Почем рубль на завтра? Эксперты предрекают разные сценарии развития ситуации в экономике России в 2015 году.

Содержание
[-]

Почем рубль на завтра? Прогнозы развития российской экономики в 2015 году

Эксперты предрекают разные сценарии развития ситуации в экономике России и регионов в 2015 году.

Самое яркое событие 2014-й год припас для России напоследок — стремительное падение рубля, ценники в у.е., ажиотажный спрос на электронику и другие импортные товары из категории люкс, крах рынка ипотеки, снижение цен на жилье. Что ожидает нас в наступающем году? Что на резкость падения рубля оказала влияние паника и спекулятивная игра, как о том говорят власти, сомнений нет. Но как велико влияние этих факторов и каков экономически обоснованный курс рубля? Быть может, валютный коридор неизбежен? И что еще важнее: каковы главные проблемы экономики-2015?

Своим прогнозом с "Огоньком" поделились профессор Высшей школы экономики, президент Института современного развития и Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс, его коллега по НИУ ВШЭ директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев и губернатор Тульской области Владимир Груздев.

На мой взгляд, болезненнее всего для россиян окажутся скачки цен и резкое снижение жизненного уровня. Говоря прямо, обнищание народа. Мы уже и отвыкли от этого термина начала 90-х годов. К сожалению, все, что происходит сейчас с курсом рубля,— только начало. Россия входит в новый год с 10-процентной инфляцией, но инфляционный процесс на подъеме, он ускоряется. По самой оптимистичной оценке, за 2015 год он разгонится до 12-14 процентов. К чему это приведет? Инфляция — это прежде всего рост цен, у которого есть свои причины. Первая из них — падение курса рубля. Оно продолжится. Может, кто-то из экономистов и считает, что оно достигло дна и рубль будет расти, но я к ним не отношусь. С чего рублю расти? Сланцевая революция в США увенчалась успехом, Россия ее "проспала", не подготовившись к последствиям структурных изменений на мировом рынке энергоносителей. И в будущем году ждать существенного роста цен на нефть не приходится. Я не верю в то, что ее стоимость опустится до 30-40 долларов за баррель, но и до 100 долларов не поднимется. Думаю, она замрет на отметке около 50 долларов за баррель. Еще один фактор, влияющий на рубль,— слабость экономики. Наконец-то и Минэкономразвития официально признало, что в России рецессия. А раз так, то экономика слабеет, и рубль просто не может не реагировать на это, не может остановиться в падении. Не стоит забывать и о санкциях, которые вряд ли будут отменены в 2015 году, и об антисанкциях, которые тоже вносят свою лепту, по меньшей мере, в рост цен на импортные товары. А ведь есть еще и политика Федеральной резервной системы (ФРС) США: этой осенью в Штатах прекратили стимулировать экономику — доллар сразу пошел вверх, что ускорило падение цен на нефть и, соответственно, рубля. А летом 2015 года ФРС поднимет основные ставки, что сделает доллар еще дороже. Вывод, думаю, очевиден.

И это, кстати, не все факторы, влияющие на инфляцию. Есть, например, цена на бензин: она вырастет из-за налогового маневра. А между тем цена на бензин как составляющая транспортных расходов влияет на конечную цену почти любого товара. А как быть с играми власти с замораживанием тарифов естественных монополий? С 2015 года эти тарифы будут разморожены, и те же тарифы на грузовые железнодорожные перевозки вырастут на 10 процентов.

Сдержать инфляцию силами Центробанка, ограничив эмиссию или подняв ставку кредитов, нереально. Как говорится, против лома нет приема, если нет другого лома, а у ЦБ в лучшем случае финансовая "фомка".

И как в этой ситуации власть будет наполнять бюджет? Ответ: за счет дальнейшего обесценивания рубля. При ползущем курсе пополнить бюджеты всех уровней можно, но это уже будут другие по качеству деньги. Но и с ними у россиян будут проблемы: с 1 января повысятся налоги, отчисления и сборы. Да, президент пообещал заморозить налоги на 4 года, но сначала их повысят. А это значит, что экономика еще больше съежится. На Западе в кризис принято делать обратное — снижать налоги. Но у нас свой путь... Кстати, почему мораторий лишь на 4 года? У нас вообще много странного. Например, власти сами заявили, что курс рубля не так важен и куда больше их беспокоит та же инфляция. Так и тянет спросить: это как? Никого не огорчит 100 рублей за доллар? Или в правительстве свято убеждены, что при таком курсе цены замрут?.. То-то и обидно, что нынешний кризис — рукотворный. Все имеющиеся проблемы не были неизбежными, как в 2008 году, когда весь мир разбирался с финансами. Они не были и следствием развала системы, как в начале 90-х. Нынешний кризис — следствие неграмотных расчетов, отсутствия экономической подготовки к переменам на энергетическом рынке, конфронтации с Западом, увенчавшейся режимом санкций и исчезновением западных кредитов для российской экономики. И, что самое обидное,— это только начало, удар о дно придется на 2016-2017 годы.

Самым сложным в будущем году окажется удержание курса рубля. Не в последнюю очередь потому, что экономическая активность в стране подавлена. А для исправления ситуации в условиях санкций и, как следствие, трудностей с получением оборотных средств, только бизнес мог бы дать нужную экономическую опору. А что на деле? Число инициатив властей любого уровня, направленных против предпринимателей как таковых, не сокращается, а растет. Случай с Владимиром Евтушенковым — громкий, он на слуху, но ведь аналогичных историй с бизнесменами уровня "пониже" полным-полно, только они малоизвестны.

А между тем власти в будущем году должны будут справиться с задачей собираемости бюджетных доходов. Если им этого сделать не удастся, под вопросом окажется выполнение социальных обязательств — по зарплатам медиков, учителей, по пенсиям и пособиям и т.д. Нефть падает в цене, и на будущий год тенденций к ее росту нет. По крайней мере, аналитики ее не видят. Россия уже потеряла четверть бюджета на снижении нефтяных цен. И выходит, что выпадающие нефтяные доходы бюджета покрыть нечем в ситуации сворачивания бизнес-инициативы. Бизнес находится в состоянии, когда инвестировать опасно, не инвестировать — риск потерять все, хеджировать риски сложно.

Закон о деофшоризации — дело серьезное: согласно ему все капиталы должны вернуться в страну и если этого сделано не будет, провинившиеся будут наказаны. Обмен финансовыми сведениями внутри "двадцатки" налажен хорошо, и в этом смысле от возврата капиталов будет трудно уклониться, если, конечно, компания намерена продолжать работать в России. Но что до обещанной президентом амнистии, то ее условия пока не ясны и нигде не прописаны. У бизнесменов много вопросов: всех ли капиталов она касается или будут исключения? Что будет с состояниями чиновников? Важны детали, а их нет. Но даже при объявлении самой широкой амнистии вернутся не все и не все. Ведь многие работают на Западе легально — Мордашов, Лисин, Потанин: они приобрели зарубежные активы с соблюдением всех правил, давно заплатили налоги (вопрос лишь в величине последних в сравнении с российским уровнем). Этим господам просто нечего возвращать, строго говоря. И даже если затянуть в Россию центры распределения прибыли, больших доходов казне это не принесет. Парадокс, но Путин объявил, что после того, как компания "доплатит" налоги, государство более не поинтересуется, где она будет держать свои деньги. Выходит, что их можно оставить на Западе и капиталы не вернутся в российскую экономику?

В будущем году власти направят все силы на удержание инфляции. И теоретически у них есть шансы добиться своего: глава ЦБ Эльвира Набиуллина может провести реальное таргетирование инфляции. Она вправе объявить, что напечатает такие-то объемы рублей, которые соответствуют такому-то уровню ВВП. Но в этом случае придется сокращать расходы бюджета и отказывать в просьбах на увеличение финансирования даже тем, кто не привык к таким отказам. Удержать инфляцию на уровне 4 процента в год — это значит максимально снизить расходы и почти не включать печатный станок. Это такая жесткая фискально-денежная дисциплина, на которую Центробанк может решиться только при условии, что Кремль возьмет на себя все политические риски и защиту руководства ЦБ. Мне даже сложно представить, с какими словами будут заходить в высшие кабинеты господа Чемезов, Якунин и другие. Хочу напомнить, что Российский союз промышленников и предпринимателей предлагал президенту ввести мораторий на новые налоги на ближайшие 3-5 лет. Если Путин сдержит слово, данное Федеральному собранию, есть шанс на то, что российская экономика получит хотя бы минимальный толчок к развитию. Но удастся ли власти сдержаться и не увеличивать поборы? Не исключено, что тот же президент попросит дополнительные средства для нужд обороны и безопасности, например на новую систему вооружений... Силуанов не сможет ему отказать. Откуда ему тогда взять деньги, если нефть падает в цене? Только с населения!

А шансов на то, что Кремль будет действовать в режиме жесткой экономии и сокращать расходы, немного. А значит, и вопрос о дальнейшем падении курса рубля остается актуальным. Кто-то из экономистов считает, что дно уже достигнуто и дальше рубль будет только укрепляться, все риски уже учтены. Лично я не умею считать рисковую маржу, но если цена на нефть будет и дальше падать, то рубль неизбежно будет опускаться по отношению к доллару и евро. Словом, в 2015 году экономика вступает в сумрачный период с большим количеством рисков. И пока мы не видим разрешения главного из них — политического, который и явился спусковым крючком для всего остального.

В нашей с вами жизни этот кризис не первый, и понимание того, что надо делать, есть. Собственно, мы уже и начали, сократив заимствования. Говорю об этом, например, потому что имеющийся у Тульской области дефицит в 6,5 млрд рублей до новогодних праздников будет сокращен до 2,5 млрд, так как занимать под 20 процентов годовых — ошибка.

На сегодня долг области 16,5 млрд рублей. При этом 10 процентов этой суммы — бюджетные кредиты, а 90 процентов — займы банков и рублевые облигации. Долларовых займов и облигаций мы в отличие от других регионов не делали. Тульская область — дефицитный и дотационный регион, как и большинство субъектов РФ. И чтобы в будущем году остаться на плаву, региональный бюджет пришлось сократить на 3 процента по сравнению с нынешним. Он получился весьма консервативным и по доходам, и по расходам. Как показала практика, такой подход оправдан в условиях возникшей паники и спекуляций на валютном рынке. Конечно, таких цифр по курсам доллара и евро не ждал никто. По крайней мере, в декабре. По моим расчетам, такое падение могло случиться к февралю-марту, да и то постепенно. Убежден, что реальный курс на сегодняшний день — 60 рублей за доллар и 75 рублей за евро. И такое соотношение устраивает и производителей, и импортеров. Хотя понятно, что ставший вдвое дешевле рубль не идет на пользу экономике, провоцируя рост цен, а как следствие — и инфляцию. Подъем цен и не растущие зарплаты — это путь к обнищанию населения, которое уже свершившийся факт. Выправлять этот тренд мы и будем в следующем году. Экономика вполне может развиваться и при высоких цифрах валютного курса — страшно не само число, а его резкие скачки. Именно они и приводят к панике.

Следующий год в принципе будет сложный. Лично для меня как для губернатора появляется еще одна проблема — возможная отмена чернобыльских льгот. Под эту меру, если правительство ее одобрит, подпадает 190 тысяч туляков. Сегодня приходится обивать пороги в Москве, уговаривая оставить все как есть.

Основной источник доходов регионального бюджета — налоги. И надо сказать, что доходы области за последние три года выросли на 52 процента, включая и нынешний кризисный год. Нефтью и газом мы не богаты, зато есть производство — ВПК, машиностроение, химический комплекс, сельское хозяйство, торговля, а самое главное — трудолюбивые люди.

Три года назад, когда я был назначен губернатором, в Туле не было ни одного "Макдоналдса" (понимаю, как такое сравнение звучит непатриотично), а сейчас их три. Примечательно, что маркетологи этой компании считают не только покупательную способность, но и атмосферу в целом. По валовому региональному продукту за последние три года мы также выросли на 38 процентов.

Секрет прост: надо работать и не кошмарить бизнес. При такой постановке вопроса и в 2015-м у нас есть все шансы прирасти и в цифрах, и в товарах. Хотя бы путем создания технопарков за счет госсредств. Пусть в них приходит бизнес, ему это выгодно. Основные затраты на стартап тут будут копеечными, включая покупку земли. Меня же как губернатора интересуют рабочие места и налоги. Не исключено, что производства, которые там будут запущены, через год-три заменят импорт, а тем, кто сейчас уйдет с рынка, будет нужно начинать все с начала.

Еще одна цель — формирование среднего класса. Это можно сделать только путем развития малого и среднего предпринимательства (МСП). Добиться этого не просто: число МСП за последние годы сократилось и так, а тут еще девальвация рубля ускорила процесс. Но, если федеральная власть выполнит обещанное и появятся двухлетние налоговые каникулы для МСП, можно будет рассчитывать на создание десятков тысяч малых бизнесов, объединяющихся в своего рода холдинги. Как у Boeing, в состав которого входит 40 тысяч МСП. На Госсовете по развитию МСП, подготовку которого я курирую, просить денег из федеральной казны мы не будем: все, что нужно бизнесу в будущем году для развития,— чтобы не мешали и не изводили бы проверками.

К слову, 2015 год хоть и назван Годом литературы, но на самом деле он может стать "годом внимания к бизнесу". Мы в Тульской области намерены поддержать не только МСП, но и крупный бизнес. Основа областной экономики — оборонная промышленность. Это хорошо, что она обеспечена заказами до 2020 года, и не только российскими, но и иностранными. К примеру, специалисты КБП полностью загружены производством зенитно-ракетных комплексов "Панцирь", а "Сплав" — системами залпового огня. Но приоритет на будущий год — импортозамещение в станкостроении (создается новое инструментальное производство на базе "Туламашзавода"). До 2020 года должна произойти модернизация "оборонки" (на это направлены уже 6 трлн рублей), и для нас важно обеспечить локализацию станкостроения в нашем регионе, понимая, что курсовые риски могут создать трудности для предприятий, находящихся в стадии модернизации (Щекиноазот, Тулачермет и др.). Здесь важна своевременная господдержка, и я намерен лоббировать интересы этих предприятий на федеральном уровне. Я сторонник того, чтобы государство не являлось участником бизнес-процесса, а лишь создавало для него условия. Чем мы и занимаемся.

Оригинал

 


Об авторе
[-]

Автор: Светлана Сухова

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.12.2014. Просмотров: 251

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta