Победа Хиллари Клинтон на выборах в США может стать началом масштабного кризиса

Содержание
[-]

«Идет смена политического кода страны»: каким президентом будет Хиллари Клинтон

До выборов президента США 8 ноября — неделя. Словом, пора подводить итоги кампании, которая выявила глубинные перемены в политической системе, а заодно оценить, как эти перемены скажутся на развитии США в ближайшие четыре года.

"Огонек" попросил сделать это главного научного сотрудника Института США и Канады РАН Владимира Васильева.

"Огонек":Владимир Сергеевич, что бы вы назвали главным уроком нынешней кампании?

Владимир Васильев: — США отходят от 200-летней практики руководства страной белыми англосаксонскими протестантами, и это становится очевидно. Если избрание Барака Обамы еще можно было счесть "случайностью", то избрание Хиллари Клинтон однозначно подтвердит, что идет смена политического кода развития страны, кода функционирования политической системы, в какой-то степени и кода самоидентификации. При этом речь не о хаотичном и случайном процессе, а о последовательной линии, на которую сделала ставку транснациональная финансовая элита США, давно дирижирующая политиками обеих партий. Линия на трансформацию просматривается отчетливо: хозяевами Белого дома последовательно становятся афроамериканец, теперь женщина, следующим можно будет посадить кого угодно, вплоть до человека, рожденного не на территории США, что, к слову, пока является прямым нарушением американской Конституции.

— Вы так уверены в скорой победе Клинтон?

— Хиллари Клинтон не победит — ее протащат во власть.

— Кто же?

— Прежде всего чиновно-политический истеблишмент, отторгнувший чужака Трампа и сделавший ставку на "человека системы". Трамп в этой ситуации выглядит как Робин Гуд, отправившийся в поход против "застойного" мира бюрократов и политиканов, который погряз в интригах. Через него официальному Вашингтону было излито все скопившееся в обществе недовольство его деятельностью — вернее, бездеятельностью на протяжении последних шести лет.

— А кто в недовольных?

— Подавляющее большинство избирателей-республиканцев (что понятно) и та часть электората демократов, которая активно поддержала "демократического социалиста" сенатора от штата Вермонт Берни Сандерса, по сути, другого изгоя американской политики. И те, и другие недовольны тем, как "вашингтонский обком" заправляет делами самих Штатов — состоянием дел во внутренней и внешней политике.

— А остальных все устраивает?

— Остальных, как выяснилось, не устраивает прежде всего фигура эпатажного Трампа. Именно против его персоны объединился весь официальный Вашингтон. Причем к демократическому большинству примкнула и часть республиканцев, прежде всего, из руководства партии. Хорошо сказал экс-губернатор Арканзаса республиканец Майк Хаккаби: "Республиканцы до смерти напуганы тем, что Трамп выиграет выборы, а не тем, что он их проиграет". И в этом подходе с верхушкой республиканцев солидарно и большинство СМИ США, в целом настроенных скорее либерально, нежели консервативно. А когда такие две силы — официальный Вашингтон и масс-медиа — объединены единой целью, это не может не сказаться на настроениях в обществе.

— Неожиданности исключены?

— Лично я в них не верю. Трампу не удалось переломить тенденцию отставания от Клинтон за полтора месяца предвыборной кампании, и ему вряд ли это удастся на финише. Если уж общественное мнение не склонилось в его сторону, несмотря на все старания до сих пор, то с какой стати оно сейчас это сделает? Конечно, всегда есть место чуду...

— В каком смысле?

— Это может быть что-то из новостей о состоянии здоровья Хиллари Клинтон, хотя я в этом сомневаюсь, так как в оставшееся время ей не обязательно появляться на публике — кампания де-факто завершена. В роли чуда может выступить и обвал биржевых индексов — в Штатах это оказывает серьезное воздействие не только на экономику, но и на исход голосования. Хотя лично я уверен, что выборы пройдут в штатном режиме. Иное дело, что впервые в политической истории новейшего времени большинство американцев будут голосовать не за своего, а против, чтобы не победил кандидат-соперник.

— Разве такого не было?

— Случаев оппозиционного голосования в истории США после Второй мировой практически не было. Кандидат, вызывавший отторжение у избирателей, набирал, как правило, меньше голосов и этим все ограничивалось. Сегодня иначе: рейтинг неприятия Хиллари Клинтон — около 50 процентов, у Трампа — примерно 60 процентов. Американцы еще никогда не шли к избирательным урнам с позицией "я голосую за Трампа потому, что я против Клинтон". и наоборот. Этим отчасти и объясняется то, что в эту кампанию мизерное воздействие оказал черный PR — трудно усугубить негативное отношение к и без того непопулярному кандидату.

— Судя по статистике, которую вы приводите, Клинтон вызывает меньше отторжения, но не намного. А чем же она не нравится?

— Для подавляющей массы республиканцев и части независимого электората Хиллари Клинтон — это "всеамериканский аллерген". В 1990-е годы она была первой леди, которая сменила привычный образ хозяйки Белого дома на амплуа женщины, которая сделала своего мужа политиком номер один. Одно это вызвало неприятие. К тому же она всячески подчеркивала свою значимость в вопросах политики, прямо или косвенно влияя на принимаемые в Овальном кабинете решения. Но все это было только начало... Дальше пошли откровенно скандальные дела, связанные с убийством посла США и сотрудников дипмиссии в ливийском Бенгази и с установкой в ее доме персонального, по всей видимости незащищенного, компьютерного сервера, через который передавалась совершенно секретная информация в бытность ее госсекретарем в 2009-2013 годах.

Вообще, угроза уголовного преследования нависла над семейством Клинтон давно — с начала 1990-х годов, когда всплыли подробности аферы с недвижимостью в Арканзасе в конце 1980-х ("дело Уайтуотер"). СМИ смакуют подробности загадочных смертей лиц из окружения четы Клинтон: с 1980-х в общей сложности с собой покончили или погибли при неясных обстоятельствах около 100 человек, в том числе состоявшие в близких отношениях как с Биллом, так и с Хиллари Клинтон. Если бы не столь шокирующая цифра, можно было бы говорить о совпадении, но сотня... Бывшую первую леди даже прозвали "Киллари Клинтон", а особо злые языки не устают повторять, что это семейство пришло во власть по трупам. Что, конечно, пугает. Общее мнение выразил кто-то из политиков официального Вашингтона: "Я против Трампа, но Хиллари Клинтон меня пугает еще больше".

— А разве Трамп не пугает?

— Пугает, но иначе. У той части электората, которая будет голосовать против него, вызывает опасения его непредсказуемость в роли хозяина Белого дома, так как он никогда не занимался политической деятельностью. Это же настораживает и республиканцев...

— Всех?

— Верхушку партии. Логика тут простая: если Хиллари Клинтон при таком объеме компромата по определению будет слабым президентом и не исключено, что еще и нездоровым, то с Трампом — ровно наоборот. А элите Республиканской партии совсем не хочется видеть в Белом доме сильную руку, которая может дотянутся и до них. Ведь предложил же Трамп законодательно ограничить срок пребывания конгрессменов в Палате представителей! Их устраивает или контролируемый свой человек, или слабый чужак. Неудивительно, что немалая часть руководства республиканцев уже зримо дистанцируется от Трампа, сосредоточив усилия на удержании контроля над Сенатом, чтобы потом свести на нет плоды президентства Хиллари Клинтон.

— А почему в стане демократов Хиллари не заменили на Байдена в середине лета, как вы предсказывали?

— В ходе этих выборов на демократическом фланге сложилась уникальная ситуация: союз, можно сказать, брак по расчету, самых богатых и самых бедных людей Америки. Из первых — высшие круги Wall Street, прежде всего банки Goldman Sachs, G.P. Morgan, Bank of America — все они поставили на Хиллари Клинтон. Это ее спонсоры, которых называл в открытую Трамп,— Сорос, Баффет и другие. С другой стороны, основной электорат демократов — слои с относительно небольшими доходами и уровнем благосостояния: бедняки, мигранты, женщины, различные меньшинства. Найти политика, который устроил бы столь разные группы — задача не из простых. Но Хиллари Клинтон неожиданно оказалась идеальной фигурой.

Окончательное решение выдвинуть ее в президенты было принято, по-видимому, не руководством Демпартии, а перечисленными выше "спонсорами", которые угрожали "отключить" денежные вливания в случае, если ставка будет сделана на другую личность. Тут надо сказать, что с 1990-х годов демократы стали настолько сильно зависеть от своих финансовых спонсоров, что никто и не подумал сопротивляться. Да и выдвинуть альтернативу политики оказались бессильны. Спонсоров же устраивает, что Хиллари будет слабым президентом, лишенным общественной поддержки: в такой ситуации она в большей мере будет действовать в их интересах. Словом, она более чем управляемый лидер, который по всем перечисленным выше факторам не способен на кардинальные внутренние реформы.

— А в обществе есть запрос на такие перемены?

— Перемен хотела значительная часть Республиканской партии, а у демократов такого запроса не наблюдалось — там хотят продолжения той линии внутренней и внешней политики, которая оформилась при Бараке Обаме и которую, будучи госсекретарем, закладывала та же Хиллари Клинтон. Считается, что она наиболее эффективно и продолжит эту политику. Впрочем, как представляется сегодня, Хиллари Клинтон будет президентом одного срока...

— Такие оценки обусловлены состоянием ее здоровья?

— Безусловно. В истории США состояние здоровья не раз не позволяло хозяину Белого дома быть активным политиком. Вспомнить хотя Франклина Рузвельта, Дуайта Эйзенхауэра или позднего Рейгана. В таких ситуациях президент становился номинальной фигурой, выполнял имиджевую роль, а политику Белого дома делали за кулисами. То, что Хиллари Клинтон — женщина, говорит о том, что она легче справится с имиджевой функцией президента и сделает это мягче и менее агрессивно.

— Если судить по ее риторике в отношении России, то отсутствием агрессии и не пахнет...

— Отношение к России — одно из самых серьезных расхождений в позициях Хиллари Клинтон и Дональда Трампа. Последний выступает за нормализацию отношений с Россией, а Хиллари — продолжатель курса Обамы, то есть ратует за сохранение и даже ужесточения санкций. Уверен, в годы ее президентства этот курс будет продолжен и, возможно, усилен. Не исключаю даже, что желание и умение проводить антироссийскую политику стали одной из причин, почему выбор демократов и их спонсоров пал на Хиллари Клинтон. Она до известной степени считается автором антироссийского курса Белого дома. В Вашинтоне, где за 20 лет не просто свыклись, а вжились в роль страны-победительницы в холодной войне, где срабатывает реакция и действуют комплексы времен противостояния с СССР, всерьез намерены придушить реваншистские, как их понимают, тенденции Москвы. Штаты явно нацелились на победу в холодной войне номер два. Для них это одна из важнейших геополитических установок дня. В Вашингтоне убеждены: помимо ослабления России и вывода ее со сцены основных мировых игроков такая политика даст США фору в диалоге с Китаем, сделает единоличными вершителями судеб на Ближнем Востоке.

— Какого экономического и внутриполитического курса ждать от президента Клинтон?

— Если республиканцам удастся сохранить контроль над Сенатом, все ее внутриэкономические инициативы по расширению роли государства в экономике будут заблокированы. Кроме того, есть законы циклического развития экономики США: велика вероятность, что в период с 2017 по 2020 год экономику поразит очередной кризис и президенту придется быть "антикризисным менеджером". С моей точки зрения, к этой роли она готова плохо, поскольку, как показали дебаты с Трампом, экономика — не ее материя. Отсюда соблазн поступить так же, как и Обама во время второго срока,— сосредоточиться на внешней политике, возможно, в сторону усиления агрессивных и наступательных начал с тем, чтобы внешнеполитические победы выдать за основные достижения администрации. Тем более что профессионал она именно в сфере международных отношений.

— Выходит, Москва сделала ошибку, столь явно поставив на Трампа?

— Для России нынешние выборы президента США не менее судьбоносны, чем для самой Америки. Понятно, что пассивно наблюдать за ходом событий было для отечественных политиков невозможно: от того, кто победит за океаном, зависело будущее в отношениях между странами как минимум на четыре года.

Владимир Васильев, главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Штаты явно нацелились на победу в холодной войне номер два. Не исключаю, что желание и умение проводить антироссийскую политику стали одной из причин, почему выбор демократов и их спонсоров пал на

— Что станется с Трампом?

— Из всех интриг этой кампании на сегодняшний день осталась одна — признает Трамп результаты выборов или нет. Если он его не признает, у него есть шансы сохранить свое политическое будущее. В противном случае он сойдет на нет и останется в истории США как представитель "тупиковой ветви" ведения президентских кампаний. Иными словами, в современной американской политике нет и не может быть "непрофессиональных политиков", каким себя именует и сам Трамп.

— Вы к какому сценарию больше склоняетесь?

— Не забывайте, что Трампу 70 лет — не тот возраст, чтобы строить наполеоновские планы. Кроме того, он не встроен ни в одну из политических структур и, как та кошка, которая гуляла сама по себе, будет вынужден покинуть политическую сцену. Республиканцы от него тут же отвернутся и заклеймят позором "трампизм". Политическая система США и не таких перемалывала. Хотя вопросы, поставленные Трампом в этой кампании, будут взяты на вооружение многими республиканцами. Ведь большинство членов Республиканской партии не сомневаются, что поднятые проблемы важны и их нужно решать, но другим способом и в другой форме, а не в той, которую избрал Трамп, дискредитировавший в какой-то степени сами идеи. Поэтому, как ни парадоксально звучит, Трамп может войти в политическую историю США как единственный кандидат в президенты, который не признал итогов выборов. Логика, здравый смысл и далеко идущие расчеты частенько давали сбои в этой кампании.

— И что тогда?

— В этом случае США попадают в беспрецедентную в своей истории политическую ситуацию, потому что признание поражения на выборах — неписаная норма американской Конституции. Кризисная кампания перерастает в кризисное президентство, и перед Хиллари Клинтон встает проблема полулегитимности статуса, что создает проблемы и внутри, и вне страны. Трамп может решиться на такой ход, дабы насолить тем же республиканцам, оставив их в состоянии негласной войны с вновь избранным президентом. И в этой ситуации у него теоретически появляется шанс на то, чтобы через какое-то время опять вернуться в большую политику.

В любом случае политическая система США в шаге от кризиса. Сделает ли она этот шаг, неизвестно, но то, что президентства "как обычно" не будет, уже очевидно. И это, на мой взгляд, самый важный результат нынешней кампании.


Об авторе
[-]

Автор: Светлана Сухова

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.11.2016. Просмотров: 129

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta