Перемирие между Арменией и Азербайджаном — на бумаге, в Нагорном Карабахе — обстрелы

Содержание
[-]

Стороны конфликта в Карабахе невозможно склонить к устойчивому прекращению огня, если они сами этого не захотят

После почти двух недель непрерывных армяно-азербайджанских боев на фронтах по периметру самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики (НКР) 9 октября в Москве встретились для выработки условий возможного перемирия министры иностранных дел Азербайджана (Джейхун Байрамов) и Армении (Зограб Мнацаканян) при посредничестве Сергея Лаврова. До этого президент Владимир Путин призвал обе стороны прекратить боевые действия «по гуманитарным соображениям — ради обмена телами погибших и пленными».

Путин провел серию телефонных переговоров с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном, получив предварительное принципиальное согласие на перемирие. Свою отдельную серию телефонных переговоров провел с Алиевым и Пашиняном лидер другой страны-сопредседателя Минской группы ОБСЕ по Карабаху — президент Франции Эммануэль Макрон. Елисейский дворец сообщил журналистам, что перемирие может наступить «скоро» и что стороны готовы возобновить переговорный процесс. Третий сопредседатель Минской группы Дональд Трамп ни в Баку, ни в Ереван не звонил, ему перед выборами и по колено в коронавирусе не до Карабаха, но если огонь вправду прекратится, то в Белом доме будут рады: одной проблемой меньше. Не возражала публично против возможного перемирия и Турция — основной и принципиальный союзник Азербайджана. Поддержал мирное, переговорное разрешение карабахского вопроса Иран — третья региональная держава, традиционно вместе с Турцией и Россией претендующая на влияние в Закавказье.

Казалось, переговоры в Москве обречены на успех, но шли они трудно, продлились почти 10 часов, и только под утро 10 октября стороны согласовали документ о том, что уже в 12.00 того же дня по местному времени (11.00 по Москве) в Карабахе должен прекратиться огонь «в гуманитарных целях». Естественно, что меньше, чем за 8 часов, организовать перемирие в Карабахе было невозможно, и бои продолжились.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Результативное соглашение о прекращении огня — это серьезный и детализированный военно-технический документ с приложением подробных оперативных карт расположения сторон, а не просто листок с несколькими фразами, какой представил журналистам Лавров ночью 10-го в Москве. 

Для заключения устойчивого перемирия должны встретиться и договориться военные делегации воюющих сторон, как это было, например, в Москве в том же Доме приемов МИДа в мае 1994-го, когда военные делегации сторон при посредничестве министра обороны РФ Павла Грачева окончательно закрыли первую карабахскую войну. В апреле 2016-го также именно военные делегации закончили короткий «четырехдневный» военный конфликт в Карабахе. Но на встречу в Москву 9 октября военные делегации сторон не приехали.

В Москве согласовали всего лишь декларацию о перемирии. В представленном тексте так и сказано во втором пункте: «Конкретные параметры режима прекращения огня будут согласованы дополнительно». Но ничего пока не «согласовано», и не похоже, чтобы велась к тому серьезная подготовка. Армянская сторона настаивает, что в переговорах должны непременно участвовать представители НКР как воюющей стороны. Азербайджан отказывается вести какие-либо переговоры с НКР и ее военными, ссылаясь в частности на четвертый пункт нынешней Московской декларации: «Стороны подтверждают неизменность формата переговорного процесса». В Баку этот пункт однозначно интерпретируют как свою дипломатическую победу, что переговоры возможны только с Ереваном о полном выводе армянских войск, «оккупирующих Карабах», а карабахские армяне, очевидно, должны либо отказаться от сепаратизма и сложить оружие, либо «убираться в Армению» вместе с «оккупантами».

В мае 1994-го в Москве была отдельная делегация НКР во главе с тогдашним главкомом армии обороны НКР Самвелом Бабаяном в дополнение к армянской делегации, возглавляемой министром обороны Сержем Саргсяном (будущим президентом Армении, уроженцем Степанакерта и одним из лидеров исходного Карабахского движения) и азербайджанской — с министром обороны генералом Мухамедрафи Мамедовым во главе. У карабахской делегации был в зале переговоров свой отдельный маленький стол, они принесли свой маленький карабахский флаг и поставили его на стол. Мамедов отчаянно протестовал, но деваться было некуда: Азербайджан проиграл войну, перемирие было нужно всем, и оно, кстати, продлилось достаточно долго.

На этот раз Алиев и Пашинян вежливо поговорили по телефону с Путиным и Макроном и вежливо согласились на перемирие, но, конечно, каждый на своих условиях: идти на существенные, неприятные для истинных патриотов компромиссы, никто не готов. «Замораживать» ли конфликт, как в 94-м? Как? На каких конкретно позициях и на сколько?

На южном фланге азербайджанская армия сумела прорвать оборону НКР и продвинуться вдоль иранской границы. Там идут маневренные боестолкновения, и вообще нет четкой линии фронта. Попытка армянских военных закрыть брешь, окружить прорвавшиеся азербайджанские части и сбросить их в реку Аракс на иранскую сторону оказались не слишком успешны по причине качественного военно-технологического превосходства противника. Высокоточный огонь по целеуказаниям израильских и турецких беспилотников выбивает гаубицы на огневых позициях, системы залпового огня и танки. Велики потери среди обученных артиллеристов.

Армянские военные никак не могут перехватить инициативу и вынуждены по большей части держать оборону. Перемирие сейчас армянам, наверное, нужнее. Пашинян снова заговорил о «гуманитарной катастрофе» — о возможном поражении в Карабахе. Тем не менее Пашинян почему-то надеется, что Макрон признает НКР, и в любом случае сдаваться он не готов. Так же, как Алиев не готов соглашаться на новую долговременную «заморозку» конфликта с несколько исправленной в его пользу линией соприкосновения. Пока стороны даже не смогли договориться об элементарном обмене пленными и телами убитых.

В ночь на 11 октября в Гяндже (втором по величине городе Азербайджана) в жилой дом попала ракета. Погибло 10 человек мирных жителей. Вначале азербайджанские власти утверждали, что это была советская оперативно-тактическая «Точка-У», но потом — что это более старая и более мощная советская баллистическая ракета Р-17 (Scud-B) с дальностью 300 км и боевой частью в 1000 кг. Судя по обломкам ракеты и характеру поражения, это может быть правдой. Такие ракеты на вооружении в армянской армии есть: из состава бывшей 176-й гвардейской ракетной бригады 7-й советской гвардейской армии (штаб армии был в Ереване). В Баку полагают, что Р-17 запустили с территории самой Армении. В НКР и в Армении все отрицают.

Возможно, с оглядкой на Москву стороны пока будут воздерживаться от новых масштабных наступательных операций, будут закрепляться на нынешних позициях и наращивать пропаганду, но если режим полного прекращения огня установить не получится, то возможное применение Р-17 в Гяндже может привести к дальнейшей эскалации, к нарастающим взаимным ударам по городам. У той и другой стороны есть разные ракеты дальностью в 300–400 км. В данном конкретном регионе это практически стратегическое оружие, пробивающее весь театр военных действий.

В Москве Путин хотел сыграть роль миротворца, что само по себе хорошо, и к тому же демонстрирует вес и влияние на постсоветском пространстве. Получилось не очень. Влияние оказалось больше виртуальным: у Кремля нет реальных возможностей заставить ни Баку, ни Ереван и Степанакерт немедленно прекратить огонь, если они сами того не хотят. По обе стороны в обществе доминируют воинственные национал-патриотические настроения, и лидеры вынуждены с ними считаться больше, чем с желаниями Путина.

Автор Павел Фельгенгауэр, обозреватель «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/13/87493-peremirie-na-bumage-v-karabahe-obstrely

***

Туманность Карабаха. Причины перемирия и возможные последствия

Что скрывается за перемирием в Нагорном Карабахе, и что будет после него?

«Война — область недостоверного: три четверти того, на чём строится действие на войне, лежит в тумане неизвестности, и следовательно, чтобы вскрыть истину, требуется прежде всего тонкий, гибкий, проницательный ум…» — писал военный теоретик Карл фон Клаузевиц в первой половине XIX века. И пусть вас не смущает слово «теоретик». Теоретические сочинения профессионального военного Карла Клаузевица опирались на мощную практическую базу, приобретенную в сражениях наполеоновских войн.

С тех пор более чем существенно изменилась военная техника и вооружение, средства связи и разведки, однако «туман войны» исчезать не собирается. Более того, сейчас он захватывает СМИ, соцсети, а также мыслительные и речевые аппараты глав государств и высокопоставленных дипломатов. А старания провокаторов, паникёров и восторженных неадекватов придают ему новые цвета и эффекты. Не стала исключением и война в Карабахе. В официальных заявлениях Баку и Ереван нанесли друг другу такие потери в людях и технике, что телами погибших, обломками танков, самолетов и летательных аппаратов должен был покрыться в несколько слоёв весь Южный Кавказ. Не будем их в этом обвинять, ибо война — это всегда «путь обмана».

Так что же происходит в Карабахе на самом деле?

Претендовать на абсолютно точную картину не реально, но понять динамику развития ситуации всё же можно. Итак, после почти двухнедельных ожесточенных боев стороны согласились встретиться в Москве и пришли к соглашению о 72-часовом перемирии, обмене пленными и телами погибших. Это факт. Во время этих переговоров официальный Баку сделал несколько громких победных заявлений об «освобождении» целого ряда населенных пунктов. Позднее выяснилось, что при этом желаемое было выдано за действительное. И это тоже факт. Чуть ли не с первого часа перемирия обе стороны обвиняли друг друга в нарушениях режима прекращения огня, а также сообщали о боях, происходящих почти на всех направлениях.

Теперь напомним, какие цели ставили перед собой стороны конфликта. Азербайджан в дуэте с Турцией заявлял о намерении решить вопрос Карабаха военным путем и отбить районы, завоеванные армянами еще в 1990-х годах. Армению и Нагорно-Карабахскую Республику удовлетворило бы простое отражение атак противника и сохранение существующего положения. Потеря районов, о которых шла речь выше, ставила бы Карабах под угрозу полной блокады и постепенного удушения с перспективой геноцида армян или их сгона с земель.

Таким образом, с 27 сентября Азербайджан проводил наступательную военную операцию, а НКР и Армения — оборонительную. Обе стороны применяли широкий спектр тяжелого вооружения вплоть до тактических ракетных комплексов. Относительное техническое равновесие сторон Азербайджан поколебал активным применением ударных беспилотников турецкого производства и барражирующих дронов-камикадзе, закупленных в Израиле. Эти аппараты существенно осложнили жизнь армянским военным и нанесли им немалые потери в людях и технике.

Надо признать, что в Ереване и Степанакерте вовремя не осознали необходимости усилить и перестроить свою систему ПВО. Скорее всего потому, что вместо внимательного изучения боевых действий в Сирии и Ливии, вместо подготовки к неминуемому обострению конфликта, занялись политическими экспериментами в стиле «цветных революций» и многовекторности. Не исключено, что именно эти военно-технические новинки расшатали систему обороны Нагорного Карабаха, ослабив её артиллерийскую компоненту.

Напомним, 5 октября пресс-секретарь президента НКР официально сообщил, что Вооруженные силы Нагорно-Карабахской Республики начали временное тактическое отступление. В это же время в Азербайджане непрерывно рассказывали об успехах на поле боя и «освобождении» всё новых территорий. При этом Турция соревновалась с официальным Баку в громкости заявлений о безальтернативности военного решения проблемы Карабаха и требованиях полного вывода войск Армении. Складывалось впечатление победы азербайджанских войск, но…

Внезапно «победители» согласились на 72-часовое перемирие, хотя, по всей логике, должны были бы неутомимо преследовать «разбитые и бегущие» войска «армянского агрессора». Прервать «почти выигранное» сражение может лишь безумец или предатель. Даже если такая пауза сделана для ротации истощенных подразделений, перегруппировки войск и подвоза боеприпасов, то это всё равно граничит с диверсией. Разбитый противник успеет получить подкрепления и выстроить новую систему обороны, так что все труды и пролитая кровь пропадут без заметной пользы. При этом уже не важно, какая из сторон понесла более чувствительные потери. Важно лишь то, достигнуты ли цели, ради которых лилась кровь, или нет.

Здесь уместно вспомнить, какие цели ставили перед собой обе стороны. Вспомнили? Исходя из них можно утверждать, что ВС Азербайджана поставленных перед ними задач не выполнили. Система обороны ВС НКР и Армении прорвана не была. Более того, можно утверждать, что азербайджанская ударная группировка выдохлась и потеряла способность продолжать наступление. На данный момент боевые действия ограничиваются локальными стычками и взаимными ракетно-артиллерийскими обстрелами.

Напомним, 12 октября в Армении официально признали гибель более пятисот своих военнослужащих с начала боёв, опубликовав поименные списки. Даже если допустить, что это неполные данные, то правомерно утверждать, что армянская сторона потеряла не менее пятисот человек убитыми. Как вы считаете, многодневные неудачные атаки армянских укрепрайонов в сложной для наступления местности могли стоить Азербайджану дешевле? Совершенно понятно, что нет. Учитывая отсутствие боевого опыта у азербайджанских подразделений, а также сомнительный уровень их базового обучения по нормативам турецкой армии, вполне вероятно, что потери ВС Азербайджана просто обязаны быть больше армянских.

Еще раз повторим — азербайджанская наступательная операция не удалась. А у армянской стороны тоже нет сил для перехода в решительное контрнаступление для возврата под свой контроль нескольких высот и населённых пунктов, которые они вынуждены были ранее оставить. Косвенным подтверждением этого может служить то, что 13 октября президент Нагорно-Карабахской Республики сообщил о формировании отрядов ополчения.

И теперь Баку и Ереван, подсчитывая погибших и искалеченных, вновь стоят на хорошо им знакомой развилке, задаваясь вопросом — «а что дальше?». Готовиться к новой мясорубке или договариваться? А если договариваться, то как? Обе стороны продолжают обозначать несовместимые позиции. При этом любой шаг в сторону даже минимальных взаимных уступок немедленно обернется внутриполитическими проблемами, а может даже и дворцовыми переворотами. Для нынешнего правительства Армении, отобравшего в 2018 году власть у группировки участников предыдущей «карабахской войны», это прямой путь к печальному концу.

Для президента Азербайджана Ильхама Алиева, всё сильнее заходящего в «дружбу» с Эрдоганом, это не менее опасно. Ведь кроме местных «патриотических ястребов» на просторах Азербайджана теперь, благодаря «дружбе» с Турцией, появились «умеренные сирийские оппозиционеры», которые добавят вдохновения грустящим в маргинальности азербайджанским исламистам.

Ситуация напоминает старый анекдот, в котором два партизанских отряда бесконечно гоняли друг друга по лесу, пока не пришел лесник и не отхлестал ремнём и тех, и других. Но придёт ли такой «лесник» в Нагорный Карабах?

Автор Сергей Кузьмичёв

https://regnum.ru/news/polit/3088995.html


Об авторе
[-]

Автор: Павел Фельгенгауэр, Сергей Кузьмичёв

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.10.2020. Просмотров: 48

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta