Оценка опыта реинтеграции (деокупации) утраченных территорий в интересах Украины

Содержание
[-]

Об использовании в Украине зарубежного опыта реинтеграции территорий

В рамках ликвидации последствий вооруженной агрессии России против Украины важное значение для нашего Государства приобретает опыт реинтеграции (деокупации) ряда стран, которые в свое время оказались разделенными, были оккупированы или потеряли национальные территории по тем или иным причинам.

В частности, это касается Германии, потерявшей свою территориальную целостность по итогам Второй мировой войны. Так, согласно решению Потсдамской конференции (17.07-02.08.1945 г.), Германия была разделена на четыре оккупационных зоны: СССР, США, Великобритании и Франции. При этом Восточная Пруссия отходила Советскому Союзу (на сегодня — Калининградская область РФ), а Эльзас и Лотарингия возвращались Франции.

В конце 1946 года оккупационные зоны США, Великобритании и Франции были объединены, что стало основанием для создания в 1949 году Федеративной Республики Германии (ФРГ). В ответ, в том же году под патронатом СССР была основана Германская Демократическая Республика (ГДР).

В результате вхождения в различные военно-политические системы — Запада и Советского Союза — ФРГ и ГДР фактически оказались на главной линии противостояния между НАТО и Организацией Варшавского договора (ОВД). Вместе с тем, вследствие включения ФРГ в Западноевропейский экономический Союз (будущий ЕС), а ГДР — в Совет экономической взаимопомощи (СЭВ, объединял подконтрольные СССР страны Центрально-Восточной Европы), были по сути разорваны и экономические связи между двумя немецкими государствами. При этом руководство ГДР проводило целенаправленную идеологическую обработку населения Восточной Германии в плане формирования у него просоветского коммунистического мировоззрения, а также негативного отношения как к ФРГ, так и всей Западной Европе и США.

Несмотря на это, руководство ФРГ не отказалось от идеи воссоединения страны, что было определено стратегической целью Федеративной Республики Германии и задекларировано в ее Конституции. Основной закон ФРГ содержал призыв ко всему немецкому народу «восстановить единство Германии путем свободного самоопределения населения всех ее частей». Ст. 23 Конституции предусматривала распространение действия Основного закона ФРГ также и на другие части Германии после их присоединения. При этом для достижения указанной цели предполагалось использование исключительно мирных методов в плане доказательства положительных последствий возвращения ГДР в состав единого немецкого государства.

Так, уже первые годы существования ФРГ и ГДР показали существенные преимущества западной политико-экономической модели над советско-социалистическим способом жизни. Свидетельством этого стало существенное превосходство эффективности экономики, а вследствие этого и уровня жизни в ФРГ над ГДР. Эти расхождения особо проявились после осложнения экономической ситуации в СССР в начале 1980-х годов, что значительно ослабило возможности Москвы поддерживать ее партнеров по социалистическому лагерю.

Преимущества социальных стандартов в ФРГ, а также демократический характер политического устройства Западной Германии обусловили высокий уровень ее привлекательности для большинства граждан ГДР, несмотря на все идеологические усилия коммунистического руководства страны. Вместе с тем, действующий на то время режим Германской Демократической Республики блокировал любые возможности сближения двух немецких государств, не говоря уже об их объединении.

Данная ситуация принципиально изменилась с началом «перестройки» в Советском Союзе и дальнейшим распадом ОВД и СЭВ. Так, генеральный секретарь ЦК КПСС М. Горбачев отказался от политики жесткой конфронтации с Западом и допустил объединение Германии в обмен на финансовую помощь со стороны ФРГ. Впервые данный вопрос обсуждался во время встречи М. Горбачева и Федерального канцлера Германии Г. Коля в октябре 1988 года в Москве. В июне 1989 года, по результатам второй встречи М. Горбачева и Г. Коля уже в ФРГ, было принято совместное заявление, которое закрепило принципиальное решение о возможности включения Германской Демократической Республики в состав Федеративной Республики Германии.

На этом фоне деморализация коммунистического режима ГДР привела к ослаблению его власти и повышению политической активности прозападных демократических сил. Наиболее масштабная акция при участии свыше 1 миллиона человек прошла в начале ноября 1989 года под лозунгами открытия границ и объединения ГДР с ФРГ.

Под давлением народных масс осенью 1989 года многолетний лидер ГДР — глава немецких коммунистов Э. Хонеккер добровольно отказался от власти, передав ее своему соратнику Э. Кренцу. Новая власть ГДР смягчила режим пересечения границы, а 9 ноября 1989 года вообще ликвидировала т. н. Берлинскую стену между Восточным и Западным Берлином. Со своей стороны в рамках реализации интеграционного плана Г. Коля, ФРГ увеличила объемы помощи ГДР в финансовой, экономической и гуманитарной сферах.

Вместе с тем, реальное объединение двух немецких государств стало возможным только после парламентских выборов в ГДР в марте 1990 года. На выборах решительную победу одержал «Альянс ради Германии» во главе с Христианско-демократической партией ГДР, созданной по примеру и при поддержке аналогичной политической силы ФРГ. Лидер альянса Л. Мезьер стал новым руководителем Германской Демократической Республики.

18 мая 1990 года Г. Коль и Л. Мезьер подписали договор о создании единого экономического пространства между ФРГ и ГДР, который сформировал основу для их экономической интеграции. Согласно договору, на территории ГДР вводилась в оборот валюта (марка) Федеративной Республики Германии, а валюта Германской Демократической Республики упразднялась. В свою очередь, базой политической и правовой интеграции ФРГ и ГДР стал договор о создании единой избирательной территории, заключенный в августе 1990 года и предусматривающий проведение выборов в двух немецких государствах по законодательству Федеративной Республики Германии.

В августе того же года парламент ГДР принял решение о присоединении страны к ФРГ. Сразу же после этого был подписан договор об объединении двух Германий. В сентябре 1990 года договор был ратифицирован парламентами ФРГ и ГДР. Документ предусматривал включение с октября 1990 года в состав Федеративной Республики Германии пяти вновь воссозданных восточно-немецких земель, в т. ч. Бранденбурга, Мекленбург-Передней Померании, Саксонии, Саксонии-Анхальт, Тюрингии и территории Восточного Берлина.

Вместе с тем, практическая реализация договора требовала его согласования со странами-победителями во Второй мировой войне. При этом, если тогдашний президент США Дж. Буш-старший поддерживал объединение двух немецких государств, то премьер-министр Великобритании М. Тетчер и Президент Франции Ф. Миттеран были всерьез озабочены перспективам возрождения Германии в роли ведущего европейского государства. Несмотря на это, стороны все же пришли к соглашению, которое позволило согласовать Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии. Документ был подписан 12 сентября 1990 года в Москве главами внешнеполитических ведомств ФРГ, ГДР, СССР, США, Франции и Великобритании. Одной из его составляющих стало обязательство ФРГ подписать соглашение с Польшей об подтверждении границы между двумя странами.

3 октября 1990 года ГДР официально перестала существовать, а ее государственные учреждения были ликвидированы или интегрированы в соответствующие структуры ФРГ. В частности, в состав Вооруженных сил и полиции ФРГ вошли военные и полицейские части Восточной Германии. В тот же время органы государственной безопасности бывшей ГДР (т. н. Штази) были полностью расформированы. Премьер-министр бывшей ГДР Л. Мезьер изначально был включен в правительство ФРГ, однако после обвинений в связях со Штази ушел в отставку.

Кроме объединения государственных органов власти, интеграция Германской Демократической Республики в состав ФРГ нуждалась также и в решении довольно сложного вопроса перестройки восточно-немецкой экономики. В этой связи основными проблемами стали низкая конкурентоспособность восточно-немецких предприятий, а также недостаток инвесторов, готовых вкладывать средства в их модернизацию. Это вынудило правительство ФРГ закрыть большую часть заводов и фабрик Восточной Германии, что привело к значительному росту уровня безработицы.

Для решения данных проблем был проведен широкий комплекс мероприятий, включая трудоустройство жителей восточных немецких земель в западно-немецких компаниях, модернизацию и создание новых предприятий на территории бывшей ГДР, а также содействие развитию малого и среднего бизнеса. Кроме того, для покрытия дополнительных бюджетных расходов был введен специальный «налог солидарности», который составлял 7,5 % от общего объема налогов.

Отдельное внимание уделялось внесению изменений в Конституцию объединенной Германии, которые касались новых политических реалий в стране, а также требований, выдвинутых в рамках Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии.

Объединение двух немецких государств создало предпосылки также и для вывода советских войск с территории бывшей ГДР, что завершило процесс оккупации Германии Советским Союзом.

Принципиально иной — силовой метод восстановления территориальной целостности страны использовала Хорватия, что стало следствием особенностей ситуации, в которой оказалась страна. Так, в ходе вооруженного конфликта на Балканах в первой половине 1990-х годов, спровоцированного Сербией после распада Югославии, сербские войска оккупировали несколько пограничных районов Хорватии. При этом Сербия обосновывала свои действия «необходимостью защиты этнических сербов от хорватских националистов» (так же, как это сегодня делает Россия в отношении украинских Крыма и Донбасса).

Дальнейшее расширение конфликта было остановлено Организацией Объединенных Наций, разместившей свои миротворческие силы в регионе, в т. ч. в Хорватии. В 1992 году между Хорватией и Сербией было заключено перемирие, которое привело к «замораживанию» ситуации вокруг оккупированных хорватских территорий. Данное состояние было использовано Сербией для создания на их базе т. н. Республики Сербская краина (РСК) — самопровозглашенной республики просербской ориентации.

В свою очередь, пауза в боевых действиях позволила Хорватии укрепить страну и ее вооруженные силы, в качестве предпосылки для восстановления территориальной целостности государства силовым путем — в ходе Отечественной войны за независимость и территориальную целостность Республики Хорватия. В 1995 году в результате молниеносной военной операции «Шторм» Республика Хорватия вернула под свой контроль территорию самопровозглашенной Республики Сербская краина и выбила сербские войска за пределы страны. В 1998 году Хорватия добилась подписания мирного соглашения и получила полную независимость.

Довольно интересным является также опыт действий Грузии, Молдовы и Азербайджана по урегулированию конфликтов вокруг Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и Нагорного Карабаха, которые были спровоцированы и организованы Москвой в период распада СССР с целью сохранения возможностей влияния на эти страны.

Так, в интересах решения грузино-абхазской и грузино-осетинской проблем, в Грузии было создано Государственное министерство по вопросам урегулирования конфликтов (в 2008 году переименовано в Государственное министерство реинтеграции Грузии, а в 2014 году — в Министерство примирения и гражданского равноправия).

Оккупированные территории Грузии (Абхазия и Южная Осетия)

В рамках своей деятельности Министерство проводило мероприятия по обеспечению безопасности в зонах конфликтов, налаживанию отношений с Абхазией и Южной Осетией, а также поиску возможностей возвращения самопровозглашенных республик в состав Грузинского государства. Вместе с тем, под влиянием России как Абхазия, так и Южная Осетия фактически отказалась от любых форм возвращения в Грузию и потребовали признания их независимых статусов, что было категорически отброшено Тбилиси. При этом позиция Грузии по данному вопросу была поддержана преобладающей частью мирового сообщества.

В приведенной ситуации главные усилия Тбилиси были сосредоточены на Южной Осетии, что обусловливалось сохранением тесных торгово-экономических связей этого региона со остальной Грузией, а также особенностями его этнического состава (40 % этнических грузин и 60 % — осетин). С учетом этого в подчинении Государственного министерства по вопросам урегулирования конфликтов была создана грузинская администрация Южной Осетии, которая приняла на себя всю полноту власти в районах компактного проживания этнических грузин на территории самопровозглашенной республики.

Через указанный орган на средства ЕС реализовывался ряд программ предоставления помощи местному населению (как грузинам, так и осетинам), а также по развитию региона, включая строительство школ, больниц и торговых учреждений. Кроме того, силы грузинской полиции и миротворческие подразделения из состава Смешанных миротворческих сил в зоне грузино-осетинского конфликта (включали миротворческие силы Грузии, Южной Осетии и России) обеспечивали безопасность грузинских населенных пунктов в Южной Осетии.

Вместе с тем, с целью получения возможностей для сдерживания России руководство Грузии проводило активные мероприятии по укреплению национальных вооруженных сил, а также углублению отношений с США и НАТО с перспективой вступления в Североатлантический союз. Кроме того, при содействии США и ЕС, проводились последовательные реформы политической и экономической систем Грузии, что позволило обеспечить положительную динамику развития грузинской экономики.

Результаты деятельности Тбилиси по решению социально-экономических проблем, как самой Грузии, так и Южной Осетии, повысили привлекательность грузинского государства для населения самопровозглашенной республики, в особенности на фоне тотальной коррумпированности сепаратистского режима и его полной неспособности обеспечить минимально приемлемый уровень жизни в регионе. В свою очередь, это создало реальные перспективы падения пророссийской власти Южной Осетии, что и стало причиной действий Москвы по провоцированию вооруженного противостояния в самопровозглашенной республике и дальнейшего ввода в нее российских войск в августе 2008 года.

В ходе вооруженной агрессии против Грузии Россия оккупировала Абхазию и Южную Осетию и ряд грузинских районов за их пределами, а также провела этнические чистки на оккупированных территориях. Давление Запада на Москву позволило остановить дальнейшее продвижение российских войск в глубину грузинской территории. При этом были достигнуты т. н. «договоренности Медведева-Саркози» (на то время президенты России и Франции), которые предусматривали прекращение огня, отвод сил сторон на исходные позиции и развертывание в зонах конфликта наблюдательных миссий ОБСЕ. Вместе с тем, кроме прекращения огня, Россия не выполнила договоренности и, более того, признала «независимость» Абхазии и Южной Осетии, а также развернула свои военные базы на их территории. При этом все требования Грузии и ее западных партнеров к России выполнить условия договоренностей так и остались без ответа.

Аналогичным образом действует и руководство Молдовы.

Так, с целью решения всего спектра вопросов, связанных с урегулированием приднестровского конфликта, в Молдове было создано Министерство реинтеграции страны. Как и в грузинском случае, через него реализовывался ряд социально-экономических программ Европейского Союза в самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республике (ПМР). Кроме того, весомым фактором интеграции ПМР в экономическую и правовую системы Молдовы стал допуск приднестровских предприятий на внешние рынки (в т. ч. европейские) исключительно после их регистрации в соответствующих молдавских органах (как субъектов экономической деятельности Молдавского государства).

Вместе с тем руководство Молдовы последовательно выступало за вывод российских войск из Приднестровья и трансформацию военной миротворческой миссии России в зоне приднестровского конфликта в гражданскую полицейскую миссию ОБСЕ или ЕС. Указанные требования Кишинева особо активизировались с началом вооруженной агрессии России против Украины, после чего Молдова фактически заблокировала возможность ротации и перевооружения Оперативной группы российских войск в Приднестровском регионе Молдовы.

Переговоры по урегулированию приднестровского конфликта и определению статуса Приднестровья в составе Молдовы проводились как на двустороннем уровне между Кишиневом и Тирасполем, так и в пятистороннем формате, который включал Молдову и Приднестровье (участники конфликта), Украину и Россию (гаранты безопасности и переговорного процесса), а также ОБСЕ (посредник). Вместе с тем, переговоры фактически не имели успеха, за исключением решения сугубо экономических вопросов, из-за принципиальных расхождений между Молдовой и ПМР (а в сущности, стоящей за ПМР Россией) по вопросу статуса самопровозглашенной республики. Так, ПМР требует признания ее статуса в качестве «независимого государства» и равноправного участника переговоров, что категорически отбрасывается Молдовой.

Качественно другие подходы к решению проблемы восстановления территориальной целостности страны использует руководство Азербайджана,

что связано с фактическим сохранением состояния войны между Азербайджаном и Арменией за Нагорный Карабах, а также особенностями ситуации в регионе.

Так, Баку выступает за мирное решение конфликта, что реализовывается в рамках переговорного процесса с Арменией (как правило, при посредничестве России), а также во взаимодействии с Минской группой ОБСЕ (ФРГ, Беларусь, Италия, Швеция, Финляндия, Турция, Азербайджан, Армения). В рамках переговоров Баку придерживается твердых позиций о непризнании Нагорного Карабаха и невозможности прямого диалога с ним на равноправной основе.

Вместе с тем, в связи с неуступчивостью позиций Еревана, который поддерживается Москвой, Баку продолжает транспортно-экономическую блокаду Армении, а также проводит последовательные шаги по наращиванию своего военного потенциала с целью получения возможностей для силового решения нагорно-карабахской проблемы (военные затраты Азербайджана уже превышают весь государственный бюджет Армении). При этом, ситуация вокруг Нагорного Карабаха остается в перманентно напряженном состоянии с периодическим обострением вооруженного противостояния на его границах.

В сущности, имеющийся военный потенциал Азербайджана позволяет ему провести военную операцию для восстановления контроля над Нагорным Карабахом. Однако сдерживающими факторами для Баку остаются вхождение Армении в состав Организации Договора о коллективной безопасности, заключение соглашения между Россией и Арменией о создании объединенной группировки войск и наличие российской военной базы на армянской территории, а также угроза негативного влияния масштабной активизации конфликта вокруг Нагорного Карабаха на работу нефтегазовой отрасли Азербайджана, которая составляет основу его экономики.

***

Анализ мероприятий упомянутых выше стран по реинтеграции (деокупации) утраченных территорий позволяет определить основные направления их действий в данной сфере, а именно:

  • сдерживание противника (агрессора, оккупанта) с помощью союзников, а также обеспечение возможностей силового восстановления контроля над утраченными территориями (в рамках борьбы за независимость и территориальную целостность) в случае возникновения благоприятной ситуации;
  • конституционное закрепление статусов утраченных территорий, как оккупированных, аннексированных или принудительно отделенных, а также определение реинтеграции (деокупации) этих территорий государства его главной геополитической целью;
  • сохранение твердых позиций о возможности предоставления особых прав местным органам власти на утраченных территориях, признании выборов и других правовых актов только в случае их реализации в правовом поле государства;
  • инициирование и последовательное продвижение вопроса о размещении международных миротворческих миссий в зонах конфликтов, на границах с утраченными территориями, а также о разоружении незаконных вооруженных формирований и выводе с оккупированных территорий войск агрессора;
  • проведение активной дипломатической работы по убеждению мирового сообщества в недопустимости международного признания квазигосударственных образований на утраченных территориях и «законности» (легитимности) их оккупации (аннексии) агрессором, а также необходимости осуществления внешнего давления на него (в частности путем введения международных политико-экономических санкций);
  • достижение заинтересованности населения оккупированных территорий в их реинтеграции в состав государства путем обеспечения ощутимых преимуществ его политико-экономической системы;
  • проведение активной информационной кампании, направленной на поддержку и продвижение реинтеграционной политики государства, а также раскрытие действительных целей и методов действий агрессора и его марионеток на утраченных территориях;
  • осуществление влияния на политическую ситуацию на оккупированных территориях в плане поддержки партий и движений, выступающих за реинтеграцию (деокупацию) государства;
  • разработка политических, экономических, безопасностных и гуманитарных механизмов реинтеграции утраченных территорий после принятия принципиального политического решения о деокупации государства.

На сегодня указанные направления в той или иной мере уже реализуются в Украине. Вместе с тем, реальное возвращение в состав Украины аннексированного Россией украинского Крыма и оккупированных территорий Донбасса станет возможным только в условиях радикального ослабления режима В. Путина, что не позволит ему продолжать нынешнюю агрессивную политику. Это определяет принципиальную важность сохранения международных политико-экономических санкций против России до достижения их целей.

Кроме того, по оценкам экспертов Независимого аналитического центра геополитических исследований «Борисфен Интел», на сегодня нам крайне необходима Концепция (Стратегия) деокупации Украины как национальная геополитическая идея в развитие стратегического курса на сохранение и утверждение европейской идентичности Украины. Этот документ должен определить суть, направленность, пути достижения и конечную цель деокупации Украины. Он должен быть доступным и понятным не только каждому украинцу, но и всем международным партнерам Украины, включая страны СНГ и объединенной Европы (ЕС), США, НАТО, ООН, а также всем другим глобальным и региональным международным организациям.

Цивилизованный мир обязательно должен знать стратегическую цель деокупации Украины и нашу обеспокоенность, а также всячески и через легальные механизмы добиваться вывода войск агрессора с украинских территорий Крыма и Донбасса. Но это может быть произойти только тогда, когда мы сами сможем дать дефиницию данным процессам у себя в Украине, сможем сделать эту цель общенациональным достоянием и обязательно утвердить ее на законодательном уровне, т.е., решением Верховной Рады Украины.


Об авторе
[-]

Автор: Иван Сичень

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.01.2017. Просмотров: 179

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta