Победа Владимира Зеленского на выборах президента Украины в интерьере Хьюстонского проекта

Содержание
[-]

Инициатива на Украине из Берлина и Парижа уплывает в Вашингтон?

Итак, то, во что до последнего многие, в том числе эксперты, отказывались верить, произошло. Владимир Зеленский не просто выиграл второй тур президентских выборов, а сделал это с таким «треском», что снял последние сомнения в серьёзности своего электорального проекта.

Подводить итоги этих выборов с точки зрения политической перспективы, разумеется, рано. Но по первому впечатлению, победа Зеленского для России не упрощает, а осложняет и, к тому же, запутывает ситуацию. С одной стороны, разумеется, хуже, чем при Петре Порошенко уже не будет, если, конечно, не иметь в виду возможности обострения вооруженного противостояния в Донбассе или прямой военной конфронтации с Россией.

С другой стороны, не всё так просто и с Зеленским. Давно и не нами, на основе анализа многих политических сенсаций, сказано, что внезапное появление на Олимпе фигур с явными признаками пресловутой внесистемности, как правило, является проектом. Каким?

Со времен Отто фон Бисмарка, то есть еще с XIX века, в Германии очень пристально присматривались к юго-западной части Российской империи, рассматривая её как потенциально немецкую сферу влияния. И если сам Бисмарк не вышел за рамки предложения выделить из России и поссорить с ней Украину, оказав ей поддержку Запада, то его последователи двинулись куда дальше. Смысл германского интереса к событиям 2013−2014 годов на майдане заключался в попытке протолкнуть план, не получившийся еще у Виктора Ющенко.

А именно: превратить Киев в альтернативный Москве центр консолидации постсоветского пространства. И как минимум собрать вокруг него антироссийский «санитарный кордон», а как максимум — провозгласить новую «Киевскую Русь 2.0» и заключить с ней «европейский пакт», включив в нее далеко не только российские Юг и Черноземье. Не случайно, что не принявший майдана националистический идеолог Дмитро Корчинский, разрабатывавший именно этот круг идей на платформе движения и партии «Братство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которого многие ошибочно считают маргиналом, был вхож во многие высокие кабинеты украинского политикума.

Имеются серьёзные основания полагать, что с приходом к власти Зеленского этот немецкий проект переоформляется уже под американским началом и с соответствующей спецификой. Не случайно первым Зеленского поздравил Дональд Трамп. В отличие от немцев, англосаксы намерены довести фрагментацию постсоветского пространства до конца, который обозначен Хьюстонским проектом (конец 90-х — начало 2000-х гг.), предлагающим «не считать Российскую Федерацию чем-то единым, чем она или уже не является, или перестанет быть в обозримом будущем». И проводить «разную политику в отношении различных ее частей».

Это — заявка не на альянс, а на колониальное подчинение и полное переформатирование. Что же касается Украины, то Хьюстонский проект, разработанный в недрах одного из ключевых американских think tanks — Института проблем сложности в Санта-Фе (штат Нью-Мексико), рисовал ей перспективу раздела по Днепру, в результате которого Левобережье отводилось российскому «протекторату», а Правобережье, включая историческую часть Киева, — украинскому.

Понимание того, что инициатива на Украине в условиях пассивности Москвы перехвачена у Европы американцами как минимум приводит к выводу об исчерпанности нормандского формата, что подрывает ещё и Минские соглашения. Каким будет новый «формат» — большой и неясный вопрос. Особенно в условиях, когда определенные круги в США — этому всё больше свидетельств — взяли курс на подготовку «большой войны», в которой, как обычно, сами участвовать не планируют, но собираются стоять за спиной, поливая огонь даже не маслом, а бензином.

В связи с этим в последнее время стали много говорить о 2025 годе как о потенциально угрожаемом периоде. Напомним, что весной 2024 года и в России, и на Украине с интервалом в месяц пройдут следующие президентские выборы. Ни Владимир Путин, ни Владимир Зеленский, по их собственным заявлениям, в них участвовать не будут. Из этого следует, что в этой «мутной воде» кое-кто намерен «половить рыбу» таким образом, чтобы именно к 2025 году, пользуясь не устоявшимся еще положением тех и других властей, вывести ситуацию на пик «большого», хотя и локального кризиса.

Второе, что важно, если говорить о перспективах Зеленского во власти. У нового украинского президента нет команды, и взять её ему неоткуда. Это означает, что команду ему подберут готовую, и не исключено, что ее состав окажется результатом компромисса определенных элитных групп, собранных вокруг олигархов Игоря Коломойского и Дмитрия Фирташа. У обоих с Порошенко свои давние счеты. Скажут, что Коломойский — это persona non grata в США, куда ему закрыли въезд. Это с одной стороны.

С другой же, Коломойский тесно связан с определенными элитными кругами в Израиле. И по итогам недавних выборов в этой стране укрепилась связка Биньямина Нетаньяху с Дональдом Трампом, и без того прочная даже на семейном уровне. И не будем забывать о «дублирующем» проекте «запасного Израиля», на центр которого до 2014 года определенные силы на Украине «номинировали» Крым, а после него эта потенциальная роль перешла к Днепропетровску — вотчине Коломойского.

В-третьих, Украина — парламентско-президентская республика, и после инаугурации Зеленского правительство, скорее всего, окажется техническим, временным. Если новый президент сразу же не распустит Раду, чтобы не терять времени. По итогам парламентских выборов, которые, если «в штатном режиме», то должны пройти осенью, очень велика вероятность фиаско националистов. Поэтому нельзя сбрасывать со счетов такие фигуры, как Юлия Тимошенко — она не случайно не стала оспаривать результаты первого тура и «поднимать общественность», а скорее всего, приберегла неожиданные ходы как раз на парламентскую кампанию.

Намного дальше на шкале убывания вероятности стоят фигуры Арсена Авакова — он курирует националистические формирования, и если соответствующие партии проиграют выборы, то окажется «не в тренде». И самого Порошенко, который уже пообещал снова броситься в горнило предвыборной борьбы.

Набранные в первом туре 15% ему помогут только в том случае, если новый президент по горячим следам не устроит расследование некоторых коррупционных аспектов «государственной деятельности» предшественника. В противном же случае может всплыть много такого, что вычеркнет покидающего свой пост президента из любой электоральной обоймы. И в этой связи самое время напомнить о внутриполитических связях Тимошенко с Коломойским, а также о внешних — с американскими республиканцами.

Ну и, наконец, новый президент Украины — это для России новая ситуация и новая динамика: закрыть глаза на три четверти голосов за Зеленского так, как можно было не считаться с Порошенко в преддверие его провала, не получится. Отыгран вариант и с непризнанием выборов, особенно после того, как Зеленского поздравили все западные лидеры. В России Кремль пока взял паузу, заявив о «преждевременности поздравлений», несмотря на «уважение выбора украинцев», тем более «настолько очевидного». Но инициативу в формировании «украинской повестки» пытается перехватить Дмитрий Медведев, уже заявивший о «возможности улучшения отношений».

И поскольку сам характер транзита власти на Украине говорит в пользу внешнего управления этим процессом, отметим, что силы, которые им занимаются, несомненно, намерены позиционировать Зеленского как сильного лидера. Но его переговорные позиции, в особенности с Россией, если такой диалог начнется, будут формироваться не в опереточной партии «Слуга народа» и не в «Студии 95-го квартала», а во внешних концептуальных центрах.

Невооруженным глазом видно, что Зеленского противопоставляют не только российскому, но и белорусскому лидерам как «новое» — «старому», наделяя для этого серьёзным внешним ресурсом. Если максимально конкретно, то дальнейшие противоречия внутри российской элиты могут иметь своими последствиями утверждение Киева в качестве того самого альтернативного центра, который продвигался немцами. По крайней мере на первом этапе реализуемого сценария.

На что нацелены американские концептуальные центры на следующем этапе? Уже приходилось давать ссылку на материал, обнародованный в конце прошлого года агентством Stratfor, поместившим «карту России», как они её видят к 2030 году, после распада нашей страны. Желающий — да посмотрит его сам, не будем уточнять «спутанный поток» американского спецслужбистского сознания, тем более, что такие карты после распада СССР появляются с периодичностью в пять-десять лет.

Показательно, однако, мнение такого информированного эксперта, как Евгений Сатановский, который совсем недавно связал эти две даты — 2025 и 2030 годы — и обратил внимание российских властей и общественности, что здесь, скорее всего, подразумеваются как раз предполагаемые Западом итоги «большой войны», которую США постараются вести против России руками коалиции, сколоченной по образцу ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Поэтому представляется, что «проект Хьюстон» с разделом Украины по Днепру — это предлог для выхода на этот стратегический рубеж сил НАТО. Если не физически, то фактически.

Возможен ли с этими внешними концептуальными центрами компромисс? Нет, он невозможен, ибо целью стратегии этих центров является уничтожение России. «Хьюстон» по Днепру — это вариант нового пакта Молотова-Риббентропа, только с позиций не приобретения, как тогда, а потери, хотя и с отсрочкой военной конфронтации на пару-тройку лет. Возможно ли уравновесить эти центры, затормозив Хьюстонский проект? Да, возможно, это вопрос прочности российско-китайского союза, противостоящего США с негласной опорой на определенные европейские центры, смотрим итоги недавних визитов в Европу Си Цзиньпина и Ли Кэцяна. Такой союз Москвы и Пекина — это почти гарантия статус-кво, но ровно до тех пор, пока в политической системе США сохраняют позиции демократы-глобалисты, олицетворяемые связкой Джорджа Сороса с Хиллари Клинтон и собравшимся на выборы вместо нее Джозефом Байденом.

И до тех пор, пока в Европе доминирует «широкий» право-левый альянс с участием либералов, консерваторов, социалистов и «зеленых». Но в США новая президентская кампания стартует уже в конце года, а в ЕС к этому времени вообще появится новый Европарламент, где ожидается серьёзное расширение представительства правых сил. Как видим, российско-украинские отношения, к сожалению, давно перестали быть «внутренним» делом постсоветского пространства, а вписаны в систему глобальных раскладов.

Что можно этому противопоставить, чтобы избежать углубления этой внешней зависимости? Только опережающую интеграцию постсоветского пространства. Или мы — или нас, третьего не дано. Наступает время «игры с нулевой суммой» или, выражаясь терминологией XIX века, «Большой Игры», как бы российские элиты от неё все эти годы ни открещивались. И что-то подсказывает, что экономическая интеграция, предусмотренная проектом ЕАЭС, — настолько же необходимое, насколько и недостаточное условие подлинного «вставания с колен».

Автор: Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/2617163.html

***

Комментарий: Второе дно проекта «Зеленский».

Украина является полигоном США для обкатки новых технологий дестабилизации внешних границ России

Итак, Зеленский — новый президент Украины. Впрочем, результат был предсказуем сразу, как только его кандидатуру выдвинули официально. Как сейчас стало известно после подсчета 100% бюллетеней, на сей счет я даже выиграл пари.

Единственное, что не поддавалось прогнозированию, это парадоксально высокая (до 90%) электоральная поддержка Восточной Украины человека в 2014—2015 годах прямо на камеру во время гастролей в зоне АТО предлагавшего «мочить ватников». Но тут уж сказывается специфика местного менталитета, о которой можно будет поговорить как-нибудь отдельно. Сейчас речь совершенно о другом.

В очередной раз наглядно подтверждается вывод об использовании американцами Украины в качестве полигона для обкатки новых технологий глобальной наступательной войны в условиях сохраняющегося ядерного сдерживания. И это вовсе не преувеличение.

Вот был такой себе постсоветский осколок великой империи в зоне безраздельного российского геополитического влияния. Вздумай НАТО забрать его военной силой, русские бы без малейших сомнений показали, как выглядит мать Кузьмы. И горели бы новейшие леопарды в украинских степях точно так же, как до того пылали панцеры одного бесноватого ефрейтора. Дело легко могло дойти и до взаимного предъявления стратегических ядренбатонов.

А так целая страна сменила геополитическую ориентацию, зона американского влияния сдвинулась на 900 километров на восток, русских местами публично сожгли, Донбасс перепахивали батальонными тактическими группами и системами залпового огня вкупе с ОТР «Точка», а Россия ничего. В том смысле, что никаких десантов ВДВ на Киев или танковых клиньев к Раве-Русской.

Нет, конечно, надо признать, проект в целом у американцев, конечно, провалился. Столкнувшись с чудовищностью происходящего по соседству, русский медведь был обязан немедленно вмешаться и Украину оккупировать. Автоматически попав в заботливо расставленный серьезный капкан, прямо предполагавший дальнейший перенос майданной заразы на территорию России со всеми вытекающими фатальными последствиями. Лишь благодаря тому, что Москва на эту войну не явилась, комика в президенты сейчас выбрали в Киеве, а не в Москве.

И это вовсе не шутка. Сейчас мы наблюдаем результат полевых испытаний еще одного нового тактического приема современной войны. Как показали итоги обкатки на украинцах — весьма многообещающего. На России он, увы, вероятнее всего, не сработает, слишком поздно, а вот для постсоветской периферии имеет достаточно много шансов на успех.

Почему украинцы выбрали не старого зубра — «женщину с косой», не кого-то другого из 44 прочих кандидатов (всего была подана 91 заявка), почему подавляющее большинство голосов получил обыкновенный актер? Параллели с Рональдом Рейганом проводить не стоит. Он хоть и выходец из кинематографа, однако до инаугурации в должности американского президента (1981−1989) он занимался политикой еще с 1960-го, а с 1967 по 1975 год даже был губернатором Калифорнии. Тогда как нынешний получатель гетманской булавы в местной политике не отмечался вообще никогда. Но именно это и сыграло ключевую роль.

Какую постсоветскую страну ни возьми, практически везде политические элиты прямо обмишурились. С момента распада СССР прошло больше четверти века, а обещанные молочные реки с кисельными берегами по сей день не достигнуты. Если первые 5−10 лет политики еще могли как-то списывать неудачи на тяжелое советское наследие, то потом каждая следующая итерация демократических победителей оказывалась не лучше, а то прямо хуже предыдущей.

А самое главное, общая картина сложилась схожей как в европейской Молдавии, так и в среднеазиатских Туркмении, Таджикистане, и даже в кавказских Грузии с Арменией. Что еще важнее, апробированная схема выглядит годной как для государств с широкой демократией, так и для республик, относимых Западом к однозначным диктатурам, вроде той же Беларуси.

Во всех случаях наблюдается одинаковый эффект — массовое недовольство граждан результатами в плане падения уровня жизни. Десятилетиями подогреваемые извне маргинальные протестные движения приучили аудиторию к мысли о принципиальной несправедливости устройства современного государства как такового.

Будучи захваченным крупным корпоративным капиталом, оно через механизм политических партий простому человеку ничего хорошего дать не может. Какого политика ни возьми, непременно всплывают связи с какими-нибудь олигархами, коррупция и участие в тех или иных «схемах», как правило, связанных с дележом государственных, следовательно, народных денег.

Дальше эксплуатируются предельно выхолощенные фетиши механизма демократии. Нормальные развитые страны успешны якобы по причине сменяемости власти, тогда как тут захватившие ее узурпаторы правят по два и более десятка лет. Ющенко с 1993 по 1999 год был председателем Национального банка Украины. Потом до 2001-го — премьер-министр, а с 2005-го по 2010-й — вообще президент Украины. При нем что-то стало лучше? Или вот Александр Лукашенко находится у власти пятый президентский срок подряд, с 1994 года. А по «пиццот» зарплаты все никак не получается достигнуть.

Значит что? Нужно менять! Безоговорочно. Но ни в коем случае не на политиков. Им веры нет. Нужны не просто новые лица, нужны в первую очередь «простые парни из народа». Вот это вот «из народа» и преподносится в качестве автоматической волшебной палочки. Мол, только такой человек не замазан участием «в схемах», не имеет связей с олигархами, значит, будет управлять государством исключительно по совести и только ради народного блага. Конечно же, успешно, ибо как же еще!

Полагаю, объяснять, где и в чем тут заключается обман, умным людям надобности нет. Они, как и грамотные военные, понимают — приказ отдать можно абсолютно любой, другое дело — кто и как станет его исполнять. Если кто забыл, в руках ГКЧП находилось достаточно много как политической власти, так и прямой военной силы, от армии до спецслужб. Но озвученные путчистами распоряжения абсолютное большинство исполнителей попросту проигнорировали, и уже к концу вторых суток даже дворникам стало понятно — переворот провалился.

Победа Зеленского лишь снаружи выглядит успешной реализацией всеобщей народной мечты о наступлении новой жизни «ну теперь-то точно». В действительности, не имея своего кадрового резерва, да и толком программы, он неизбежно окажется вынужден опираться на ту же самую административную систему, ради слома которой он в президенты и подался. Потому что кто-то все равно должен будет председательствовать в судах, руководить министерствами и возглавлять местные администрации.

Как говорится, рубль за сто, через полгода реформ на постах останутся те же люди, максимум их нынешние ближайшие замы. Как верно отмечено в обзоре издания «Взгляд»: смена президентов не приводит к смене олигархов — перераспределяются их доли в ООО «Украина», но не более того.

Однако главное заключается в другом. Апробированная технология предназначена вовсе не для улучшения жизни людей, ее задача заключается в критичном выхолащивании самого института государственной власти как такового. Сложно бороться с оппонентом, главное преимущество которого с самого начала заключается в «потому что он не вы».

Кто смотрел знаменитые дебаты на стадионе, мог заметить, сколько смешны и бесполезны оказались попытки Порошенко указывать оппоненту на отсутствие административного опыта, политических связей и даже уклонение от военкоматовских повесток. В обычном случае и трети перечисленного для утопить противника хватило бы с головой. Тогда как аудитория Зеленского легко крыла все козыри простым «ну и что»! Он из народа — это главное, он вне системы — за то и люб. Точка.

Чем его правление обернется для Украины? Углублением распада страны и ростом хаоса. Гражданам от этого станет только плохо, но американцам наоборот хорошо. Чем больше стран поверят в сказку, что Зеленский действительно служит успешным положительным примером смены власти в интересах простого народа, в том числе в России, тем шире окажется полоса хаоса по периметру российских границ.

На вашингтонский взгляд, хаос — это, безусловно, хорошо. Это беженцы, нагружающие социальные службы России. Ибо, а куда еще им от хаоса бежать? В Европу? А она их примет? Хаос чудесно стимулирует рост преступности. Местами откровенно смешной. На днях белорусские пограничники задержали колонну контрабандистов, пытавшихся на запряженных лошадьми телегах лесными тропами ввезти в Белоруссию груз сала.

Еще лучше он выполняет функцию питательной среды для радикализма любого рода. Опять же в СМИ он смотрится восхитительно. Вспомним слезные репортажи Белых касок из Сирии. Кто не выполняет условия Минских соглашений? Украина. А санкции за это налагаются на кого? На Россию. Очень удобно.

Так и здесь. Со своими задачами не справляются собственные местные элиты, а вину мировая общественность сможет возлагать на Москву. Тоталитарный Мордор бессердечно игнорирует страдания братского народа. Ату-его, ату, наказать, еще больше наказать. Глядишь еще для каких-нибудь новых санкций основания появятся.

Или, что еще лучше, для введения гуманитарных воинских контингентов. Как в Югославии. Сначала сами разбомбили, вызвали хаос, резню, национальный геноцид, а потом торжественно напялили голубые каски, написали KFOR на бронетехнике и с гордым видом катаются по местным дорогам, якобы поддерживая мир. Только Югославия это далеко, а обосноваться по той же схеме в Сумах, в Харькове, в Мариуполе — это совсем другое.

Впрочем, Украина сегодня является территорией отработанной. Что русские ее оккупировать не станут — уже понятно. Как и то, что она не в состоянии сама устроить вторжение в Россию. Пусть даже крошечное. А вот попробовать тряхнуть, скажем, Белоруссию — дело совершенно другое. Русский медведь может не удержаться от соблазна туда войти ради спасения страны. Минск это вам не Киев, это союзник по ОДКБ и составная часть Союзного государства. Из него может получиться просто шикарный капкан для Москвы.

И удочки уже забрасываются. Пока шел подсчет голосов и Зеленский еще оставался просто рядовым гражданином, он успел заявить на видеокамеры: «Пока я еще не президент, могу сказать как гражданин Украины всем странам бывшего Советского Союза: «Посмотрите на нас. Все возможно».

Намек более чем прозрачный. На Украине у них получилось. А Запад всегда отличался стремлением удачные решения распространять максимально широко. Так что со стороны свободной демократической прессы и либеральной общественности в ближайшее время стоит ожидать волну попыток эту идею всячески развить. Пока между Россией и Западом, в частности, Европой, сохраняется полоса «ничейной» земли, Вашингтон продолжит пытаться ее отжать себе или обрушить в хаос. А вы как думали? Геополитическая война далеко не закончена.

Автор: Александр Запольскис

https://regnum.ru/news/polit/2619497.html


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Павленко, Александр Запольскис

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.05.2019. Просмотров: 68

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta