Очищение Высшeго советa правосудия Украины: уникальный шанс президента страны Зеленского

Содержание
[-]

***

Верховная Рада должна принять ключевое для судебной реформы решение 

Последняя пленарная неделя сессии Верховной Рады может дать старт настоящей судебной реформе. От того, как проголосуют депутаты, зависит, будет ли это еще один круг провальных реформ или все же удастся запустить необратимые изменения в системе, пишет издание   ZN.UA.

Речь идет о новом порядке формирования ключевых органов — Высшего совета правосудия (ВСП) и Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС). Чтобы гарантировать добропорядочность и независимость тех, кто назначает и увольняет судей, к отбору членов ВККС и ВСП предлагается привлечь независимых международных экспертов и гарантировать их решающую роль в процессе. Законопроект о возобновлении работы ВККС (№3711-д) депутаты проголосовали еще две недели назад, но сделали это с ошибками, которые могло исправить только президентское вето.

8 июля Владимир Зеленский ветировал закон о ВККС и предложил парламенту изъять из текста противоречивое положение, ставящее под сомнение решающую роль независимых экспертов в отборе членов ВККС. Теперь депутаты должны проголосовать за президентские предложения и принять закон в целом. На повестке дня Верховной Рады есть и другой, едва ли не самый важный, законопроект №5068 о реформе Высшего совета правосудия. Он предусматривает проверку на добропорядочность членов ВСП, а также меняет порядок привлечения судей к дисциплинарной ответственности.

Сам Высший совет правосудия в последние два года выступает против собственной реформы и активно оппонирует идее привлечения независимых экспертов. Сильнее всего против реформы выступают как раз те члены ВСП, к которым у общества вопросов больше всего. Чего боятся члены ВСП и в состоянии ли законопроект №5068 запустить необратимые изменения в системе?

Решающий голос международных экспертов

Согласно украинской Конституции, ВСП состоит из 21 члена, половину которых избирает съезд судей из числа судей, по два назначают парламент и президент, еще по два члена избирают съезды адвокатов, прокуроров и юридических заведений высшего образования. Глава Верховного суда входит в состав ВСП по должности. Проблема таких назначений в том, что они очень политизированы, ведь ключевым критерием оценки кандидата является не его репутация или знания, а лояльность к тем, кто принимает решение о его назначении.

Последние десять лет на съездах судей торжествуют судейские кланы. Вместо свободного волеизъявления судей там происходит легитимация решений, принятых лидерами той или иной судейской группировки. Неудивительно, что фамилии будущих членов ВСП становятся известны заранее, как это произошло в декабре 2018-го или марте 2021-го. Законопроект №5068 не только предлагает открытый конкурс на должности в ВСП, но и гарантирует качественный результат. Предполагается создание независимого органа — Этического совета, который должен оценивать на добропорядочность всех кандидатов в ВСП независимо от субъекта назначения (избрания). Собственно, сами субъекты назначения будут рассматривать только те кандидатуры, которые успешно прошли проверку Этического совета.

Самое важное — как будет формироваться этот орган. В первой версии законопроекта от президента предполагалось, что трех членов Этического совета делегирует Совет судей Украины (судейский самоуправляющийся орган), а трех — международные партнеры, поддерживающие Украину в судебной и антикоррупционной реформах. Такую модель формирования Этического совета поддержала и Венецианская комиссия. Но глава профильного комитета, народный депутат Андрей Костин подал поправки, согласно которым в перспективе вместо трех независимых экспертов, делегированных международными партнерами, в состав Этического совета должны войти по одном делегату от Совета прокуроров, Совета адвокатов и Академии правовых наук. Международные же партнеры могут делегировать экспертов только в первый состав Этического совета, да и то всего лишь на три года. Комитет поддержал поправку Костина, и именно в такой редакции народным депутатам предложат проголосовать законопроект в целом.

Очевидно, что трех лет недостаточно ни для кардинальной очистки судебной системы, ни для полного обновления ВСП. За эти три года максимум 16 из 21 члена ВСП пройдут сито международных экспертов. Поэтому добропорядочность будущих членов ВСП вновь будет под вопросом. Впрочем, несмотря на попытки ограничить длительность привлечения международных экспертов, члены комитета все же поддержали ключевую норму о решающей роли международных экспертов, на которой настаивали общественность, Венецианская комиссия и международные партнеры. Ни одно решение Этического совета не будет считаться принятым, если за него не проголосовали по меньшей мере два международных эксперта. Кроме того, члены от Совета судей не смогут заблокировать принятие решения: в ситуации равного распределения голосов будет преобладать и считаться решающим голос двух международных экспертов.

Два года назад международные эксперты сотворили чудо во время отбора судей Высшего антикоррупционного суда, не дав никаких шансов кандидатам с сомнительной добропорядочностью. Тогда экс-члены ВККС на ура воспринимали басни об элитных «порше» и домах на берегу моря, приобретенных родителями-пенсионерами за средства от продажи меда и лесных ягод. Международные же эксперты буквально «рвали» таких кандидатов своими вопросами на собеседованиях и не давали за них свои голоса. Сейчас есть все шансы повторить этот успех при отборе членов ВСП. Важно только, чтобы народные депутаты поддержали решение комитета по поправкам о решающем голосе независимых экспертов.

Уволить нельзя оставить

На сегодняшний день в ВСП только четыре вакантных места, поэтому даже после проведения новых конкурсов при участии международников лицо органа существенно не изменится. Полномочия наиболее одиозных представителей ВСП — делегатов от адвокатуры Павла Гречковского и Алексея Маловацкого — закончатся в 2023 году. Поэтому в законопроекте №5068 есть норма, наделяющая Этический совет полномочием провести проверку на добропорядочность всех членов ВСП на протяжении шести месяцев с момента создания и инициировать увольнение недостойных.

Проблема в том, что решение увольнять или не увольнять члена ВСП законопроект все равно оставляет за тем субъектом, который избрал члена ВСП, то есть за судьями, адвокатами, прокурорами и т.п. Конечно, нечего надеяться, что судьи, послушно выполняющие указания клана, избирая того или другого негодяя в ВСП, вдруг передумают и решат поддержать его увольнение.

Есть способ, как сделать такое решение максимально достижимым. Речь идет о поправке №733, которая предлагает изменения в порядок голосования об избрании членов ВСП на съездах судей. В соответствии с этой поправкой делегаты съезда обязательно должны принять большинством голосов одно из решений — о поддержке рекомендации Этического совета или ее отклонении. Если же они уклоняются и не примут никакого решения на протяжении трех месяцев, тогда полномочия члена ВСП прекращаются законом.

Хотя такая модель и не является гарантией увольнения всех членов ВСП, она увеличивает шансы на очистку органа в ближайшие несколько месяцев, чтобы обществу не пришлось ждать еще три года, пока закончатся полномочия у недобропорядочных членов ВСП. Очевидно, что проблема процедуры принятия решения субъектами (съездами) останется актуальной. Возможно, есть смысл в перспективе рассматривать механизм электронного голосования.

Дисциплинарки по-новому

Законопроект №5068 также предлагает изменения в порядок назначения и работы дисциплинарных инспекторов ВСП. Если сегодня инспекторы фактически являются личными помощниками членов ВСП, то в проекте предлагается выделить их в самостоятельное структурное подразделение, которое будет «функционально независимым» от ВСП. При этом поправками ко второму чтению депутаты чуть не приравняли дисциплинарных инспекторов к членам ВСП, ведь если раньше инспектором мог быть любой юрист с пятилетним стажем работы, то с принятием закона на эту должность сможет претендовать только бывший судья, прокурор или адвокат с восьмилетним стажем на должностях и 15-летним общим юридическим стажем.

При этом закон не наделяет таких инспекторов значительными полномочиями, ведь решение по дисциплинарному делу (открытие производства, оставление жалобы без рассмотрения, наказание для судьи) все равно остается за дисциплинарной палатой ВСП. Фактически единственным нововведением является замена докладчика — члена ВСП на докладчика — дисциплинарного инспектора. Правила работы и отбора дисциплинарных инспекторов будет определять именно ВСП. Поэтому от качества обновления ВСП будет зависеть и качество департамента инспекторов.

В целом вряд ли можно утверждать, что законопроект предлагает революционные изменения по рассмотрению дисциплинарных производств, а нормы о «независимости» дисциплинарных инспекторов останутся декларациями. Вместо того чтобы предложить создать действительно независимый дисциплинарный орган для рассмотрения дисциплинарных жалоб на судей и принятия решений, президент с депутатами предлагают, скорее, косметические изменения.

***

Судебной реформы от президента Зеленского и «Слуги народа» украинцы ждут уже два года. После первой провальной попытки обновить ВККС и ВСП и полутора лет промедления с решением проблемы Зеленский и его депутаты прибегают к еще одной попытке выполнить свои предвыборные обещания. И она станет последней, других возможностей у них не будет.

Качественного обновления ВККС и ВСП ожидают от Украины и международные партнеры. МВФ, ЕС, Соединенные Штаты и страны «большой семерки» в один голос говорят о том, что судебная реформа является приоритетом и что она означает именно изменение порядка формирования органов судейского управления. Проигнорировать это или попытаться обмануть партнеров, как раньше уже пытались делать люди из команды президента, означает потерять важных союзников, чего мы себе просто не можем позволить.

Сложность судебной реформы не в том, что система большая, а проблем много, а в том, что каждая власть пытается сохранить свое влияние на систему. Основным инструментом влияния являются как раз контролируемые ВККС и ВСП, имеющие власть назначать, наказывать или увольнять судей. В свое время так на систему пытался влиять Порошенко, который сам же и стал жертвой «реформированных» судов после потери президентского кресла. В то же время у Зеленского сейчас есть уникальная возможность избежать подобного финала. Все, что надо сделать, — это отказаться от соблазна контролировать суды и отдать решающий голос в формировании ВККС и ВСП независимым экспертам. И, конечно же, начать надо с увольнения недостойных членов ВСП.

Автор Галина Чижик, координатор Общественного совета добропорядочности; опубликовано в издании "ZN.UA"

http://argumentua.com/stati/ochishchenie-vsp-unikalnyi-shans-zelenskogo

***

“Наблюдаем сценарий номер два”: Офис президента пошел войной на судебную ветвь власти

Глава Конституционного суда Украины, как кот Шредингера – он, вроде бы является руководителем КСУ, но все-таки нет.

Александра Тупицкого уволил президент своим указом еще полгода назад, Верховный суд же говорит, что этот указ был противоправным, поэтому недавно его отменил. Спустя полгода после начала скандала больше ясности в ситуацию не внесли ни заявления Тупицкого, ни реплики Зеленского, ни решения других судебных органов Украины. До сих пор все кажется таким же запутанным, как и зимой. Впрочем, неизменным остается напряжение между КСУ и Офисом президента, который утверждает, что Тупицкий и его соратники всеми способами пытаются сорвать внедрение судебной реформы. Она, в свою очередь, является важнейшим пунктом в отношениях Украины и Запада, по большей мере – США, куда президент Зеленский планировал отправиться до конца июля.

Vesti.ua рассказывают, что сейчас происходит между КСУ и Офисом президента, какие еще органы кроме Конституционного суда остались без главы и наладит ли отношения Украины со Штатами внедрение судебной реформы.

Новый виток войны

14 июля Верховный суд признал указ президента Владимира Зеленского, который отменяет назначение Александра Тупицкого судьей Конституционного суда Украины, противоправным. Тогда же суд постановил, что действия главы страны против Тупицкого являются незаконными. Юристы и адвокаты тогда говорили, что Верховный суд отменил первый из серии антиконституционных указов президента, а на очереди уже якобы стоит рассмотрение дела касательно закрытия каналов из орбиты Виктора Медведчука. Видимо, решение ВСУ настольно не устроило власти, что против него решили бороться всеми возможными способами – как ораторскими, так и процессуальными.

Сразу же после решения Верховного суда появилась реакция Офиса президента. По словам советника главы ОПУ Михаила Подоляка, решение ВСУ “противоречит юридической логике”. Оно, по его словам, направлено на “сопротивление судебной реформе, которая одобрена парламентом”. Он отметил, что ВСУ принял такое решение в день, когда Рада поддержала очищение Высшего совета правосудия. Поэтому, считает Подоляк, отмена указа президента именно сейчас – это “не просто символично, это указывает на имеющийся заговор по взламыванию реформы”.

Такой нарратив поддержал и новоиспеченный пресс-секретарь президента Сергей Никифоров. По его словам, Зеленский неприятно удивлен решением Высшего суда. Он уверен, что это явная попытка вернуть Тупицкого к рулю КСУ, чтобы “оттуда сорвать проведение судебной реформы и оставить старые схемы”. А в понедельник стало известно, что ГБР еще 15 июля открыло уголовное производство по факту решения Верховного суда в пользу Тупицкого. Старший следователь ГБР затребовал у ВСУ пакет документов и отметил в своем письме, что это уголовное производство находится “на усиленном ведомственном контроле со стороны руководства Государственного бюро расследований". То есть, ГБР, по сути, завело уголовное дело за решение суда против указа президента.

Но, кроме того, за последние несколько дней Тупицкий оказался в эпицентре другого скандала. К примеру, несколько дней назад главе КСУ предъявили новое подозрение. Прокуроры установили, что Тупицкий якобы сговорился с главным бухгалтером Конституционного суда и они незаконно вмешались в работу автоматизированной системы дистанционного обслуживания клиентов Государственной казначейской службы при подписании электронных бухгалтерских документов. Якобы Тупицкий отдал электронный ключ бухгалтеру и дал указание использовать ключ от его имени для подписания платежных и иных документов. В прокуратуре говорят, что бухгалтер подписывал документы вместо главы суда, даже когда Тупицкий был за границей.

Все ради судебной реформы

Обсуждение юристами, адвокатами и правовыми экспертами вопроса с КСУ сводится обычно к тому, что Офис президента, действительно, перегибает палку и превышает полномочия. Последнее решение ВСУ, по мнению таких экспертов, – элемент обороны судебной системы Украины от попыток взять ее под контроль со стороны ОП и западных партнеров. По большей мере, в Офисе президента чувствуют противодействие внедрению не совсем однозначной судебной реформы, поэтому там так активно пытаются найти способ умерить пыл “бунтующих”.

Судебная реформа же важна для Зеленского, чтобы наладить отношения с Западом. В первую очередь, с США, куда он должен был поехать со дня на день. Однако встреча немного откладывается, и это, конечно же, волнует президента и его окружение. Штаты, в свою очередь, выставили большой список реформ и изменений для Украины. Суд разместился в этом списке на первых позициях.

Однако эксперты говорят, что перманентная борьба с КСУ, с другой стороны, – это возможность под видом судебной реформы полностью переформатировать судебную систему Украины, так сказать, “под себя”. “Это попытка перестроить эту судебную систему и сменить судей Конституционного суда, изменить процедуру отборов, провести фактически новую люстрацию”, – говорит Vesti.ua политолог Руслан Бортник. К слову, “борьба” между ОПУ и представителями судебной власти в Украине касается не только КСУ. Известно, что без главы долгое время работают еще несколько органов судебной власти.

К примеру, Высший совет правосудия с 2019 года работает в режиме регулярных проблем с кворумом. После окончания полномочий предыдущего состава ВСП Рада, прокуратура и представители высших юридических заведений и научных учреждений так и не соизволили заполнить свои вакансии в Совете правосудия. Уже несколько лет вакантными остаются должности двух членов ВСП по квоте Рады и одной – по квоте прокуроров. Кроме того, после отставки в марте 2021 года бывшего председателя Андрея Овсиенко до сих пор отсутствует постоянный глава. Уже более трех месяцев и. о. главы Совета правосудия является представитель адвокатуры – Алексей Маловацкий.

Не лучше обстоят дела в еще одном органе судебной власти – Государственной судебной администрации. После фактической отставки в октябре 2020 года руководителя ГСА Зеновия Холоднюка судебная администрация уже восемь месяцев не имеет постоянного руководителя. И. о. главы ГСА Людмилу Гизатулину 29 апреля 2021 года сменил новый временный руководитель – Алексей Сальников, на которого Совет правосудия возложил соответствующие обязанности до 3 сентября.

Проблемы есть и у Высшей квалификационной комиссии судей. Власти до сих пор не могут сформировать новый состав, который прекратил осуществление своих полномочий еще в ноябре 2019-го. Попытки наладить работу пока что остановились на том, что 29 июня депутаты Рады поддержали финальную редакцию законопроекта, который запустил бы ВККС. Однако эксперты говорят, что даже если Зеленскому удастся быстро подписать данный законопроект, то на запуск ВККС, согласно оценкам Комитета ВР по вопросам правовой политики, понадобится не менее полугода. Кроме того, отбирать членов ВККС должны, уже по традиции, помимо представителей Рады судей международные эксперты, с которыми, возможно, будет сложно ужиться в рамках одной комиссии (также проблематично обстоят дела с отбором главы САП, где международные представители категорически против предложений экспертов от Зеленского и наоборот).

“Где есть возможность поставить своего человека – власть ставит. Где нет возможности – она просто пытается обездвижить, заблокировать работу этого органа. Мне кажется, мы наблюдаем второй сценарий – власть не может поставить своих людей или не до конца уверена, что это будут исключительно их люди. Поэтому они делают все, чтобы заблокировать полноценную работу этих органов”, – рассказывает Vesti.ua политолог Алексей Якубин. По его словам, блокирование работы сильно сказывается на работе судебных структур. “Из-за этого накапливаются системные проблемы, сейчас есть около 30% вакансий в судебной системе, то есть они не заполнены, судьи уходят, но новые не приходят”, – говорит политолог.

Вернется ли Тупицкий

По словам экспертов, Тупицкий может вернуться управлять Конституционным судом хоть сейчас, однако, с большой вероятностью, этого не случится. “Его просто физически могут не пускать в КСУ, но я думаю, что, получив решение Верховного суда на руки, Тупицкий сможет с ним пройти в КСУ, если в ближайшее время это решение не будет обжаловано в Большой палате”, – говорит Бортник.

При этом власти, видимо, настроены серьезно. По словам представителя президента в Конституционном суде Федора Вениславского, Тупицкий по меньшей мере в течение ближайшего календарного года в суд не вернется. “Это означает, что он не вернется туда никогда, потому что у президента есть понимание, каким образом действовать дальше в рамках Конституции и закона для того, чтобы такие одиозные личности, как господин Тупицкий, которые выносят решения не только с нарушениями регламента и закона о Конституционном суде, но и во вред Украинскому государству и украинскому обществу, точно не были причастны к вынесению решений Конституционного суда Украины", – сказал Вениславский.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/nablyudaem-scenariy-nomer-dva-op-poshel-voynoy-na-sudebnuyu-vetv-vlasti

***

Конституционная грусть Зеленского: Как Офис президента проигрывает затяжную битву с председателем КС Тупицким

Когда два года назад Владимир Зеленский получил полномочия президента Украины, то сразу бросился искать союзников для быстрой перезагрузки «старых» политических элит.

Первой должна была «упасть» Верховная Рада VIII созыва, очередные выборы которого приходились на осень 2019 года. Однако ждать еще полгода новоизбранный глава государства с 73-процентным рейтингом просто не мог, отмечает издание Главком Здесь ему пригодился Конституционный суд (КС), который взялся за рассмотрение президентского указа о досрочном прекращении полномочий парламента и назначении внеочередных выборов.

Окончательное решение толкователя Основного Закона появилось достаточно оперативно. 20 июня 2019 года, то есть через месяц после инаугурации президента Владимира Зеленского, КС постановил: досрочный роспуск Верховной Рады соответствует Конституции. Тогда же два голоса за это судьбоносное решение отдали судьи КС Александр Тупицкий и Александр Касминин, назначенные в 2013 году по квоте президента Виктора Януковича.

Но «медовый период» в отношениях президента и КС завершился, как и, собственно, начался. Начиная с октября 2020 года, когда Конституционный суд перевернул с ног на голову антикоррупционное законодательство, признав часть его статей неконституционными, в офисе президента «объявили войну» «мятежникам» в мантии. Прежде всего под раздачу попали «судьи Януковича» - Тупицкий (занимал должность председателя КС) и Касминин. Под елку Зеленский издал указ об отстранении Тупицкого от должности судьи КС на два месяца, потом еще на один месяц.

В конце марта 2021 года гарант Конституции обратился к экстравагантному шагу - отменил указы Януковича о назначении Тупицкого и Касминина судьями Конституционного суда с формулировкой: «... отдельные судьи Конституционного суда Украины, назначенные Виктором Януковичем, продолжая выполнять свои полномочия, создающие угрозу государственной независимости и национальной безопасности Украины». С этого момента конституционный клинч начал обретать необратимые формы.

Первая победа Тупицкого

Как ни странно, но председатель Конституционного суда в этой ситуации превратился в некую «персону нон грата»: с начала нынешнего года сотрудники управления госохраны не пускают его на рабочее место в здание суда; офис генпрокурора активизировал несколько уголовных дел, одно из которых передали на рассмотрение Подольском райсуда Киева. В частности, Тупицкого обвиняют по ч. 2 ст. 384 и ст. 386 Уголовного кодекса Украины (заведомо ложные показания, соединенные с искусственным созданием доказательств защиты, подкуп свидетеля с целью отказа от дачи показаний). А недавно Тупицкому и его «коллеге по несчастью» Касминину вообще перестали выплачивать заработную плату.

Несмотря на темную полосу в жизни главы КС, он все же может похвастаться маленькой победой. Верховный суд 14 июля признал противоправным и отменил Указ Президента Украины от 27 марта 2021 №124 / 2021 «О некоторых вопросах обеспечения национальной безопасности Украины» в части отмены указа президента от 14.05.2013 №256 «О назначении Александра Тупицкого судьей Конституционного суда Украины». Иск подал сам Тупицкий в конце марта. Его аргументы сводились к тому, что действующее законодательство Украины не дает права президенту отменять принятые им акты индивидуального действия. Также истец отметил, что закон о национальной безопасности Украины, на который ссылается Зеленский в спорном указе, не предусматривает ни полномочий, ни права президента отменять указ о назначении судьи Конституционного суда Украины. Итак, по мнению Тупицкого, отмена акта индивидуального действия после реализации и выполнения по истечении почти восьми лет является противоправным.

Представитель Зеленского в суде не согласился с позицией Тупицкого. Пояснил, что перед тем, как издать указ по Тупицкому и Касминину, глава государства вместе с Советом национальной безопасности и обороны Украины изучали вопрос о проведении аудита и анализа всех указов экс-президента Виктора Януковича (как известно, украинские суды признали его виновным в государственной измене) за время пребывания на указанной должности на предмет выявления в них решений, которые могут угрожать безопасности и интересам Украины. Мониторить документы, подписанные Януковичем, поручили Службе безопасности. И вот спецслужба пришла к выводу: Тупицкий и некоторые другие судьи Конституционного суда проголосовали за решение от 27 октября 2020 года по делу по конституционному представлению 47 народных депутатов Украины относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) отдельных положений Закона Украины «О предотвращении коррупции”.

В результате ряд норм антикоррупционного законодательства признали утратившими силу, что привело к дестабилизации социально-политической ситуации в Украине, дискредитации государства на международной арене, чем была создана потенциальная угроза государственной безопасности Украины. Отсюда, делает вывод представитель ответчика в этом деле, президент Зеленский действовал в пределах полномочий и способом, которые определены Конституцией. Вместе с тем Верховный суд не согласился с доводами главы государства. Согласно законодательству, президент Украины назначает на должности треть состава Конституционного суда (6 из 18 судей). Для этого он издает соответствующие указы. Далее назначенные лица принимают присягу судьи Конституционного суда и именно с этого момента заступают на указанную должность. Другой же способ реализации президентом конституционных полномочий, связанных с формированием КС, в том числе и путем отмены ранее принятых актов по кадровым вопросам, Конституцией не предусмотрено.

«Коллегия судей считает необоснованными ссылки ответчика, как на правовое основание для принятия спорного Указа, нормы пункта 17 части первой статьи 106 Конституции Украины, поскольку указанные положения Основного Закона никак не регламентируют отношений по формированию состава Конституционного суда, а определяют полномочия президента Украины по осуществления руководства в сферах национальной безопасности и обороны государства и кадровых военных вопросов, относящихся к его ведению ... Указ президента от 14 мая 2013 года №256 «О назначении Александра Тупицкого судьей Конституционного суда Украины» фактически реализован и исчерпал свое действие фактом его выполнения в связи с принятием Тупицкого присяги судьи Конституционного суда и вступлением в эту должность с 15 мая 2013 года», - говорится в решении Верховного суда.

К тому же, как отметил суд, Зеленский, издав спорный Указ, нарушил, введенные Конституцией и законами Украины гарантии независимости и неприкосновенности судьи Конституционного суда. Ведь в статье 149-1 Конституции и статье 20 закона о Коституцийнном суд четко выписаны основания и порядок увольнения судьи. Самое главное: решение об увольнении с должности судьи КС принимает Конституционный суд менее чем двумя третями от его конституционного состава! А не президент ...

Казус Ющенко

Верховный суд, вставший на сторону Тупицкого, упомянул в своем решении похожий исторический прецедент. 1 мая 2007 года тогдашний президент Виктор Ющенко решил освободить Сюзанну Станик от должности судьи Конституционного суда "в связи с нарушением присяги». В судах представитель Виктора Андреевича растолковывал это тем, что 22 апреля 2004 года Станик приняла присягу судьи Конституционного суда Украины во время заседания Верховной Рады без участия президента Леонида Кучмы. Однако служительница Фемиды прошла все судебные инстанции, которые подтвердили незаконность указа Ющенко.

2 апреля 2008 года экс-президент издал новый указ о восстановлении Сюзанны Станик в должности. А уже на следующий день Ющенко издал еще один указ, которым отменил указ своего предшественника Леонида Кучмы о назначении Станик судьей КС. Но и здесь все сложилось не в пользу третьего президента. Сюзанна Станик выиграла все суды. В частности, Окружной админсуд Киева постановил:«В результате издания обжалуемого Указа были нарушены права Сюзанны Станик, поскольку был сужен объем конституционных гарантированных прав и обязанностей истца. В частности, оспариваемый указ не устанавливает правовые аспекты деятельности судьи Конституционного суда Украины с 2004 года до 2008 года ... Итак, указ президента от 3 апреля 2008 года № 297/2008 «Об отмене указа президента от 25 марта 2004 года № 368» следует признать противоправным и отменить". Возобновлял судью Станик в должности уже новоизбранный глава государства Виктор Янукович. Он освободил ее на основании поданного ею заявления об отставке.

«Перевод стрелок»

В противостоянии Зеленского и Тупицкого была еще одна важная деталь. На этапе рассмотрения в Верховном суде иска судьи КС, а именно 17 июня, поступил отзыв от президента. Он просил закрыть рассмотрение дела, поскольку Верховный суд не может рассматривать его по правилам административного судопроизводства. По мнению Зеленского, фактически ставится вопрос о неконституционности его мартовского указа в части отмены указа президента Януковича от 14 мая 2013 года №256 «О назначении Александра Тупицкого судьей Конституционного суда Украины». А это уже парафия рассмотрения Конституционного суда, который толкует спорные законодательные акты на их соответствие Основному Закону.

В суде также заслушали представителя третьего лица - Конституционного суда, который сообщил: в КС поступило конституционное представление от 49 нардепов, касающееся того же указа президента, который обжалуется. Однако отметил, что вопрос по открытию или отказу в открытии конституционного производства еще не решен.

Зато аргументы президента не убедили Верховный суд. Коллегия судей отметила, что Тупицкий не ставит вопрос о конституционности оспариваемого указа, а настаивает именно на его незаконности. Более того - судья Конституционного суда не может направить ни конституционное представление, ни конституционное обращение, ни конституционную жалобу. Поэтому Тупицкий, объясняет Верховный суд, лишен права на обращение в КС и не может получить эффективное средство правовой защиты своих прав и интересов, в том числе в рамках конституционного контроля. После этих утверждений суд отказал президенту в закрытии этого дела.

Несколько слов о конституционном представлении, которое лежит в КС. Еще 8 апреля группа народных избранников, преимущественно из «Батькивщины» и «Европейской солидарности», обратились в КС с просьбой признать обжалованные акты президента такими, которые не соответствуют ряду норм Конституции Украины. «У подписантов этого конституционного представления, да и у общества в целом есть немало вопросов к последствиям политики Виктора Януковича и сформированного им преступного режима, в том числе и к назначенным им судьям Конституционного суда. Однако единственный возможный механизм прекращения полномочий судьи КС или увольнения его с должности определены Конституцией. Устранение судей КС неконституционным способом может создать опасный прецедент, согласно которому любых лиц, в том числе и других судей единого органа конституционного контроля, назначенных предыдущими президентами, можно таким же образом и за пределами правовых оснований «отстранить» от выполнения ими полномочий или даже «уволить».

Поэтому указы (три указа Владимира Зеленского, касающихся отстранения Тупицкого от должности судьи КС и об отмене указов о назначении Тупицкого и Касминина судьями Конституционного суда - Главком) не только являются антиконституционным, но и юридически вредными для дальнейшего существования правовой системы Украины, делая государственное устройство неправовым и недемократическим», - считают авторы представления из числа нардепов. Как выяснил «Главком», судьей-докладчиком по конституционному представлению 49 избранников был определен судья Игорь Слиденко. В октябре 2020 года он также был докладчиком по «антикоррупционному вопросу”, решение по которому спровоцировало своеобразный конституционный кризис в стране. Теперь же служитель в пурпурной мантии почему-то не спешит браться за рассмотрение дела, которое затрагивает его коллег Тупицкого и Касминина.

Так, 18 мая Большая палата Конституционного суда рассмотрела ходатайство судьи Слиденко о продлении срока для решения второй коллегией судей Второго сената КС вопроса, открывать ли конституционное производство по обращению политиков, или отказать им. Как пояснил судья-докладчик, требуется дополнительное время, поскольку есть ряд процедурных моментов. Слиденко услышали и дали время до 11 июня. 15 июня Большая палата КС дала еще один месяц на размышления. Об этом вновь попросил судья-докладчик Слиденко. По состоянию на 16 июля на сайте Конституционного суда отсутствует какая-либо информация по этому вопросу.

Будут сражаться до конца

Офис президента уверяет, что ни в коем случае не сдастся без боя. Ведь решение Верховного суда не является окончательным - оно в течение месяца может быть обжаловано в Большой палате Верховного суда.

«Считаем это решение, принятое в интересах Тупицкого А. Н., подготовкой к попытке уничтожения судебной реформы в Украине через рычаги Конституционного суда. Президент Украины использует все конституционные механизмы для того, чтобы защитить процесс реформ в нашем государстве и обеспечить полное функционирование законов о Высшем совете правосудия и Высшей квалификационной комиссии судей», - соответствующее заявление появилось на сайте президента в день вынесения решения Верховным судом по делу Тупицкого.

По тем же лекалам развивается дело по другому судье КС - Александру Касминину. Он подал иск к Зеленскому в Верховном суде и также просит признать противоправным и отменить президентский указ. Как и в случае с Тупицким, суд отказал президенту в закрытии дела, объяснив, что оценка актов главы государства на их соответствие законодательству не относится к полномочиям Конституционного суда. Слушания по делу Касминина перенесли на начало сентября 2021 года. Тогда же, очевидно, можно ожидать конечный вердикт, который вряд ли устроит Офис президента.

Автор Виталий Тараненко, опубликовано в издании "Главком"

http://argumentua.com/stati/konstitutsionnaya-grust-zelenskogo

***

Как решение Верховного суда может “снести” всю судебную реформу

В мае нынешнего года произошло довольно «знаковое» событие для всех дальнейших конкурсных отборов и переаттестаций прокуроров — Верховный суд своим решением отменил решение аттестационной комиссии прокуроров.

Это решение Верховного суда может крайне негативно сказаться на процессе реформирования уже судебной ветви власти. Это может конвертироваться в негативы работы ВККС, законопроект о запуске которого недавно принят. Кроме того, это точно вносит риск в «аттестацию» членов ВСП, который тоже должен быть отфильтрован Этическим советом в связи с принятием законопроекта, отмечает ZN.UA.

Напомню: предварительно эта комиссия признала, что прокурор Грушковский не соответствует установленным действующим законодательством требованиям добропорядочности, профессиональной этики и компетентности. По этому поводу я уже как-то давал профессиональные юридические комментарии для ZN.UA. В то же время судьи Верховного суда заметили, что решение аттестационной комиссии не опиралось на доказательную базу нарушений, и было крайне необоснованным. Почему об этом надо говорить? Ответ простой: судьи поставили под вопрос целый перечень функций, которыми наделены конкурсные и аттестационные комиссии. Более того, это создает фантастически негативный прецедент, который может лечь в основу дальнейших обжалований со стороны недобропорядочных следователей, прокуроров, судей и т.д.

Прежде всего, добропорядочность и беспристрастность коллегии Верховного суда, вынесшей соответствующее решение, сами по себе вызывают однозначные волнения. Как отмечали в своем отчете иностранные и украинские эксперты, Верховный суд вышел за рамки судебного разбирательства, взяв на себя роль аттестационной комиссии в определении соответствия прокурора критериям оценки. Понимая обстоятельства проведения аттестации прокуроров в 2019–2020 годах, суд намеренно ограничил полномочия упомянутой комиссии на основании предварительных выводов о нарушениях, принятых другими органами публичной власти. Это искажает логику проведения независимости оценки добропорядочности и компетентности «офицеров правосудия». Как следствие, без надлежащей реакции на вышеупомянутое решение Верховного суда процесс каких-либо конкурсных отборов или переаттестаций теряет смысл.

Более того, такая позиция служителей Фемиды противоречит предыдущей практике Большой палаты Верховного суда в отношении решений по оцениванию кандидатов уже на судейские должности. При этом судьи в свои выводах не учли, что действующим законодательством за аттестационными комиссиями был закреплен функционал проведения независимой оценки добропорядочности и компетентности тогда еще не уволенных прокуроров. Никто не обязывал комиссии искать доказательства и устанавливать нарушения антикоррупционных норм, а также фиксировать в юридическом смысле дисциплинарные или другие проступки. Напомню: аттестационные комиссии не должны заменять или дублировать работу существующих органов правопорядка или подразделений, фиксирующих дисциплинарные проступки. Члены комиссии должны давать независимую экспертную оценку индивидуальных навыков и качеств прокуроров.

Судьи Верховного суда, а именно — Михаил Смокович, Сергей Уханенко и Наталия Шевцова не учли законную цель проведения аттестации и соответствующие украинские реалии общественно-политического бытия, где уровень коррупции прямо заоблачный. При этом доверие к прокурорам равно статистической погрешности во время проведения социологических опросов. Именно поэтому в 2019 году был принят закон о первоочередных изменениях в прокурорском стане. Суд же предложил применить сугубо формальный подход к оцениванию. В то же время надо понимать, что к представителям органов системы правосудия (прокуратура входит в эту ветвь власти после последних фундаментальных изменений в Конституцию Украины от 2016 года) должны применяться максимально высокие стандарты добропорядочности и этики. Об этом судьи, принимая скандальное решение, просто забыли. Или не захотели вспоминать, учитывая собственный бэкграунд.

Решение трех вышеупомянутых судей требует от аттестационных комиссий применять крайне высокие стандарты доказательств, словно это аналогия процедур в уголовном процессе. Как одно касается другого — непонятно. Такой очень высокий стандарт априори не может быть обеспечен ни одним из органов по отбору или оценке публичных служащих. Это полностью нарушает логику работы указанного механизма.

Из наиболее вопиющего — ошибочное понимание системы е-декларирования и непосредственной роли Нацагентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК). Профильный Закон «О предотвращении коррупции» не закрепляет исключительных полномочий НАПК в пересмотре и анализе е-деклараций публичных служащих. Какие-либо другие органы публичной власти, включая конкурсные или аттестационные комиссии, имеют право и должны пользоваться информацией оттуда. Это может быть разновидностью доказательств во время исполнения соответствующих полномочий или установления дисциплинарных, административных или уголовных правонарушений. Как следствие, отсутствие предварительных выводов НАПК не может помешать другим органам публичной власти, в том числе разным комиссиям, использовать информацию из е-деклараций.

Кроме этого, судьи «влезли» на территорию законодательного органа власти, отмечая, что аттестационные комиссии должны учитывать результаты проверки юридической и общей квалификации, послужной список и опыт работы для потребностей отдельного оценивания способности кандидата применять их на практике. Это противоречит фактическому регулированию полномочий комиссий и процессу аттестации в целом. Это, скорее, граничит с юридическим абсурдом.

Также замечу, что решение Верховного суда противоречит подходу Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и не соответствует стандартам добропорядочности, изложенным в его практике. Европейские коллеги издавна признают особое значение проверки профессиональной компетентности и добропорядочности работников судебной системы. Согласно практике ЕСПЧ, одних сомнений относительно добропорядочности уже достаточно, чтобы отказать лицу в доступе к должности в органах публичной власти. Служители Фемиды, как и кандидаты на соответствующие должности, не пользуются презумпцией невиновности, словно это уголовный процесс. Все негативные предположения членов конкурсных или аттестационных комиссий могут быть сформулированы так, что обязанность доказывать перекладывается на них (публичных служащих или кандидатов на должности) и может быть применен объективный тест («на явность») для определения обоснованности какого-либо предположения.

Теперь расскажу о тех, кто вынес соответствующее скандальное судебное решение. Прежде всего, о Михаиле Смоковиче. До работы в составе нового Верховного суда он получил негативный вывод Общественного совета добропорядочности, куда входили известные представители гражданского сектора и юристы. Также общественные организации заявляли о недекларировании надлежащим образом самим Смоковичем значительных активов. Ни Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС), ни Высший совет правосудия (ВСП) не обратили внимания на эти факты.

Кроме того, жена Смоковича не появилась на переаттестацию прокуроров (тест на знание законодательства), за что была уволена из генпрокуратуры именно на основании пункта 9 части 1 статьи 51 Закона Украины «О прокуратуре». То есть жена судьи, председательствующего в коллегии, принимающей решение о законности переаттестации в целом, сама не прошла аттестацию. Неужели существует конфликт интересов? Следует узнать, было ли внесено ходатайство от имени Офиса генпрокурора о возможном конфликте интересов, которое подняло вопрос предубежденности, а также стало бы причиной для отвода или самоотвода. Если да, ходатайство было и его проигнорировали, то это может означать нарушение обязанности самоотвода, что прямо предусмотрено частью 1 статьи 39 Кодекса административного судопроизводства Украины.

В вышеупомянутом экспертном выводе украинские юристы даже отметили, что эта обязанность всегда была связана с существованием или по крайней мере необходимостью надлежащего рассмотрения оснований для отвода, предусмотренных статьей 36 того же Кодекса. Даже если речь не идет о прямой или косвенной заинтересованности в результате дела, безусловно, существуют признаки наличия обстоятельств, ставящих под сомнение беспристрастность или объективность судьи. Поэтому эти соображения требуют изучения на предмет дисциплинарной ответственности за нарушение норм об отводе или самоотводе, специально предусмотренных подпунктом «d» части 1 статьи 106 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей».

Идеальный вариант — обжалование в Объединенную палату Кассационного административного суда Верховного суда, где будет логично получить противоположное решение. И это ключевая задача и ответственность Офиса генпрокурора. В ином случае шансы выигрывать аналогичные дела равны нулю. Это станет стандартом для обжалования решений и плацдармом для настоящего провала реформы, инициированной президентом Зеленским. И речь идет не только о провале текущей реформы, но и о будущих переаттестациях и конкурсных отборах. Безусловно, прежде всего угроза касается переаттестаций. Но, принимая во внимание «юридическую креативность» служителей Фемиды, распространить соответствующие практики могут и на новые наборы представителей разных ветвей власти.

Поэтому вышеупомянутое решение Верховного суда может крайне негативно сказаться на процессе реформирования уже судебной ветви власти. Это может конвертироваться в негативы работы ВККС, законопроект о запуске которого недавно принят. Кроме того, это точно вносит риск в «аттестацию» членов ВСП, который тоже должен быть отфильтрован Этическим советом в связи с принятием законопроекта. За это боролись представители общественности при поддержке международных партнеров, но их достижение может быть разрушено проанализированным выше судебным решением. А эти два органа — ВККС и ВСП — будут формировать новый состав судейского корпуса. На очереди избрание около двух тысяч новых служителей Фемиды.

Автор  Александр Леменов, Глава правления StateWatch; опубликовано в издании "ZN.UA"

http://argumentua.com/stati/kak-reshenie-verkhovnogo-suda-mozhet-snesti-vsyu-sudebnuyu-reformu


Об авторе
[-]

Автор: Галина Чижик, УИАМП, Александр Леменов, Виталий Тараненко,

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.08.2021. Просмотров: 36

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta