Почему «Аль-Каида» скорее жива, чем мертва

Содержание
[-]

Почему «Аль-Каида» скорее жива, чем мертва, несмотря на 12 лет войны с терроризмом

По мнению французского эксперта Алена Родье, боевики «Аль-Каиды» проникли в исламистские движения в Сирии. Как бы то ни было, «координатор» исламистов в стране не принадлежит к движению «Джабхат ан-Нусра», которое официально поддерживает связи с «Аль-Каидой».

Atlantico: «Аль-Каиде» удалось прочно закрепиться в стране и регионе, или же отсутствие прямого участия представителей ее руководства говорит о ее раздробленности и разобщенности? Возвращаемся ли мы в великую эпоху бин Ладена?

Ален Шуэ: Сначала нужно разобраться с тем, о чем мы говорим. Десять с лишним лет начатой администрацией Буша мировой «войны с терроризмом», присущая многим крупнейшим западным СМИ тенденция к упрощению и стремление к славе некоторых псевдоэкспертов очень сильно исказили понятие «Аль-Каида».

После терактов 11 сентября Америка захотела представить ударившую по ней «Аль-Каиду» как последнего, абсолютного и неизменного врага. В результате международные СМИ начали записывать любой акт политического насилия со стороны мусульман на счет этой легендарной организации. Как следствие, любому исламистскому активисту стало понятно, что если он хочет, чтобы его принимали всерьез, ему нужно встать под флаг этой организации. Правительства всех мусульманских стран в свою очередь поняли, что им достаточно прилепить ярлык «Аль-Каида» на оппозицию, чтобы спокойно устраивать репрессии против нее или даже получить в этом помощь Запада.

Поэтому сегодня у нас постоянно списывают на «Аль-Каиду» любые проявления насилия мусульманского мира и мусульманских сообществ, хотя обычно все весьма далеко от модели, стратегии и строения этой организации.

— Каково сегодня положение настоящей «Аль-Каиды»? Это большая и влиятельная организация? Грозит ли ей исчезновение, или же она наоборот набирает мощь?

— Организация «Аль-Каида» Аймана аз-Завахири и Усамы бин Ладена, на счету которой события 11 сентября 2001 года и множество других терактов, была уничтожена в операционном плане в 2002 году, а затем окончательно рассеяна в ходе западного наступления в Афганистане. Ее главные идеологические и операционные лидеры, в том числе и бин Ладен, были обречены на изоляцию и подполье, а позднее пакистанцы «продали» их американцам в обмен на отпущение грехов и щедрые дары.

Из этой организации, которая боролась с Западом, чтобы заставить его прекратить поддержку нечестивых и нелегитимных по ее мнению мусульманских режимов, к настоящему времени осталось всего несколько рассеянных и изолированных активистов. Это непреложный факт, хотя некоторые из них и активно занимаются пропагандой, вроде основателя журнала Inspire Анвара аль-Авлаки: его издание заняло одно из первых мест в интернет-созвездии салафитской пропаганды.

Разумеется, до сих пор на свободе остается и Айман аз-Завахири, настоящий египетский «брат-мусульманин», идеолог и голова организации. Сейчас у него нет никаких средств для активных действий, финансовых ресурсов и эффективных каналов передачи сообщений. Он обеспечивает свое политическое выживание, выпуская призывные директивы и предлагая ярлык своей легендарной организации тем, кто хочет примерить его на себя. Он стал кем-то вроде Макса Хавелара радикального исламизма. Он — символическая фигура, а не действующее лицо.

— От Мали до Ближнего Востока, от Сомали до Йемена — повсюду существует огромное множество групп, которые заявляют о своей принадлежности к «Аль-Каиде». Но есть ли у них связь с неким центральным командованием, или же они попросту присваивают себе ярлык «Аль-Каиды» без ее одобрения?

— Во всех упомянутых вами регионах исламистская агрессия не направлена против Запада в целом и США в частности. Максимум это происходит лишь неким косвенным образом, когда Запад вмешивается в ситуацию. Во всяком случае, здесь нет ничего общего с поставленными организацией бин Ладена задачами.

Эта агрессия, даже если на ней стоит ярлык «Аль-Каида», сосредоточена на проблематике местной или региональной власти и доступа к богатствам. В Йемене, Сирии, Ираке и Ливане она нацелена на свержение местных властей, которые не слишком благосклонны к суннитскому исламу. В Пакистане и Афганистане ее задача — позволить удержаться у власти или вернуть ее исламистским политическим силам. В Ливии и Алжире, а также в целом в Сахеле, а также в Нигерии и Сомали она стремится создать убежища и придать налет респектабельности преступной деятельности или пиратству, заполучить часть нефтяной ренты и пошатнуть позиции правительств, которые враждебно относятся к политическому исламизму.

Каждому из этих столкновений свойственна собственная проблематика, с которой не получится справиться, если считать, что за всем стоит одно течение и один исламистский лидер, который скрывается в племенной зоне Пакистана. Единственный общий момент в подобной агрессии заключается в том, что она отвечает интересам ваххабитских нефтяных монархий, Саудовской Аравии и Катара, которые теперь даже не скрывают, что поддерживают, финансируют и вооружают исламизм в некоторых странах. Именно они — настоящие заправилы исламистского насилия, которые лишь прикрываются обветшавшей ширмой «Аль-Каиды».

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Ален Шуэ

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.02.2014. Просмотров: 555

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta