Опасный откат. Почему растет товарооборот Украины с Россией?

Содержание
[-]

Рост поставок на рынок нашего стратегического врага - очень тревожный сигнал

После нескольких лет уменьшения зависимости украинских производителей от торговли с РФ снова наблюдается ее наращивание в ряде отраслей.

Уже длительное время наблюдался положительный тренд к уменьшению унаследованной от колониальной эпохи чрезмерной зависимости украинской экономики от торговли с Россией. Особенно заметной эта тенденция стала с 2011 года: доля экспорта украинских товаров в РФ 2016-го снизилась до 9,9% общего объема против 29% в 2011 году, а в абсолютных цифрах поставки упали с $19,8 млрд до $3,6 млрд. В результате бывшая метрополия потеряла статус главного торгового партнера, зависимость от которого в предыдущие десятилетия заставляла постоянно оглядываться на Москву даже правительства с проевропейской ориентацией.

Опасный откат

Однако в последнее время тенденция начала меняться на противоположную. Хотя доля РФ в общем объеме украинского экспорта и продолжает уменьшаться, пусть и гораздо медленнее (до менее 9,4%, по результатам трех кварталов 2017 года), но с начала года наблюдается резкий рост экспорта туда продукции ряда украинских отраслей. Причем для значительной части из них зависимость от российского рынка сбыта и так критически высока. Это не может не вызывать беспокойства, ведь получается, что подходы менеджмента украинских предприятий сводятся в основном к рефлексиям на действия России, являются хаотичными и непоследовательными.

Уже четверть века с момента обретения Украиной независимости Москва методично закрывала доступ на российский рынок то для одной, то для другой продукции самых разных украинских отраслей и постепенно ограничила двустороннюю торговлю исключительно или главным образом тем, что ей было нужно. Пока туда поставляются некоторые необходимые российским производителям украинские комплектующие, но как только появлялась возможность отказаться от поставок, в России делали это независимо от того, в каком состоянии были двусторонние отношения. Например, сворачивали закупку в Украине железнодорожных локомотивов, блокировали сотрудничество в авиастроении или навязывали французские двигатели вместо традиционных от украинского «Мотор Сич» даже при пророссийском режиме Януковича.

Между тем многие руководители украинских предприятий демонстрировали удивительную беспечность. Испытывая многочисленных болезненные потери от ограничений доступа на непредсказуемый российский рынок и понимая, что ситуация с очередными, в том числе и политически мотивированными, ограничениями может в любой момент повториться - снова и снова наращивали зависимость от сбыта на упомянутом рынке. И часто речь идет не только об отраслях, которые действительно имеют объективные проблемы с диверсификацией рынков сбыта, но и о тех секторах и предприятиях, для которых российский рынок отнюдь не является безальтернативным.

Например, среди рекордсменов по темпам роста экспорта в РФ из Украины при немалых общих объемах поставок с начала года были вата и резиновые изделия (по каждой позиции за восемь месяцев было вывезено продукции минимум на 0,5 млрд грн). К тому же, скажем, 51% всей экспортируемой из Украины ваты и так направляется именно на российский рынок, как и более четверти покрышек (на 0,25 млрд грн). В полтора раза с начала 2017 года выросли также поставки в Россию игрушек (почти 0,3 млрд грн, или почти 40% всего их экспорта из Украины), почти на 40% - фармацевтической продукции (0,4 млрд грн), мыла и моющих средств (тогда как на российский рынок и так поставляется почти половина всего украинского экспорта мыла (на 0,13 млрд грн).

На четверть увеличился экспорт в РФ обуви (0,35 млрд грн), текстильной одежды (более 50 млн грн), напитков (в это время в РФ уже сейчас сбывается около половины всего украинского экспорта винопродуктов: на 0,25 млрд грн за восемь месяцев 2017 года). Хотя и низкими темпами (около 20%), выросли поставки в РФ и украинских керамических изделий (на более 1 млрд грн за восемь месяцев), и трикотажной одежды (0,25 млрд0 грн). В то же время зависимость от рынка РФ украинских экспортеров чулочно-носочных трикотажных изделий достигла 74% (объем поставок за восемь месяцев - 0,2 млрд грн, и он стремительно растет), а керамической плитки - 54% (0,75 млрд грн).

Почти на 70% выросли поставки автотранспорта и комплектующих (на 2,4 млрд грн), на 62% - железнодорожных локомотивов и частей к ним (1,1 млрд грн). На 20% с начала 2017 года выросли поставки в РФ различных машин, совокупный объем которых с начала года приблизился к 13 млрд грн. Что не только для производителей конкретных отраслей, но и для экономики страны в целом имеет довольно внушительные масштабы. По ряду видов продукции этот прирост значительно бОльший.

Кроме того, речь идет об углублении и так критически высокой зависимости производителей машиностроительной продукции от экспорта именно на российский рынок. Например, в РФ поставляется почти 90% всех экспортируемых из Украины тракторов (более чем 0,3 млрд грн за восемь месяцев 2017 года), от 50% до 70% всего украинского экспорта турбодвигателей (3,8 млрд грн), комплектующих к железнодорожному транспорту (на 1,4 млрд грн), изделий для железнодорожных путей (на 0,17 млрд грн), сельскохозяйственной техники и машин (0,85 млрд грн), оборудования для работы с грунтом, металлами и камнями (более чем 0,4 млрд грн), гидронасосов (1,35 млрд грн), котлов центрального отопления (0,25 млрд грн). Так же в России сбывается примерно половина всего украинского экспорта комплектующих для автотранспортных средств (на 0,56 млрд грн) и двигателей (0,3 млрд грн), более 40% прицепов (на 0,15 млрд грн), подъемных устройств (0,25 млрд грн), паровых турбин (0,23 млрд грн), около трети украинского экспорта воздушных насосов (0,45 млрд грн).

При таких обстоятельствах дальнейшее увеличение поставок на неопределенный рынок нашего стратегического врага является очень тревожным сигналом. Перегремило, немного затихло, и в очередной раз потянулись «караваны» в РФ? Пока гром не грянет снова, начнутся очередные жалобы на невозможность работать из-за закрытия «основного рынка»...

Сила «притяжения»

Поставщики соответствующих украинских товаров играют в русскую рулетку, наращивая зависимость и рискуя стать заложниками в условиях очередных российских ограничений на украинскую продукцию, ожидать которых можно в любое время.

Как отмечалось выше, в некоторых случаях это действительно связано с объективными проблемами по выводу соответствующей продукции на альтернативные рынки или перенастройкой производственных мощностей под потребности внутреннего рынка в других видах продукции. В то же время чаще сказывается обычная пассивность и инерционность менеджмента таких предприятий, их нежелание искать альтернативные сбытовые и производственные стратегии, возможности кооперации с западными компаниями. А также отсутствие должной государственной политики, которая должна мотивировать таких производителей действовать и поддерживать тех, кто будет пытаться.

Речь идет не просто о бизнесе. Цена вопроса - сохранение опасной привязанности к российскому рынку ряда предприятий и отраслей, а также населенных пунктов и целых районов их высокой концентрации, где они являются основным или даже единственным работодателем. Преодоление такой опасной для государства тенденции, которая связана и с политической ориентацией местного населения из-за зависимости его социально-экономических перспектив от российского рынка сбыта, является общегосударственным делом. От успешного решения проблемы зависит необратимость разрыва с бывшей метрополией и неоимперскими проектами Кремля.

Тем более что утверждение о сырьевой эволюции украинской экономики вследствие переориентации на торговлю с ЕС не соответствует действительности. Тиждень уже анализировал, что следствием Соглашения об ассоциации становится противоположная тенденция: к активному наращиванию поставок готовых, преимущественно промышленных товаров на фоне уменьшения продаж сырьевых. Просто зацикленная на «традиционных рынках» и эксплуатации присвоенных устаревших советских промышленных мощностей часть украинского «бизнеса» и особенно менеджмента госпредприятий не способна их создавать и продвигать. И это не проблема Соглашения об ассоциации.

Поэтому государству важно занимать активную позицию, предложить программу переориентации для производителей, которые не могут продавать сейчас свою продукцию никуда, кроме РФ. Возможно, нужно целевое финансирование модернизации и переориентации предприятий, имеющих критический уровень зависимости от российского рынка, на изготовление альтернативных видов продукции для внутреннего или переориентации экспорта на страны Запада или Азии и Африки. Государство могло бы выделять необходимые средства на приобретение или модернизацию оборудования на таких предприятиях, переквалификацию их персонала под конкретные бизнес-планы и договоренности о налаживании кооперации с не-российскими компаниями. Или через безвозвратную помощь, или через беспроцентные долгосрочные кредиты.

Важно дать возможность людям, которые работают в зависимых от российского рынка предприятиях, убедиться, что улучшение экономической ситуации в Украине и на их производствах заключается не в бесперспективных попытках вернуть время назад, а в активном поиске возможностей компенсировать потерю российского рынка освоением новых ниш на других перспективных рынках. В тех случаях, когда на пути стоит саботаж пророссийского менеджмента госпредприятий или частного бизнеса, нужна его замена, в том числе при необходимости через процедуру национализации.

Преодолеть саботаж

Так же решительного государственного вмешательства требует и ситуация с критическими для национальной безопасности уровнями зависимости от импорта из РФ ряда видов энергоресурсов и сырья, которая в последнее время также только усиливается. В условиях, когда российская сторона не раз демонстрировала готовность использовать такую зависимость в гибридной войне против Украины, в том числе и в последние годы, с началом агрессии. Недавним примером стал кризис на рынке автогаза, однако перед этим были ограничения на поставку угля, шантаж прекращением поставок трубопроводного газа в 2006-м и 2009-м. Однако выводы во властных кабинетах так и не сделаны.

Между тем ситуация становится все более критической. За май-август 2017 года из РФ в Украину было ввезено почти 89% всего импортируемого нами дефицитного антрацитового угля (1,09 млн т из 1,23 млн т). Это несмотря на то, что было достаточно времени и немало анонсов как от частной ДТЭК, так и от государственных компаний о договоренности по закупке этого топлива из других стран. Так же усилилась за это время зависимость от импорта из РФ коксующегося угля (до 62,8%, или 3,19 млн т из 5,08 млн т) и кокса (до 50,1%, или 255,3 тыс. т из 509,1 тыс. т), которые имеют важное значение для стабильной работы украинской металлургии.

В обоих указанных случаях ключевую роль играет корпоративная политика компаний-монополистов на энергетическом и металлургическом рынках крупнейшего пророссийского олигарха Украины Рината Ахметова и его бизнес-партнера Вадима Новинского. Однако в этом нет ничего странного или непредсказуемого: они действуют последовательно и за последние годы не раз имели возможность убедить власть в том, что играют против Украины и ее энергетической и экономической безопасности.

Вопрос в том, что со стороны власти в этих условиях также наблюдается преступное бездействие и даже подыгрывание, не исключено, что из меркантильных соображений. В апреле 2017 года Минэнерго подавало в Кабмин проект постановления о запрете ввоза энергетического угля из России, однако, несмотря на комментарии гендиректора ДТЭК Максима Тимченко, похоже, закулисные договоренности с Ахметовым помешали принятию правительством соответствующего решения. Ведь с территории РФ продолжаются поставки с шахт ДТЭК «Обуховская» и «Дальняя». К тому же такая схема поставок полностью работает в интересах России. Ведь, по информации того же Тимченко, эти шахты только управляются ДТЭК. Зато, находясь в залоге «Сбербанка России», все заработанные на поставках угля в Украине по тарифу «Роттердам+» средства перечисляют на выплату предоставленного им кредита.

Так же за май-август из России и Беларуси (что в этом случае также из-за дефицита в последний углеводородов) было импортировано 90,7% сжиженного газа (340,1 тыс. т из 375,1 тыс. т) и 77,5 % нефтепродуктов (2 млн т из 2,58 млн т). Это еще один реальный инструмент энергетического и экономического шантажа, который Киев оставляет в руках Кремля.

Выход из ситуации только один: по всем стратегическим энергоносителям, где неожиданное прекращение российских поставок по политическим мотивам способно спровоцировать угрозу национальной безопасности Украины, нужны строгие ограничения на долю импорта соответствующей продукции из РФ. И экономическая цена вопроса в условиях, когда речь идет о национальной безопасности, не имеет принципиального значения.

 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Крамар

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.11.2017. Просмотров: 54

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta