Палестино-израильский конфликт: Тупик ценой в одиннадцать дней войны

Содержание
[-]

Расстреляв военные и медийные арсеналы, Израиль и палестинский «Хамас» пришли к перемирию

Палестино-израильский конфликт упирается в массу неразрешимых противоречий — и ни у кого нет желания их решать. Местные элиты живут войной, мировые державы — своими интересами. Тем временем арабская и израильская молодежь хватается за камни, а заканчивает ракетами.

Одиннадцатидневная война заканчивается так же бессмысленно, как и начиналась. В заключительных переговорах практически нет ничего о статусе Иерусалима, ситуации вокруг мечети Аль-Акса и выселения палестинцев из их домов в Иерусалиме, как и о ликвидации палестинского терроризма и сворачивании ракетного производства в Секторе Газа. В пассиве — до полутора тысяч пострадавших, до двухсот убитых в палестинских анклавах и двенадцать погибших израильтян, из которых двое — дети. Разрушенные здания. Напуганные люди. В активе — разносторонние выгоды элит по обе стороны фронта, у кого-то больше, у кого-то меньше.

На палестинских улицах праздник. Победа «Хамас» над Израилем кажется безоговорочной. Отмечен рекорд по запускам ракет — свыше четырех тысяч, и многие из них все же преодолели знаменитую израильскую систему ПРО «Железный купол». Причем опять-таки впервые массированные атаки пришлись по территории Центрального Израиля, включая Иерусалим. Палестинцы совершенствуют технический арсенал, отрабатывают доставку комплектующих и разрабатывают новое оружие. А израильские силовики так и не вошли в анклав и не обнулили эти разработки. Бомбардировки с воздуха плотной жилой застройки, в чреве которой скрыты ракетные установки и подземные коммуникации террористов, очевидно неэффективны и приводят к массовым жертвам среди плодовитых арабских семей. То есть непременно гибнут дети, гибнут десятками.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Участникам этих дистанционных войн в целом все равно — так происходит едва ли не ежегодно. Но пропагандистская картинка в западных СМИ, все более нежных, импульсивных и либеральных, работает не на израильский имидж. С одной стороны, невидимые еврейские дроны и самолеты, бомбы и взрывы, обрушение современных офисных высоток в Газе, завалы и клубы дыма. С другой — эмоциональные палестинские похороны с флагами, молитвами, телами на плечах, бегущие зареванные дети-сироты, уже твердо решившие встать под ружье «Хамас».

Информационные симпатии западного обывателя очевидны. И совершенно непонятно, чем руководствовался премьер Израиля Биньямин Нетаньяху, втягиваясь в войну без решимости довести ее до конца, то есть до наземной зачистки Сектора Газа. Как говорят, премьера осадил американский президент Джозеф Байден, которому новый виток палестино-израильского конфликта мешает проводить свою ближневосточную политику (например, мириться с Ираном). Кроме того, левые фракции Демократической партии потребовали немедленной защиты палестинцев, а группа конгрессменов во главе с Александрией Окасио-Кортес пригрозила заблокировать поставки оружия на 735 млн долларов и пересмотреть ежегодный пакет помощи Израилю в размере 3,8 млрд долларов. Такие обстоятельства не игнорируются.

В итоге Нетаньяху сначала говорил, что «операция будет идти столько, сколько нужно», но, по сути, объявил одностороннее перемирие, фактически обнулив все свои политические дивиденды от жесткой реакции на конфликт с арабами. Более того, в Израиле сейчас царят пораженческие настроения. Правые партии обвиняют Нетаньяху в трусости. Кажется, что политическая карьера премьера окончательно завершена, а ведь на носу еще коррупционные расследования. «Хамас», в свою очередь, в союзе с более радикальными террористами из «Исламского джихада» только упрочил свое положение. Выстояли в одиночку, без приглашения иранских, сирийских или ливанских союзников. Приток неофитов обеспечен. Ракетные арсеналы пополнят Иран и Катар, которые смогли дистанционно и задешево нанести урон еврейскому оппоненту. Дополнительное финансирование наверняка выделит Турция. Уже направляет 500 млн долларов на восстановление Газы Египет. К этим работам внезапно высказал желание подключиться и Китай.

Вот такая оригинальная коалиция под боком у Тель-Авива. Не на такое единение рассчитывал Нетаньяху. Но что арабской улице до всех этих геополитических игр? Станет ли после победы «Хамаса» больше работы в секторе Газа? Снимут ли блокаду анклава? Может, есть гарантия, что израильские бомбы больше не потревожат? 

Политический тупик

Оригинальным этот эпизод многолетнего палестино-израильского конфликта вряд ли назовешь. Разве что с каждым годом становится все более очевидным политический тупик противостояния, а местные элиты все откровеннее пользуются социальными бедами улицы для извлечения собственных выгод. Сегодня к нищей арабской молодежи подключаются и израильские слои населения, пострадавшие от коронакризиса и мигрантской конкуренции за низкооплачиваемые рабочие места. 

В «перестрелки» камнями активно вступают ультраправые и фанатские еврейские банды. Ранее в Израиле случались бунты эфиопской молодежи, прочих выходцев из Африки, выступления ортодоксальных евреев. Раскол современного израильского общества — большая проблема для Тель-Авива, но пока на повестке террористическая угроза из Сектора Газа, оборонительную консолидацию удается сохранять. А израильская верхушка продолжает исступленно бороться за власть, пользуясь всеми этими противоречиями. 

Очевидно, сегодня никто не рассчитывает на политическое урегулирование палестино-израильского вопроса. Несмотря на различные предложения и инициативы, согласовать позиции не удается по ряду причин, из которых исторические и экзистенциальные более не являются определяющими, а на передний план выходит нежелание элит со всех сторон терять власть и активы, нажитые в рамках долгосрочного противостояния. 

Если коротко, есть три базовых противоречия. Во-первых, статус Иерусалима. И евреи, и палестинцы считают его своей столицей. По факту город разделен между обоими претендентами, но уступать даже частично свои претензии ни одна сторона не готова. Хотя в разное время предлагалось провозгласить Иерусалим столицей сразу двух государств или учредить две столицы в разных районах. Отдельный спор о статусе Храмовой горы, где на 12 гектарах расположены величайшие мусульманские святыни — мечети Аль-Акса и «Купол скалы» — и важная для евреев Западная стена, или Стена Плача, уцелевшая после разрушения Второго храма римлянами в 70 году н. э. 

Другой неразрешимый вопрос — еврейские поселения на Западном берегу реки Иордан. Официальных — 130, неофициальных — еще сотня. Всего в них проживает свыше 430 тыс. евреев, людей религиозных, сильных и фанатичных, считающих миссией всей жизни сохранить еврейскую доминанту в «Иудее и Самарии». Для палестинцев это просто оккупация их исконной территории, причем ползучая: границы еврейских поселений расширяются. А дальше вопрос исторических баталий и стойкости духа. Скажем, есть Хеврон, где расположена «Пещера Патриархов» и другие святыни. Здесь проживает несколько сотен еврейских семей в окружении 200 тыс. арабов. Безопасность обеспечивает израильская воинская часть. 

Еще одна проблема — три-четыре миллиона палестинских беженцев, которые были вынуждены покинуть земли, отошедшие Израилю. Они продолжают десятилетиями проживать в лагерях в Иордании, Сирии, Ливане, рассчитывая на благотворительность и пособия ООН и мечтая о возвращении на родину. Нельзя сказать, что все эти проблемы нерешаемы. Но упрямство еврейских политиков и постоянные интифады палестинцев регулярно загоняют переговоры в тупик. 

Есть и демографический аспект. Пятнадцать лет назад арабов и евреев на землях «исторической Палестины» было поровну — примерно по 5,5 млн человек. Однако коэффициент рождаемости у евреев составлял 2,69, а у арабов-мусульман — 4,03. Само собой, еврейские политики предчувствовали естественную смену национальной доминанты, ставили барьеры на пути гражданства для арабов, поощряли поселенческую активность, еврейскую миграцию, но главное, было понятно стремление Тель-Авива построить замкнутое государство, отрезанное от арабского мира, памятуя о словах Ясира Арафата: «Главное оружие палестинцев — это чрево арабской женщины». 

Но что мы имеем сегодня? 6,7 млн евреев, а с другой стороны — 1,9 млн арабов Израиля и 5,2 млн жителей Западного берега и Сектора Газа. Примерно поровну. При этом коэффициент рождаемости у евреев — 3,16, у арабов — 3,11! Прирост рождаемости обеспечили еврейские ортодоксы. Их примерно 13% всего населения Израиля, но коэффициент фертильности у них 7,2. По оценкам демографов, к 2060 году при текущем уровне рождаемости их доля увеличится до 25%. Арабы, напротив, рождаемость теряют: сказываются теснота, нищета и влияние западной культуры. 

Этот паритет приводит и к демографическому тупику: в ближайшие годы еврейское и арабское население будет расти равномерно. С одной стороны, для соседей останутся актуальными все старые неразрешенные проблемы. С другой — перед еврейским обществом откроется перспектива построения равноправного многонационального государства, ведь аргументы о демографических угрозах уйдут на второй план. 

Но сегодня израильтянам кажется, что любые уступки приведут к еще более агрессивным требованиям соперников (например, когда еврейская армия покинула Сектор Газа, там в итоге воцарились террористические группировки). Палестинцы же давно разделены и не способны выставить согласованных переговорщиков. 

Национальный тупик

Четвертая неразрешенная проблема, появившаяся уже в последние тридцать лет, — провал попыток построить самостоятельное дееспособное национальное палестинское государство. При активном содействии самых авторитетных и сильных мировых держав. История типичная для этого периода: идея американцев и западного истеблишмента начать решать региональный конфликт с национального строительства для палестинского народа, но обязательно по демократическим лекалам, привела к фиаско. Победу на выборах одержали радикалы из «Хамас», палестинская администрация раскололась. После небольшой гражданской войны анклав на Западном берегу реки Иордан достался «рукопожатным» традиционалистам из движения «Фатх». Сектор Газа отошел «Хамас». Этот раскол разбил надежды на достижения компромиссов. 

Палестинское националистическое и исламистское движение «Хамас» было основано в 1987 году сразу после начала первой интифады (от арабского «восстание»). И первоначально выступало в качестве главного противовеса Организации освобождения Палестины (ООП), в частности его лидера Ясира Арафата. В отличие от ООП и доминирующей в нем партии «Фатх» движение не признает право Израиля на существование. На гербе «Хамас» изображены два скрещенных меча на фоне Храмовой горы и контур всей исторической Палестины, включая нынешние границы Израиля. 

Кроме того, лидеры «Хамас» не признают соглашение в Осло 1993 года, которое было заключено между лидером «Фатх» Ясиром Арафатом и тогдашним премьер-министром Израиля Ицхаком Рабином, согласно которому интифада закончилась, а на части Западного берега реки Иордан возникла автономная Палестинская национальная администрация. 

«Хамас» пользуется значительной поддержкой палестинцев, и не только из-за своей принципиальной позиции по вопросам возвращения исторических земель. Эта организация изначально провозгласила своей целью строительство теократического и справедливого социального государства. В отличие от бюрократов и коррупционеров из ООП и «Фатх», которые не стеснялись показной роскоши и потребления, хамасовцы демонстрировали аскезу, а помимо формирования собственной регулярной армии (до сорока тысяч человек) строили школы, больницы, создавали кассы взаимопомощи и фонды помощи социально незащищенным слоям палестинцев. 

Эту политику «Хамас» продолжил и после взятия под контроль Сектора Газа. В итоге этот район подпал под санкции, финансовые потоки сократились, а израильтяне в ответ на ракетные обстрелы стали поливать жилые кварталы бомбами. Жизнь многократно ухудшилась, но палестинцы винили в своих бедах кого угодно, но только не «заботливый» «Хамас». Сегодня его репутация честной организации, которая выступает за бедных арабов и до конца борется с еврейскими оккупантами, только выросла. Поэтому выборы в Палестинской автономии постоянно откладываются по мере того, как падают рейтинги «Фатх». Перспектива полного перехвата власти радикальным «Хамас» на всех территориях, подконтрольных палестинцам, вполне реальна. Силен его авторитет и среди израильских арабов, а аффилированные с ним представители даже проходят в кнессет. 

Основным источником финансового благополучия «Хамас» стали пожертвования богатых бизнесменов через различные схемы со всего Ближнего Востока, а также помощь иностранных государств. На первых порах главным источником дотаций выступала Саудовская Аравия. Однако в результате давления Вашингтона Эр-Рияд прекратил поддержку Сектора Газа. И тогда финансирование «Хамас» взял на себя Иран. 

Принадлежность палестинских исламистов к суннизму не мешает шиитскому Тегерану оказывать им всяческую помощь. Этот брак по расчету напрашивался, учитывая давнюю вражду Ирана и Израиля. Но все же отношения Ирана и «Хамас» не всегда были такими радужными — религиозный фактор иногда приводил и к серьезным размолвкам, и даже к полному разрыву двусторонних связей. Так, с началом гражданской войны в Сирии в 2012 году Иран встал на сторону алавитского режима Башара Асада. В то время как «Хамас» поддержал своих единоверцев из сирийской оппозиции. Впоследствии из-за этого сирийцы выставили палестинцев за дверь, и им пришлось переместить свою штаб-квартиру из Дамаска в столицу Катара Доху. А после жесткой критики политики Ирана в Йемене в 2015 году Тегеран полностью заморозил финансовую помощь лидерам «Хамас». 

Но через некоторое время сторонам заново пришлось искать точки соприкосновения, особенно на фоне нормализации отношений ряда арабских государств с Израилем. В середине прошлого года верховный лидер Ирана Али Хаменеи направил телеграмму главе политического бюро «Хамас» Исмаилу Хании, где он пообещал, что Иран окажет помощь палестинцам, с тем чтобы «они восстановили свои права и сдержали злые планы сионистского образования». А в период текущего кризиса Исламская республика пообещала увеличить ежемесячные выплаты до 30 млн долларов в обмен на информацию о ракетном потенциале Израиля и его местонахождении. 

Еще одним финансовым донором «Хамас» стал Катар. В 2012 году эмир Катара Хамад бин Халива отправился с официальным визитом в Сектор Газа, став первым лидером, посетившим правительство «Хамас». С 2018 года богатая арабская монархия ежемесячно перечисляет на нужды исламистской организации 20 млн долларов. Более того, в начале года Доха перечислила 360 млн долларов помощи для жителей Газы. По данным Deutsche Welle, всего к моменту начала ближневосточного кризиса катарцы выделили свыше 1,8 млрд долларов помощи палестинским боевикам. 

Другим немаловажным союзником палестинских арабов выступает Турция. Лидеры исламистов регулярно встречаются с турецкими должностными лицами в Анкаре. Однако помощь со стороны Турции официально ограничивается морально-политической поддержкой. 

Военный тупик

Помимо прямой финансовой помощи иностранные партнеры «Хамас» помогли ему выстроить инфраструктуру асимметричной войны, которая позволяет регулярно беспокоить еврейское государство, невзирая на тотальное преимущество Израиля в солдатах, технике, вооружениях и технологиях. Союзники поставляют в Сектор Газа комплектующие для ракет и готовые изделия, а в последнее время также беспилотники и дроны для доставки боезарядов. Арсеналы и военные коммуникации палестинцы прячут под землей, что позволяет им не опасаться ударов с воздуха. Только массированная наземная операция может ликвидировать этот потенциал «Хамас».

Но такая операция сопряжена с многочисленными жертвами, и Израиль обычно тщательно взвешивает последствия такого решения, особенно для политических рейтингов. Единичные обстрелы израильских городов со стороны Газы происходили ежегодно с начала текущего столетия. Однако массированными они стали лишь с 2008 года. Тогда боевики применяли преимущественно небольшие самодельные ракеты с малым радиусом действия по типу «Кассам». С каждой новой эскалацией «Хамас» приобретал опыт противостояния, а заодно увеличивал ракетный потенциал. «Никогда ранее “Хамас” не запускал по израильским городам такого количества ракет одновременно. Кроме самодельных ракет малого радиуса палестинские боевики также использовали ракеты среднего и дальнего действия, как правило иностранного происхождения. Достаточно много у палестинцев иранских ракет Fajr-5. И все же с военно-технической точки зрения все эти боезапасы относятся к неуправляемому типу реактивного оружия, которых довольно легко сбить современными ПВО и ПРО», — говорит член экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии Российской Федерации, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. 

По всей видимости, основную массу ракет «Хамас» составляют ракеты «Кассам». Изготавливаются эти ракеты кустарным способом в подземных мастерских. Причем, несмотря на ограниченность ресурсов и продолжающуюся морскую и сухопутную блокаду Газы со стороны Израиля и Египта, палестинцы, используя сложную сеть подземных туннелей, контрабандой доставляют необходимое количество компонентов для изготовления и модернизации своего арсенала. «Как оказалось, блокада Сектора Газа очень легко преодолевается боевиками. Недавно даже была новость, что израильские войска уничтожили некую самодельную палестинскую подлодку. Очевидно, эта субмарина палестинцами использовалась не для морской войны с израильтянами, а для доставки контрабанды в осажденный анклав», — замечает Виктор Мураховский. 

Другими деталями для самодельных устройств обычно служат водопроводные трубы из близлежащих израильских поселений, неразорвавшиеся израильские снаряды или их остатки и прочий мусор, которым завалена вся Газа. Отметим, если первые «Кассамы» имели массу боезаряда меньше одного килограмма, а дальность стрельбы едва достигала пяти километров, то сегодня эти ракеты могут переносить 10–15 кг боезаряда на 17 км. При этом технология производства этих ракет не сложная — они могут производиться чуть ли не в домашних условиях, а расходы на изготовление одной ракеты не превышают 800 долларов. 

По оценкам израильской военной разведки, в арсеналах «Хамас» также имеются системы залпового огня типа «Града» с дальностью до 55 км, а также «Саджил-55» с аналогичным радиусом действия. Кроме того, на вооружение палестинцев поступили и более дальнобойные ракеты: изготовленные палестинцами по иранским технологиям М-75 с дальностью до 75 км, упомянутый Fajr — до 75–100 км, новые ракеты R-160 — 120–160 км и несколько десятков единиц сирийских M-302 с дальностью до 200 км. Недавно палестинцы презентовали ракету собственной разработки «Айаш», дальность полета которой может достигать 250 км. Именно этими ракетами «Хамас» осуществлял бомбардировку крупных израильских густонаселенных городов в центре страны — Иерусалима и Тель-Авива. 

Эти ракеты не относятся к классу сложных и дорогих вооружений, стоимость их изготовления может достигать от одной до нескольких тысяч долларов, в зависимости от дальности полета и массы боевого заряда. У израильтян арсеналы лучше, но дороже. Текущий конфликт — иллюстрация противостояния между высокотехнологичными и низкотехнологичными силами. Но и у высоких технологий могут быть свои недостатки. 

Израильская мобильная система воздушной обороны «Железный купол» была разработана израильской компанией Rafael и принята на вооружение в 2011 году. А уже через год успешно провела боевое крещение системы во время известной израильской операции «Облачный столп» против Сектора Газа. «Железный купол» включает в себя серию радаров обнаружения и сопровождения, пилотируемых из центра управления боем, а также ракетные пусковые установки. Каждая пусковая установка включает в себя 20 ракет-перехватчиков «Тамир» весом 90 кг с дальностью полета до 70 км. Каждая батарея защищает территорию площадью 150 квадратных километров. 

«Железный купол» очень эффективная система. По словам израильских военных, в данном конфликте ракеты-перехватчики сумели нейтрализовать около 90% снарядов противника. «Однако у израильских сил ПВО есть и слабые стороны: система имеет высокую точность, но неизвестную “точку насыщения” — максимальное количество ракет, с которыми она может справиться за один раз. Кроме того, израильские ракеты ограничены, и они дороги, в то время как «Хамас» обладает тысячами дешевых ракет», — говорит первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков. 

Отметим, стоимость перехвата одной вражеской ракеты может стоить израильскому бюджету до 100 тыс. долларов, а батареи — 50 млн. «Таким образом, эффективность “Железного купола” в перспективе может стать даже их стратегическим недостатком, учитывая дешевизну ракет боевиков и их относительно небольшую разрушительную силу», — резюмировал Сивков. 

Так что в военном вопросе тоже наблюдается паритет. Судя по всему, за одиннадцать дней войны «Хамас» не использовал и половины арсенала. По некоторым данным, у него в наличии от 8 до 15 тыс. ракет разного типа. Кроме того, есть варианты быстрого конструирования новых снарядов. Запасов израильской стороны хватит и на перспективу, несмотря на значительную стоимость обороны. Однако часть ракет все же пробивают «Железный купол», при том что у соперника есть опция заказать готовые и куда более мощные вооружения за рубежом, если конфликт резко эскалирует. Решить вопрос может только наземная операция, чреватая многочисленными жертвами, имиджевыми издержками и, возможно, большой ближневосточной войной. 

Международный тупик

«Сделка века», которую предложил Дональд Трамп на излете своего президентского срока, никак не решила палестино-израильский вопрос. Она была разработана в интересах еврейского лобби и содержала многочисленные уступки для палестинской стороны, которые не могли принять даже в целом лояльные Штатам бюрократы из «Фатх». Зато эта сделка ярко высветила обновленную ситуацию в арабском мире, который больше не выступает единым фронтом в поддержку палестинцев, как это было еще десять-пятнадцать лет назад. 

Египет, Марокко, Саудовская Аравия, Бахрейн, Катар план США поддержали или предложили взять его за основу мирного процесса. Иордания, Ирак, Сирия, Алжир, Ливан выступили резко против. Иран разразился проклятиями. Турки пообещали бороться с израильтянами. Такая разобщенность арабского мира — следствие усталости, во-первых, от многочисленных региональных кризисов и войн, участившихся после «арабской весны» 2011 года. 

Есть раздражение и палестинской стороной, которая раздроблена, погрязла в коррупции, при этом поглощает гигантское количество безвозмездной помощи — по нынешним худым временам лишних денег больше нет. В этом смысле Палестина чем-то напоминает Украину для европейского мира, которую и жалко, и бросить нельзя, и отказать в поддержке некрасиво, но нет сил терпеть дальше ее отсталость, нестойкость, попрошайничество при внутреннем мздоимстве и нежелании искать мир на своей земле. 

Нет никаких надежд и на сильные державы, которым решение палестино-израильского вопроса не принесет ни экономических дивидендов, ни имиджевых бонусов. Для США, последнего лидера былого однополярного мира, попытка построения национального палестинского государства была последней значимой инициативой на Ближнем Востоке — провальной и несостоятельной. В последнее десятилетие — только кулуарные договоренности, подкупы, торговля оружием и прокси-войска для разжигания конфликтов. Даже с террористами из запрещенной в России группировки ИГИЛ американцы не справились. «Сделка века» — типичный продукт современной конъюнктурной политики Белого дома, которая лишь имитирует серьезную вовлеченность в мировые дела, а по факту показывает стремление переложить сложные вопросы на плечи региональных партнеров. 

Впрочем, сегодня так себя ведут все геополитические игроки. Палестинцам и евреям не стоит ожидать помощи извне. Извне придут разве что хищники и падальщики вроде Турции или Ирана. Дальше лучше говорить друг с другом, отбросив многолетнюю вражду. Но разве ж это возможно? 

Каково это — жить под обстрелами?

Рассказывают два израильтянина и палестинец.

Андрей Глоцер: «Жизнь в момент обстрела повисает в воздухе — как ракета, которая летит в вашу сторону». 

— Я политолог, живу в Иерусалиме. Во время этого витка эскалации город почти не обстреливали. Только один раз я слышал три мощных взрыва в соседнем районе. У меня в доме задрожали все стекла и диван, на котором я сидел. Было, мягко скажем, неприятно, но слово «страшно» не очень подходит. Вы просто понимаете, что ваша жизнь в момент обстрела «повисает в воздухе». Как ракета, которая летит в вашу сторону. 

А вот страшно там, где обстреливали не один раз, а десятки. Вот там да, думаю, действительно страшно. Я говорю о центре страны, о городах вдоль побережья Средиземного моря и о двух самых обстреливаемых городах Израиля — Сдероте и Ашкелоне. Там люди испытывают настоящий стресс и психологическое напряжение, особенно дети. Кстати, во время воздушной тревоги я просто сидел в гостиной, и самой сирены даже не прозвучало, а вот ракеты прилетели. Вероятно, сирен не было, потому что они летели не прямо на жилой массив. 

При этом, если говорить об уровне отношений между евреями и арабами, то лично мне судить сложно. У меня есть знакомые арабы, но у нас мало общения. Зато такие знакомые есть у близких и друзей. И там есть очень разное — от скрытой или полуоткрытой неприязни до дружеских контактов. В момент обострения неприязнь, разумеется, вылезает наружу, но и дружба остается дружбой, если она была настоящей.

Думаю, что новый конфликт выгоден в первую очередь «Хамас» и Ирану. Они всегда собирают «дивиденды» от этой напряженности. Ни израильскому обществу, ни истеблишменту он невыгоден, потому что страдает экономика, страдает репутация чиновников и политиков, которые ответственны за безопасность. В то время как «экономика террора», наоборот, растет. Группировки исламистов так оправдывают свое существование и выделенные на них средства со стороны сочувствующих и поддерживающих террор в отношении Израиля. Плюс так совпало, что планировались выборы в Палестинской автономии, поэтому «Хамас» еще и зарабатывает очки в арабском секторе таким диким образом. 

Урегулирование же конфликта возможно, но только с умеренными мусульманскими элитами. С теми, кто поддерживает исламизм, договориться нельзя, потому что они не признают саму идею существования Государства Израиль. Один высокопоставленный израильтянин, который сидел с ар-Рантиси — был такой неофициальный лидер «Хамас» — беседовал на эту тему с ним, и тот ему сказал: «Мы не против евреев, а против того, чтобы у вас был суверенитет. Будьте меньшинством при шариате и будете жить». 

Поскольку такой вариант «сожительства» неприемлем ни для светских, ни для религиозных евреев и неевреев тоже, которые в Израиле живут, то «грабли» военной конфронтации будут повторяться раз за разом. Ведь нельзя договориться с теми, кто отрицает за тобой право на государственность и независимое существование. Ар-Рантиси, к слову, был убит ракетным ударом с израильского вертолета в 2004 году. 

Тем не менее я все равно считаю, что урегулирование возможно. Для этого международное сообщество должно придушить и перекрыть финансовые потоки террористам, усиливая при этом умеренные группы мусульман внутри арабской общины. Борьба с террором должна быть коллективной. Более того, мы видели, что договоренности с арабскими элитами тоже вполне возможны. Это показали «Соглашения Авраама», которые продвигали Дональд Трамп и Биньямин Нетаньяху. Удалось установить дипломатические отношения Израиля с ОАЭ, Бахрейном, Суданом. 

Причем все эти достижения, по сути, пришли в израильскую политическую жизнь извне — это заслуга протестантского лобби республиканцев, Дональда Трампа и его зятя Джареда Кушнера. А еще в какой-то степени Саудовской Аравии, которая дала «зеленый свет» этим соглашениям. В общем, вопрос о мире, как ни странно, лежит даже не в самом Израиле, а «в кармане» США, арабских стран и, конечно, Европейского союза.  

Адель Мусса: «Мы не можем понять, почему должны продолжать страдать». 

— Я журналист и живу в Газе. Эта эскалация оказалась, конечно, очень серьезная. Кажется, что израильские ракеты падают повсюду. Я знаю, что только в одной Газе разрушено более сотни домов, а еще больше повреждены. Уничтожено свыше трехсот магазинов, значительно повреждена электрическая сеть, система водоснабжения. Уничтожено несколько крупных региональных трасс. И нам, конечно, очень страшно. Буквально недавно ночью в соседний рядом со мной дом попала израильская ракета. То есть смерть была где-то в двадцати метрах от меня. 

Да, израильская сторона говорит, что их цель — командиры «Хамас», но жертвами этих ударов большей частью оказываются именно гражданские. На данный момент погибло более двухсот палестинцев. Из них более шестидесяти детей и более тридцати женщин. И только восемь командующих «Хамас». И пока не видно, что Израиль намерен останавливаться. Он явно хочется усилить свое давление. Но мирные жители для Израиля не главная цель, скорее они используются для того, чтобы оказать давление на «Хамас». 

Проблема еще и в том, что на этот раз ситуация еще больше накалена из-за ситуации вокруг Иерусалима. И за последнее время ни со стороны США, ни со стороны России или крупных арабских стран не было видно явного желания обеспечить прекращение огня. Хотя достижение такого соглашения очень важно. Нужно заключить договор о тишине или достигнуть хотя бы нового взаимопонимания между Израилем и Палестиной. И тогда что-то может измениться в нашем регионе. 

При этом как журналист я знаю, что в нашей стране есть и те, кто за «Хамас», и те, кто против него. Но лично я считаю, что именно «Хамас» является главным бенефициаром этой эскалации: им она выгоднее всего. У всех же нас, обычных мирных жителей, конечно, только копится ощущение, что «с нас хватит», что «мы устали жить в этой войне». Мы не можем понять, почему должны продолжать страдать. Нам же здесь даже негде спрятаться от ударов ракет — нет бомбоубежищ, где мы могли бы спрятаться. Как можно жить в таких условиях? 

 

Владимир Плетинский: «Политического рецепта для урегулирования конфликта я не вижу». 

— Я главный редактор онлайн-журнала Isrageo.com и еженедельника «Секрет», живу в Тель-Авиве. В самом начале ракетного обстрела находился в Грузии. Тем не менее я был в курсе всего происходящего, постоянно общался с друзьями и знакомыми. Да и самому мне довелось пережить не один обстрел. Мы еще жили те времена, когда на нас в январе 1991-го советские «Скады» из Ирака падали — «подарки» от Саддама Хусейна. В 2014 году обстрелы были почти столь же мощные, правда, такими же масштабными тогда они не были. Израильтяне тяжело переживают все происходящее, но эти настроения явно не панические. Есть определенная подавленность у людей, особенно из зоны обстрелов, но есть и решимость, что мы с этим справимся. 

А вот нападения местных арабов на евреев в Израиле были восприняты более тревожно, чем ракетные обстрелы. Потому что люди стали бояться, что начинается третья интифада. При этом две первые интифады были на контролируемых израильскими военными территориях, в так называемой Палестинской автономии, а тут уже в пределах Израиля, со стороны обладателей израильских паспортов. 

Что же касается радикалов с двух сторон, то нужно понимать, что если у арабов это было практически мейнстримом, то, с точки зрения евреев, это были маргиналы, в основном группы фанатов футбольного клуба «Бейтар» из Иерусалима, так называя группировка «Ла Фамилия». Она в основном мафиозная, часто устраивает разборки со всеми, в том числе с самими евреями. И когда они приехали в город Бат-Ям (южный пригород Тель-Авива, в котором я живу), на набережной разгромили арабский ресторан, в котором мы с супругой не раз бывали. Это был, конечно, шок, но сопоставлять уровень насилия с обеих сторон ни в коем случае нельзя. Тем более что именно еврейскую «ответку» полиция пресекла более жестко, чем арабский бунт, бессмысленный и беспощадный. 

Радикалы же действуют именно на арабской стороне. Это под их руководством толпа устраивала суды Линча (в том числе был убит 56-летний учитель-еврей, пытавшийся спасти от расправы своих учеников). Это из-за них приходилось эвакуировать людей из городов совместного проживания, в частности из Лода и Рамле. На железнодорожной станции Лод — это совсем рядом с нашим главным аэропортом Бен-Гурион — был устроен погром. Людей просто вытаскивали из вагонов, избивали. А то, что происходило в Яффо — это совсем рядом с моим домом, — напомнило мне события 2001 года, когда мы ехали в автобусе и беснующаяся толпа его окружила и бросила коктейли Молотова. Мы тогда чудом спаслись. 

Сейчас происходит то же самое. В том числе была брошена бутылка с зажигательной смесью в одну из арабских квартир в Яффо, при этом арабские политики и еврейские журналисты дружно обвинили в этом евреев. Но, как оказалось, это сами арабы просто промахнулись, они хотели попасть в соседнюю квартиру. В результате в коме оказался одиннадцатилетний мальчик, а его сестра тяжело ранена. К сожалению, израильская полиция, опасаясь судебных процессов за «излишнюю жестокость», действовала слишком мягко. 

Надеюсь, страсти улягутся и отношения между израильскими арабами и евреями наладятся. При этом политического рецепта для урегулирования конфликта с Газой я не вижу, пока там у власти находится «Хамас» — это однозначно террористическая организация. Остается лишь проводить операции сдерживания. На этот раз удалось разбомбить более ста километров так называемого хамасовского метро — подземные туннели, которые являются и хранилищами оружия, и способом выйти на территорию Израиля. Но все равно надежды на нормализацию ситуации очень призрачные. 

Напомню, в 2005 году произошло одностороннее размежевание в Секторе Газа, тогда Израиль полностью вывел свои войска и выгнал из цветущих поселений Гуш-Катифа поселенцев. Эта территория была полностью очищена от евреев. Казалось бы, мы вам оставили теплицы, мы вам оставили дома, цветущие сады — живите, радуйтесь и налаживайте отношения с Израилем. Был даже совместный проект на севере Газы —- построить город по типу Лас-Вегаса. 

Однако вместо того, чтобы воспользоваться плодами добрососедства, «Хамас», «Исламский джихад» (запрещен в России) и другие организации на месте бывших поселений устроили ракетные базы и начали обстрелы израильских населенных пунктов. Сегодня же не с кем вести переговоры, потому что палестинская администрация крайне слаба, в Секторе Газа она вообще не имеет никакого веса. А с «Хамас» вести переговоры невозможно, потому что у этой организации единственная цель — полное уничтожение Израиля. При этом ввод Израилем сухопутных войск невозможен, потому что это приведет к большим жертвам среди наших военных и среди мирного населения. 


Об авторе
[-]

Автор: Петр Скоробогатый, Нурлан Гасымов

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.06.2021. Просмотров: 31

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta