Особенности военной спецоперации России против Украины в Черном море

Статьи и рассылки / Темы статей / Украина
Тема
[-]
Военная спецоперация России в Украине  

***

Успехи, помехи и огрехи

Заместитель главкома ВМФ РФ вице-адмирал Игорь Мухаметшин во время недавнего посещения Зеленодольского завода имени Горького заявил, что Россия планирует увеличить строительство кораблей, оснащенных высокоточным ракетным оружием.

На заводе имени Горького как раз ведется сборка малых ракетных кораблей (МРК) проекта 21631 «Буян-М», оснащаемых крылатыми ракетами «Калибр», которые предназначены для высокоточных ударов по морским и береговым целям. Но вот в чем парадокс: если первые корабли этого типа сдавались флоту темпом две единицы в год, то теперь ВМФ получает один корпус МРК в год, а то и в полтора. Последний спущенный на воду и десятый в серии из 12 единиц МРК «Град» по плану должен был пополнить ВМФ еще в прошлом году. Но он до сих пор не вышел на испытания.

НЕДОСТАТОЧНАЯ «КАЛИБРИЗАЦИЯ»

Во время специальной военной операции (СВО) на Украине «Буяны-М», равно как и другие корабли Черноморского флота, вооруженные «Калибрами» (а это помимо трех МРК проекта 21631 четыре дизель-электрические подводные лодки (ДЭПЛ) проекта 06363 «Палтус» и два фрегата проекта 11356Р/М), зарекомендовали себя самым лучшим образом. Фактически они выполняют стратегические задачи по уничтожению важнейших военных и инфраструктурных объектов Украины. 

Тем временем фрегат проекта 11356Р/М, две ДЭПЛ проекта 06363 и один МРК проекта 21631 Черноморского флота, а также фрегат «Адмирал Касатонов» проекта 22350 Северного флота с «Калибрами» на борту, развернутые в Средиземном море, играют роль сдерживающего фактора от вмешательства государств НАТО в украинский конфликт. 

Даже несмотря на очевидный успех «Калибров» в антитеррористической операции в Сирии, пополнение «калиброносцами» ВМФ осуществляется крайне медленно. Сейчас в составе всех флотов (четыре флота плюс Каспийская флотилия) насчитывается три атомных подводных лодки (АПЛ) проекта 885/885М, девять ДЭПЛ проекта 06363, два фрегата проекта 22350, три фрегата проекта 11356Р/М, двенадцать МРК проектов 21631 и 22800. Этого количества крайне мало для сдерживания антироссийского вала со стороны НАТО и со стороны союзников США на Дальнем Востоке. 

Снижение темпов строительства МРК проекта 21631, похоже, было с связано с завышенными ожиданиями относительно скорейшего появления в составе ВМФ 18 малых ракетных кораблей проекта 22800 «Каракурт». При меньшем по сравнению с «Буянами-М» водоизмещении они должны были обладать более высокими скоростными и мореходными качествами. 

Но «Каракурты» споткнулись о двигатели. Питерский завод «Звезда» не смог обеспечить серийную поставку дизелей М-507Д-1–01-ОМЗ, более ранние модификации которых широко использовались еще в советские времена. В результате флот пополнили только три «Каракурта». Еще один – «Циклон», который должен был передан ВМФ в прошлом году, – продолжает на Черном море государственные испытания. Почему страна, создающая двигатели для гиперзвуковых ракет, не может справиться с производством дизелей, совершенно необъяснимо. 

Между тем руководитель судостроительной корпорации «Ак Барс» Ренат Мистахов еще два года назад говорил, что Зеленодольское ПКБ, входящее в это объединение, разработало модернизированные проекты на базе МРК 21631 и ракетного корабля 11661К «Гепард» (кстати, РК «Дагестан» проекта 11661К стал первым кораблем российского ВМФ, получившим крылатые ракеты «Калибр») с улучшенными характеристиками. Кроме всего прочего, обновленные «Буяны-М» смогут нести 16 пусковых установок для высокоточных ракет большой дальности вместо 8, а «Гепарды» – 24. 

Вместо того чтобы засорять стапели малополезными патрульными кораблями проекта 22160, Зеленодольский завод уже давно мог бы завершить серию «Буянов-М» и приступил бы к строительству еще более эффективных ударных единиц, способных нести не только «Калибры», но и перспективные ракеты «Калибр-М» с дальностью стрельбы до 4500 км, а также гиперзвуковые ракеты «Циркон». 

ПЛАВУЧИЕ АРСЕНАЛЫ 

В связи с СВО и широким использованием в этой операции высокоточного оружия большой дальности снова возникла тема «кораблей-арсеналов». Их проектированием занимались США на излете холодной войны – в середине 1980-х – начале 1990-х годов. Они должны были нести от 300 до 500 крылатых ракет в вертикальных пусковых установках. Их эксплуатацией должны были заниматься небольшие экипажи, а целеуказание они должны были получать от других кораблей или авиационно-космических средств. 

И вот теперь в Соединенных Штатах, а затем и в России задумались о ренессансе «кораблей-арсеналов». Дескать, они должны быть полупогружаемыми для уменьшения радиолокационной заметности, нести зенитное ракетное оружие для самообороны. Предлагается внедрить и множество других прибамбасов. Только стоить такие «арсеналы», как представляется, будут больше модернизированного атомного ракетного крейсера «Адмирал Нахимов» или эсминцев типа Zumwalt. 

Если уж создавать «корабли-арсеналы» для российского ВМФ, они должны быть предельно дешевыми – например, на базе грузовых судов класса «река-море». Такие боевые единицы, замаскированные под «купцов», с 200–250 вертикальными пусковыми установками в летне-осенний период могут курсировать по рекам центральной России. А к зиме наравне с прочими коммерческими судами – становиться в затоны или уходить в Черное море и на юг Балтийского. 

ЧЕГО НЕ ПОСЕЕШЬ, ТОГО НЕ ПОЖНЕШЬ 

В начале июня удалось полностью освободить от мин порт Мариуполь и прилегающую к нему береговую зону. Было обезврежено свыше 12 тыс. взрывоопасных предметов. Работа эта, которую выполняли минеры Новороссийской военно-морской базы, оказалась непростой, потому что у Черноморского флота нет специализированных тральщиков для обезвреживания портовых акваторий и зон, близких к урезу воды. 

Еще в 2018 году предшественник Игоря Мухаметшина на посту заместителя главкома ВМФ по вооружению вице-адмирал Виктор Бурсук решительно заявил, что рейдовые тральщики не будут строиться для военно-морского флота. Между тем существовал очень хороший проект 10750Э, по которому для ВМC Казахстана был построен удачный тральшик «Алатау». Он явился дальнейшим развитием тральщика проекта 10750 «Сапфир», несколько единиц которых имеется в составе Балтийского флота и Каспийской флотилии. 

«Алатау» отличается от прототипа корпусом из стеклопластика, который формируется методом вакуумной инфузии. То есть эти корабли можно строить почти так же быстро, как лепить куличики в песочнице. «Алатау» оснащен новейшей российской автоматизированной системой управления противоминными действиями в портах, на рейдах и в мелководных фарватерах. Правда, автономные и телеуправляемые аппараты по поиску и уничтожению мин – французские. Но и первые российские базовые тральщики проекта 12700 «Александрит» несли такое же противоминное вооружение, которое сейчас заменяется на отечественное. Но раз вице-адмирал Бурсук распорядился не строить РТЩ, то их и не строили. А чего не посеешь – того не пожнешь. Вот и приходится черноморским минерам использовать подручные средства. 

В качестве рейдовых тральщиков, судя по телевизионной и фотосъемке, в Мариупольском порту использовались катера комплексного аварийно-спасательного обеспечения проекта 23040, противодиверсионные катера проекта 21980 «Грачонок» и даже новейший торпедолов ТЛ-2195 проекта 1388НЗТ. А все потому, что на них имеются буксируемые и опускаемые гидроакустические станции, а также телеуправляемые необитаемые подводные аппараты, способные обнаруживать мины. 

Технология борьбы с минной угрозой использовалась достаточно простая. Сначала катера обнаруживали с помощью гидролокатора взрывоопасные предметы. Затем к ним направлялись водолазы-минеры, которые обезвреживали мины или обеспечивали их буксировку в специальные зоны, где те подрывались. Такая же технология применялась и при расчистке порта Бердянска. 

Тут следует рассказать о минах, с которыми пришлось бороться. Номенклатура арсенала «рогатой смерти» киевского режима – довольно широкая, но устаревшая, еще советского производства. Так, якорные мины типа ЯМ были приняты на вооружение еще в 1943 году. Они отличаются простотой конструкции и несут заряд взрывчатого вещества массой по 20 кг. Взрыватель – гальваноударный без самоликвидатора. 

Широко распространены корабельные противодесантные мины КПМ образца 1957 года. Эти изделия имеют чуть вытянутый цилиндрический корпус, накрытый «шапкой» с рогами. Каждая КПМ несет 30 кг взрывчатого вещества. Имеется самоликвидатор на случай попытки разоружения. На этих минах в качестве минрепа используется цепь, дабы затруднить траление. В арсенале ВМСУ имеются также речные якорные гальваноударные мины Р-1 разработки 1930-х годов, которые в советские времена назывались «рыбками». Масса их боезаряда составляет 40 кг. 

На оснащении ВМСУ есть также якорные речные мины ЯРМ, предназначенные для применения против десантно-высадочных средств противника. После сброса такой мины в воду сахарный предохранитель взрывателя растворяется и происходит взведение мины в боевое положение. Срабатывание ЯРМ происходит при контакте крестовины головки взрывателя с плавсредством. Боезаряд мины невелик – 3 кг, но этого достаточно, чтобы вывести из строя или даже потопить небольшое судно. При этом обезвредить мину практически невозможно. При обнаружении ее необходимо подрывать. 

Наконец, у самого среза воды используются донные противодесантные мины ПДМ-1М образца 1957 года, предназначенные для уничтожения десантно-высадочных средств, плавающих танков и БТР. Они имеют довольно оригинальную конструкцию. Поскольку эти мины устанавливаются на сверхмалых глубинах, то они имеют чугунные балластные плиты массой до 60 кг, чтобы их не унесло прибоем. На этих плитах крепится 10-килограммовый заряд с метровой штангой, соединенной с взрывателем. Когда плавсредство цепляет штангу и отклоняет ее на 10–15°, происходит подрыв. 

Саперы Новороссийской военно-морской базы для борьбы с минами ПДМ-1М из-за отсутствия специального снаряжения используют опять же подручные средства. Для ликвидации этих изделий они придумали особый трал. Он состоит из двух плавающих транспортеров ПТС и троса, натянутого между ними. Машины двигаются с одинаковой скоростью – одна по берегу, другая по морю. Тросом «подсекаются» штанги ПДМ-1М и подрываются мины. Для безопасности экипажей ПТС борта плавающих машин дополнительно накрываются листами брони. 

Все это здорово, но слава богу, что у ВМСУ имелись только мины старых образцов и не было донных боеприпасов с хитрыми взрывателями. Киев хотел наладить их выпуск на мощностях научно-производственного объединения «Кливер». Руководитель этого предприятия Оксана Врублевская в сентябре прошлого года заявляла, что ВМСУ стоит прибегнуть к минному оружию для «массового уничтожения российских кораблей». 

К счастью, не удалось этого сделать, так как завод по изготовлению критически важных деталей для донных мин с неконтактными взрывателями находится в Луганске, неподконтрольном Киеву с 2014 года. Воинственной блондинке госпоже Врублевской на киевском предприятии «Технокластер», входящем в состав НПО «Кливер», удалось лишь отремонтировать часть мин ЯМ и КПМ. Однако нельзя исключить, что в огромной массе оружия, поставляемого Западом режиму Зеленского, нет донных мин. Для борьбы с ними одних подручных средств будет недостаточно.

ОПИРАЯСЬ НА «ТОР»

Несколько дней назад пришло сообщение, что ВМФ, кажется, нашел применение никчемным патрульным кораблям проекта 22160. Их превратят в эрзац-корветы ПВО. Для этого на уже построенных кораблях на вертолетной палубе, что позади надстройки, разместится зенитно-ракетный комплекс «Тор» в модульном варианте М2КМ ижевского электромеханического завода «Купол». Он уже прошел в 2016 году успешные испытания на борту фрегата «Адмирал Григорович» проекта 11356Р/М. 16 зенитных ракет комплекса способны поражать самые разные воздушные цели на дальности более 10 км в самом широком диапазоне высот, в том числе низколетящие.

Головной корабль проекта 22160 «Василий Быков» уже прошел переоснащение. Правда, он лишился возможности использовать вертолет. Но сегодня для ВМФ РФ на Черном море не существует угрозы со стороны подводных лодок. А вот со стороны воздушных средств нападения, в том числе ударных беспилотников Bayraktar TB2, угроза значительна. Говорят, что шестой и завершающий серию корабль – «Николай Сипягин» будет уже оснащен стационарным комплексом «Тор-ФМ» с 32 ЗУР. Это правильное решение, принятое на основе горького опыта СВО.

Автор Александр Иванин, военный журналист

Источник - https://nvo.ng.ru/armament/2022-06-30/5_1195_peculiarities.html


Дата публикации: 02.07.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 109
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta