Организатор сопротивления российской оккупации Крыма бизнесмен Ленур Ислямов

Содержание
[-]

Российские и украинские компании нашли способ обойти блокаду Крыма

Бизнесмен Ленур Ислямов перебрался в Украину из РФ после того, как оккупанты отжали у него многочисленные предприятия в Крыму и России. Главным своим детищем Ислямов считает телеканал ATR, который входит в медиа-холдинг вместе с сайтом «15 минут», радио Meydan и детским телеканалом Lale. С апреля 2015 года, после вынужденного закрытия ATR в Крыму и переезда офиса в Киев, бизнесмен сумел восстановить спутниковое вещание канала. Но уже в 2016-м была большая вероятность очередного переезда телеканала из-за нехватки денег на оплату за пользование спутником. Вероятной страной нового базирования называлась Литва. Но проблему удалось устранить. В 2017 году государство выделило ATR 37 млн гривен.

В интервью «Главкому» Ислямов, один из инициаторов блокады Крыма, рассказал, как «народный мэр» Севастополя Алексей Чалый вывозил имущество своей компании в континентальную Украину, как украинские и российские компании, ведущие бизнес в Крыму, минимизируовали убытки, и о то, почему власть до сих пор не легализовала батальон «Аскер», созданием которого он занимается.

«Главком»:С учетом того, что сейчас в оккупированном Крыму можно купить практически все с материковой Украины, от стирального порошка до молока, блокировка полуострова неэффективна?

Ленур Ислямов:  — Как мы начали блокаду 20 сентября 2015 года, так она до сих пор и продолжается. То есть ничего провозить нельзя, кроме предусмотренного постановлением Кабмина № 1035. Однако нас это постановление не совсем устраивает. Хотя бы потому, что согласно этому документу гражданам нельзя перевозить личные вещи в более широком перечне, чем сегодня установлено. Обновления для этого постановления уже подготовили, но Кабмин, как обычно, неоправданно затянул его одобрение. Это не позволяет, например, людям вывезти свой бизнес оттуда.

Российская власть адаптировалась к новым условиям. Мы закрыли ввоз товаров на трех постах админграницы с Крымом. Но они везут украинскую продукцию, пользующуюся спросом в Крыму, через Харьков, Белгород и далее через территорию России, затем через Керченскую переправу она попадает на оккупированную территорию. Да, это очень долгий путь. Цена стала выше и этот круг, которым проезжает товар в Крым, не окупается. Но эта схема все равно работает. Почему? Все потому, что украинские товары по этой схеме можно провозить, не растаможивая в России.

В свое время, когда мы только начинали блокирование, очень сильно удивлялись, почему фуры, идущие в Крым, не осматривались российскими таможенниками. Что же выяснилось? Едет машина, а у нее два вида документов на руках. Одни она показывает на украинской стороне, другие предоставляет российским таможенникам после прохождения украинских постов. Россия сделала так, чтобы эти «предприниматели» ничего не платили. Номера автомобилей, выезжающих из Украины по такой двойной схеме, русские на границах знают, поэтому спокойно пропускают. То есть компании с материковой Украины работают с Россией, и вместе минимизировали все расходы, связанные с блокировкой.

— У вас есть список этих фирм? Назовите известные, которые таким «сотрудничеством» занимаются?

— Есть, например, такая компания «Таврида Электрик», подконтрольная Алексею Чалому. Когда начали блокирование, с таможни вывели четыре фуры этой компании, которые направлялись в континентальную Украину из Крыма. Ровно ночь мы смогли подержать эти автомобили, не пропуская их. Затем вмешались правоохранители, у нас эти фуры забрали. Документы, их копии, с которыми они ехали, остались у блокировщиков. В этих машинах было спецоборудование, которое Чалый вывозил на материк. Это делал именно Чалый, это его компания, он никому ничего не продавал. Куда эти машины уехали, я не знаю. Они просто исчезли. Во время блокировки мы ловили автомобили, в которых в дверях были тайники с наркотиками. Так же ночью нас штурмовали правоохранители и эти машины снова «освобождали». Знаете, у Чалого в Киеве офис был. Не знаю, остался ли он или нет. Но он наш главный враг. Все же главный наш враг — это Путин. Чалый такой же болван, как и другие, занимающиеся подобными делами.

— Продолжаются ли попытки провоза грузов через админграницу Крыма и Херсонской области?

— С 20 сентября 2015 года со материковой Украины на полуостров товары не поставляются, торговля прекращена. Гражданское формирования «Аскер» сейчас стоит внутри контрольно-пропускных пунктов (КПВВ). Как только возникает подозрение, наши ребята осматривают груз вместе с пограничной и таможенной службами, они имеют на это право. Поэтому ответственно заявляю, что контрабанды нет. Иногда отдельных пограничников ловят на контрабанде, но ни одного нашего аскеровца за руку на взятках не поймали.

— А что с морской блокадой? О ней вы говорили еще в 2015 году.

— Морская блокада — это многовекторное понятие. Помните бизнес Фирташа: Армянск («Крымский титан»), производства в Днепропетровской области (добыча титана). Доходило до того, что лимонит, который изготавливался в Днепропетровской области, вывозился через Одессу по документам в какой-то Хайдарпаша (Хайдарпаша — железнодорожный вокзал на анатолийской стороне Стамбула), однако на самом деле, не доходя до Турции, груз встречался в море с другим кораблем, который выходил из Севастополя и пристиковувывался к этому, который шел из Одессы. Осуществлялась перегрузка, просто в море. Потом один из них продолжал идти в Хайдарпаша, а другой возвращался в Севастополь.

Это было в 2016 году, сейчас уже нет. Вы же раньше слышали, что паромы ходили из Турции в Крым. Сейчас этого также уже нет. Сейчас уже даже если они сначала зайдут в Новороссийск, то им все равно запрещено в Турцию входить. Сейчас у нас осталась одна проблема — это проблема Керченской переправы. Но поверьте, мы ею занимаемся. Да, мы столкнулись с мощной системой ФСБ, на которую не смогли вовремя отреагировать, она имеет свою сеть в Украине. Все последние события в Украине, убийство российского депутата Вороненкова — это месть, казнь неугодных. Мы понимаем, насколько сильны российские руки у нас на материке.

— Вы ранее говорили, что при необходимости к админгранице с Крымом можете мобилизовать до 10 000 человек. Блокировщики на Донбассе к вам обращались за помощью людьми?

— Да, мы знаем организаторов блокады на Донбассе среди народных депутатов. Семенченко и Парасюк помогали нам в первые дни становления акции «Гражданская блокада Крыма». Но блокада — это не только организаторы. Очень важны не только мотивация организаторов и участников, но и общественная поддержка их действий. Участников блокады нужно кормить, одевать и расселять. Это немалые ресурсы. В нашем случае мы до того, как начали блокаду, провели широкую разъяснительную работу с общественностью, в частности с крымскотатарским сообществом районов, прилегающих к Крыму. Публично просили поддержки общественности, волонтеров по всей Украине ...

Отмечу еще: блокировка — это не просто перекрытие дорог, все должно происходить с умом, с учетом и прав людей, которые окажутся в зоне проведения акции или будут на себе чувствовать ее последствия. Это очень сложно.

И последнее. Нельзя отказывать власти в диалоге. Во время проведения нами акции «Гражданская блокада Крыма» нам также нелегко было находить взаимопонимание. Но мы упорно приводили свои аргументы и не выходили из диалога с властью. Это очень важно, чтобы любые результаты блокады закреплялись решением соответствующих органов власти.

— Так просили ли у вас совета блокировщики на Донбассе? Возможно, депутаты обращались?

— Нет, депутаты не обращались. А вот рядовые блокировщики выходили на связь, консультировались, приглашали присоединиться. Мы будем готовы, если такое решение примет Меджлис крымскотатарского народа.

— Меджлис рассматривал возможность присоединения к блокаде Донбасса?

— Нет. Такого обращения к Меджлису не было. Кстати, по крымской блокады тоже никакого решения Меджлиса не было. Но здесь были другие соображения. Во-первых, подавляющее большинство членов Меджлиса проживает во временно оккупированном Крыму. Разумеется, их участие в заседании Меджлиса, на котором бы рассматривался вопрос блокады Крыма, сразу бы спровоцировало аресты. Напомню, что на 20 сентября 2015 года (дата начала блокады Крыма. — ред) был арестован заместитель председателя Меджлиса Ахтема Чийгоза, открыты административные производства в отношении многих членов Меджлиса. Во-вторых, мы понимали что принятие такого решения может вызвать спекуляции вокруг несоблюдения Меджлисом принципа ненасильственной борьбы, которая положена в основу крымскотатарского национального движения. Поэтому решение об организации и осуществлении «Гражданской блокады Крыма» было принято тремя людьми: лидером нашего народа Мустафой Джемилевым, Рефатом Чубаровым и мной.

Вы спросите, в чем разница между крымской блокадой и блокадой отдельных регионов Донецкой и Луганской областей? Крымскую блокаду организовали и реализовали представители коренного народа Крыма. Да, еще раз повторюсь, при большой поддержке тысяч наших побратимов из многих областей Украины.

Таким образом, по-моему, блокирование на востоке Украины прежде всего должны осуществлять те люди, которые оттуда вышли, то есть украинцы из тамошних мест. А украинцы из других городов должны поддерживать местных. Вы знаете, я против любой торговли с Россией, я против дипломатических отношений с этой страной. Россия — наш враг, и то, что происходит, нужно назвать войной.

— Были ли попытки других известных фирм и компаний также вывезти оборудование с полуострова?

 

— Такое пытаются провозить как в одну, так и в другую сторону. В меньшей степени с материка, в большей — с полуострова на материк. Некоторые вещи не урегулированы до сих пор законодательно. Например, если украинская компания закрыла свой офис в Крыму и переезжает на материк, надо дать ей такую возможность, даже если ей какое-то время пришлось работать под юрисдикцией России. Люди не должны страдать из-за того, что украинское государство в свое время вынуждено было покинуть Крым. Государство обязано создать условия для тех граждан Украины, которые из временно оккупированного Крыма переезжают на материковую часть страны.

— Недавно вы высказали соображение, что в Крыму увеличивается количество недовольных.

— Большинство жителей Крыма вздохнули с облегчением с победой Революции достоинства. Но им не пришлось успеть вдохнуть воздух свободы: вторглись российские войска, Крым был оккупирован. На полуострове восстановлен режим, при которогм среди людей господствуют страх, подозрения, отчаяние. Теперь у людей, живущих в Крыму, как бы пафосно это ни звучало, все надежды на Украину, на нас с вами. Эти люди хотят, чтобы мы все немедленно вместе взялись за руки и начали работу по возвращению своих земель, а потом занимались политикой, выясняли отношения, устраивали драки в парламенте и тому подобное. Крымские люди взывают к нам: «Крым отжали, часть Донбасса отжали. Сначала давайте Родину вернем, достоинство вернем, а потом все остальные». Согласитесь, они во многом правы ...

Я говорю не только о крымских татарах. Люди на полуострове хотят безопасности для себя и семьи. Но получается так, что ни Украина при всем желании, ни международное сообщество не могут дать этим людям гарантии безопасности, потому что Крым оккупирован Россией. В то же время крымские люди наблюдают за всеми внутриполитическими распрями в Украине, которые не добавляют им доверия к украинским политикам. Я лично считал бы целесообразным хотя бы раз в полгода проведение президентом Украины прямых телемостов с временно оккупированным Крымом! Подъехали машины, стали на административной границе с Крымом — и происходит трансляция. При желании это можно сделать. Пусть люди оттуда звонят, задают вопросы ... Чтобы они почувствовали, что Украина хоть что-то собирается делать. То есть местные жители должны увидеть, что там (на админгранице) что-то происходит.

— Что происходит сегодня на границе с Крымом?

— Есть определенные планы у Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и переселенцев по оборудованию инфраструктуры по предоставлению услуг гражданам Украины, которые проживают во временно оккупированном Крыму ... Я знаю о планах Министерства информационной политики, реализация которых позволит существенно улучшить распространение информации украинских СМИ в Крыму. Здесь больше не могу говорить, потому что российские спецслужбы и оккупационные власти Крыма пытаются создавать преграды.

Российские власти вкладывает в информационную войну против Украины несравненно большие деньги. Впрочем, телекомпанию ATR, которая вещает на Крым трех языках, в прошлом году впервые профинансирована государством, за что, разумеется, мы очень благодарны. Деньги пришли в конце 2016 года, на них коллектив успел приобрести телевизионное оборудование и оплатить долги за предоставленные услуги, в частности спутниковое вещание. Благодаря финансированию мы, наконец, запустили собственную студию, из которой начали вещание с 20 марта.

— Насколько дорогое удовольствие — телеканал ATR?

— На старте, когда я поднимал телеканал в Крыму, для запуска нужно было вложить $5 млн. Без лишней скромности могу сказать, что на конец 2013 года ATR превратился в самый мощный и современно оборудованный крымский телеканал ...

В холдинге ATR же еще и детский телеканал Lale, и радиостанция Meydan, и сайт «15 минут». Вместе работают более 100 человек. Значительная часть из них переехала из Крыма, потому что без них, носителей крымскотатарского языка, культуры, обычаев, телеканал просто не выживет.

Вещание на Крым телевизионной вышки (155-метровой телевышки, возведенной в Херсонской области) только для радио Meydan стоит 57 гривен в час. Умножьте на сутки, а затем на месяц, год, вот вам и 490 482 гривны. И это только за установленный радиопередатчик. А у нас этих денег на текущий год пока нет ... Вы ждете от меня точных цифр. Для нормальной деятельности СМИ, которые нами сохранены и которые мы пытаемся развивать, чтобы обеспечивать непрерывную связь с Крымом, крымскотатарским народом, доносить до них слово правды, нужно в месяц как минимум 4 млн гривен. Скажу, что это намного меньше, чем тратит большинство украинских телеканалов уровня ATR.

— Насколько на ваши медиа повлияет закон о языковых квотах, принятый в первом чтении?

— Наши журналисты, в частности Осман Пашаев, привлечены к подготовке предложений по второму чтению законопроекта. Мне кажется, в совместном поиске найдены определенные формулировки, которые сделают невозможным подавление крымскотатарского языка.

— Радиостанция Meydan придерживается квот на украиноязычные песни, введенные в прошлом году?

— Именно такие же поправки должны быть внесены в закон Украины, устанавливающий квоты на песни в радиоэфирах ... Мы работаем над этим.

Проще говоря, мы должны телеканалы и радиостанции, которые вещают на крымскотатарском, приравнять в правах к тем, которые говорят на украинском. Понятно, что в крымскотатарских электронных СМИ должна значительно повыситься и доля государственного языка. Кстати, мы вещали на украинском в Крыму тогда, когда еще никто никого ни к чему не обязывал ...

— В мирное время вы имели в собственности в Крыму транспортную компанию «СимСитиТранс», владели Джаст Банком в Москве, ООО «Квингрупп» (торговля автомобилями), которая сейчас признана банкротом, сетью магазинов ICom. Сейчас этот бизнес есть?

— Все, что осталось в Крыму или в Москве, арестовано, отобрано. Чтобы вы понимали, ежедневно даже на неработающее мое предприятие приходят штрафы. И это не только моим компаниям, но и компаниям-партнерам, которые с нами работали. Машина ФСБ уничтожила все 64 фирмы и компании, которые были под моим контролем. Сейчас прежде всего я хочу вернуться в свободный украинский, крымскотатарский Крым. До этого с ними я не хочу судиться, поскольку никакого смысла это иметь не будет.

—  Российский Сбербанк называет сумму долга в 1,1 млрд рублей, которую должен выплатить банк, контролируемый вами раньше. В российских СМИ сообщается также, что вы якобы просите отложить процедуру реструктуризации долгов. Собираетесь платить долг?

— Ни у кого я ничего не прошу и не сужусь ни с кем. Я даже не переписываюсь. Они (российские власти) заблокировали все мои счета. Джаст Банк уже захвачен какими-то людьми. Кто они такие, в чьих интересах действуют, я не знаю. Даже мое личное имущество арестовано, не говоря уже о бизнесе.

— Попытки продать имущество предпринимали?

— Я не ставил себе задачу продать, потому что не готовился к тому, что уеду из Крыма, уже оккупированного Россией. Когда я начал понимать, что они ставят передо мной вопрос ребром, мол, определяйся: или ты «продаешь» телеканал и тогда спокойно выезжаешь, или ... С того момента я начал обдумывать определенные движения. А когда с 1 апреля 2015 года в Крыму запретили вещание телеканала ATR, любой процесс продажи или информация о моем выезде из Крыма без удовлетворения их требований заблокировали бы меня. Сначала я вывез семью в Израиль, потом сам вылетел, потом уже вместе с семьей переехал в Украину.

— Сейчас вы — гражданин Украины. Российский паспорт оставили также?

— Да. Наша семья выросла в Узбекистане, я из семьи депортированных. Российский паспорт я получал еще в Узбекистане, когда переезжал в Москву в начале 90-х. Родители тогда переехали в Украину. До аннексии Крыма никаких заметных проблем с Россией же не было.

— Кроме медиа, каким бизнесом еще владеете?

— Никаким. Я занимаюсь созданием батальона «Аскер» имени Номана Челебиджихана. Все еще лелею надежды на его легализацию в составе ВСУ. В отличие от некоторых украинских политиков и военных, считаю крайне необходимым создание в рядах украинской армии военного подразделения, в котором могли бы быть созданы условия для соблюдения элементарных потребностей, связанных с религиозным признаком бойцов ...

— Почему не регистрируют батальон?

— Причина задержки — в косности части военных, которыми принимаются подобные решения. Они и сегодня живут негативными мифами о крымских татарах, вбитыми им в головы десятки лет назад.

— Когда в последний раз лидеры крымских татар встречались с президентом?

— Последняя встреча Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова с президентом состоялась 22 марта 2017 года. О необходимости встреч ... Ничего не может быть эффективнее диалога. Главное, чтобы стороны слышали друг друга.

Согласно Конституции Украины, среди органов государственной власти Украины есть Представительство президента Украины в Автономной Республике Крым. Упомянутое представительство образуется главой государства и непосредственно ему подчиняется. Постоянным представителем этого института, который временно базируется в Херсоне, еще 22 мая 2014 года была назначена г-жа Наталья Попович. Думаю, что я не последний человек среди крымских татар. Если не президенту, то почему бы постоянному представителю главы государства не пообщаться со мной и многими активистами крымскотатарских организаций и других крымских организаций? Но нет! Ни разу госпожа Попович не приезжала ни на блокаду, ни на другие мероприятия, проводимые общественностью и местными органами самоуправления на территориях, прилегающих к Крыму. То есть фантомное должностное лицо. Такие ситуации разочаровывают людей, вселяют в них недоверие к власти.


Об авторе
[-]

Автор: Михаил Глуховский

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.04.2017. Просмотров: 161

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta