Переговоры по Донбассу в Нормандском формате как передышка в нагнетании напряженности между Украиной и Россией

Содержание
[-]

Президент Украины Зеленский пообещал украинцам мир 

Состоявшиеся 26 января в Париже переговоры советников глав государств в Нормандском формате позволили только отложить принятие сторонами решений.

От этой встречи прорывов в переговорах по Донбассу никто и не ждал. Глава офиса президента Украины Андрей Ермак, отправляясь в Париж, отметил, что «в Нормандском формате право утверждать документы имеют лидеры государств». Остальное, по его мнению, – консультационные моменты. Замечание Андрея Ермака касалось появившейся в немецких СМИ информации о том, что 26 января в Париже могла согласовываться дата встречи украинской власти с руководством ДНР и ЛНР – ради обсуждения вопросов, связанных с предоставлением непризнанным республикам особого статуса.

Если бы эта информация подтвердилась, в Украине начались бы акции протеста. В стране активно действует «Движение сопротивления капитуляции», которое считает прямые переговоры с ДНР/ЛНР государственной изменой и предательством национальных интересов Украины. В акциях этого движения ранее принимали участие украинские ветераны войны в Донбассе и сторонники пятого президента Петра Порошенко. Осенью 2019 года, когда стало известно о том, что команда Зеленского согласилась рассмотреть «формулу Штайнмайера», активисты вышли на улицы, а парламентская оппозиция обозначила для президента красные линии.

Похоже, сейчас украинская власть подозревает, что именно ее политические противники вбросили через немецкие СМИ информацию о прямых переговорах с ДНР/ЛНР. Андрей Ермак сказал в комментарии СМИ: «Позиция Украины является неизменной, она отвечает украинским интересам. Никаких прямых переговоров с сепаратистами не было и не будет. А подобные выдумки появляются благодаря манипуляторам... Пусть те, кто сегодня участвует в создании этих фейков, идут и себе на лбу рисуют красные линии, а у нас они, как и украинские интересы, прошиты на подкорке». Глава офиса президента сообщил, что повестка дня переговоров советников заранее не утверждалась, но украинская сторона собиралась обсудить такие вопросы, как возобновление режима полного прекращения огня в Донбассе, решение ряда гуманитарных проблем, открытие пунктов пропуска на линии соприкосновения.

По идее советники должны были обсудить повестку дня будущих переговоров глав МИД Украины, России, Германии, Франции. А уже после встречи министров могла бы идти речь об организации саммита в Нормандском формате. В данный момент каждый из этих пунктов вызывает сомнения, поскольку Украина и Россия придерживаются каждая своих позиций. В Киеве считают своим противником в Донбассе Россию, в Москве настаивают, что в Донбассе длится внутренний конфликт между Украиной и ДНР/ЛНР. Украина ставит целью ликвидацию ДНР/ЛНР и восстановление своей юрисдикции на довоенной территории, в России требуют, чтобы Киев вступил в прямые переговоры с Донецком и Луганском для обсуждения особого статуса республик. В этой плоскости ничего не изменилось с момента последней встречи глав государств в Нормандском формате, которая состоялась в декабре 2019 года в Париже. 

Новым в ситуации являются звучащие в последние месяцы обвинения в подготовке к наступлению. Тему «российского вторжения» в Украину в конце осени подняли американские СМИ, а сейчас она стала лейтмотивом всех украинских новостей. В то же время в ДНР/ЛНР и России говорят о готовящемся «наступлении ВСУ» в Донбассе. Обе стороны категорически отрицают подготовку к силовому сценарию. Но реальное развитие ситуации зависит, видимо, от переговоров, которые РФ ведет с США и НАТО. Украина же напрямую участвует только в формате «нормандской четверки». 

Директор украинского Института мировой политики Евгений Магда в колонке, опубликованной «Главкомом», отметил, что в последнее время «Нормандский формат работал на холостом ходу». И у некоторых иностранных лидеров может появиться желание «решить конфликт с Россией путем уступок со стороны Украины... Локомотивом этого процесса сейчас выглядит Эмманюэль Макрон, которому в контексте будущих президентских выборов во Франции весной с.г. нужна «маленькая внешнеполитическая победа». Курс «светофорной» коалиции в Германии также не порождает оптимизма у украинского руководства и граждан Украины». 

Другие эксперты в Киеве тоже допускают, что Германия и Франция могли дать в СМИ информацию о прямых переговорах Украины с ДНР/ЛНР, чтобы намекнуть команде Зеленского на требуемые уступки. «Такие прямые переговоры – постоянное требование России. И согласие на их проведение позволило бы Кремлю позиционировать себя как посредника в войне в Донбассе», – отметил Магда, подчеркнув, что в Украине этот подход считают категорически неприемлемым. Любопытно, что президент Франции Макрон после состоявшихся на днях переговоров с новым канцлером Германии Шольцем сказал: «Я думаю, что следующая встреча внешнеполитических советников и перспектива следующей встречи в Нормандском формате, которую уже будет готовить Германия, даст новые положительные ожидания и позволит достичь результатов. Поэтому хорошо, что Киев сделал жест доброй воли по закону, который так критиковала Россия». 

Упомянутый законопроект под названием «Об основах государственной политики переходного периода» определяет действия украинской стороны во всех сферах после «деоккупации территорий» и восстановления украинской юрисдикции – то есть после ликвидации ДНР/ЛНР. В понедельник вечером правительство собралось на экстренное заседание специально для того, чтобы отозвать поданный в августе законопроект из Верховной рады. Официально это объяснялось необходимостью внести предложенные Венецианской комиссией поправки. Неофициально в Киеве говорили о том, что украинская сторона пошла в этом вопросе на уступки требованиям России. Макрон в своем заявлении фактически подтвердил эту версию. И породил в среде украинских патриотов опасения, что власть может пойти и на другие уступки, включая согласие на переговоры с ДНР/ЛНР. 

Отметим, что после победы Владимира Зеленского на президентских выборах 2019 года лидеры ДНР и ЛНР предложили новому украинскому президенту встретиться и обсудить все вопросы. На фоне начавшихся в Киеве акций под лозунгом «Нет – капитуляции!» Зеленский в эфире телеканала «Украина» в конце того же года дал ответ: «Украина не разговаривает с боевиками. Но мы с вами должны понимать, как с 2014 года происходят все эти разговоры в трехсторонней контактной группе. Там присутствуют Украина, Россия, ОБСЕ и представители временно оккупированных территорий. То есть они там есть. Напрямую президент с ними не говорит и не будет говорить, это понятно». 

Тема прямых переговоров снова появилась в информационном пространстве месяц тому назад, после переговоров американского президента отдельно с украинским и российским лидерами. Зеленский в интервью телеканалу «1+1» в декабре прямо сказал, что Джозеф Байден не предлагал и не требовал от украинской власти вступить в переговоры с ДНР/ЛНР. При этом Владимир Зеленский допустил: «Так может быть, что какая-нибудь страна будет предлагать нам те или иные условия (о прямых переговорах с ДНР/ЛНР. – «НГ»). Так может быть, но сегодня этого нет, точно. И у меня нет секретов от общества, потому что это очень важные вещи, касающиеся нашего статуса и наших территорий. Но если будет такой сложный вызов – буду советоваться с нашим обществом». Тогда Зеленский заявил, что может объявить референдум по вопросам Донбасса и Крыма. 

Результаты такого референдума, как свидетельствуют соцопросы, известны заранее: около 70% украинцев убеждены, что в Донбассе длится война России против Украины. По данным фонда «Демократические инициативы» им. И. Кучерива, в прошлом году 53,5% определяли конфликт в Донбассе как «российскую агрессию против Украины с использованием местных боевиков»; 15% – как «внутренний конфликт в Украине, где одну из сторон поддерживает Россия; 13% – как «войну России с Западом на территории Украины»; только 7% – как «внутренний украинский конфликт». Согласно данным этого опроса, только 13% украинцев готовы были согласиться на участие официального Киева в прямых переговорах с ДНР/ЛНР. Большинство выступают против таких переговоров, а также против особого статуса республик, предоставления им расширенных полномочий. Рядовые украинцы не поддерживают выполнение политических пунктов Минских соглашений до момента полного восстановления украинской юрисдикции на всей довоенной территории. 

В украинском обществе не приемлют также урегулирования по «формуле Штайнмайера». Опрос Центра Разумкова показал, что в прошлом году 60% украинцев требовали вначале «вывести с неподконтрольных территорий российских военных, обезоружить боевиков, установить контроль Украины над границей с РФ, а потом уже проводить выборы в Донбассе». Только 13% согласились бы на проведение выборов без предварительных условий. Соответственно украинская власть независимо от имен не может идти против требований общества без риска дестабилизации на мирной территории страны. О «предательстве» команды Зеленского заявляют только соратники Порошенко. «Общественно-политическая ситуация в Украине вместе с экономическими проблемами усиливает ощущение того, что переговоры (советников в Нормандском формате 26 января. – «НГ») – это движение по минному полю без карты и указателей», – отметил Евгений Магда.

Именно эти факторы не позволяют предполагать, что советники могут договориться о прорыве в вопросах урегулирования. С другой стороны, переговоры сами по себе снижают риск силового сценария. Владимир Зеленский, который сейчас почти ежедневно выступает с обращениями к народу, уверяет, что ситуация под контролем, «российского вторжения» не будет, по крайней мере в ближайшее время. Анонсируя переговоры советников глав государств в Нормандском формате, украинский президент сказал: «Мы работаем, чтобы как можно скорее состоялась встреча четырех президентов… Розовых очков нет, детских иллюзий нет. Но есть надежда, спокойствие, выдержка и работа «24 на 7». А значит, будет результат – мир». К моменту сдачи номера в печать переговоры советников еще продолжались, по их итогам не планировалось проведения пресс-конференции. То есть каждая из стран-участниц сообщит о результатах разговора отдельно.

Автор Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

Источник - https://www.ng.ru/cis/2022-01-26/1_8355_ukraine.html

***

Комментарий: Переговоры по Украине в Париже станут испытанием стратегической автономии Евросоюза

Сможет ли Европа заговорить своим голосом по самой острой для нее теме – кризису безопасности, искусственно раздутому вокруг Украины?

Это – главный вопрос, ответ на который 26 января должны были дать в Париже. Ставки высоки. И когда президент Эмманюэль Макрон в понедельник объявил о проведении встречи «нормандской четверки» (Германия, Франция, Россия, Украина) на уровне политсоветников лидеров, он, безусловно, понимал это.

Переговоры в этом формате на конец января 2022-го были намечены еще в августе прошлого года. Но предсказать, состоятся ли они, было практически нереально. Сам Нормандский формат был в коме около полугода. А острые дискуссии по гарантиям безопасности, которые уже второй месяц держат мир в напряжении, и нагнетание кризиса вокруг Украины поставили под вопрос вообще все существующие форматы.

В этой ситуации оставалось одно – взять инициативу в свои руки. Что Макрон и сделал от имени своей страны, председательствующей в ЕС. Комментируя инициативу, представитель Елисейского дворца подчеркнул ее смысл: президент Франции считает, что вокруг украинского кризиса «сохраняется пространство для дипломатии и деэскалации». Чтобы использовать этот шанс, Макрон намерен провести в пятницу телефонные переговоры с президентами России и Украины. А в Москву направлен его спецпредставитель Пьер Вимон.

В ЕС явно обозначились силы, которые хотят переговоров, а не эскалации. Отсюда вопрос – что это за силы? И есть ли смысл в развитии диалога с ними? Встреча глав МИД ЕС в начале недели подтвердила: страны – члены ЕС пытаются выступать единым фронтом по ключевым проблемам безопасности, но как только речь заходит о конкретике – интересах стран и методах действий – единства как не бывало. Стоило Макрону, открывая французское председательство, заявить, что путь к европейской «стратегической автономии» лежит через межъевропейский диалог о безопасности, который в то же время является базой для диалога с Россией, как его принялись обвинять в размывании «консенсуса Запада».

В свою очередь, намерения стран Балтии поставлять ракеты в Украину с согласия Вашингтона вызывают недовольство в Европе у противников эскалации: они видят в этом намерение сорвать диалог. Масла в огонь старательно подливает и Лондон, который после брекзита к ЕС отношения вроде бы не имеет, но успешно осваивает роль ментора. Так, премьер Джонсон не отказал себе в удовольствии заметить: «Выбрано очень плохое время для дискуссий о стратегической автономии в Европе». В Париже хорошо поняли, кому это адресовано.

Все эти нестыковки и разногласия – уже не просто нюансы. Скорее это признаки намечающегося раскола, причем не только по вопросу о том, как строить отношения с Москвой дальше, но и по вопросу о перспективах евростроительства. Сейчас Берлин наложил вето на поставку Украине вооружений, комплектующие к которым произведены на территории Германии. Но уже завтра сторонники эскалации в отместку могут попытаться запретить «Северный поток – 2».

До последнего времени в Москве небезосновательно видели в такой разноголосице свидетельство того, что в ЕС не с кем говорить о безопасности, потому что единой позиции нет и не будет. Однако ровно с той же проблемой сталкиваются и те, кто пытается загнать Евросоюз в противостояние с Москвой. Он в него тоже не загоняется – и по той же причине: не говорит одним голосом.

Подтверждений хватает, вот некоторые. Вопреки американскому и британскому примеру главы МИД ЕС сочли необоснованным демонстративный отзыв дипломатов из Украины. В Берлине, Париже и Риме не хотят видеть Украину в НАТО и наращивать поставки вооружений в эту страну. Главы МИД ЕС уклонились от формулировки единой позиции по новым санкциям против России (вопрос перебросили в Еврокомиссию). Ну и, разумеется, важный знак – встреча в Нормандском формате в Париже. Предпринята первая реальная попытка сбить градус противостояния и прощупать шансы на невоенный выход из эскалации вокруг Украины именно в европейском формате. 

Таким образом, Вашингтону не удастся в анонсированном письменном ответе на российские предложения по безопасности сформулировать позицию «евросоюзников» как антироссийский консенсус. Когда посреди плотного обеда и горячей дискуссии подают рюмку кальвадоса – нормандской яблочной водки, французы сразу понимают, о чем идет речь: пришло время «пробить нормандскую дырочку». Тогда, глядишь, и разговор пойдет лучше, и хватит сил до десерта добраться. Нечто подобное и пробует сделать Макрон посреди дискуссий и жестов, которыми все наелись и которые лишь повышают ставки в противостоянии.

Перспектива? Ее следует рассматривать в контексте шока многих европейских и особенно французских политиков от создания англосаксонского партнерства AUKUS (США, Великобритания, Австралия), сместившего приоритеты геополитики в зону Индо-Тихоокеанского региона. В свете этого во многих странах – «старожилах» Евросоюза сильно опасение, что в обозримом будущем НАТО перепрофилируют под иные задачи и даже иную географию, что будет лучше сочетаться с новыми приоритетами Вашингтона и Лондона, но все меньше будет учитывать европейские, в том числе и в области безопасности.

В этом контексте Париж предлагает сделать шаг к «европейской автономии»: уже в марте должен быть представлен «Стратегический компас ЕС». Эта концепция определит общее видение внешних угроз безопасности Евросоюза и методов ответа на них, включая разработку вооружений и планирование самостоятельных операций без США и НАТО. Нагнетание напряженности вокруг Украины создает предпосылки для того, чтобы ни до каких «компасов» дело не дошло.

Соответственно Париж – инициатор этой концепции европейской «стратегической автономии» – и те европейские союзники, которые его поддержали, не заинтересованы в «чужих» войнах на континенте. Как и Россия, озабоченная продвижением НАТО к ее границам. Это создает почву для диалога. И может подсказать принципиально новые выходы из дискуссии о глобальной безопасности, которую заводят в тупик при помощи постоянной эскалации вокруг Украины. Чем жестче будет противостояние вокруг выдуманных угроз, тем очевиднее будет необходимость мер по противодействию угрозам реальным. К таковым уверенно можно отнести создание Россией и ЕС совместных механизмов транспарентности в целях отслеживания военных маневров и контроля над обычными вооружениями, а также за ракетами средней и меньшей дальности.

Другое дело, что вопрос о том, с кем и в каких форматах говорить на эти темы в ЕС, пока остается открытым.

Автор: Елена Панина – директор Института РУССТРАТ

Источник - https://www.ng.ru/ideas/2022-01-26/7_8355_paris.html


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Ивженко, Елена Панина

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.01.2022. Просмотров: 34

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta