Оружие массового уничтожения угрожает самому существованию планеты

Содержание
[-]

***

Американские генералы поведали конгрессменам о путях противодействия этой опасности

Угрозы и вызовы, создаваемые оружием массового уничтожения (ОМУ), его развитием и распространением, продолжает только нарастать. Об этом объявили членам Подкомитета по разведке, угрозам и возможностям (Subcommittee on Intelligence, Emerging Threats and Capabilities, ПРУВ) Комитета по вооруженным силам (КВС) Палаты представителей (House of Representatives Committee on Armed Services) высокопоставленные чиновники Пентагона.

Они проинформировали парламентариев об опасностях, существующих в этой области, и сообщили о мерах, которые предпринимает в связи с этим МО. Свои мнения представители военного ведомства сообщили законодателям на слушаниях с повесткой «Обзор стратегии, политики и программ противодействия ОМУ в 2021 финансовом году» (Reviewing Department of Defense Strategy, Policy, and Programs for Countering Weapons of Mass Destruction for Fiscal Year 2021), состоявшихся 11 февраля.

С конгрессменами побеседовали лица, занимающие важные посты в структурах военного ведомства и отвечающие за состояние и развитие ОМУ Америки. Первым выступил заместитель министра обороны по вопросам закупок и обеспечения, одновременно исполняющий обязанности помощника главы Пентагона по реализации программ ядерной, химической и биологической защиты США Алан Шаффер.

О своих делах и планах парламентариев просветила заместитель министра обороны по политике и первый заместитель помощника министра по национальной обор оне и глобальной безопасности (HD, НО) Тереза Уилан. Два других крупных чиновника в ударной обойме Пентагона, заместитель начальника Командования специальных операций Тимоти Шиманский и директор Управления МО по противодействию угрозам (Defense Threat Reduction Agency) Вейл Оксфорд тоже проинформировали членов ПРУВ о направлениях, достигнутых успехах и ожидаемых результатах своей деятельности.

ВРАГИ И УГРОЗЫ ЗАОКЕАНСКОМУ РАЮ

Вступительное слово на открытии слушаний произнесла заместитель председателя ПРУВ Элиза Стефаник. Она объявила, что целью первого заседания подкомитета в новом году является оценка состояния дел в области защиты США от ОМУ, рассмотрение стратегии, политики и программ МО по противодействию этим видам вооружений и вопросы развития национальных систем и средств данного типа.

«Как я уже отмечала ранее, хотя МО обороны ежедневно сталкивается с неотложными проблемами, мы никогда не можем позволить себе упускать из виду критически важную миссию по противодействию ОМУ. Это особенно актуально в связи с последними событиями; поскольку мы реагируем и принимаем меры по предотвращению глобальных последствий вспышки коронавируса», – заявила Стефаник. Она подчеркнула, что возникшая и возрастающая угроза населению планеты такого рода должна послужить напоминанием о том, как важно участие МО в реализации «таких мероприятий, как программа уменьшения биологической угрозы, планы ядерной, химической и биологической готовности, учения по реагированию на кризисы и разработка разумной политики», которая лежит в основе реагирования Пентагона на подобные ситуации.

Зампредседателя ПРУВ отметила, что «события такого масштаба» не должны ограничиваться действиями только четырех организаций МО, представленных на слушаниях. Такие угрозы требуют ответа со стороны всех федеральных структур, «включая здравоохранение и гуманитарные службы, Центр по контролю за заболеваниями, структуры обеспечения национальной безопасности, Государственный департамент», а также представителей других органов государственной и местной власти. Все это, заявила Стефаник, будет способствовать повышению эффективности действий в кризисных ситуациях, и добавила, что противодействие распространению и потенциальному применению ОМУ «остается серьезной угрозой», которая должна быть должным образом отражена в планах Белого дома по защите Америки.

Основная часть сведений, необходимых законодателям для принятия дальнейших решений по финансированию МО в будущем году, содержалась в докладе Алана Шаффера. Он в очередной раз повторил много раз звучавшую на заокеанских трибунах парадигму об угрозах Америке. Шаффер заявил, что Россия и Китай активно наращивают свои ядерные потенциалы, модернизируют стратегические силы и создают новые виды самого опасного оружия. Северная Корея угрожают миру, идя по пути развития ОМУ и повышения ТТХ своих баллистических ракет. В этом же направлении движется и Иран, ядерная программа которого является крайне опасным источником дестабилизации международной обстановки, а спонсирование терроризма значительно повышает угрозу появление ОМУ в арсеналах боевиков разных мастей. Указал замминистра и на то, что другие страны и частные структуры активно проводят исследования в области создания новых видов химических средств, которые были или могли быть использованы в военных целях, а также ведут работы в биологии и енной инженерии, направленные на применение полученных результатов в средствах уничтожения.

Шаффер подчеркнул, что природа угроз от ОМУ продолжает трансформироваться и постоянно растет. Не государственные игроки на мировой арене продолжают создавать и использовать примитивное химическое оружие, расширяют его рецептуру и продолжают развивать средства доставки реагентов к целям и тактику их применения. Все это требует постоянного и последовательного понимания того, что доступ к ОМУ обеспечивает стратегические, тактические и эксплуатационные преимущества обладателям таких средств нанесения ударов по своим противникам.

На фоне возрождения конкуренции великих держав, подчеркнул замминистра, США сталкиваются с новыми нетрадиционными, асимметричными и все более усложняющимися внешними угрозами. Их предупреждение и преодоление, по убеждению Шаффера, требуют повышения централизации ответных действий, творческого мышления ответственных лиц и формулирования ясных приоритетов. Он также сообщил членам ПУРВ, что недавно направил в федеральные и военные структуры, ответственные за модернизацию ядерных боеголовок и систем их доставки, а также в органы обеспечения химической и биологической защиты и контроля над вооружениями предложения и указания о необходимости повышения внимания к разрешению этих проблем.

Объявил заместитель шефа Пентагона и о насущной необходимости переосмысления, действующего в стенах власти и военного ведомства понятия «стратегическое сдерживание». В дополнение к модернизации ядерных вооружений и оборонительных возможностей США, по убеждению Шаффера, необходимо эффективно развивать весь инструментарий национальной мощи страны, направленный на сдерживание государственных и частных игроков от использования и создания химических, биологических, радиологических и ядерных средств нападения. Замминистра также объявил, что Вашингтону необходимо принять все меры для объединения усилий мирового сообщества по совершенствованию системы предотвращения использования ОМУ при разрешении возникающих конфликтов. «Провал в решении этой задачи ведет к возникновению риска того, что условия, в которых может применяться ОМУ, будут повсюду считаться приемлемой формой ведения боевых действий», – констатировал Шаффер.

Выступления остальных начальников Пентагона, давших свои показания парламентариям об угрозах Америке, прозвучали примерно в той же тональности, но только с некоторыми оттенками, характерными для зон их ответственности.

ПУТИ ЗАЩИТЫ АМЕРИКИ

Как заявил Шаффер, в Стратегии национальной обороны (СНО) США сформулированы три направления обеспечения требуемого уровня защищенности Америки от ударов по ней противников с использованием ОМУ. Они включают повышение ударной силы национальных вооружений этого типа, усиление союзнических и партнерских отношений с государствами, стоящими на одних позициях с Вашингтоном по данному вопросу, а также на реформирование деловой практики в области развития такого оружия.

ОМУ относится к особому классу средств нападения, поскольку обладает высокой поражающей силой и способностью лишить противника возможности нанесения ответного удара. Современные достижения в области развития химических, биологических, ядерных, кибернетических и космических технологий требуют развития гибких, адаптивных и устойчивых средств обороны. США предпринимают все необходимые усилия для создания наступательных и оборонительных вооружений, а также средств защиты от ударов ОМУ.

В соответствии с СНО модернизация ядерной триады США продолжает оставаться самым высоким приоритетом МО. Развитие существующих ядерных сил на фоне драматического ухудшению стратегической обстановки и расширения возможностей по применению ядерных средств, а также создание зарядов малой мощности очень важно для сохранения условий сдерживания региональных агрессий. Модернизация стареющих ядерных силы, созданных для обеспечения удовлетворения требований, сформулированных в предыдущих стратегиях, требуют повышения бюджетных ассигнований МО и увеличения капиталовложений в программы Национальной администрации по ядерной безопасности (NNSA). США, считает Шаффер, должны продолжать двигаться в этом направлении, чтобы обеспечить поддержание на необходимом уровне самого гибкого и наиболее эффективного средства устрашения. Мощный ядерный потенциал является важной преградой на пути предотвращения использования и быстрого роста систем и средств ОМУ.

Обязательства США перед союзниками и партнерами в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе за счет ядерного устрашения противостоящих сторон являются подтверждением взаимных интересов и общих взглядов на региональные угрозы. Кроме того, эти обязательства способствовали снижению темпов быстрого роста количества ядерных вооружений за счет сокращения собственных программ их развития странами союзниками партнерами Америки.

Эффективное сдерживание является гарантией безопасности стран, находящихся под ядерным зонтиком США. Кроме того, это сводит на нет все сомнения противников Вашингтона в его обязательствах по сдерживанию агрессии и способности и готовности Америки выполнить их. Ядерные средства устрашения, утверждает Шаффер, в значительной мере облегчают работу дипломатических служб страны и позволяют обеспечить гарантии ликвидации возможности перерастания конфликтов с потенциальными противниками в крупномасштабные войны.

Соответствующие структуры Пентагона постоянно совершенствуют формы и методы управления физической защитой ядерного оружия объектов систем управления им, а также ядерных материалов, находящихся под контролем МО. С этой целью специальными службами министерства реализуеWтся программа «Сила против силы» (Force-on-Force), которая позволяет путем проведения необходимых испытаний контролировать формы и методы, силы и средства, действующие в области обеспечения безопасности ядерных вооружений, а также осуществлять анализ оценки и анализ эффективности общих подходов к решению этой задачи.

В 2021 году Пентагон планирует провести учения с названием «Природные инциденты и защита от них», в ходе которых предусмотрена выработка мер противодействия землетрясениям и другим природным катастрофам, а также проведение подготовки личного состава к ликвидации их последствий. Эти учения позволят оценить эффекты возможного заражения окружающей среды и эффективность сил и средств защиты от них, действующих в МО.

Защита личного состава и военной техники от воздействия химического и биологического оружия, доложил Шаффер присутствующим на слушаниях, является одной из важнейших задач МО. Он сказал, что в этом направлении военное ведомство предпринимает значительные усилия. Министерство разрабатывает новые подходы к противодействию существующим угрозам в этой области и принимает меры по выявлению новых опасностей такого характера, угрожающих боеспособности и жизням военнослужащих. «Мы должны мыслить творчески, разрабатывать новые стратегии и методологии, в конечном счете переформатировать наши приоритеты и обратиться к возможному появлению новых и сложных угроз», – заявил замминистра и добавил, что Пентагону и другим федеральным ведомствам, связанным с этой проблемой, а также промышленности нужно сделать все необходимое, чтобы обеспечить сохранение жизней личного состава войск в условиях применения ядерного, химического и биологического оружия.

Шаффер достаточно подробно рассказал членам ПРУВ о целом ряде других направлений деятельности МО в обеспечение защиты от ОМУ и противодействия его дальнейшего распространения в странах мира, включая агрессивные террористические формирования. В заключение выступления он заявил, что ядерное устрашение врагов США и действия МО в направлении укрепления своих позиций в этом вопросе является главным приоритетом Пентагона. Он также сказал, что военное ведомство США в тесном сотрудничестве с другими федеральными структурами, союзниками Америки, заинтересованными международными организациями и мировым сообществом делает и будет делать все необходимое для предотвращения быстрого роста возможностей ОМУ и его распространения на Земле. Отказ от таких действий угрожает жителям всей планеты и может привести ее к гибели, подчеркнул Шаффер.

Автор: Владимир Иванов, oбозреватель «Независимого военного обозрения»

http://nvo.ng.ru/realty/2020-02-20/1_1082_weapon.html

***

Россия готова наступать. Сценарий грядущей войны на восточном фланге НАТО

Важным шагом по сдерживанию агрессии России и укрепления восточных границ НАТО стало решение Варшавского саммита 2016 года по внедрению программы Расширенного передового присутствия (Enhanced Forward Presence). Согласно этой программе в странах Балтии и в Польше были размещены силы передового базирования в составе четырех многонациональных батальонных групп Альянса, находящихся там на ротационной основе. Тогда же в текущем дискурсе появился термин «восточный фланг НАТО», простирающейся от Балтии до Черного моря, пишет "Тиждень".

Путин у ворот

Опасения Брюсселя возникли не на пустом месте. И не только из-за российской аннексии Крыма и войны против Украины. Ведь Россия постоянно - как до, так и после размещения Сил передового базирования НАТО - наращивает наступательный потенциал собственных войск на западных границах и почти непрерывно проводит там разные учения. Крупнейшими из них являются российско-белорусские учения серии «Запад» с переброской крупных контингентов российских войск и боевой техники на территорию Беларуси и Калининградской области.

В то же время в составе Вооруженных сил РФ строятся большие тактические структуры (вплоть до уровня дивизии и армии), предназначенные прежде всего для наступательных операций в условиях военного конфликта большой интенсивности. Львиная доля этих частей сосредоточена именно на западном направлении.

В состав Западного военного округа (ЗВО) входят три армии: 1-я гвардейская танковая, 6-я и 20-я (гвардейская) общевойсковые армии. Основу 1-й гвардейской танковой армии (1ГТА) составляют две гвардейские дивизии - 4-я танковая (Кантемировская) и 2-я мотострелковая (Таманская), которые являются ударными частями. Главный ударный потенциал 20-й гвардейской общевойсковой армии (20га) составляют недавно сформированные 3-я и 144-я мотострелковые дивизии. 6-я армия не имеет в своем составе частей дивизионного звена, что обусловлено ее назначением и некритическим значением. В ЗВО есть несколько тактических подразделений дивизионного уровня. Его бронетанковые силы имеют на вооружении танки T-72Б3 и T-80 (до 900 машин) и незначительное количество танков Т-90. Мотострелковые бригады имеют на вооружении легкую бронетехнику, БМП-2, БТР-80/82A и небольшое количество БМП-3.

Сохранение бригадных структур в составе дивизий повышает огневой потенциал и дает возможность действовать на широких участках фронта с возможностью координации действий подразделений. Такие дивизии имеют все преимущества, присущие ударным формациям, и предназначены для действий в условиях высокотехнологичной маневренной войны с массированным использованием бронетехники, высокоточного оружия и РЭБ.

Каждая из трех армий (6-я, 1-я и 20-я) выполняет заранее определенные стратегические и тактические задачи, имеет оперативные направления действий и соответствующую структуру и оптимальный состав сил. Например, назначением 6-й армии (штаб в Санкт-Петербурге) являются операции против стран Балтии, имеющих незначительный военный потенциал. В случае войны она должна быстро захватить Эстонию, Латвию и Литву. Район оперативного развертывания армии - Санкт-Петербург и Псков (вблизи границы) - позволяет наступление с сосредоточением сил на трех главных направлениях: северо-западном, западном или юго-западном.

По мнению экспертов, масштабному наступлению россиян будут предшествовать действия Сил специальных операций и Воздушно-десантных войск. А уже после них в ход пойдут танковые и моторизованные части. Генштаб делает ставку на проведение наступательных операций в сжатые сроки, чтобы поставить НАТО перед состоявшимся фактом.

Чтобы отрезать Балтику от сухопутного сообщения с Польшей (через Сувалкский коридор), 6-я армия при поддержке части сил 1ГТА может ударить по Литве с территории Республики Беларусь (РБ). Предотвратить это НАТО удастся оперативным предоставлением огневой поддержки и быстрой переброской подкрепления уже на ранней фазе конфликта с территории Польши или морем в порты Эстонии, Латвии и Литвы. Впрочем, критически важный 110-150-километровый участок границы между Польшей и Литвой, отделяющей Калининградскую область от Беларуси, как и порты стран Балтии, которые в случае войны может заблокировать агрессор. Иначе есть риск, что Балтия потеряет даже часть территории Польши. Все риски такого сценария хорошо понимают в военных штабах обеих сторон восточного фланга.

1-я гвардейская танковая армия предназначена для действий на западном (белорусском) направлении. Ландшафт Беларуси способствует использованию больших бронетанковых и моторизованных объединений. Вход 1ГТА на территорию союзной РБ многократно отработан на учениях как один из основных элементов. Наверное, есть также и сценарий вооруженного захвата Беларуси, актуальный для Москвы на фоне осложнения отношений с Минском и нежелания президента Лукашенко объединяться с РФ.

В рамках учений «Запад» отрабатывается не только массовое перемещение российских войск и боевой техники на территорию РБ, но и полное логистическое обеспечение такой операции (маршруты движения, склады горючего, полевые лагеря, ремонтные базы, система связи и т.д.). 1ГТА способна, в зависимости от типа конфликта, оперировать частью своих сил на балтийском направлении (против стран Балтии), польском (с территории РБ) и украинском (с северо-восточного или северного, если с территории РБ). В последнем случае армия будет взаимодействовать с частью сил 20га, концентрируя силы в районе «брянского выступа».

Именно элитные 2-я и 4-я дивизии 1ГТА являются главными ударными элементами потенциального наступления. Главным оперативным направлением 20га является украинское и частично белорусское. По прогнозам, эта армия будет наступать частью сил с востока на запад (из Ростовской области) вместе с подразделениями 8-й армии Южного ВО, которые будут действовать против Украины с юго-востока или частью сил - с северо-востока. 20га при необходимости также может выделить войска для действий на белорусском направлении, о чем свидетельствуют последние совместные учения «Щит Союза-2019».

Кроме указанных армий и крымской группировки ВС РФ, в случае полномасштабного вторжения России на территорию Украины будут привлечены ССО, десантники, ракетные войска и Черноморский флот. Безусловно, реальная ситуация может отличаться от прогнозов. Вероятно и проведение операций на нескольких направлениях одновременно и изменение подчинения привлеченных воинских частей и даже объединений. Многое будет зависеть от типа и масштабов вооруженного конфликта, противника, целей и пространственно-временного измерения операции. Кроме тактических соединений и объединений, постоянно подчиненных соответствующим армиям, силы ЗВО могут получить поддержку частей центрального подчинения, в частности Воздушно-десантных войск. Основными тактическими единицами последних является батальонно-тактические (а иногда и полковые) боевые группы.

Не менее важно то, что, по данным экспертов Центра исследований армии, конверсии и разоружения, новые виды вооружения и военной техники в войсках ЗВО составляют до 60% (для сравнения: в ВСУ этот показатель не превышает 10-15% с перспективой роста до 35% к 2025 году). Поэтому агрессор имеет как количественное, так и качественное преимущество над армиями стран вдоль восточного фланга. Это обстоятельство приводит к усилению противотанкового сегмента вооружений стран, которые могут оказаться на пути российского бронированного тарана. Для Украины это означает необходимость приобретения дополнительных партий артиллерийских и ракетных боеприпасов и ПТРК, в частности, американского производства (Javelin). В свою очередь, Польша и Румыния ускорили выполнение оборонных программ, особенно в противовоздушном и противотанковом сегментах, а также в сфере высокоточных боеприпасов.

Особенности состава сил ЗВО

Войска, подчиненные ЗВО, имеют поддержку специальных, артиллерийских, инженерных и тыловых частей. Обращает на себя внимание наличие в составе ЗВО инженерных частей (две бригады), ответственных за пути прохождения тяжелой техники и железнодорожных (три бригады) войск. Последние обеспечивают бесперебойную работу железной дороги во время наступления, а также стратегические и оперативные перевозки.

Не менее интересным является наличие двух бригад войск радиоэлектронной борьбы (РЭБ), мощной реактивной (бригада, вооруженная РСЗО «Смерч») и крупнокалиберной ствольной артиллерии (бригада из 203-мм пушками и 240-мм минометами). Традиционно сильны возможности округа в сфере специальных операций, о чем свидетельствует наличие в ЗВО двух бригад спецназа.

Каждая армия имеет в штате бригаду, ответственную за материально-техническое обеспечение (МТО), развертывание пунктов обеспечения горючим и тому подобное. Например, во время учений «Запад-2017» вблизи важного участка автострады М-1 (Mинск - Борисов - Орша - Смоленск) был развернут большой склад горючего. Там хранили, охраняли и заправляли технику топливом, которое предоставляла белорусская сторона (в частности, подразделения 69-й отдельной бригады МТО). Топливо подавалось по специальному трубопроводу, подключение к которому осуществляли специалисты компании «Транснефть». Это позволяет использовать его на любом участке без привлечения автомобильных или железнодорожных цистерн. Однако вывод трубопровода из строя может значительно ограничить продвижение моторизованных сил агрессора.

Силы ЗВО косвенно усиливают и дислоцированные на его территории силы Воздушно-десантных войск (две бригады и три дивизии), однако они не учитываются в балансе сил и подчинены командованию ВДВ РФ в Москве (в России это отдельные войска, представляющие стратегический резерв). Внедрение в штатах воздушно-десантных дивизий третьих полков (десантно-штурмовых) также определенным образом повышает боевой потенциал ЗВО и соответствующих армий (например, 1ГТА или 6-й армии). К этому следует добавить береговую оборону, морскую пехоту (две бригады), а также силы 11-го армейского корпуса в Калининграде (три бригады) и 14-го корпуса на Севере (две арктические бригады).

Увеличению наступательного потенциала ЗВО способствует также формированию новых тактических объединений и перевооружению воинских частей на новые образцы вооружения. В 2019 году потенциал 20га усилили благодаря формированию в составе 144-й мотострелковой дивизии танкового и мотострелкового полка. У первого на вооружении танки Т-72БА, у второго - БТР-82А. Сейчас дивизия имеет три мотострелковых полка, танковый полк, артиллерийский полк, полк ПВО (всего шесть) и подразделения обеспечения. К тому же в 2016 году была сформирована 96-я отдельная разведывательная бригада, которая должна действовать в интересах командования 1ГТА.

С учетом опыта войны на Донбассе в частях ЗВО усиливают потенциал артиллерии и ракетных войск. В 2017 восстановлена расформированная ранее 45-я бригада артиллерии большой мощности (16 203мм САУ и 8 самоходных 240-мм минометов «Тюльпан»), целеуказания им выдают новые БПЛА "Орлан-10» и «Застава». В свою очередь, 488-я оперативная ракетная бригада в ноябре 2019-го получила комплексы «Искандер-М».

Военно-воздушные силы и Противовоздушная оборона ЗВО

ЗВО имеет развитый потенциал ВВС и ПВО, который постоянно усиливается благодаря перевооружению (в частности, на территории Калининградской области). Основой противовоздушной обороны округа является 6-я армия ВВС и ПВО со штабом в Санкт-Петербурге. К этому следует добавить силы морской авиации Северного и Балтийского флотов, а также частей центрального подчинения (авиация дальнего действия).

Авиационные полки перевооружаются на новые истребители Су-35С и Су-30СМ (последним отдается предпочтение), а фронтовые бомбардировщики Су-24 заменяют на Су-34. В то же время Су-24 передают в состав отдельных смешанных авиационных полков. На вооружении имеется некоторое количество истребителей МиГ-31, также две эскадрильи с модернизированными самолетами МиГ-31БM/БСM. Кроме того, в составе 790-го полка в 2018-2019 годах одну эскадрилью перевооружили с Су-27СМ на Су-35С (12 единиц), а в конце 2018-го завершено перевооружение 159-го полка на истребителе Су-35С (24 машины) . Кроме самолетов, подразделения ЗВО имеют на вооружении транспортные (различные модификации Mи-8 i Mи-26) и ударные (Mи-35M, Mи-28Н, Ka-52) вертолеты.

В состав 6-й армии ВВС и ПВО входит две дивизии ПВО: 2-я (Хвойный) и 32-я (Ржев), имеющих на вооружении ЗРК С-300 и С-400. 2-я дивизия является тактическим соединением, которое прикрывает с воздуха Санкт-Петербург и Псков, она частично перевооружена на С-400. В свою очередь, 32-я дивизия защищает Новгород и Воронеж. Обе дивизии ПВО имеют ЗРК С-300 различных модификаций (С-300PM/ПС), С-400, а также мобильные ЗРК самообороны «Панцирь-С1».

Медленное перевооружение полков ПВО на С-400 продолжается давно, и оценить текущее состояние процесса пока сложно. О масштабах перевооружения свидетельствует то, что с 2007-го, когда на боевое дежурство поставлен первый дивизион ЗРК С-400, и до конца 2019-го части ЗВО получили 61 дивизион этих систем. Каждый полк состоит из двух дивизионов, по две пусковые установки.

Калининградский анклав

В последнее время в Калининградской области, этом важном стратегическом плацдарме России в регионе, наряду с восстановлением танкового полка и размещением ОТРК «Искандер» усилены компоненты ВВС и ПВО. В 2019 году создана 132-я смешанная авиационная дивизия, которая концентрирует в Калининградском анклаве всю авиацию БФ. На вооружении у этого подразделения стоят истребители Су-27 и Су-30СМ. В конце 2014-го в Калининграде была сформирована 44-я дивизия ПВО БФ, сейчас идет ее перевооружение на ЗРК С-400. Одной из ее основных задач является обеспечение вместе с дальнобойными ОТРК "Искандер" ограничение доступа (блокады) в порты Балтии и Польши.

Как видим, Россия сосредоточила на границе сильную ударную группировку, состоящую из лучших войск ВС РФ, способных пробить оборону войск НАТО на восточном фланге. На учениях, которые проходят почти непрерывно, войска ЗВО отрабатывают наступательные действия, нанесение ракетно-бомбовых ударов по объектам военной и критической инфраструктуры (в частности, ядерного удара под Варшавой), скрытые марш-броски танковых и мотострелковых дивизий. По экспертным оценкам, Генеральный штаб ВС РФ действует системно и учитывает все возможные факторы. Боевые действия на земле, на море, в воздухе и космосе рассматриваются комплексно и взаимосвязано. Это интегрированная концепция войны нового поколения, которую Москва уже реализует на практике.

Концентрация российских войск вдоль границ со странами НАТО решает несколько задач одновременно. Речь идет прежде всего о шантаже Кремлем западных политиков ради уступок и получения новых экономических дивидендов.

Восточный фланг или фронт НАТО?

Размещение в 2016 году передовых контингентов НАТО в Польше, Литве, Латвии и Эстонии стало фактическим переломом в политике Североатлантического альянса (в частности, и в отношении Украины). Учитывая значительное численное превосходство российских войск над силами передового базирования НАТО (22 батальонные тактические группы против четырех) и угрозу открытой агрессии, НАТО заботится о мерах сдерживания, прибегает к демонстрации военной мощи и решимости. Речь идет о ряде военно-морских и авиационных учений НАТО в Балтии и Европе с переброской войск США в Европу. Во время учений отрабатываются вопросы прорыва возможной российской блокады и доставки военной помощи силам передового базирования в странах Балтии.

Крупнейшими из них за последние 25 лет является многонациональные учения «Защитник Европы-2020» (European Defender 2020), начавшиеся 3 февраля с участием до 37 тыс. военных из 20 стран - членов НАТО, а также партнеров Альянса из Грузии и Финляндии. Эти учения отличает и продолжительность - почти до конца текущего года. Их главная цель - удержать Кремль от любых провокаций в условиях российско-украинской войны, а также во время запланированных на конец августа президентских выборов в Беларуси.

Учитывая необходимость усиления военного присутствия в Европе Вашингтон возобновил деятельность 5-го корпусного командования Армии США, главной задачей которого является укрепление американского военного потенциала в регионе. Речь идет также о развитии логистической инфраструктуры, переброске войск на большие расстояния, маневрах силами и средствами вдоль восточного фланга НАТО. Будут отработаны мероприятия по отражению наступления противника и поражению его критически важных объектов одновременно на нескольких разных направлениях - от стран Балтии до Грузии.

По мнению Грега Мелчера, эксперта американского аналитического центра NGW Centre, исследующего войны нового поколения, есть основания называть восточный фланг НАТО фронтом, где одна сторона - Россия - давно и активно готовится к нападению на другую - страны НАТО, к тому же даже ведет необъявленную гибридную войну. Арсенал Москвы содержит различные гибридные средства: асимметричные действия, кибероперации, информационную войну, дестабилизацию, запугивание, взяточничество, мошенничество, конвенционную военную силу, спецоперации. Кроме того, Кремль использует угрозы ядерным оружием как очевидную форму давления. Весь этот спектр средств Москва применяет и на восточном фланге - фронте НАТО. Российские информационные операции, которые до 2016 года проводились преимущественно против стран Балтии, теперь направлены против всех стран Альянса на восточном фланге и США. Здесь Москва опережает Запад и даже пытается выставить его как разжигателя новой войны.

Открытую вооруженную агрессию Кремля против НАТО в ближайшее время эксперты считают маловероятной. Впрочем, сохраняется угроза агрессии против Украины и Беларуси (для присоединения ее к РФ и обеспечения Владимиру Путину пожизненного правления «с чистого листа»). Следует также ожидать продолжения гибридных атак рядом с попыткой Кремля достичь «большого соглашения» с ведущими странами Запада, которое подтвердило бы его «особую» роль на постсоветском пространстве.

Автор: Владимир Заблоцкий, опубликовано в издании Тиждень, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/rossiya-gotova-nastupat-stsenarii-gryadushchei-voiny

***

Крупномасштабной войны не будет – Зверь Запада не готов умереть

Начальник Генерального штаба — первый заместитель министра обороны Вооружённых Сил Российской Федерации генерал армии Валерий Герасимов 17 декабря 2019 года провёл встречу с аккредитованными в России представителями военно-дипломатического корпуса. В ходе беседы российский военачальник ответил на вопрос зарубежных атташе о вероятности возникновения крупномасштабной войны до 2050 года.

По мнению Валерия Герасимова, «в настоящее время предпосылки для возникновения крупномасштабной войны отсутствуют». В то же время он отметил, что полностью исключить вероятность конфликта большого масштаба в результате возникновения кризисной ситуации нельзя. Начальник Генштаба считает, что во многом это обусловлено стремлением отдельных государств навязать собственные принципы суверенным странам, в том числе с использованием силовых методов.

В чём же причина того, что угроза крупномасштабной войны отодвинута как минимум до 2050 года?

Ответ на этот вопрос заключается в другом тезисе Валерия Герасимова — «состояние стратегических ядерных сил обеспечивает решение задач сдерживания». Действительно, по модернизации своей ядерной триады и оснащению её новейшими системами оружия Россия за последние двадцать лет провела огромнейшую работу.

В своём интервью газете «Красная звезда» от 16 декабря 2019 года, посвящённом 60-летию со дня создания Ракетных войск стратегического назначения, командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев сказал, что «доля современных ракетных комплексов в группировке РВСН к концу года будет доведена до 76 процентов».

«В 2024 году долю современных ракетных комплексов планируется довести до 100 процентов, то есть Ракетные войска стратегического назначения перешагнут рубеж, за которым в боевом составе не останется устаревающих ракетных комплексов советского производства», — добавил Сергей Каракаев. Кстати, РВСН имеют в своём составе около 60% от общего количества носителей и боевых зарядов стратегических ядерных сил.

Надо полагать, что 2024 год совершенно не случайно выбран в качестве даты полного перевооружения РВСН. Очевидно, что президент России Владимир Путин собирается передать своему преемнику ракетно-ядерный щит страны полностью обновлённым.

На вооружении Ракетных войск стратегического назначения в настоящее время находятся семь типов ракетных комплексов: четыре типа стационарного (шахтного) базирования — «Воевода», «Стилет», «Тополь-М», «Ярс», три типа подвижных грунтовых комплексов — «Тополь», «Тополь-М» и «Ярс». В соответствии с планами все ракетные соединения в ближайшие годы будут поэтапно переоснащены на новые ракетные комплексы «Ярс», «Авангард» и «Сармат». Основу морской компоненты ядерной триады России с настоящего момента и до середины XXI века будут составлять ракетные подводные крейсеры стратегического назначения (РПКСН) проекта 955 «Борей» и 955А «Борей-А».

«Юрий Долгорукий», «Александр Невский» и «Владимир Мономах», три подводные лодки проекта 955 «Борей», уже вошли в состав Военно-Морского флота РФ. Государственные испытания головной подводной лодки проекта 955А «Князь Владимир» сейчас находятся на завершающем этапе. До конца 2019 года она пополнит боевой состав ВМФ. Ещё четыре атомохода проекта 955А — в стадии строительства. По открытым данным, девятый и десятый РПКСН проекта 955А «Борей-А» планируется заложить 9 мая 2020 года и передать ВМФ России в 2026 и 2027 годах.

Основу воздушной компоненты ядерной триады нашей страны сейчас составляют стратегические ракетоносцы Ту-95МС и ракетоносцы-бомбардировщики Ту-160. Строевые самолёты Ту-95МС и Ту-160 подвергаются глубокой модернизации. Кроме того, развернуто серийное производство стратегических ракетоносцев Ту-160М, которые в ближайшие годы начнут поступать на вооружение дальней авиации.

Разрабатывается новая модификация дальнего бомбардировщика Ту-22М3 — Ту-22М3М. Этот самолёт получит расширенный боевой потенциал. Ему вернут штангу дозаправки в воздухе, что фактически приблизит его по характеристикам к стратегическому ракетоносцу-бомбардировщику. Кстати, Ту-22М3М сможет нести четыре гиперзвуковые ракеты комплекса Х-47М2 «Кинжал».

По словам заместителя министра обороны РФ Алексея Криворучко, на вооружение ВКС России до 2027 года начнёт поступать стратегический бомбардировщик нового поколения ПАК ДА (перспективный авиационный комплекс дальней авиации).

В основу вывода можно положить слова начальника Генштаба ВС РФ Валерия Герасимова, который в завершении своего выступления перед военными атташе сказал: «В следующем году будет продолжена работа по созданию условий стабилизации обстановки на глобальном и региональном уровнях, а также поступательное и сбалансированное развитие Армии и Флота для обеспечения мирного социально-экономического развития нашей страны».

Следует заметить, что Соединённые Штаты, в отличие от России, последние десятилетия серьёзно не модернизировали свой ядерный арсенал, поэтому у нашей страны есть солидный выигрыш во времени, который необходимо использовать для системного развития с целью коренного улучшения жизни своих граждан.

Автор: Владимир Васильев

https://regnum.ru/news/polit/2814474.html


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Иванов, Владимир Заблоцкий, Владимир Васильев

Источник: nvo.ng.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 16.04.2020. Просмотров: 31

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta