Отец в декретном отпуске, или грядущее новое родительство. Декретного отпуска для матерей стало слишком мало

Содержание
[-]

Отец в декретном отпуске, или грядущее новое родительство 

Декретного отпуска для матерей стало слишком мало: он помог женщинам выйти на рынок труда, но сейчас стал тормозом для их карьеры и заработка. Наступает новое — уравновешенное родительство. С отцом в главной роли.

В сериале «Домашняя война», снятом в 60-е годы, серия «День матери» начинается с благих намерений и заканчивается катастрофой. Отец и сын стараются сделать счастливой мать (двойную роль хозяйки и начальницы прачечной играет самая известная польская «работающая женщина» Ирена Квятковска (Irena Kwiatkowska)), но лишь запускают серию трагикомических событий, которые добавляют ей новых дел и превращают квартиру в руины.

Режиссер сериала Ежи Груза (Jerzy Gruza) метко изобразил определенную двойственность ситуации. Десятью годами позже добрые намерения в отношении матерей продемонстрировали социальные государства, которые, чтобы облегчить им жизнь, ввели оплачиваемый декретный отпуск. Вначале положительные стороны были очевидны, но со временем оказалось, что излишняя забота имеет свои побочные эффекты, которые уже не были для матерей так хороши. Тогда, в 70-е годы, главная задача состояла в том, чтобы обеспечить женщинам и детям безопасность в сфере здоровья. Сейчас дискуссия переместилась в иную плоскость, она касается фактического равноправия на рынке труда, перспектив профессионального развития, реализации работающих женщин, а также блага экономики. Все чаще звучат мнения, что декретный отпуск влияет на жизнь женщины, по меньшей мере, неоднозначно. Неожиданным образом он стал бременем, и чтобы изменить ситуацию, все больше стран старается призвать на помощь отцов.

Лучше худший мужчина?

Два месяца назад это сделала Великобритания, хвалившаяся до этого годовым отпуском (одним из самых долгих в Европе) для матерей. С апреля ему на смену пришел 50-недельный родительский отпуск, который мать и отец могут разделить между собой по собственному желанию. Мать обязана оставаться с ребенком только в первые 14 дней после родов, а потом родители могут сменять друг друга или заниматься ребенком вместе. В течение 37 недель один из них получает 90% зарплаты, остальная часть отпуска не оплачивается. Новый закон распространяется также на приемных родителей, однополые пары, людей, состоящих в гражданских союзах, а также тех, кто воспитывает ребенка своего партнера.

Британцы несколько лет говорили о необходимости создать более уравновешенную модель опеки над маленькими детьми, то есть активнее подключить к ней отцов. В 2007 году Глава Комиссии по равенству и правам человека Никола Брюэр (Nicola Brewer) предупреждала, что концентрация социальных программ по уходу за детьми на женщинах может привести к «незапланированному эффекту»: «Из-за этого они становятся менее привлекательными для работодателей».

Иветт Купер (Yvette Cooper) — первый в британской истории министр, который ушел в декретный отпуск, говорила о скрытой дискриминации и о 50 000 женщин, которым после периода ухода за ребенком некуда было возвращаться. Ей вторил известный бизнесмен и политик Алан Шугар (Alan Michael Sugar), подчеркивая, что многие работодатели не принимают на работу женщин детородного возраста. Перспектива ухода женщин в годовой отпуск приводит к тому, что они делают выбор в пользу мужчин с аналогичной или даже более низкой квалификацией.

Британское правительство рассчитывает, что новый закон позволит более справедливо разделить время отсутствия на рынке труда, однако чудес не ожидает. Предполагается, что в ближайшие годы на отцов будет приходиться от 2 до 8% продолжительности декретных отпусков. Средний показатель в странах, которые недавно приняли аналогичные законы, например, в Чехии, Австрии, Польше или Франции составляет 3%. Но может быть гораздо лучше.

Отцовская квота

Новый британский закон — это шаг в направлении, которое еще в середине 80-х задали скандинавы. Самый радикальный и равноправный подход используют шведы, которые даже избегают в документах наименований «мать» и «отец». Родительский отпуск продолжается там дольше всего — 480 дней. 390 дней опекун, остающийся с ребенком, получает 80% прежней зарплаты (пособие положено также тем, кто до этого не работал). 60 дней отпуска зарезервировано исключительно для отцов — это «отцовская квота», которую нельзя передать другому родителю (она существует также в Исландии и Норвегии). Каков эффект? Каждый четвертый человек, пользующийся родительским отпуском, — мужчина.

В Норвегии «отцовскую квоту» ввели в 1994 году, и составляет она 14 недель (столько же, сколько «квота» матери). Кроме того, у родителей есть 18 недель оплачиваемого отпуска, который они могут разделить между собой. Воспользовавшиеся таким отпуском норвежские отцы лучше и охотнее занимаются своими детьми. Исследования, в частности, показывают, что они проводят с ними на час больше времени, с большим желанием их моют, кормят, одевают. А дети лучше развиваются, например, оказываются более успешными в тестах на уровень развития познавательной деятельности.

Сейчас норвежские отцы используют в среднем 8,5 из 14 полагающихся им оплачиваемых недель отпуска по уходу за ребенком. Только каждый третий отец в Осло берет полный отпуск. Если квоты отменят, скорее всего произойдет то, что в Дании: опека вновь будет переложена на плечи матерей. Чтобы склонить мужчин заниматься детьми Норвегия и Швеция ввели доплаты для семей, которые делят опеку над детьми пополам.

В других частях Европы методы не столь радикальны, а эффекты, соответственно, не столь видны. Польша тоже ввела родительский отпуск и эластичную форму его использования. Платный отпуск длится 20 недель, из которых 14 должна обязательно использовать мать. Дополнительный (6 недель) и родительский (26 недель) отпуск опекуны могут разделить между собой произвольно. Мужчинам полагается также две недели отцовского отпуска. В целом получается год оплачиваемого ухода за ребенком, то есть средний европейский показатель. Примером для польских мужчин могут послужить соседи из-за Одры. Когда в 2006 году там ввели родительский отпуск, немецкие отцы проводили с детьми всего 3% причитавшегося им времени, а сейчас — уже более 30%.

Декретный отпуск для отцов стал в развитых странах трендом. Уже много лет он существует в Австралии и Новой Зеландии. Между тем, есть и удивительное исключение.

США, как Папуа

«Сегодня мы единственная развитая страна на Земле, которая не гарантирует своим гражданам оплачиваемые больничные или оплачиваемый декретный отпуск», — негодовал недавно президент Барак Обама, выступая с обращением к нации в Конгрессе. По данным Международной организации труда, столь же безжалостно относятся к своим гражданам только Папуа — Новая Гвинея и Оман, возможно, еще Свазиленд.

Правительство США не обеспечивает матерям платный отпуск и не обязывает работодателей его оплачивать. Американским женщинам полагается 12 недель бесплатного декретного отпуска, но касается это лишь тех женщин, которые работают в фирмах, число работников в которых превышает 50 человек, и занимаются одной и той же работой как минимум год (это половина работающих женщин). Даже федеральное правительство не дает декретных отпусков своим сотрудницам.

На практике американки используют во время родов сэкономленные дни отпуска или больничного. Несколько штатов, в частности, Калифорния, Нью-Джерси и Вашингтон идут на поддерживающие женщин шаги, они, например, удлиняют отпуска, распространяют их действие на женщин, работающих в маленьких компаниях, вводят дополнительный налог на материнские выплаты. Итог таков, что декретным отпуском пользуется только 10% американок.

Подавляющее большинство американцев, 86%, хочет введения оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком, об этом говорят избиратели и демократов, и республиканцев. Несмотря на это перспектив для комплексных изменений мало. Очередные проекты законов, которые готовит сенатор-демократ Роза ДеЛауро (Rosa DeLauro), уже десять лет не находят никакого отклика. В Конгрессе многие демократы ее поддерживают, но республиканцы — нет. Поэтому даже Хиллари Клинтон, у которой есть шанс стать первой женщиной-президентом США говорит, что отпуск для матерей — это пока «политическая фантастика».

Мачо-принципы

Между тем, согласно докладу Международной организации труда, мир может быть собой доволен: 85% государств соответствуют ее стандартам и обеспечивают матерям по крайней мере три месяца декретного отпуска, который оплачивается из бюджета или из кошелька работодателя. В развитых странах все хорошо, в развивающихся — становится лучше. Однако до сих пор лишь в половине государств предусмотрен отпуск для отцов (от 5 до 15 дней).

В этой сфере препятствием становится культура, в том числе корпоративная. Во всех точках земного шара основным опекуном детей продолжает считаться мать. А поскольку женщины все еще зарабатывают хуже, чем мужчины (средняя европейская диспропорция — 16%), они берут отпуск, а мужчины работают, продвигаются по службе и увеличивают заработки, углубляя неравенство.

В большинстве компаний с отсутствием отца на работе готовы считаться только непосредственно после появления ребенка на свет. Те мужчины, которые стараются совместить профессиональную деятельность с более продолжительным уходом за ребенком, сталкиваются с такой же (или даже более монолитной) стеной неприятия, с какой не первое десятилетие сталкиваются женщины.

Исследования, которые проводились в разных странах Европы в последние 40 лет (с тех пор, как декретный отпуск для женщин стал нормой), не демонстрируют однозначно положительных результатов. С одной стороны, известно, что женщины, которые могли рассчитывать на оплачиваемый отпуск и сохранение рабочего места, охотнее выходили на рынок труда и решались завести детей, после чего возвращались к профессиональной деятельности. Благодаря этому удалось уменьшить разрыв в числе работающих женщин и мужчин. Но появились другие проблемы.

Во Франции, где декретные выплаты и денежная помощь семьям — одни из самых щедрых, работает 60% женщин и 68% мужчин в возрасте от 15 до 64 лет, при этом 30% женщин — не на полную ставку (среди мужчин — 7%). Так происходит потому, что женщины стараются совмещать родительскую и профессиональную роль, принося в жертву вторую. Неполная занятость — это более низкий заработок, низкая пенсия и снижение шансов на продвижение по службе.

Не засидись дома

Опубликованный в прошлом году комплексный доклад Организации экономического сотрудничества и развития на тему влияния декретного отпуска на рынок труда также доказывает, что если женщины остаются дома с детьми на полные два года, их умения и знания устаревают, а шансы вернуться на рынок труда резко снижаются. Щедрые выплаты поощряют к тому, чтобы оставаться дома: чем более долгий отпуск предлагает страна, тем дольше женщина не возвращается на работу, и чем большее пособие она получает, тем сильнее падает ее мотивация.

Это ключевой вывод исследований во многих странах-членах ОЭСР: длящийся больше 24 месяцев декретный отпуск наносит отчетливый вред профессиональной жизни женщины. В принципе дорого обходится каждый год пребывания за пределами рынка труда. Во Франции женщины, которые провели в отпуске по уходу за ребенком год, зарабатывают на 7-17% меньше, чем раньше. В Германии — на 6-20% меньше. В 2007 году родительский отпуск сократили там до 12 месяцев.

Неизвестно, насколько устойчиво снижение заработка. Разные исследования показывают, что женщины могут как вернуться к прежней зарплате в течение трех лет (Канада), так и не добиться этого даже за десятилетие (Франция). Согласно докладу ОЭСР, лучших успехов в профессиональной деятельности добиваются женщины, которые оставались с ребенком не больше 20 недель. Поэтому многие матери с высшим образованием, которые занимают высокие должности, стараются вернуться на работу как можно быстрее.

Самым неоднозначным примером такой решительности был шаг министра юстиции в правительстве Николя Саркози Рашиды Дати (Rachida Dati), которая вышла на работу через пять дней после кесарева сечения. Министр обороны Испании Карме Чакон (Carme Chacon) тоже работала практически до самых родов: мир обошли фотографии, как она принимала смотр войск, находясь на большом сроке беременности.

Более равномерное разделение родительского отпуска по уходу за ребенком — это не только еще один шаг к экономическому равноправию женщин, но и шанс на более эффективное использование человеческого капитала в целом. В Европе, США, Канаде и Австралии женщины превосходят мужчин по образованию. Они жертвуют своей карьерой и занимаются детьми, хотя на работе у них есть реальные шансы быть более производительными и творческими, чем мужчины, а также больше зарабатывать. Каков вывод? Мы не можем позволить себе, чтобы женщины сидели дома с детьми, а мужчины работали.

 


Об авторе
[-]

Автор: Паулина Вильк

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.06.2015. Просмотров: 206

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta