Отношения России с Арменией и Азербайджаном в контексте украинского кризиса и конфронтации с Западом

Содержание
[-]

Отношения России с Арменией и Азербайджаном в контексте украинского кризиса 

«Новая газета» решила изучить, как меняются отношения России со странами постсоветского пространства в свете событий в Украине. Для этого мы пригласили экспертов в области политики и экономики. Очередной выпуск проекта посвящен отношениям России с Арменией и Азербайджаном. Эксперты рассказали о том, что влияет на эти отношения и как они меняются в связи с украинскими событиями.

***

Дмитрий Арапов, член Всероссийской ассоциации востоковедов. Доктор исторических наук, профессор Исторического факультета МГУ:

— Отношения России с каждой из этих республик развивались по-своему. Вместе с тем, главной конфликтной ситуацией, которая разделяет Азербайджан и Армению уже на протяжении не одного десятилетия — это карабахский кризис. И поэтому для Армении дружба с Россией — это важнейший фактор: экономический, политический и военный.  Военно-оборонительный связан с тем, что в Армении на турецкой границе стоит русская военная база, которая обеспечивает прикрытие Армении от потенциальной угрозы с юга.

Для Азербайджана проблема отношений с Россией — это каспийский фактор, это проблема каспийского шельфа, это проблема рыбы, это проблема занятости. И для Армении, и для Азербайджана есть проблема занятости в России многих тысяч граждан этих республик, которые здесь работают. И, конечно, проблема участия России в карабахском вопросе, где Россия ставит своей главной задачей не дать, ни в коем случае не дать вот этому карабахскому фактору принять снова ту обостренную военную форму, которая происходила в начале 90-х годов.

Что касается того, что было после украинских событий, особенно февраля-марта, то здесь надо сказать, что Армения восприняла все это очень позитивно, и фактором этого является вступление Армении в Таможенный союз. А вот что касается Азербайджана, тут картина такая: формально Азербайджан к этому отнесся более умеренно, сдержанно. Но здесь опять вопрос в том, что Азербайджан не хочет портить отношения с Россией из-за какой-то там далекой и в общем непонятной Украины, потому что Азербайджан никогда с Украиной, прямо скажем, никаких особо близких отношений не поддерживал.

Кстати, у Армении и Азербайджана с Россией нет территориальных споров,  это тоже очень важный момент. Затем, большую роль играет внутреннее положение. В Армении фактически оппозиции нет. Принципиальной разницы между группой элиты, которая стоит у власти и группы элиты, которая является оппозицией, нет. Главное для любого армянина, подчеркиваю, любого армянина — это Карабах. И поэтому он может говорить все, что угодно, но то, что связано с Карабахом, важнее любой какой-то украинской территории. Помимо всего прочего, еще есть такой момент: в Крыму существует небольшая армянская диаспора, и политика России всячески учитывает интересы этой культурной армянской автономии.

Что касается Азербайджана, то я как-то сомневаюсь, что Азербайджан побежит на Запад из-за Украины. Запад-то далеко, а Россия все-таки рядом. К тому же, есть внутренний азербайджанский фактор. Для клана Алиевых, который сейчас у власти, поддержка России очень важна. В свою очередь, Россия заинтересована в Алиевых, потому что непонятно, кто может появиться взамен, какой чертик выскочит из табакерки, тем более, что реального лидера оппозиции там нет.

В общем, отношения сейчас между Арменией и Азербайджаном с одной стороны и России с другой, на мой взгляд, довольно приличные. Как будут дальше развиваться события, мы сейчас сказать не можем. Я не думаю, что для русско-армянских и русско-азербайджанских отношений украинский фактор — какая-то значительная вещь. Так или иначе, отношения Армении и Азербайджана завязаны на Карабах. А Россия как бы стоит над этой схваткой и старается, насколько возможно, сдержать обе стороны, чтобы они не схватили друг друга за глотку.

***

Владимир Евсеев, глава отдела Кавказа Института стран СНГ:

 - До украинских событий Россия пыталась одновременно выстраивать отношения с Арменией и Азербайджаном. При этом Россия поставляла оружие Азербайджану, хотя одновременно поставляла и Армении, но Армения всегда Россию за это упрекала. Здесь хочу заметить, что поставки зенитно-ракетных комплексов С-300, как и некоторых других систем, случились именно до украинского кризиса.

Что ещё характеризовало Россию? Отношения российско-армянские — это союзнические, российско-азербайджанские — стратегическое партнерство. Но стратегическое партнерство не очень складывалось. Мне приходилось бывать в Баку и в то время, и уже в начале украинского кризиса. И у меня было ощущение, что есть очень серьезное недопонимание с азербайджанской стороны. Вот посмотрите: была закрыта Габалинская радиолокационная станция, для которой была завышена стоимость арендной платы приблизительно на порядок. Азербайджанцы говорили, что основная причина этого заключается в том, что там очень хорошее место для туризма, и что много народу страдает от разного рода заболеваний от облучения с этой станции.

Я думаю, что это было неоднозначно — у нас по сути был всего один военный объект на территории Азербайджана, и поэтому отказ от продления его аренды показывал прекращение военного сотрудничества между двумя странами даже при сохранении военно-технического сотрудничества. Я уверен в том, что только военное сотрудничество является основанием вообще говорить о возможности военно-стратегического партнерства. Поэтому, по сути, военно-стратегического партнерства с Азербайджаном у нас не стало.

Россия и Азербайджан имели хорошие экономические отношения, учитывая то, что товарооборот между Россией и Азербайджаном приблизительно равнялся товарообороту между Россией и Ираном. Совершенно понятно, что Иран и Азербайджан — государства несоизмеримые по потенциалу. Тем не менее, это было так.

Для экономического сотрудничества с Арменией условия неблагоприятны, потому что у нас отсутствует общая граница. Нужно транспортировать грузы через Грузию. Есть еще коридор через Иран, но здесь мешают большие транспортные расходы. Товарооборот был не такой большой с Арменией.

Россия на территории Армении владела и сейчас владеет рядом предприятий — ключевых предприятий, но с армянской стороны были упреки в том, что Россия эти предприятия не развивает. Армения находится в сильной зависимости от поставок российского газа, потому что в Армении, во-первых, многие автомобили переведены на газ, во-вторых, газ — это отопление в домах.

В целом, Армения зависит от России, но зависит не до такой степени, чтоб проводить политику, которая нужна России. Плюс ко всему, Соединенные Штаты Америки смогли внедрить на разных уровнях исполнительной власти Армении людей, которые являются проводниками западного влияния. Эти люди даже есть в окружении нынешнего президента Сержа Саргсяна.

Поэтому с этой стороны наблюдается некая двойственность: то есть есть зависимость в сфере обороны, в сфере поставок энергоресурсов, в плане инвестиций, но в то же время есть постоянное желание дружить с Западом. И это характерно для Армении. Азербайджан — государство, которое имеет ресурсы для содержания собственной страны. Но здесь тоже парадокс: если бы в Азербайджане было все хорошо, то тысячи людей не выезжали бы в Россию на заработки. То есть получается, что, получая огромные дивиденды от продажи нефти и природного газа, азербайджанское руководство не совсем умело этим распоряжается.

Азербайджан пытался периодически заинтересовать каким-то сотрудничеством в плане транспортировки энергоресурсов, поэтому иногда использовалась доставка нефти в виде реверса из Азербайджана через российскую территорию.

В целом, Азербайджан проводил политику многовекторности с большим упором на Запад, потому что считалось, что Запад может сдерживать российское влияние на Кавказе. И, по-видимому, была некоторая переоценка заинтересованности Запада в стабильности на территории Азербайджана.

Есть некое сотрудничество в сфере культуры, причем здесь интерес очень серьезный, очень серьезные деньги вкладываются со стороны Азербайджана, чтобы создать хороший имидж. Речь идет и о публикации разного рода материалов в российских СМИ, организации всяких помпезных мероприятий. Армения проводит эту политику более тонко, во всяком случае, в СМИ она так не работает напористо, как это делает Азербайджан. То есть в целом, оба государства заинтересованы в сохранении хороших отношений с Россией, но каждое идет своим путем.

Россия пыталась выстраивать свою политику так, чтобы поддерживать отношения и с Баку, и с Ереваном. В Азербайджане не хотели ссориться с Москвой, но при этом укрепляли отношения с Соединенными Штатами Америки и Израилем, в частности. В Ереване всегда рассчитывали на российскую военную помощь, в частности, со стороны военной базы в Гюмри, но при этом тоже пытались выстраивать отношения с Западом. Вот такая ситуация наблюдалась до украинского кризиса.

Украинские события очень серьезно повлияли на взгляды руководства Азербайджана, в первую очередь Ильхама Алиева, на то, насколько можно доверять Западу. Виной этому были высказывания бывшего посла США в Баку, который, по сути, угрожал организацией "цветных революций" на территории Азербайджана. От этого можно было бы отмахнуться, если бы не знать, что в Азербайджане на самом деле стала ухудшаться ситуация внутри страны. Она обусловлена тем, что умеренную оппозицию удалось подавить — часть была посажена, часть куплена; во всяком случае, умеренной оппозиции в Азербайджане просто не осталось. Но зато укрепилась радикальная оппозиция. Что делать с ней — никто не знает, потому что значительное количество азербайджанцев воюют в Исламском Государстве, и они могут вернуться. Часть из них возвращается. Их стараются сажать в тюрьмы, каким-то образом подавлять.

Кроме того, на территории Азербайджана усиливается суннизм (изначально это было шиитское государство), суннизм, причем ваххабитского толка. Так что создается базис для исламского радикализма на территории Азербайджана. И в случае какой-либо дестабилизации — а основанием для этого может стать продолжающееся сокращение добычи нефти; при высокой рождаемости населения, при радикализации некоторой части общества, при нерешенных межнациональных отношениях создаются условия для возникновения «арабской весны» на территории Азербайджана. Исключать этого нельзя при определенном развитии событий.

Вот в отношении Армении такого не наблюдается — почему, потому что, во-первых, есть внешний фактор. Внешний фактор — это Карабах, который надо защищать, и это сплачивает население. Основания нестабильности есть — конституционная реформа, проблемы социально-экономические, которые серьезны на территории Армении, и которые тоже выталкивают армян с территории Армении на заработки в Россию либо вообще отъезд, есть проблемы и в некоторых других сферах, но, в целом, стабильность Армении выше, чем стабильность Азербайджана.

Как повлияли украинские события на Армению — они тоже подтолкнули, по-видимому, к принятию решений, потому что в течение долгих лет рассматривалась только одна альтернатива развития, один путь — это ассоциация с Европейским союзом. И к этому в течение многих лет Армению готовили. Как вы знаете, было принято решение о том, чтобы Армения вошла в Евразийский экономический союз. И это решение состоялось именно в период украинского кризиса. По-видимому, когда были взвешены плюсы и минусы, стало понятно, что Армения не может рисковать союзническими отношениями с Российской Федерацией. И Армения сделала этот выбор, но при сохранении отношений с Западом, от запада Армения не отказывается.

Ну, Россия и помимо этого, конечно, участвует в урегулировании проблемы Нагорного Карабаха как сопредседатель Минской группы ОБСЕ, но надо понимать, что здесь таких больших успехов не наблюдается. Тем не менее, 14 августа состоялась встреча в Сочи президентов Армении, Азербайджана и Российской Федерации, и именно после этого было ослабление противостояния в зоне Нагорного Карабаха. То есть, когда нужно — Россия вмешивается. Недавно, как вы знаете, был сбит вертолет Ми-24 над территорией Нагорного Карабаха. По-видимому, Россия тоже способствовала тому, чтобы этот конфликт не разросся.

Я думаю, что не надо это связывать с разрешением проблемы Нагорного Карабаха, потому что я не вижу возможности разрешения этой проблемы. Потому что тот механизм, который был предложен в рамках Минской группы ОБСЕ, то есть измененные Мадридские принципы, которые были озвучены, в частности, в мае этого года послом Уорликом (это посол США, сопредседатель Минской группы ОБСЕ), этот подход не работает. Его отвергли, причем отвергли и армяне, и азербайджанцы. Поэтому говорить о какой-то связи между разрешением проблемы Нагорного Карабаха и отношениями с Россией, наверное, было бы неправильно, потому что, скорее всего, эта проблема решена не будет. Более вероятно сохранение некоего статуса-кво.

Теперь в отношении двусторонних отношений: я полагаю, что, если России удастся реализовать некие инфраструктурные проекты, одним из которых я рассматриваю возможность, в некоторой перспективе, воссоединения железной дороги через территорию Абхазии, в этом случае, бесспорно, российско-армянские отношения в экономической сфере укрепятся.

Потому что сдерживающим фактором являются все-таки значительные транспортные расходы при доставке грузов из Армении, а воссоединение железных дорог позволяет сократить эти транспортные расходы. Но сейчас главная проблема — это отношение грузинского руководства. Пока грузинское руководство давать разрешение на воссоединение железной дороги не собирается.

Я не вижу для Армении альтернативы Российской Федерации в сфере безопасности. Это будет способствовать тому, что отношения в военно-политической сфере будут только укрепляться. Потому что проблема Карабаха остается; Россия является естественным защитником Армении, причем не со стороны Азербайджана, а со стороны Турции. Как события в Турции будут развиваться — никто не понимает, потому что есть неопределенность, связанная с курдской проблемой.

В этих условиях неопределенности для Армении российское присутствие является обязательным. И то, что Россия это тоже понимает, подтверждается учениями, которые проходили недавно на территории Армении и в которых участвовала российская база в Гюмри.

В отношении экономики однозначности такой нет: здесь Армения хотела бы сохранить отношения с Европейским союзом и участвовать в евразийской интеграции. Евразийская интеграция несколько будет сдерживаться отсутствием общей границы и отсутствием железной дороги. Поэтому, по-видимому, бурного развития отношений в сфере экономики ожидать пока не стоит, потому что для этого просто нет оснований. Но, тем не менее, некий позитив в отношениях возможен, если евразийская интеграция будет позитивной в целом. В целом, я думаю, что ничего не может помешать сохранению и укреплению российско-армянских отношений именно как союзников.

В отношении Азербайджана нет полной уверенности, что удастся укреплять двусторонние отношения в рамках стратегического партнерства. Есть серьезное вмешательство внешних сил — и со стороны Турции, и со стороны США. Плюс фактор влияния Исламского Государства, плюс некая внутренняя нестабильность. Поэтому, я не уверен в том, что нам удастся на самом деле выйти на стратегическое партнерство.

Россия по-прежнему готова поставлять оружие Азербайджану, хотя бы для того, чтобы контролировать те системы, которые там находятся. Считается, что это будет удерживать Азербайджан от вооруженного конфликта, потому что Россия имеет возможность контроля над системами оружия.

В целом, получается так, что после украинских событий в Баку появились сомнения в том, что Запад на самом деле хочет стабильности Азербайджана, а в Армении появилось желание укрепить отношения с Российской Федерацией. И это является следствием украинских событий, хотя, может быть, не прямое, а косвенное следствие.

***

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: «Новая газета», Москва

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.01.2015. Просмотров: 429

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta