Оккупация Крыма: оккупанты время не теряли, но что сделала за три года Украина?

Содержание
[-]

За три года оккупации Крыма украинская власть не создала концепцию или стратегию возвращения суверенитета над ним

Величайшая проблема Украины на пути к возвращению суверенитета над Крымом — отсутствие в Украине четко сформулированной политической воли и заказа на решение этой задачи. За три года оккупации украинская власть не создала концепцию или стратегию и, как результат, — структуры для реализации этой задачи.

На самом деле величайшая проблема Украины на пути к возвращению суверенитета над Крымом — отсутствие в Украине четко сформулированной политической воли и заказа на решение этой задачи. За три года оккупации украинская власть не создала концепцию или стратегию и, как результат, — структуры для реализации этой задачи.

Почти 1200 дней Крым находится в оккупации. Идет четвертый год войны.

В течение всех трех лет фонд "Майдан иностранных дел" и его крымский департамент систематически анализируют ситуацию в оккупированном Крыму, делают заключения и прогнозы развития событий, предлагают подходы к решениям. В декабре 2014 г. предложено комплексное видение в документе под названием "Стратегия возвращения Крыма". Подходы к формированию условий деоккупации полуострова, сформулированные в документе, остаются актуальными и сегодня.

23 мая сего года фонд "Майдан иностранных дел" совместно с коллегами из фонда им. К.Аденауэра, Меджлисом крымскотатарского народа и фондом "Институт черноморских стратегических исследований" провел конференцию на тему "Оккупация Крыма: итоги, состояние, прогнозы". В рамках конференции крымский департамент "Майдана иностранных дел" представил доклад "Оккупированный Крым в условиях санкций и блокады за 2014—2016 гг.".

На самом деле величайшая проблема Украины на пути к возвращению суверенитета над Крымом — отсутствие в Украине четко сформулированной политической воли и заказа на решение этой задачи. За три года оккупации украинская власть не создала концепцию или стратегию и, как результат, — структуры для реализации этой задачи. Территория Автономной Республики Крым на законодательном уровне признана временно оккупированной территорией. Тем временем ни в одном законодательном акте Украины не определена задача деоккупации или восстановления суверенитета и территориальной целостности Украины.

И потому не следует удивляться, что действия украинской власти в течение этого периода были нескоординированными и бессистемными. Интерес со стороны различных государственных учреждений к теме возвращения временно оккупированных территорий лишь начинает проявляться, а подходы варьируют от отдельных проектов реинтеграции, без обсуждения путей деоккупации, до обычного реагирования на текущие события или потребности. Поэтому, хотя подавляющее большинство украинцев и уверены, что, по праву, Крым есть и должны быть украинским, они не уверены, что его возвращение достижимо.

Мы понимаем, что в нынешних обстоятельствах утверждение "Крым мы вернем" кому-то может показаться слишком бравурным, категоричным, безапелляционным. Но для нас, коллектива "Майдана иностранных дел", этот вывод — хорошо аргументирован и подкреплен результатами трех лет настойчивой системной работы.

К началу оккупации Крыма присутствие России во всех сферах жизни Крымского полуострова было исключительным. Так зачем руководство Российской Федерации утвердило решение об оккупации Крыма? Сегодня, после трех лет оккупации, Крым выполняет для России три основные функции.

Во-первых, это крупная военная база. Очень крупная военная база!

Во-вторых, это большая экспериментальная площадка, на которой РФ проводит уникальный для современности эксперимент по интеграции односторонне аннексированной территории.

В-третьих, это площадка для испытания новых гражданских и военных технологий, методик, тактик. На ней Россия, втайне от своих граждан и международного сообщества, отрабатывает стратегию и тактику борьбы с собственным народом, побуждение его к покорности ради сохранения действующей власти.

Все, что сегодня происходит в Крыму, является следствием реализации трех перечисленных функций.

В 2016 г. милитаризация Крыма окончательно стала не только главным содержанием крымской политики РФ, но и основным драйвером экономики оккупированного полуострова. "Военное освоение" стало единственной "историей успеха" РФ в Крыму.

На первом этапе оккупации и колонизации РФ территории Крыма власть РФ распространяла очень много обещаний о создании в Крыму "новой витрины России", по примеру предолимпийского Сочи. Были ли такие намерения на самом деле? Скорее всего, как один из малозначительных вариантов, — да. Ведь для реализации этого плана необходимо одно важное условие: Украина продолжает поставлять в оккупированный Крым все необходимое (электроэнергию, пресную днепровскую воду, продовольственные, промышленные, строительные товары, сырье, связь, природный газ, обеспечивает логистику и т.п.). Не сложилось. Наши западные партнеры применили к России экономические санкции. На конец 2015 г. Крым окончательно превратился в остров.

Итоги 2014—2016 гг. показали: Россия, в ее нынешнем состоянии, не способна преодолеть влияние блокады и санкций на экономику как непосредственно Крыма, так и России вообще. Руководство РФ уже в середине 2015 г. начало осознавать невозможность реализовать первоначальные "амбициозные планы экономического развития" оккупированного Крыма. Поэтому сконцентрировалось, не отказываясь от риторики экономического развития, лишь на его военном освоении.

Маркером стало то, что созданное через две недели после проведения спецоперации под названием "Референдум" (31 марта 2014 г.) министерство РФ по делам Крыма ликвидировали уже 15 июля 2015 г. В течение 2016 г. отказ РФ от планов создать в Крыму "новую витрину России" стал окончательным. 28 июля 2016 г. статус оккупированных Крыма и Севастополя в составе России снижен: указом Путина ликвидирован Крымский федеральный округ. Так называемые субъекты федерации Республика Крым и город Севастополь теперь включены в состав Южного федерального округа с центром в Ростове-на-Дону. Этим актом, кроме прочего, политическое и административное управление унифицировали с военным, поскольку все части вооруженных сил РФ в Крыму с самого начала входят в состав Южного военного округа со штабом в Ростове-на-Дону.

Военное освоение территории прежде всего включает наращивание и оборудование гигантской военной базы, равной или превосходящей по численности самые крупные военные базы США в мире. Создается надежная транспортная, энергетическая и водная инфраструктура для военных нужд, в частности двойного назначения.

***

Происходит обратная структурная перестройка экономики Крыма и Севастополя, направленная на приоритетное восстановление предприятий и объектов военно-промышленного комплекса, сохранившихся со времен СССР.

Основные составляющие "обратной" структуры перестройки экономики Крыма таковы:

— на полуострове бурными темпами создана и наращивается крупнейшая в Европе межвидовая группировка войск РФ;

— в Крым с первых дней оккупации в приоритетном порядке направляются лишь новые и новейшие образцы военной техники и вооружений;

— восстанавливаются все имеющиеся в Крыму со времен СССР многочисленные военные аэродромы, пусковые позиции ракетных установок, объекты ПВО, радарные системы, советские базы хранения ядерного оружия;

— создан и развивается новый укрепленный район на севере Крыма;

— для дислокации новых военных частей строятся новые и реконструируются старые военные городки, а также жилье для военнослужащих и инфраструктура;

— увеличивается численность не только военнослужащих, но и различных спецслужб, создаются новые подразделения;

— благодаря целевым военным заказам, прежде всего, восстановили работу предприятия ВПК (военное приборостроение, судостроение, судоремонт). Эти предприятия вносят в структуры соответствующих государственных концернов РФ;

— идеологии военного плацдарма подчинены все остальные сферы жизни в Крыму: экономика, социальная сфера, права человека, информационное пространство, национальная политика.

Создание крупной межвидовой группировки войск РФ в оккупированном Крыму изменило военно-стратегический баланс в Черноморском регионе и ситуацию в Черноморско-Средиземноморском и Черноморско-Каспийском регионах в пользу РФ.

В советские времена на Крымском полуострове дислоцировалось около 140 тысяч военных. До оккупации Крыма на его территории, согласно договору между Украиной и РФ, находилось 12,5 тысячи военнослужащих Черноморского флота РФ, при разрешенной договором численности — до 25 тысяч человек. Сегодня численность группировок вооруженных сил РФ в оккупированном Крыму авторы оценивают примерно в 60 тысяч человек, с перспективой наращивания до 100—120 тысяч.

Однако на радикальное изменение военно-стратегического баланса в регионе повлияла не столько численность военнослужащих, сколько ударный ракетный потенциал и средства его доставки, сконцентрированные в 2014—2016 г. на территории Крыма.

Фактически в центре Черного моря — на Крымском полуострове — РФ создала и продолжает быстро наращивать так называемую Зону запрета доступа — A2AD, A2/AD (англ. anti-access and area denial zone), то есть защищенную сферу, в которую войска противника не могут попасть без риска понести неприемлемый урон.

Защищенная сфера с центром в оккупированном Крыму — это объединение разных типов современных оперативно-тактических ракетных комплексов сухопутного и морского базирования — "Искандер" и "Калибр", береговых противокорабельных комплексов — "Бастион" и "Балл", ракетных комплексов ПВО — С-300, С-400, Бук-2М, "Панцирь", комплексов радиоэлектронной борьбы и т.п. Кроме того, ракеты комплексов "Искандер", "Калибр", "Бастион" способны нести ядерную боевую часть.

Эта сфера не только накрывает цели в прибрежных районах всех черноморских стран, но и может достигать цели на территории стран Балтии, Польши, Чехии, Словакии, Австрии, Румынии, Болгарии, Грузии, Армении и Азербайджана, Греции, включительно с островом Крит, всех балканских стран, Турции, Кипра, Сирии, Ливана, Израиля, Ирана и Ирака, побережья Египта, юга Италии.

Авторы с большой вероятностью предполагают наличие на территории Крыма ядерных боеголовок для морских и береговых ракетных комплексов уже теперь.

С конца 2015-го и в течение всего 2016 г. оккупированный Крым, вместе с Новороссийском, стал одним из основных плацдармов России в сирийской войне. Группировка войск РФ в Крыму — надводные корабли, подводные лодки, морская пехота — принимает участие в военных действиях РФ в Сирии. Четыре корабля ЧФ РФ в 2015—2016 гг. наносили удары крылатыми ракетами "Калибр" по наземным целям в Сирии из восточной части Средиземного моря.

Поставляют военную технику, снаряжение, боеприпасы сирийскому режиму Б.Асада крупными десантными кораблями ЧФ РФ и других флотов РФ, а также вспомогательными судами ЧФ РФ, базирующимися в оккупированном Севастополе, из Севастополя и Новороссийска — так называемым Сирийским экспрессом.

Именно логика оккупированной территории, захваченной как "военный трофей" с целью использовать ее как военную базу, с первых месяцев оккупации Крыма обусловила отношение к правам собственности на оккупированном полуострове.

По убеждению авторов, эти процессы имеют название "трофейная экономика". Она характеризуется не просто массовым нарушением правовых норм, принятых в цивилизованном мире, но и их полным игнорированием. В оккупированном Крыму произошла массовая экспроприация всей государственной собственности Украины на территории Крыма, которую оккупанты и коллаборационисты цинично назвали "национализацией".

Список экспроприированной украинской собственности постоянно пополняется. Он насчитывает: около 200 санаториев, все порты, аэропорты, объекты водоснабжения и энергетики, железную дорогу, винодельческие заводы, элеваторы, аграрные предприятия. Экспроприированы такие известные объекты, как Никитский ботанический сад, знаменитый детский центр "Артек", "Черноморнефтегаз", судостроительный завод "Море" и другие активы. Экспроприация не ограничивается объектами государственной собственности Украины. В списке "национализированных" — объекты, принадлежащие профсоюзам, другим общественным организациям, высшим учебным заведениям, Академии наук и пр.

Что касается частных предприятий, то формально прямой экспроприации не наблюдается, однако применяется механизм рейдерских захватов и смены их менеджмента с использованием так называемой крымской самообороны. Чиновники, например, могут распространить ложную информацию: якобы компания стала банкротом или виновна в чем-то, — прежде чем ее "национализировать".

Объекты, принадлежащие Украине, поначалу учитывались как собственность Республики Крым. Крупнейшие государственные монополии России сначала не брали в управление экспроприированные предприятия Украины в Крыму, опасаясь международных санкций. Они делают это опосредованно — через предприятия, специально созданные оккупационной властью в Крыму (государственные корпорации).

Концентрация в управлении "крымской власти" огромного количества предприятий вызвала серьезную управленческую проблему. Крымская автономия никогда не управляла столькими предприятиями. В Крыму нет своих кадров государственных топ-менеджеров. Это негативное влияние усиливается невозможностью привлечь в оккупированный Крым частные иностранные инвестиции.

В 2014 г. крымская оккупационная власть приняла решение о "национализации", по меньшей мере, 400 объектов государственной собственности Украины в Крыму. Точная государственная статистика по этому вопросу в Украине до сих пор не опубликована, поскольку во время оккупации Крыма утрачены документы Фонда государственного имущества Украины в АР Крым.

Но уже в конце 2014 г. перестали соблюдать приличия. Началась прямая передача украденной у Украины собственности российским ведомствам, например Управлению делами президента РФ. В этот перечень также входят правительство РФ, ФСБ, Минобороны, Объединенная судостроительная корпорация и др.

Именно в контексте "военного освоения", или колонизации, оккупированного Крыма логично и правомерно рассматривать демографические процессы и ситуацию с правами человека на полуострове. Для военной базы количество населения Крыма — 2,4 млн человек — экономически чрезмерно. Вместе с тем оккупанты, безусловно, учитывают, что это население в течение почти четверти века находилось в условиях украинской демократии и свободы слова.

Особенно "отягчающее обстоятельство" для оккупантов в этом смысле — наличие на полуострове крымскотатарского народа во всех многогранных аспектах его истории, проблем и перспективных национальных целей и задач. Таким образом, вообще все постоянное население Крыма оккупанты рассматривают как потенциально нелояльное.

Поэтому демографическую ситуацию в Крыму Россия рассматривает исключительно в контексте формирования в регионе "военного освоения" лояльного населения, оптимального по затратам на его содержание и неспособного к гражданским протестам и любым другим неконтролируемым формам политической активности.

За три года оккупации неоднократно подтверждалось мнение, что РФ взяла курс на вытеснение из Крыма "лишнего" населения и его замену посредством управляемой миграции из регионов РФ. Эта политика началась сразу — весной 2014 г. Но явно увидеть ее на основе статистических данных удалось позже.

По последним довоенным данным украинской статистики, на 1 января 2014 г. численность населения Крыма (включительно с г. Севастополь) составляла 2 млн 353 тыс. 100 чел. Среди первых мер РФ после оккупации — перепись населения. По его итогам, на 14 октября 2014 г., то есть за 8 неполных месяцев, оккупированный Крым вынужденно покинули 77 тыс. 800 чел. Этот показатель дает понимание масштаба выезда населения из Крыма. По расчетам авторов, 80—90% этих людей выехали на материковую часть Украины, опасаясь репрессий.

***

По мнению авторов, цели — обеспечение успешного существования и жизнедеятельности военной базы РФ в Крыму — оккупанты достигают с использованием ряда инструментов:

  1. В течение всего периода оккупации "лишнее" население вытеснялось путем показательных, демонстративных репрессий. В 2016 г. они уже не только затронули крымскотатарский народ, но и были распространены на "украинских террористов и диверсантов". Продолжались репрессии против журналистов и начались — в отношении адвокатов и правозащитников.
  2. Поддерживается заселение Крыма жителями разных регионов РФ.

Во-первых, в этом процессе используется собственно милитаризация Крыма — то есть увеличение на территории полуострова не только количества военных, являющихся преимущественно контрактниками, а не призывниками, но и членов их семей. Для этого на оккупированный Крым распространена программа "военной ипотеки".

Во-вторых, активно используется замена кадров: крымские государственные и муниципальные служащие, несмотря на лояльность, которую они демонстрировали к оккупации и оккупантам, системно и массово заменяют чиновниками из разных областей РФ, преимущественно из депрессивных регионов европейской части России, в частности северных, а также из отдаленных городов Сибири. С первых дней и в течение всех трех лет оккупации Россия, направляя персонал из Москвы и других регионов, продолжает методически формировать в Крыму и Севастополе свой репрессивный и управленческий аппарат: силовые структуры, контролирующие органы, "надзирателей" в органах республиканской и муниципальной власти оккупированной территории.

По оценкам, полученным на основании анализа публичной и инсайдерской информации, доля чиновников, присланных из РФ, в подразделениях федеральных ведомств РФ в Крыму, подчиненных непосредственно Москве, достигает 70%, а в местных ведомствах, подчиненных Симферополю, — 50%.

Среди тенденций, прослеживавшихся в 2016 г., — замещение местных кадров приезжими стало проявляться в сферах образования и здравоохранения. Это происходит вследствие увольнения крымских специалистов из-за заниженного уровня зарплат и повышенных бюрократических требований к бумажной отчетности.

В-третьих, в течение всех трех лет оккупации наблюдается процесс переселения в Крым, с приобретением помещений, пенсионеров из отдаленных северных регионов РФ, Сибири, Дальнего Востока.

В-четвертых, в оккупированный Крым переместились и активно обживаются представители российского уголовного мира, прежде всего из северокавказских республик РФ.

В-пятых, можно прогнозировать, что в Крыму останутся на постоянное проживание многие российские рабочие, участвующие в строительстве Керченского моста и других крупных объектов инфраструктуры.

По официальным данным органов статистики РФ, на 1 октября 2016 г. абсолютный прирост населения в Крыму вследствие миграции из регионов РФ в 2014—2016 гг. составлял 151 тыс. 651 чел. Темп прироста населения Севастополя за счет миграции из регионов РФ за период оккупации к численности на 1 января 2014 г. составляет беспрецедентные 14,36%. Темп прироста населения Крыма без Севастополя за счет миграции из регионов РФ за период оккупации к численности на 1 января 2014 г. составляет 4,9%.

Впрочем, оценки жителями оккупированного Крыма миграционной ситуации кардинально отличаются даже от приведенных очень высоких показателей официальной оккупационной статистики. Жители Севастополя, в частности депутаты оккупационного горсовета и работники здравоохранения и медицинского страхования, отмечают, что по их ощущениям, население Севастополя возросло в 2—2,5 раза. Жители Симферополя считают, что реальное население крымской столицы зараз составляет около 600 тыс. чел., против 380 тыс. до 2014 г. Отмечается очень большой рост количества детей, наблюдается острый дефицит мест в школах и особенно в детских садах. В школах уже появились классы с буквами "ж" и "з".

  1. В течение всех трех лет оккупации последовательно сокращается количество рабочих мест в Крыму и количество работающих предприятий. До оккупации в среднем одно предприятие в Крыму, с учетом количества занятых, предоставляло 30,5 рабочих мест. По официальным данным оккупантов, в Крыму не ведут экономическую деятельность 13,5 тыс. предприятий. Усредненные расчеты показывают, что в оккупированном Крыму не эксплуатируется около 411 тыс. 750 рабочих мест.

Официальная оккупационная статистика утверждает, что в Крыму потеряли работу свыше 8 тыс. чел., и еще около 5 тыс. работают в режиме неполного рабочего дня. Тем временем, по данным министерства труда РФ, в оккупированном Крыму под риском увольнения находится около 49 тыс. лиц из почти 1000 предприятий, часть которых просто ликвидируется. На 1 января 2014 г. в Крыму (вместе с г. Севастополь) функционировало около 1,05 млн рабочих мест. В процессе анализа ситуации авторы пришли к выводу, что за 3 года оккупации в Крыму уже ликвидировано около 250 тыс. рабочих мест.

Самый большой удар пришелся на сферу малого и среднего бизнеса. В 2014—2016 гг. в Крыму продолжался процесс его ликвидации. Предпринимательская активность предполагает наличие свободного мышления у предпринимателя. Свободное мышление, независимое сознание и, соответственно, предпринимательская активность — антагонистичны, с точки зрения власти РФ, той модели отношений, которую они создали в России.

На момент начала оккупации на всей территории Крыма функционировало 54 тыс. частных предприятий — юридических лиц и 135 тыс. частных предпринимателей — физических лиц. На март 2016 г. их осталось соответственно 22 тыс. и 39,8 тыс. Количество предприятий — юридических лиц уменьшилось в 2,5, а частных предпринимателей — физических лиц — в 3,4 раза. В 2016 г. были проведены резонансные акции по ликвидации вещевых рынков и торговых рядов малого бизнеса в Симферополе, Ялте, Евпатории, Севастополе, снесение объектов туристического сервиса в прибрежной полосе в Ялте, Алуште, Коктебеле.

По прогнозам авторов, уничтожение малого бизнеса в Крыму будет продолжаться. Конечная цель — создать условия для того, чтобы значительную часть предпринимателей малого бизнеса, как наиболее активную прослойку местного населения, вынудить присоединиться к тем, кто уже свернул бизнес в Крыму и переехал в материковые регионы Украины.

  1. Номинальные и реальные заработные платы в Крыму поступательно снижаются. С марта 2014 г. зарплаты в оккупированном Крыму выплачивали в российских рублях. При этом применялся коэффициент перерасчета по курсовой разнице стоимости национальной валюты. Для коммерческих организаций применялся курсовой коэффициент 3, тогда реально существовавший. Для бюджетных организаций и пенсионеров коэффициент был увеличен, он составлял 3,8, то есть для этих категорий населения применялась "надбавка за измену".

С 2015 г. в оккупированном Крыму начали применяться российские системы формирования оплаты труда и установление размеров пенсий. В 2016 г. стало понятно, что российские зарплаты и пенсии оказались намного ниже, чем "рекламные", образца 2014 г. Поскольку официальная статистика РФ по Крыму — преимущественно не аналитика, а пропаганда, был проведен анализ обсуждения уровня оплаты труда в оккупированном Крыму на разных крымских форумах. Он показал, что средний размер номинальных заработных плат в Крыму колеблется в пределах 10—15 тыс. российских рублей, что по курсу в паре гривня/рубль, соответствует уровню 4 524—6 787 гривен. Это приблизительно отвечает величине средней заработной платы в Украине. Исключение составляют отдельные сегменты общества: чиновники оккупационной власти, служащие силовых структур, военнослужащие и гражданские лица оккупационного военного контингента, работники прокуратуры, суда, отдельные категории работников бюджетных учреждений и работники предприятий военно-промышленного комплекса. Их уровень заработной платы превышает среднюю по Крыму в 5—10 раз.

Средняя пенсия в 2016 г. составляла 11 тыс. 500 рублей. Однако абсолютное большинство пенсионеров получают пенсии в размере до 10 тыс. рублей.

  1. В течение всех трех лет оккупации в Крыму постепенно возрастают цены на все виды благ. Лучше всего это видно на примере "продовольственной корзины".

Основной продуктовый набор подорожал в 2016 г., по сравнению с 2014-м, в среднем на 168,13%, то есть в 2,68 раза, в рублевом исчислении и на 216,47%, то есть в 3,16 раза, — в гривневом, с учетом курсовой разницы. Для дополнительной иллюстрации динамики стоимости "продовольственной корзины" жителей оккупированного Крыма созданы два показателя: "индекс плова" и "индекс борща".

Стоимость приготовления плова для жителей Крыма в 2016 г., по сравнению с 2014 г., возросла на 167,43%, в рублевом исчислении и на 215,56% — в гривневом. Стоимость приготовления борща, соответственно, возросла на 145,53% в рублях и на 185,81% — в гривне. Покупательная способность денежной единицы за период оккупации, по сравнению с довоенной, по совокупности элементов "потребительской корзины" снизилась ориентировочно в 8 раз.

  1. За три года оккупации жители Крыма полностью осознали, что объявленная бесплатность медицинских услуг не означает их доступность и возможность получения необходимой медпомощи.
  2. За три года оккупации стало понятно, что образования, в его цивилизованном понимании, в оккупированном Крыму нет. Детский сад, школа, профессиональное училище, вуз оккупанты превратили в инструменты милитаризации сознания крымской молодежи. А через милитаризацию сознания — приучение к покорности и лояльности оккупантам. В процессе колонизации территории Крыма оккупантам не нужны грамотные, образованные "пленные". Нужно лояльное и послушное "пушечное мясо".

В связи со снижением покупательной способности граждан и домохозяйств в Крыму будет расти недовольство низким качеством жизни. И этот процесс уже происходит. По совокупности перечисленных и других факторов РФ, в стремлении закрепить за собой желаемый "стратегический объект", будет продолжать совершать военные преступления в Крыму, с точки зрения международного гуманитарного права, по оценке ее действий на оккупированной территории. Процесс замены населения в Крыму будет продолжаться. Авторы не исключают, что власть России может принять решение о насильственной депортации с территории оккупированного полуострова оказавшихся в оккупации граждан Украины.

Именно после замены населения в Крыму до уровня удовлетворительной лояльности кремлевская власть может, по их мнению, начать международный переговорный процесс о судьбе Крыма на "демократической" основе. Так, в 2016 г. отмечалось значительное количество "вбросов" в информационное пространство через известных "либеральных" деятелей из РФ и некоторых стран Запада идей проведения "повторного референдума" о статусе Крыма.

***

Россия могущественная, но — слабая. У нее нет политической системы, которая позволяла бы направлять потенциал народа на развитие и процветание. В России нет политического класса, который реалистично и ответственно анализируя мир вокруг нее, способен сформулировать и реализовать прагматичную конструктивную программу развития своего государства и народа. В парадигме примата интересов государства (в России это отождествляется с властью) над интересом гражданина и народа появление в Российской Федерации в ближайшее время такой программы будет невозможным. Россия не имеет эффективной экономики и экономической перспективы, крайне плохо правит и управляется, а ситуация значительно ухудшается вездесущей коррупцией, глубокой системной взаимозависимостью между властью и силовым аппаратом, как основы управленческой вертикали, и организованной преступностью. Отсутствие подлинных общечеловеческих ценностей, которые бы воспринимались как основа для развития подавляющим большинством российского общества, и моральной составляющей в российской политике делают россиян еще более уязвимыми к внешним влияниям и пропаганде, чем другие народы, открытые российской пропаганде. Влияние российской пропаганды на российское общество всеобъемлюще только при условии ее безальтернативности.

А что же делать Украине? Как не потерять время? На период развития и накопления ресурсов, достаточных для успешного возвращения и удержания Крыма и остальных временно оккупированных территорий Украины, мы должны сделать много "домашней работы".

На международной арене нужно существенно активизировать информационную и разъяснительную работу для:

— максимального использования политического, дипломатического и иного давления со стороны мирового сообщества на РФ с целью облегчения условий проживания граждан Украины на временно оккупированной территории;

— недопущения признания со стороны международного сообщества факта аннексии Крыма Российской Федерацией;

— усиления санкций против РФ и повышения их эффективности.

В отношениях с РФ Украина должна продолжать политику санкций и ограничений, призванную создать механизмы негативного, а в идеале — разрушительного влияния на экономическую и социальную ситуацию в Крыму и РФ в целом. При этом Украине следует усиленно работать также над созданием инструментов информационного влияния на РФ.

Во внутренней политике задачи Украины довольно полно и четко сформулированы по результатам прошлогодних парламентских слушаний "Стратегия реинтеграции в Украину временно оккупированной территории Автономной Республики Крым и города Севастополь: проблемные вопросы, пути, методы и способы". Коротко — это совершенствование правовой и нормативной базы, создание системы государственных органов управления проблематикой деоккупации и реинтеграции, создание центров подготовки кадров для обеспечения образовательных, научных, административных и других нужд в деятельности на крымском направлении.

Менее спешная задача — начать разрабатывать программы и механизмы реинтеграции, которые будут задействованы после деоккупации полуострова. Среди прочего, уже сегодня следует задуматься над созданием соответствующих финансовых резервов.

Кроме того, должна быть разработана комплексная программа поощрения граждан Украины на временно оккупированных территориях поддерживать постоянный контакт с родиной. На территории материковой Украины необходимо создать эффективные механизмы защиты всесторонних интересов украинцев, проживающих на временно оккупированных территориях (от получения документов — до возможности получить образование или медпомощь, и т.п.).

Конечно, все это не будет иметь никакого смысла, если в течение обозримого периода времени Украина не обретет экономическую и военную мощь, достаточную для решения проблемы деоккупации.

Крым мы вернем!


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Клименко, Юрий Смелянский, Татьяна Гучакова, Ольга Корбут

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 10.06.2017. Просмотров: 263

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta