От сообщества приматов — к невообразимому будущему

Содержание
[-]

«Новая газета» начинает совместный проект с порталом TheQuestion

В этой рубрике мы представим лучшие ответы, посвященные влиянию новых технологий на культуру и общество

Справка «Новой газеты»

Портал TheQuestion.ru представляет собой крупнейший в Рунете сервис вопросов и ответов, работающий по принципу социальной сети. Любой желающий может зарегистрироваться на портале и задать интересующий его вопрос в любой сфере знаний — от медицины до политики. Отвечать также могут все желающие, но пользователи выбирают и рейтингуют наиболее компетентные ответы, представленные экспертами в своих областях.

«Новая газета»: - Какие предпосылки были в обществе для появления социальных сетей или они появились случайно и только благодаря технологиям?

Виктор Вахштайн, профессор факультета социальных наук «Шанинки» (МВШСЭН):

— Если верить нашим коллегам, биологам и антропологам, то «прототипы» всех существующих сегодня технологических инноваций — от социальных сетей до интернета в целом — легко обнаруживаются в животном мире. К примеру, три биолога из Стэнфордского университета в 2012 году показали, что подлинными изобретателями протокола TCP/IP, на котором основана работа интернета, следовало бы считать муравьев. Отдельные особи играют роль «пакетов», скорость передачи пакетов напрямую связана со скоростью получения «подтверждений» — когда из какой-то зоны муравьи начинают возвращаться быстрее и приносить больше ресурсов, туда «посылается» больше новых особей, а если муравьи перестают возвращаться совсем, через 20 минут этот маршрут «закрывается» для рассылки.

Аналогичным образом биолог Дэвид Люссо из Абердина три года назад заявил, что нашел технологии, аналогичные фейсбуку и твиттеру, у касаток. Животные эффективно обмениваются сообщениями о еде и угрозах, активно используют «лайки» и «репосты», обеспечивая независимую оценку достоверности информации и ее оперативное распространение (есть ли у касаток свои «паблики» и «репостят» ли они смешные картинки, Люссо умолчал).

Наконец, английский антрополог Роберт Данбар показал, что количество эффективных контактов у высших приматов напрямую зависит от характеристик коры головного мозга — оно не может превышать 150 «собеседников». Это число (так называемое «число Данбара») потом, разумеется, апробировали на фейс­буке. И, конечно же, пришли к выводу, что фейсбук недалеко увел нас от обезьян: принцип менеджмента социальных связей в сети у нас точно такой же, как у наших далеких предков в офлайне.

Впрочем, здесь я бы предостерег от чрезмерного доверия подобным исследованиям. Дело в том, что — аксиоматически — биология и антропология нацелены на поиск констант и инвариантов. Сама логика этих дисциплин заставляет ученых искать то общее, что объединяет муравьев и интернет, приматов и фейсбук, китов-убийц и читателей TheQuestion и «Новой газеты». В противоположном углу ринга, к примеру, находятся представители социологической области STS (Science and Technology Studies). И если биолог верит, что социальные сети придумали обезьяны, то социолог технологий считает обезьяной любого, кто не зарегистрирован в социальной сети.

Как изменится наша жизнь, если завтра главной и единственной валютой станут «лайки» в социальных сетях?

Василий Гатов, научный сотрудник Центра по изучению коммуникационного лидерства и политики Университета Южной Калифорнии:

— Вы правильно чувствуете кризис старых систем. Государства — очень старые системы, с большим количеством ретроградных признаков. Роль денег в обществах постмодерна, в информационном обществе, действительно меняется, и многие люди, живущие преимущественно в «зоне перехода» — интернете, ощущают это сильнее других.

В среде экономистов и медиа уже несколько лет обсуждается тема «экономики внимания». Концепция экономики внимания состоит в том, что единственным инструментом оценки подлинной капитализации, а значит, и рыночного успеха компаний нового типа — таких как Uber, Amazon, Netflix и многих-многих других — нельзя считать их выручку, оборот, прибыль. «Лайки» (и другие социальные действия в интернете) действительно обладают признаками «валюты» в этой гипотетической версии экономики.

Однако не следует забывать, что рынок не равен «Гуглу», «Яндексу» и «Уберу». Внимание потребителей важно для компаний, которые производят конечные, ритейловые услуги. Людям все равно нужны физические предметы, в том числе компьютеры, смартфоны, инфраструктура, нужна энергия, нужен транспорт. В этом месте роль «внимания» как универсального эквивалента теряется. Условно говоря, «Газпрому» «лайки» не нужны, ему нужны рубли, доллары и евро, чтобы платить зарплаты персоналу, оплачивать инфраструктуру доставки, платить налоги.

Даже если представить себе «обменный курс» валюты внимания на валюту классическую (как рубль), то сразу становится понятно, что у «лайков» нет никакого универсального свойства денег и, уверен, никогда не появится. Для того чтобы условные «валюты» были признаны в качестве платежного средства, их количество должно быть ограничено, а ведь количество социальных интеракций — бесконечно.

Можно представить себе, конечно, некое ужасное общество, в котором власть захватил фейсбук. Где люди работают (например, подметают улицы) за право поставить «лайк», скажем, компании-производителю еды. Но для того чтобы такое общество могло существовать, социальные сети должны вытеснить государство как организатора правил и стационарного бандита.

Какой будет технологическая индустрия через 50 лет?

Олег Капранов, главный редактор журнала «Мир ПК»/DGL.ru:

— Как показывает опыт футурологов и фантастов предыдущих лет, традиционно ошибка строится на том, что мы линейно прогнозируем развитие существующих сегодня технологий и горячих тем. Классика жанра — фильм «Звездные войны», где герои путешествуют по галактикам, но панели управления космических кораблей оснащены механическими кнопками.

В реальности же развиваются совсем не те направления и совсем не те модели использования технологий, как мы могли бы предположить. Все дело в том, что технологии придумывают одни люди, а продукты на их основе, которые можно продать пользователю, — другие.

Безусловно, технологии станут более индивидуальными, более «облачными» и менее локальными. Если все будет развиваться такими же темпами, то мы увидим автовождение транспортных средств. Интересно выглядят и перспективы 3D-печати, но в более пользовательском разрезе: еда, бытовые предметы, медицина.

Но надо понимать, что важную роль играет и политика. Так что вполне возможно, что следующим технологическим прорывом окажется каменный топор.

Майк Бутчер, редактор TechCrunch Europe:

— Если вы посмотрите на экспоненту роста технологий, через 10 лет в большинстве городов будут машины без водителей — это будет мейнстрим, ничего особенного. В течение 20 лет компьютер сможет обрабатывать такое же количество информации, как и человеческий мозг, и обгонит его по этому показателю в течение 30 лет. Через 40 лет вы сможете скачать свой мозг и свое сознание и залить их в компьютер, они будут жить самостоятельной жизнью. И это не мои фантазии, это простой расчет, исходящий из того, что темпы роста технологий сохранятся на нынешнем уровне.

Так что ответ такой: что будет через 50 лет, мы даже не можем себе представить. Единственное, что можно сказать: к этому моменту все, о чем мы сможем подумать, можно будет осуществить.

 


Об авторе
[-]

Автор: "Новая газета"

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.08.2016. Просмотров: 151

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta