ПОЧТИ ПО ЗОЩЕНКО или сопротивление полиции в Германии

Содержание
[-]

Петр Вайль в съездил Кёльн навестить родственников. Поездка получилась незабываемой. Для полноты гаммы впечатлений даже не понадобилось выходить из квартиры двоюродного брата жены, где гостили берлинцы. И праздник можно было бы считать удачно состоявшимся, если бы не одно письмо. Спустя две недели после Рождества Петр получил письмо с приглашением вновь посетить прекрасный Кёльн. Только подписано оно было не именем родных, а кем-то из полиции. И приглашали Петра не в знаменитый собор. Хотя, тема исповеди как-то в письме просматривалась, правда под словом допрос. Против Петра возбудили сразу два уголовных производства по статьям «Оскорбления, нанесение телесных повреждений» и «Сопротивление сотрудникам полиции». Перед тем как отправиться в паломничество, простите, на допрос, Петр решил посетить нашу адвокатскую канцелярию. И получил индульгенцию. Но что же было? 

Версия Петра

Петр из российских немцев – поздних переселенцев. Выше двух метров ростом, кулаки что молоты, голос громкий раскатистый. Юмор специфический. По таким шуткам легко узнать человека военного, но из особых подразделений. Служил Петр в советском спецназе. В девяностых практически всей родней – и по своей, и по линии жены – переехали в Германию. Всех разбросали по разным землям. С тех пор на исторической родине рождество двадцать пятого декабря отмечали, но и советских традиций не забывали. Семейные фестивали можно было бы описать глаголом «фестивалить», но, по словам Петра все всегда было по-людски, без обид и не выходя из квартиры.

 В этот раз тоже все шло как по накатанному. Петр с женой прибыли в Кёльн, поднялись в квартиру родственников, обнялись, и сели за стол. Надо сказать, что вся родня Петра была не из мелкой породы, сильно не из мелкой. И родственник жены мало чем уступал по габаритам Петру. А уж голоса… Считай, два Шаляпиных могло бы быть, не будь у них столь крепких кулаков и такой силищи в локтевых связках.

 Молиться родственники перед праздничным обедом не стали. Сразу принялись за еду и разговоры. По мере повышения в крови спиртовой составляющей громкость голосов возрастала. Да и тема была подходящая – сборная России и Олимпийские игры. И вот-вот бы уже все проблемы с Международным Олимпийским Комитетом были бы решены, но в дверь постучали. Громко. Возможно, ногой. Мужчины переглянулись и направились в прихожую.

 За дверью стояла взъерошенная соседка Галя, которая живет этажом ниже квартиры родственника Петра. Галя затянула потуже пояс своего халата, подобно мастерам кунг-фу перед поединком, и завопила снизу вверх, призывая убедительно всех обитателей соседской квартиры заткнуться и не мешать ей спать. Петр со свояком переглянулись, посмотрели на часы – было около шестнадцати часов дня, - и вежливо послали Галю с ее претензиями в столь ранний час по известному адресу. Зашли в квартиру и принялись обсуждать недостойное поведение Гали, позабыв о российской олимпийской сборной.

Но вскоре в дверь позвонили. Мужчины направились в прихожую. За дверями стояли двое полицейских. Командовал офицер, который был ниже Гали и не имел пронзительного голоса. Возможно, в силу этих причин все время держал руку на кобуре и вскоре вызвал подкрепление. Мирно побеседовали и все разошлись. 

Однако из приглашения на допрос и материалов дела вырисовывалась другая картина. 

Версия Гали

После заключения договора с Петром на представление его интересов адвокаты нашей канцелярии запросили в полиции Кельна материалы дела. После ознакомления с данными, изложенными другими сторонами конфликта, версия Петра выглядела как передача «для самых маленьких» на фоне порноканалов. Со слов соседки свояка Петра выходило так, что на Рождество едва не случилась Страстная пятница.

 Галина провела бессонную ночь и мечтала выспаться праздничным днем. Но не тут-то было. Христиане сверху по случаю дня рождения младенца Иисуса закатили страшное веселье с криками, топотом и еще черти чем, что мешает честному бюргеру предаться в объятия Морфея. Галина решила отстоять свое право на дневной сон и отправилась наверх. Вежливо, но настойчиво постучала в дверь. И еще раз. И еще. Но никто не открывал. Наконец в дверях показались сосед с незнакомым ей мужчиной. Галина попросила вести себя тише и позволить ей немного поспать в этот святой день. Но вместо того, чтобы извиниться и умерить страсть, мужчины набросились на нее с оскорблениями и угрозами расправы. Галя бросилась наутек. Но путь вниз ей преградил сосед.

 Галина метнулась наверх. Мужчины погнались за ней. Кто-то схватил ее за ногу и поволок в квартиру соседа. Галине чудом удалось вырваться и побежать. Но толчок в спину сбил ее с ног. Неизвестный мужчина принялся ее душить. Но не довел дело до конца в связи с тем, что сосед Галины предложил лучший способ расправится с соседкой, которая позволяет себе спать в праздничный день – выбросить ее в окно. Наш клиент распахнул в подъезде окно и вместе со своим свояком принялся выталкивать Галину с четвертого этажа. Половина Галины была уже на улице, но оставшаяся внутри отчаянно сопротивлялась, и Галиным ногам удалось отбиться от разбойников. Ее жизнь была спасена. Добежав до квартиры, она вызвала полицию. 

Это была статья 223 Уголовного кодекса совокупно со статьей 125 того же кодекса, что предполагает до пяти лет лишения свободы и денежный штраф. 

Версия полицейского, короткая

Прибыв по вызову, полицейский наряд из двух человек поднялся в квартиру свояка Петра. На стук дверь открыли и вышли на лестничную клетку двое мужчин. На просьбу дать объяснения, один из мужчин – Петр – произнес «Ich koennte dich umbringen» («Я мог бы тебя убить»). Учитывая габариты оратора, мог бы... Пришлось вызывать подкрепление.

Это была статья 113 Уголовного кодекса (§113 StGB - Widerstand gegen Vollstreckungsbeamte). До пяти лет лишения свободы. По совокупности выдвигаемых Петру обвинений в суде можно было бы рассчитывать на три года тюремного заключения и значительный денежный штраф. Но как-то все не связывалось в логический клубок, чтобы Петру пропустить три семейных фестиваля. 

Шито белыми нитками

Для проверки данных, изложенных в материалах дела и показаний нашего клиента адвокаты нашей канцелярии связались с родственниками Петра. Оказалось, что его свояк получил аналогичную повестку. Но при этом он находится в приподнятом состоянии духа и регулярно смеется в общественных местах. Дело в том, что в его доме оконные проемы в подъезде имеют ширину двадцать сантиметров и высоту шестьдесят. Габариты же соседки в несколько раз превышают стандартные размеры чемодана для ручной клади. И Галя – не резиновая женщина, ее нельзя было немного приспустить, чтобы просунуть в окно. 

Что касается побоев и удушения, то оба подозреваемых божатся, что до Гали не дотрагивались. Да и трудно было бы двухметровым мужчинам хватать Галю за ноги, руки, душить, не оставляя следов. Но на следующий день и последующие за днем конфликта дня Галя не выглядела побитой. Действительно, в деле отсутствовали материалы медицинского освидетельствования. Все было похоже не ложные обвинения.

 Оставалась неясной ситуация с полицейским. По словам Петра и его свояка из Кёльна выходило так, что, увидев двух великанов, полицейский чего-то испугался и схватился за пистолет и диалог строился с угрозой применения огнестрельного оружия. Петр же, якобы, сказал: «Убери руку с пистолета, ты же можешь меня убить». По словам полицейского фраза Петра звучала иначе: «Убери пистолет, я мог бы тебя убить». Это, хоть и не вполне логично, но, в принципе, могло бы быть. Однако, слова Петра нам подтвердила его жена, которая стояла рядом, в прихожей, во время диалога. А когда приехало подкрепление, то у других полицейских на лицах были лишь улыбки.

На основании полученных данных, наши адвокаты ходатайствовали о прекращении дела по всем статьям в связи с недоказанностью обвинений со стороны Галины – отсутствие медицинского освидетельствования, свидетельских показаний, несообразности в описании ситуации с архитектурными особенностями дома – и спорности утверждений полицейского. Так же мы ходатайствовали о привлечении супруги Петра в качестве свидетеля, а также всех, полицейских, которые были на том выезде.

 После допроса супруги Петра, все обвинения против нашего клиента были сняты, а дело закрыто за отсутствием состава преступления. И наш клиент теперь думает о переносе следующего семейного рождественского фестиваля в менее людное место.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.

АДВОКАТСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИНТЕРЕСЫ КЛИЕНТОВ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ ГЕРМАНИИ


Об авторе
[-]
RA-Engelmann

Йоханнес Энгельманн, адвокат член палаты адвокатов города Берлин


Дата публикации: 02.02.2018. Просмотров: 116

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta