Олена Степова: Нам рассказывали о загнивающем Западе, голодных неграх. Нам было страшно. Дети совка!

Содержание
[-]

Ч.6 Я уже писала о том, что в Эстонии меня ждало много чудес. Вообще для меня то, что я приехала сюда, уже было чудо. Но, небо видимо решило, чтобы увидеть все грани войны мне нужно было увидеть мир. Мир иной и разный. Мир со своей «ватой» и своими тараканами. Мир, вышедший из постсоветского поля. Мир, победивший дракона.

В Эстонии было много открытий. Я открыла для себя (а возможно и для Эстонцев) людей, сытых, богатых людей, живущих в комфорте Европы, но ждущих Путина и освобождение. Я осознала, что проблема войны не в Донбассе, как в территории, и не в людях, проживающих на Донбассе, не в образовании и воспитании, языке, званиях, положении в обществе…проблема войны в болезни, поразившей мир, болезни советского шовинизма или, как я уверена, назовут это явление историки, рашизма.

Помните старый мультфильм, снятый по мотивам китайской легенды?! Никто не мог убить дракона. Никто! Так как, убивая дракона, попадая в мир дракона, ты сам становишься этим драконом. СССР (не Россия, а Союз Республик) победил нацизм. Я не зря так написала фразу. Не зря! Одержав победу во Второй Мировой Войне, Россия не заметно для всех стала тем же националистическо-шовинистическо-фашистким драконом. И мы все были заражены великороссием. Думаю, что если бы не распад СССР, то, возможно, сейчас Советская Украина принимала участие в какой-нибудь новой «освободительной» войне.

Пережив ужас Донбасса, я осознала значение войны в Афганистане. Интернациональный долг?! Нет! Оккупация! Обычная варварская оккупация Афганистана страной, которая так и не смогла вернуться с войны. Каждый раз, скрывая свое шовинистко-националистическое лицо, совок решал свои бытовые и социальные проблемы, развязывая войны, переписывая историю, захватывая государства, уничтожая память, историю, элиту и останавливая прогресс захваченных территорий.

После развала СССР Украина шагнула вперед. И совок тут же попытался накинуть лассо на ее горло. Частично ему это удалось. Шовинизм! Бытовой шовинизм отравляет нас, не давая возможности жить, процветать, двигаться вперед.

Знаете, я постоянно удивлялась тому, что у нас на Донбассе говорили «свердловская власть», «луганская власть», «городская элита». Я постоянно спрашивала, почему государственная власть «свердловская», как приватизированная?! Сейчас я это поняла. В Эстонии власть государственная. Она создана для служения народу, обеспечения государственности и комфорта. На Донбассе власть, пропитанная великовластным местечковым шовинизмом, создавала гетто. На Донбассе процветал культ личности. Любой маломальский чинуша создавал себе окружение и культ личности. Ахметов, Ефремов, Королевская, мэры городов, прокуроры, директора шахт и даже начальники участков создавали себе культ личности и пресекали любой росток здравого смысла и критического мышления.

В «городские элиты» попадали свои люди. Не писатели, поэты, художники, а директора шахт, прокуроры, депутаты с криминальным прошлым. В городе творила Екатерина Литовченко. Творила для мира и на весь мир. Спинальница, рисующая светлый мир любви, степи, Донбасса, зажав карандаш зубами. Она умерла в нищете. 3 гвоздики на 8-е марта. Никто не помнил в городе из городских элит ее день рождения, адрес. На Донбасс работала позиция «знай сове место», «передача должности по наследству». Это и были «элиты» Донбасса. Упитые, загашишенные, погрязшие в разврате и коррупции, но создавшие свой рай, свое войско рабов, свое гетто.

Так создавался мир без мнения, мир единодушия с единоверным мнением начальника, мир серых людей, не видящих себя иначе, чем в подчинении кому-либо. Заметили сходство? Да, это великорусский шовинизм. Это Россия! Любой выход из подчинения был трагичен для бунтаря.

Совок! Совок, как одна большая скрепа, держащая нас за судьбу. Совок в обустройстве страны, обучении, отношении к городу, соседям, чему-то непонятному или новому, природе, себе, стране. Страшный, разрушающий, потребительский совок. Государственные управления чего-либо и кем - либо (например, сельского хозяйства в областях, где нет государственных сельхоз предприятий). Управления торговли. Управление флотом. Управление менеджментом управления. Советы, сельсоветы, поссоветы, горсоветы. Министерства, ведомства, замминистры, секретарь секретаря… Мы создаем и усиливаем структуру управления вместо того, чтобы создавать предприятия, развивать бизнес, создавать рабочие места для людей, а не для чиновников. Мы страна поголовного чиновничества, управленцев и бюрократов. Это совок.

Вот, война, оккупация, а мой город существует без органа власти. Орган власти самораспустился. А город живет. Без управлений, депутатов, мэра. Чинят дороги, строят сквер, работают магазины, рынок, школы, детсады. И даже засеяны поля, не все конечно (понимаем, мины, война, грабежи), но засеяны.

А вот в Черкасской области полтора года нет начальника управления образования. И что? Дети получают знания, школы-финансирование, учителя-зарплаты. Без чиновника. Значит, это возможно! Возможно, избавиться от системы бумажек, справок, тотального управленчества и советов.Я сейчас много думаю обо всем этом. Я не государственный служащий, не политик, я-гражданин. Я просто смотрю на свою страну, как хозяйка, осматривая свой дом перед генеральной уборкой. Я имею на это право. Если мои выводы ошибочны, это мои выводы, выводы обычного человека, прошедшего войну и мир.

Именно здесь, в Эстонии, я все же нашла ответ на вопрос «где, твоя колючая проволока, Донбасс». Да, да. Я не ошиблась. Чтобы понять смысл этой фразы нужно осознать, что во время войны и информатак (с обеих сторон конфликта) Донбасс стал собирательным образом совка. Но здесь ли заканчивается совок? На Донбассе ли? Разговаривая с русскими эстонцами, с приехавшими эмигрантами я всё больше убеждалась совок не имеет границ, возраста и национальности. Совок ли это? Я склоняюсь к определению советский шовинизм. Вбитая нам и взращенная в нас система потребления и обязанностей. Обязанностей без прав. Все вокруг обязаны: слушать нас, понимать нас, принимать только нашу точку зрения, любить только любимого мною политика, ненавидеть только избранную мною жертву, заботиться обо мне, давать мне, убирать за мной…Знакомо?! Донбасс ли это?! Бытовой шовинизм?! Рашиизм?! Совок!

Чтобы победить войну, чтобы победить Россию нужно убить совок в себе. Любое проявление шовинизма-шаг к России. Любое пренебрежение к ближнему-шаг к России. Любое возвышение за счет унижения-шаг к России. Любое «это не мое, это государственное»-шаг к России. Любое «после меня, хоть потоп»- шаг к России. Любое «только мое мнение правильное»- шаг к России. Любое «тільки для великої нації»- шаг к России. Величие нашей нации так же велико, как величие Израиля и Ирландии, Индии и Гондураса, Эстонии и Германии. Каждая нация велика по -своему. Шовинизм, великоросский шовинизм- это неуважение любой нации за счет возвышения своей. Мы до сих пор радуемся, что плохо жить стало крымчанам. Радуемся беде- шаг к России. Мы хотим блокады и голодной смерти жителей Донбасса, ставших заложниками оккупантов- шаг к России. Мы говорим «оккупация» и не признаем войну- шаг к России.

Кто же оккупировал Донбасс, если у нас нет войны? Мы хотим заблокировать «оккупантов», но торгуем с ними. Мы считаем оккупантами граждан Украины, проживающих на оккупированной территории - шаг к России. Мы за «свободу слова», но только за ту, чья свобода подходит нам- шаг к России. Мы баним людей за «правильно сказала Тимошенко, Порошенко…»- шаг к России. Мы ненавидим 70-летних стариков за их старческий маразм- шаг к России (почитайте, сколько за год в России пожаров в домах престарелых, сколько там домов престарелых, детских домов)- шаг к России. Россия нас заразила националистическо-бытовым шовинизмом. Это надо признать, лечить и выздоравливать. Мы - Украинцы разные и все имеем право быть! Меня потрясло, что в Тернополе на вечере Памяти Андрея Дремина (Светлячка) молились люди разных религиозных конфессий, служащие в одном батальоне. Молились за единство страны, память погибших, мир и победу. Это-Украина! И Украины в Украине больше, чем проявлений совка. Это радует и дает надежду. Мы выздоравливаем, мы движемся вперед, мы становимся нацией!

Киев. Метро. Молодой человек пяти лет от роду уступает место женщине: «Сідайте, пані»! и взгляд на отца, мол, так, правильно. И чуть заметный кивок, мол, молодец, сын! Это –Украина!Это наше будущее!

Киев. Замечательный мужчина в вышиванке. Делает мне пренебрежительное замечание «книга на москальському». Отвечаю, что москальский-это маты. Русский-это язык Толстого, Пушкина, Ахматовой, Есенина и даже Гоголя. Он так же презрительно: «Я не поважаю жодну країну світу, що не вчить українську. Вони зобо,вязані нас поважати та розмовляти українською!». Это-Россия! Это наше прошлое!

А мы через войну идем в будущее. Мальчишки из Донецка, тайком уезжающие в Киев и вступающие в ДУК «Правый Сектор», села Луганщины, говорящие на украинском, наши вышиванки, пысанкарки, наш суржик, всё это, стало камнем преткновения ползущего шовинизма. Россия споткнулась об Украину. Россия кричала о языковых проблемах, о защите языка, а оказалось, что настоящим украинцам, понимающим, что мы все учились в разных школах, нас всех калечил совок, всё равно на каком языке говорят те, кто любит Украину. Сколько украино-бандеровцев из Италии, Беларуси, Польши, Эстонии, Финляндии, Германии, России кричат «Слава Украине!» на разных языках. Это-будущее!

Хотела сразу о чуде, а получился политический спич. А чудеса в Эстонии были. Настоящие, сказочные! Меня вообще с первых дней войны вели знаки. Хотя я вообще человек не склонный к мистическо-гороскопному мышлению, но…Когда-то я напишу «О мистике в дни войны». Агностики и атеисты сразу меня забанят, а я напишу. Ведь было. Было что-то тихое и светлое, дрожащее, как свет звезд или крылья ласточек. Закрывающее тебя от беды и будящее в тебе предчувствие.

Когда в ФБ о нас, о Свердловске молился мир, мы видели, как над нашим селом и пригородом появился щит. Его видели многие люди, отрешенно вышедшие на улицу. Шел обстрел города ГРАДАМи. Сидеть в подвале было страшно. Люди выходили под открытое небо из подвалов, подъездов домов, решив, что раз пришло время умереть, то пусть это будет быстро, чем гибель под завалами. Мы все стояли и видели, как на небе появилась пленка, пружинящая, когда к ней прикасался снаряд. Снаряд ударялся о невидимый щит и уходил в сторону. Об этом чуде говорили все. Кто с недоверием, кто с надеждой, а кто и со страхом. И только я знала, что это сделали люди. Неизвестные мне, далекие, плачущие и просящие небо люди из мира ФБ.

26 апреля 2014 года из Киева я привезла куст омелы, как попросила меня моя подруга ассирийка Баша. Она говорила, что чувствует беду, что черное пятно разольется на земле. Сказала, что это оберег, чтобы земля не ушла. Я думала об экологической катастрофе, но, ни как о войне. Но веточку из этого куста я приколола и на ворота кумы, дом которой стоял на лини и фронта. Когда летом 2014 года после 3-х дневных боев Валя вышла из подвала, то быстро кинулась управляться по-хозяйству. Ведь, что для хозяйки важное, правильно, хозяйство, огород, сенокос. Ведь мы жили, верили, что это не война, а АТО и скоро террористов поймают. Валя хотела собрать сено, лежащее напротив двора в поле. Когда она открыла калитку, она услышала, как я позвала ее со стороны огорода. Она повернулась посмотреть, думая, что я зашла к ней с огорода. Меня не было. Она открыла калитку и…увидела, как по дороге пролетел снаряд. Она рассказывала, что видела его, как в замедленной съемке, видела, как он разрезал воздух, как был нагрет и светился. Валя стояла у калитки и смотрела на него. Он пошел в степь. Через минуту раздался взрыв. Её спасла минута, которую она потратила, повернувшись в поисках моего голоса.

Знаки вели меня в моих рассказах, снах, разговорах, встречах. Я считаю, что каждая встреча там, в зоне была знаковой. И тут в Киеве. Вот первое село по дороге к моему новому дому называется Довжик. Довжик! Как речушка в моем городе, как старое поселение в моем городе, как мы когда-то хотели переименовать город (в Довжик или Довжанськ). И скумпии единственный куст на район, тоже на повороте к моему новому дому, и поле подмаренника. И когда Елена Славная организовала для меня экскурсию по Подолу, то мы попали в Музей аптеки, где меня ждала комнатка травницы, скумпия и домашнее мыло. Все, что я оставила там. Удивительно, да! И таких знаков, ведущих меня по земле, было много. Как было и в Эстонии. В первый же день я удивилась, узнав, что символ Эстонии ласточка и волошка. Волошка любимый цветок моей бабушки, а ласточка- любимая птица. Бабушка говорила, что ласточка, как женщина, летит, спешит, заботится, создает уют в доме. Сейчас вышитая волошка, подаренная мне друзьями в Эстонии, теперь светит мне ночами в новом доме под Каневом.

Прогуливаясь по парку возле Резиденции Президента Эстонии, я увидела степные желтые тюльпаны. Они, как – будто пришли со мной или за мной из Провальской степи. Тоненькие, как лучики солнца, смелые, они проросли возле огромного дуба в центре Таллинна. Я смеялась, гладила их и говорила: «Если степные тюльпаны в Европе, то и Украина будет в Евросоюзе».

Natalya Olyanishyna и Viktoria Melnyk пригласили меня на экскурсию в Кадриорг. «Этот замок построен Петром для своей любимой Катеньки»- рассказывали девчата. Я зашла в зал, и обомлела. Такие вазы из мрамора! Такие розы! О! Как же тут пропитано любовью. Не бравадой, богатством, монументализмом, а любовью. Нежность, мрамор, розы и тишина, такая, чуткая и тонкая, как сон любимой. Я потом шутила, что у меня проснулось чувство клептомании (вазы из мрамора с мраморными тончайшими розами, это чудо).

В зале рассаживались зрители в ожидании концерта. Вышли музыканты. Это были дети музыкальной школы одетые в средневековые костюмы со старинными музыкальными инструментами. Когда они начали играть, мне показалось, что мы перенеслись в рыцарский зал, где прохаживаются пажи, рыцари снимают с себя тяжелые доспехи, на столе клубится жаркое из дичи, фазанов, льется эль и звучит грубый мужской голос, рассказывающий об охоте. Я не заметила, как полились слезы. Женщина, что фотографировала детей, сделала мое фото и подошла ко мне. Она говорила по-эстонски, но я поняла вопрос. «Почему вы плачете, у вас горе?»- спросила она. «Война в Украине,-сказала я, и, опомнившись, повторила,-Ukraine war! Сhildren in war!». Она, молча, обняла меня.

«Там на Донбассе, в Украине дети, понимаете, дети,-всхлыпнула я». Она жестко и резко что-то ответила по-эстонски. «Ukraina voidab- Украина победит»- я уже знала, как звучит эта фраза, я часто слышала ее в Эстонии.

Лилась музыка, а у меня лились слезы. Дети. Дети Донбасса. Ведь им рассказывают о фашистах, марширующих по Европе. Они боятся этого мира. Они закрыты в своих клетках своими сошедшими с ума родителями. Я вспоминала один из последних разговоров с кумой Олей.

-Ты воспитываешь своих детей фашистами,-кричала она на меня.

-Почему? Почему ты так решила? С чего ты взяла? - не понимала я,- Мы столько ездили вместе, с ночевками на море, на природу, дети столько лет вместе. Почему ты так решила? Может дети что сказали, сделали не так, я должна знать,- спрашивала я, пытаясь понять ее животный страх передо мной, истерику и ненависть.

-Я просто знаю, - был резкий ответ.

-Откуда? Что ты знаешь? Ты видела портрет Гитлера? Ты слышала, как дети кричали «Хайль Гитлер»?

-Нет, не видела, но я просто знаю, - стояла она на своем, - ты учишь их свободе, они молятся на портрет Бандеры, ходят в вышиванках и говорят на украинском.

-Но они украинки, - не понимала я, - причем тут Украина и фашизм? Причем фашизм и свобода?

- Это одно и то же, - мрачно ответила кума,- вы не православные.

-И давно, - съязвила я, - почему же ты меня не православную взяла крестной матерью своему ребенку?

-Я ошиблась. Я хотела, чтобы ты о нас заботилась. А ты любишь свою Украину. Вы все хотите в гей Европу. Вы хотите свободы, а свобода это грех. Вы не верите в Бога. Женщина рождена, чтобы рожать и подчиняться мужу. А ты все время на людях. Выступаешь. Это запрещено Библией. И вы все за фашистов. Ты за Бандеру. Ты его любишь. И дети твои-фашисты!

-Оля! - закричала я, - я люблю детей и мужа. Бандера-это история Украины. Гитлер-история беды всего мира. Путин-вторая беда мира и я хочу, чтобы он поскорее стал историей. Свобода она не в геях, и не в Европе. Свобода она внутри человека. Что же ты делаешь, Оля!..

А дети Европы ходят в прекрасные школы, путешествуют, очень любят свою страну. Эстонцы говорят, что, в любом селе у них будет 2 красивых здания. Это школа и больница. Дети знают историю своей страны. Дети играют на старинных, инструментах, в музее, наполненном любовью к Катеньке, эпохе, истории. Они улыбаются, они счастливы и свободны. Люди в Эстонии открыто смотрят в глаза, улыбаются миру. В них нет совковой зажатости, зависти. Я не увидела. Открытость, простоту, доступность.

В выходные дни они проводят дни квартала. Пекут печенье, готовят бутерброды, разные поделки, выносят всякую всячину из гаражей, украшают дворы, играют, поют, участвуют в театрализованных представлениях. Я не видела геев, фашистов, нацисткой символики. Я честно старалась ее найти, но не нашла.

Я вспоминала, когда я была маленькой, на нашей улице жили молдаване, румыны, немцы, украинцы, русские. Мы так же выносили столы, угощения, фрукты. Сидели, пели. Я помню этот огромный чан мамалыги, которую готовила тетя Шура. Для всех! Где это? Почему это ушло из нас? Почему на Донбассе в цене огромные заборы из бетона, опущенные глаза, мрачные лица? Что с нами?

Я вспоминала школьные уроки «политинформации». Нам рассказывали о загнивающем Западе, голодных неграх. Нам было страшно. Дети совка! Нас в школе заразили шовинизмом, страхом к свободе передвижения, страхом к открытиям, страхом к Европе. Гетто! Чтобы не было с чем сравнивать, нам закрывали мир. Тоже что происходит на Донбассе. Его годами закрывали для Украины, Европы, свободы. Дети совка, впитавшие страх к Европе и понятие железного занавеса, строили его вокруг себя, ограждая себя от себя самих. Создавая для себя ограничения и страхи. В этом преуспел совок. В этом преуспела Россия.

А они пели…дети свободной Эстонии. А я молилась. Я просила небо об одном, не дай нам потерять свободу, дай нам понять свою землю.

Девчата много рассказывали об Украинском Доме в Таллинне. Но как-то из-за интервью и встреч поход туда откладывался. И вот мы с Наташей Оленишиной на празднике одного из кварталов. Я стою, рассматривая что-то удивительное и вдруг…

-Мороженка хочешь? - спросил меня из-за спины хрипловатый голос.

Я повернулась и обомлела. Передо мною стоял живой старик Хоттабыч. Лысоватый, в растянутом свитере, с белёсой бородкой. Старик Хоттабыч ел мороженное.

-Морозиво будешь, питаю,- еще раз спросил он.

-Ой, пан Анатолю, доброго дня, а ми тільки про вас з Оленкою розмовляли,- обрадовалась Наташа, знайомтесь, це наша Оленка Степова.

Я, видимо, выглядела кто-то странно. Хотя я представляла себя со стороны. Абсолютно детский восторг в глазах от осознания, что старик Хоттабыч (ну, как Дед Мороз) существует.

Он обнял меня и погладил по голове! По голове! Это вообще было…Чудо! Как дедушка вернулся, как сказка ожила:

-Гарна дівчина, розумна та смілива,- похвалил меня старик Хоттабыч. Ой, пан Анатолий.

Так мы наконец-то попали в Украинский Дом и познакомились с Анатолией Лютюком (если что, искать ukk.ee)

Украинский Дом это не церковь, хотя там иконы и молитва. Об иконе отдельный рассказ. Моя бабушка любила икону Божья Мать Троеручница. Я долго не могла ее найти. Спрашивала даже в Святогорской Лавре. Не коммерческая икона, о ней мало кто знает, - ошарашили меня торгующие в лавке монахини.

А тут, в Эстонии, в Украинском Доме, стояла она, Троеручница, в мальвах, волошках и жите. Божья Матерь Троеручница закрывает своей рукою Землю, Людей и Растения.

«У кожного є Бог та Янгол, -говорила мне бабушка,- у кота, собаки, сонця, зірок, у яблуні біля нашої хати, і навіть у хати є Бог».

Перед поездкой в Эстонию, что тоже знаково, ко мне приезжала Дзвінка Матіяш и подарила книгу стихов отца Яна Твардовского. Я открыла её и поняла, небо снова улыбается мне, говорит со мной уже не словами бабушки, а стихами католического польского поэта священника:

Золото-зелена Богородице

Від щирого серця прошу

Хай на грядці завжди буде досить

Зеленого кропу.

И вот я стою возле неё, укутанной в цветы и прикрывающей рукою травы. Кто из нас нашел друг друга, кто вёл меня сюда, я не знаю, да и не хочу знать, ведь я уже здесь.

В Украинском Доме тепло и пахнет домом. Возможно это заслуга и главы украинской диаспоры Веры Конык и всех украинцев, осевших в Эстонии. Возможно потому, что тебя встречает озадаченная и вечно хлопочущая возле грядок курица-чернушка. А может быть потому, что там украинская печь-мазанка, и чугонки, и налыгач (рогач). А еще вышивка, тканые дорожки, пысанки, куклы мотанки из листьев кукурузы, деревянные игрушки, глиняная посуда. А еще много икон, написанных эстонскими, польскими, греческими и украинскими художниками. Икон святым, которые защищали и охраняли растения и животных. Вот, например, эстонскую корову, которую в СССР запретили, как мало дающую молока. И эстонцы, чтобы не умереть с голода, прятали своих кормилиц под пол, и учили не мычать. А еще потому, что там много рассказов, не о людях, их значимости. Мол, был такой политик, или вот такой важный гость. Там много рассказов о земле, цветах, травах, животных. Много рассказов об Украине. А еще может быть там так тепло, что там собираются просто друзья, просто посидеть, попить чай. О, а какие пирожные готовит мама Olga Sabanska. И здесь не важно, какого вероисповедания, из какой страны, на каком языке. Просто друзья. Просто понимают друг друга. Тепло! А может потому, что Анатолий Лютюк с удивительными феями-помощницами создает из вторичного сырья экологически чистую бумагу и печатает на ней Красную Книгу Украины. В ней и гуцулы, и лемки, и гекон крымский, и шалфей кременецкий…В ней наша земля!

В Украине существует множество структур, направленных на защиту природы. Это и Минэкологии, которое дает разрешения на разработку полезных ископаемых то бишь копанок, и экологическая прокуратура и управления по охране, и…а еще тысячи общественных организаций по защите природной и окружающей…И партий. Вот, например, Партия Зеленых в нашем городе боролась со мной, когда я выступала с требованием к корпорации гражданина Ахметова выполнять экологические нормы при формировании породных отвалов и хранению отходов. А когда началась «русская весна», то руководитель этой партии формировал казаков, провозил оружие. Хотел ли он, чтобы Россия сделала Донбасс чище?! Нет, не думаю.

Тысячи чиновников Украины получаю деньги «защищая» природу Украины. Копанки Донбасса. Янтарные прииски Волыни. Спиртовые заводы Каменца. Смереки Закарпатья…

Мы, унаследовав чиновнично-управленческо-совковую организацию, так и не создали структуру по- настоящему защищающую недра и природное богатство страны. Возможно потому, что работают в ней люди, не понимающие смысла «национальное богатство».

А тут, в Эстонии руками украинцев создается магия. Магия сохранения Украины.

Я чимось подібний до папороті,

Розквітаючи в горах.

Та зовсім не містичні

Мої темно-сині квіти,

Вини ніколи не сповнять бажань

(написано в Поэтической Красной Книге Украины о Гострокильныке Карпатском).

Мы есть мир. Мы есть Любовь. Любовь есть мир. Мы сейчас проходим период открытий. Себя, страны в себе, единства со страной, с землей. Это важно. Нельзя жить на земле и не чувствовать её. Нельзя жить в стране и не быть страной!

Именно в Эстонии я осознала важность единения страны и граждан. Страна без истории, страна, плюющая на свой род, свою землю, страна не умеющая сохранить свое богатство, историю, идентичность, культуру, любовь к земле - мертвая страна! Можно тысячу раз восхвалять себя за величие нации, и умереть, уничтожив нацию, генофонд, экологию.

Донбасс, как и Россия, кричал о своем величии, но умирал от онкологии, вырождался от наркомании и алкоголизма, убивал свой край, разоряя курганы, выжигая степи, уничтожая заповедники, насилуя землю копанками.

Я как-то спросила одного из вожаков и адептов русского мира: «Где воевал твой дед, что освобождал, в какой дивизии, на каком фронте». Он ответил мне, ответил человек, обвиняющий меня в том, что я не уважаю подвиг дедов: «Ну, как где, на фронте».

На тех, кто на Донбассе хранит Любовь, Веру, чтит историю края, ту, настоящую, а не написанную в ЦК КПСС, защищает природу, культуру, всегда смотрели косо. Совок! Потребительский совок, который так и не привил осознание важности единения и уважения к миру.

Иногда мне страшно, когда я думаю, что война на Донбассе была нужна. Еще страшнее от того, что я думаю, что война нужна нам всем. Только сейчас мы проснулись. Увидели страну. Людей. Мир. Мы осознали свое значение и призвание в этой стране.

Они, руссколюбы, называют нас, украинцев «свидомитами». Я спрашивала, почему. Никто не пояснил. Плохо это и всё. Я поясняла, что «свідомість» это быть сознательным, разумным. Что же в этом плохого? Что плохого в любви к земле, стране, истории? Они не могут понять, как это, не нужное и не важное, можно любить.

Да, я, наконец, признаю. Мы все же разные. Те, кто не знает историю своего рода, считает себя выше и лучше других, бьет голову в молитве, а выходя из церкви, делает аборты, те, кто считает, что земля, страна, люди вокруг него, животные и растения всего лишь его потребительская корзина и те, кто строит свою жизнь свідомо, свідомо смотрит на мир вокруг себя, свідомо учится управлять страной, свідомо разрушает бюррократическо-коррупционную систему совка, свідомо учится Любви, свідомо становится гражданином. Родные мои свидомиты, я рада, что вас больше. А значит, Украина будет жить!


Об авторе
[-]

Автор: Олена Степова

Источник: facebook.com

Добавил: ava  v3704207


Дата публикации: 18.06.2015. Просмотров: 217

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta