусом, в Испании,— люди, проживавшие в домах престарелых. К середине прошлой недели таковых насчитывалось свыше 5200 человек. И это не полная статистика: сотням пожилых, скончавшимся в подобных заведениях с «характерной для COVID-19 симптоматикой», тесты не проводили. Было не до того.

По рассказам очевидцев, в некоторых домах престарелых, откуда персонал (в основном там работают эмигранты) выехал по болезни или просто разбежался, старики умирали десятками, один за другим. А их тела сутками лежали среди живых — для эвакуации не хватало ни средств защиты, ни обученных служб.

Наконец, СМИ обратили внимание еще на одну тревожную цифру: в марте число пенсионеров в Испании сократилось на 8377 человек, тогда как с ноября по февраль их количество стабильно росло. Местные власти признают: подлинное число умерших стариков станет ясно только после окончательного «разбора завалов»…

Вопросы на завтра

Очевидно, что, пережив испытание коронавирусом, Испания станет прежней не скоро, если станет вообще. По самым осторожным прогнозам, страну ожидает потеря миллионов рабочих мест, связанных с турбизнесом, а также большие проблемы в сельском хозяйстве. Из-за эпидемии нынешний урожай персиков, черешни, нектаринов и абрикосов некому собирать. Чтобы компенсировать дефицит рабочей силы, который составляет как минимум 40 процентов, правительство спешно приняло закон, разрешающий нанимать для сбора урожая эмигрантов с истекающим сроком разрешения на работу.

Но главные вопросы не про персики и не про туристов. Общество (да и не только в Испании) хочет понять, как такое могло случиться? Почему страна встречает беду до такой степени неподготовленной, без системы здравоохранения, способной противостоять эпидемии? Адресованы эти вопросы, конечно, политикам, но те не прочь разделить ответственность со специалистами: мол, не предупредили вовремя или не объяснили серьезность угрозы.

Ход этот понятный, но в случае с Испанией такой «раздел ответственности» вряд ли возможен. Дело в том, что еще полгода назад, в начале октября 2019-го, крупнейшая газета страны «Эль Паис» опубликовала статью, в которой рассказывалось о подготовленном по заданию ООН докладе международного комитета экспертов, предупреждающем об угрозе пандемии гриппа с высокой летальностью. Особо стоит подчеркнуть следующее — документ «Мир под угрозой» готовила новая структура (The Global Preparedness Monitoring Board — Группа по мониторингу глобальной готовности к эпидемиям), которая объединила ведущих консультантов ВОЗ и Всемирного банка, занимавших в разные времена ключевые посты на национальном уровне и в международных инстанциях.

Главный вывод экспертов: то, что мы переживаем сегодня, неизбежно. «Если завтра произойдет вспышка нового и агрессивного вируса гриппа нового типа,— утверждалось полгода назад,— у мира не будет инструментов, чтобы избежать опустошения. Могут погибнуть от 50 до 80 млн человек, будет уничтожено около 5 процентов мировой экономики». Когда читаешь этот прогноз сегодня, кажется, что-либо он фейк, либо доклад писали люди, умеющие перемещаться во времени.

Тем не менее сохранившаяся в Сети печатная версия «Эль Паис» сомнений в достоверности документа и сроках его публикации не оставляет. «Европа и Северная Америка чувствуют себя в безопасности, но надо объяснять людям, что во взаимозависимом мире вспышка эпидемии может задеть как минимум соседние страны. Считаю, что мы до сих пор не отдаем себе отчета, насколько все связано на нашей планете через авиасообщение. Требуется всего несколько часов, чтобы доставить любую болезнь с одного края земного шара на другой»,— подчеркивает одна из авторов доклада Харлем Брундтланд, бывшая премьер-министр Норвегии и директор Всемирной организации здравоохранения в 1998–2003 годах.

«Главный камень преткновения — это недостаток финансирования. Мы по-прежнему не вкладываем достаточно денег в массовое здравоохранение, хотя каждый доллар, вложенный в предупреждение, экономит 10 долларов на медицинских услугах (в критической ситуации.— "О")»,— подчеркивает еще один соавтор доклада Эльхадж Ас Си, до января 2020 года генеральный секретарь Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.

Доклад «Мир под угрозой» полгода назад однозначно призвал лидеров ведущих мировых держав принять ряд срочных мер по противодействию эпидемиям, которые в XXI веке стали глобальной угрозой. Сегодня ряд из этих мер — в повестке дня у политиков, насколько можно судить по недавнему заседанию G20. Но есть и то, что еще не проговорено. В частности, в докладе подчеркивается, что ни одна страна в одиночку с грядущей бедой не справится, а ведущую роль в противостоянии эпидемиям следует отвести международным структурам, которые срочно предлагается наделить необходимыми полномочиями, в том числе правом проведения «международных учений» для подготовки специалистов к борьбе с эпидемией «смертельного респираторного патогена». Похоже, с полугодовым опозданием такие «учения» и проходят сегодня по всему миру, но уже в режиме реального времени и, что называется, за наш счет.

А что касается вопроса о том, почему «смертельный патоген» опередил homo sapiens на полгода, то он должен быть адресован, конечно же, не только испанским политикам...

Автор: Дмитрий Поликарпов, Мадрид

https://www.kommersant.ru/doc/4318158

***

Испания с трудом оправляется от шока, впереди - испытание бедностью

Появились оптимистичные новости, что реанимационные отделения испанских больниц больше не перегружены так, как неделю назад. Показывают радостных медработников. Но правда в том, что свободнее в больницах стало не только из-за успешных действий врачей, но и по причине растущего количества смертей. Теперь перегружены уже мадридские морги.

В Испании завершается первый месяц карантина. Официально ограничения продлятся до 26 апреля, но по всему видно, что раньше начала мая подвижек в самоизоляции не будет. Количество заболевших в стране приближается к 150 тысячам, количество погибших – к 14 тысячам и растет день ото дня, хотя наметилась тенденция к выравниванию этой кривой. По смертям от коронавируса страна держит печальное второе место в мире после Италии. Китай, США, Франция позади в этом трагическом соревновании.

Закрыты отели, автосалоны, рестораны. Встали промышленность и строительство и все «не жизненно важное». Открыты продуктовые магазины, аптеки и ветеринарные клиники. А еще, согласно директиве правительства, несмотря на карантин, работают доставка товаров на дом, салоны оптики и адвокатские бюро. Передвижение людей ограничено до минимума: разрешается выходить из дома только за едой, лекарствами, к старикам, выгулять собаку. Дисциплину пришлось наводить пряником увещеваний СМИ и кнутом полиции. На начало апреля количество оштрафованных за несоблюдение этих норм почти полмиллиона человек – втрое больше, чем число зараженных коронавирусом.

Многие временно уволены по специально введенной экспресс-процедуре. Из тех, кто мог бы продолжать работу в «жизненно важных» отраслях, многие остаются дома по собственному желанию, не хотят рисковать. Компании не принуждают сотрудников являться в офис любой ценой. Удаленно трудиться получается не у всех. Экономика Испании в сложном положении, тревожные ожидания материализовались по итогам марта: с начала карантина 12 марта на биржу труда встало на 900 тысяч человек больше. Это беспрецедентный скачок. 2,6 миллиона безработных превратились в 3,5 миллиона всего за три недели.

В борьбе с последствиями вируса в Испании пали туризм и авиация, гостиничная индустрия, строительство, спорт, шоу-бизнес. Но не всем отраслям одинаково плохо. На плаву розничная торговля продуктами, фармацевтика, сельское хозяйство, транспорт, телерадиовещание. Устойчиво держатся банки и телекоммуникации.

Причины культурные

В Испании самая высокая в Европе (и вторая в мире) продолжительность жизни. Отчасти с этим связано то, что смертность от коронавируса тут одна из самых высоких в мире. На начало апреля статистика была такова: доля Испании в мировом населении – 0,6%, а доля в количестве погибших от эпидемии – 18,3%. К тому же Испания на первом месте в мире по доле заболевших медработников. Заразились больше половины из них, около 20 тысяч человек. Катастрофически не хватает средств защиты в больницах: респираторов, халатов, другого санитарного инвентаря. Если эпидемия коронавируса – это война, то выходит, что испанские генералы посылают в бой солдат без оружия и без касок.

О причинах такой тяжелой ситуации именно в Испании спорят ученые и политики. Основные версии делятся на две части – культурологическую и управленческую. Культурологический набор причин в Испании похож на ситуацию в Италии.

Во-первых, это высокий средний возраст населения, в стране много стариков. Часто они компактно проживают в домах престарелых, которые во время эпидемии обречены, как пороховые склады во время пожара.

Во-вторых, развитая семейственность с тесными связями между поколениями. Внешне здоровый внук может заразить бабушку, которая по воскресеньям делает дома традиционную паэлью для всей большой семьи. В Скандинавии или Германии таких контактов гораздо меньше. К примеру, в благополучной Швеции гражданам не надо как-то особенно самоизолироваться, они там и так все живут порознь.

В-третьих, в Испании принято жать руку, обниматься и целоваться при встрече даже среди почти незнакомых людей. Это наиболее опасный вид контакта с точки зрения разноса заразы.

Среди других причин большой концентрации вируса в испанских столицах называют мощный поток туристов на китайские новогодние праздники. Мадрид и Барселона в январе и феврале были полны путешественников-азиатов.

Причины управленческие

Управленческие причины сложились в Испании, как в Чернобыле в апреле 1986-го. Вереница объективных и субъективных факторов привела к драматическому финалу. Острая фаза эпидемии началась, когда коалиционное правительство Педро Санчеса не успело проработать и ста дней. Социалистически-марксистский кабинет министров родился в январе 2020-го после двух мучительных всеобщих выборов подряд.

Объективно это самое слабое правительство в сорокатрехлетней истории испанской демократии. Впервые с Гражданской войны 1936 года оно – коалиционное. К тому же избрано меньшинством депутатов – за всего 167 из 350. Тогда решающими стали 18 голосов воздержавшихся каталонских и баскских сепаратистов. В правительство вошли левые популисты из партии «Подемос» – новички в большой политике, без опыта управления страной. В обмен на поддержку сепаратисты потребовали первым делом создать двустороннюю комиссию Мадрид – Барселона по решению болезненных вопросов самоопределения Каталонии. Эта работа была приоритетной еще совсем недавно – в феврале.

Одним из самых активных участников этого круглого стола был министр здравоохранения, он ежедневно часами вел переговоры. По должности это не его вопрос, но у него хорошие личные связи с мятежными каталонскими националистами, и его перебросили с «неважного» дела национального здоровья на «важное» урегулирование в Каталонии. В то время когда вирус уже вовсю косил народ в Китае, испанский минздрав оставался фактически без руководителя. Испания вовремя не отреагировала на февральские предупреждения Всемирной организации здравоохранения, пропустила мимо ушей рекомендации Евросоюза. Не были закуплены в нужных количествах тесты, медицинский материал. Маски и халаты даже для врачей закончились уже в первые дни борьбы с вирусом.

Прогрессивные испанские СМИ, дружественные новому правительству, поначалу потешались над паникерами. Намекали, что китайцам – китайцево, а в Испании все спокойно. В результате ценный отрезок времени с 10 февраля по 10 марта был упущен властями. Еще одной объективной причиной проблем стала региональная раздробленность системы здравоохранения в Испании. По здешнему законодательству все лечебные учреждения находятся в ведении 17 автономий страны. В каждой свои правила, своя бюрократия, свой бюджет, а порой и свой язык, отличающийся от испанского. Закупками того же инвентаря ведают полторы дюжины региональных минздравов, которые не имели налаженного механизма координации.

Только с введением особого положения 12 марта контроль над ситуацией в медицине взяло на себя Министерство здравоохранения, и центр принятия решений перешел в Мадрид. Врачи вздохнули было с облегчением, но поздно – многие из них уже были заражены и стали выходить из строя, в том числе погибать от Covid-19. Повторимся, Испания – чемпион мира по инфицированному медицинскому персоналу как по абсолютной цифре, так и по процентному соотношению.

Из неподготовленности к эпидемии вытекает и другая проблема – недостоверная статистика. Из-за того что тестов на коронавирус было запасено крайне мало, в Испании проверяли только людей с явными симптомами. То есть тех, кто уже сам обращался к врачам. Понятное дело, что среди них процент позитивных проб был очень высоким. Если бы, как в Германии или Южной Корее, сотнями тысяч тестировали всех подозреваемых, вероятно, в подсчеты попало бы больше выздоровевших и переболевших в легкой форме. Тогда статистика цепочки «заражен – заболел – умер» не была бы такой удручающей.

Спустя неделю после начала карантина в Испании, по данным газеты El Pais, было проведено всего 30 тысяч проб. В Корее – 372 тысячи, в Германии – около 100 тысяч. Сведения о количестве сделанных тестов правительство Испании не публикует до сих пор. Быстрых тестов по-прежнему нет или не хватает, диагностировать переболевших и выработавших иммунитет тоже пока не получается. Зато не удалось скрыть от общества скандальную закупку некачественного материала для анализов. Мадридский Минздрав приобрел 600 тысяч наборов для тестирования у китайской компании, которая не имела лицензии на их производство. Выяснилось, что достоверность результата бракованных тестов была всего 30%. Товар вернули, но на замену получили тоже второсортный товар, с надежностью теперь уже 50%. Многие зараженные пациенты получали диагноз «здоров», и их жизнь подвергалась еще большей опасности.

Оппозиция пока дает возможность премьеру Педро Санчесу работать, не разжигая страсти. Но после окончания острой фазы борьбы с эпидемией эта и другие скандальные истории будут стоить карьеры высокопоставленным чиновникам, возможно, и министру здравоохранения. Пресса уже называет многих министров «любителями». Возможно, так оно и есть. Но и чаша, которую выпало испить разобщенному и неопытному правительству, – самая горькая за последние десятилетия. Телевизионные новости начинаются с гигантских титров – количества умерших и зараженных. Под тысячу смертей в день – такой катастрофы Испания давно не знала.

Еще один важный факт – власти стали бить тревогу утром 9 марта. Карантин объявили 11-го. А многочисленные феминистические демонстрации в Мадриде, Барселоне и других городах прошли вечером 8 марта. Десятки тысяч человек с большой вероятностью заразились в ходе этих акций. Две столицы Испании – самые проблемные районы заражения. Пик смертности в Мадриде пришелся на период 25–29 марта, то есть спустя две недели после Международного женского дня. Ровно срок инкубационного периода вируса.

Импровизируй

Декрет правительства Санчеса о полной остановке Испании вступил в силу утром понедельника 30 марта. До этого страна уже была на карантине, но по-прежнему работала промышленность и строительная отрасль. Вторая фаза карантина была введена в режиме секретной спецоперации. В четверг все партии обсудили в парламенте ситуацию, пришли к консенсусу насчет продления срока «особого положения», то есть карантина по всей стране. И разошлись до новой недели. Обсуждение прошло нелицеприятно, но оппозиция повела себя ответственно и поддержала правительственный план. Остановки индустрии в нем не значилось.

Но уже в субботу в вечерних новостях выступил премьер-министр и анонсировал всеобщий жесткий карантин с закрытием фабрик и стройплощадок. В воскресенье, после долгой подковерной схватки, кабинет министров принял декрет, который опубликовал в ночь на понедельник. По нему запрещалось выходить на работу прямо с этого же утра.

Ассоциации строителей, металлургов и промышленников застало врасплох постановление премьера. Такое же изумление высказали главы испанских автономий. Ни посоветоваться, ни предупредить никого из них не посчитали нужным. Но как было выключить плавильные печи? Когда законсервировать строительную технику и складировать материалы на длительное хранение? В итоге явочным порядком часть страны все-таки работала в понедельник, спешно завершая все, что можно. Каждый месяц простоя строительной индустрии стоит Испании около 1% ВВП.

Испанские власти объявили «оплачиваемый отпуск в карантине» до 13 апреля. По российской схеме – оплатить вынужденный простой должны сами компании, которые пострадали от этого скоропалительного решения. Увольнять сотрудников в Испании запретили отдельным декретом в пятницу вечером. Конфедерация предпринимателей, союз промышленников и другие профессиональные объединения воззвали к правительству. Просили оплатить за счет государства 75% расходов, освободить от части налогов на период карантина, обсудить другие варианты. Тщетно.

«Мы не уступим давлению», – ответили в правительстве. А далее состоялась удивительная пресс-конференция с двумя вице-премьерами – марксистом Иглесиасом и консерватором Кальвиньо. Они высказали разные позиции и анонсировали противоречащие друг другу меры. Во времена горбачевской перестройки так одновременно объявили свободу частного предпринимательства и борьбу с нетрудовыми доходами.

Напуганный испанский бизнес, который и раньше не доверял левому правительству, стал сокращать штат работников, массово проводя экспресс-увольнения. Итог – 900 тысяч новых безработных (из 18 миллионов работающих) в небывало короткий срок 19 дней. Анонсированные меры поддержки предпринимательства внешне выглядят неплохо, но являются половинчатыми. Особенно на фоне щедрости Германии и США. Обещанные Санчесом 20 млрд евро кредитов до реального сектора пока не дошли. Да и получить их можно только на поддержание ликвидности, чтобы оплатить те же зарплаты и налоги. Банки распределяют средства по собственному усмотрению, целевого финансирования нет.

Правительство тем временем продолжает действовать в стиле спецоперации, граничащей с наперсточничеством. Вот яркий пример. Отсрочка (а не списание) части налоговых платежей была объявлена 31 марта в 15:30, то есть через полтора часа после закрытия банков. В этот последний день месяца и квартала индивидуальные предприниматели как раз только что оплатили налоги, банки списали их со счетов автоматически.

Власти Испании находятся в явной растерянности. Они пытаются использовать международный опыт, но выходит как-то нескладно. Часть мер копируется с Италии, но с отставанием на неделю. Да и политика итальянского правительства в целом другая. А мера про оплачиваемый отпуск за счет компаний как будто заимствована у российского руководства. И тоже вызывает гнев испанского среднего класса.

Видя слабость центрального правительства, регионы начинают тянуть одеяло на себя. Мэрия Мадрида объявила о выплате 120 млн евро в виде поддержки малому бизнесу. Провинция Мурсия закрыла границы для туристов из других областей, Каталония самостоятельно закупает медтехнику.

Апрельские перспективы

Развитие ситуации в апреле зависит и от стихии вируса, и от действий властей. Очевидно, что карантин в Испании продлят как минимум до середины мая, возможны лишь частичные послабления по регионам и отраслям. Страна с трудом оправляется от шока, вызванного массовыми смертями и особенно новостями о них. Смогут ли СМИ как-то выйти из пике негатива? Сегодня цифры погибших от Covid-19 на первых полосах газет – как боевые сводки о потерях отступающей армии или падении курса рубля.

В первую неделю апреля появились оптимистичные новости, что реанимационные отделения испанских больниц больше не перегружены так, как неделю назад. Крупным планом показывают радостных медработников. Но правда в том, что свободнее в больницах стало не только из-за успешных действий врачей, но и по причине растущего количества смертей. Теперь перегружены уже мадридские морги. Только в домах престарелых скончалось четыре тысячи человек, это больше четверти от общего числа смертей от коронавируса в стране.

Вопрос в том, насколько обществу удастся привыкнуть к мысли, что жертвы неизбежны. И что спасать надо не только зараженных коронавирусом, но и экономику страны. Премьер Санчес недавно сказал, что между бизнесом и здоровьем людей он выбирает здоровье. Красивая фраза, но запаса прочности испанской экономике хватит ненадолго. Скоро уже перед народом Испании встанет выбор между выживанием от болезни и выживанием от бедности. А народ тут молчать не привык.

Автор: Петр Андрушевич, опубликовано в издании Центр Карнеги

http://argumentua.com/stati/ispaniya-s-trudom-opravlyaetsya-ot-shoka-vperedi-ispytanie-bednostyu


Об авторе
[-]

Автор: Дмитрий Поликарпов, Петр Андрушевич

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.04.2020. Просмотров: 37

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta