Обзор важнейших внутри- и внешнеполитических и экономических событий в Беларуси в августе 2021 года

Содержание
[-]

***

Минск готовится противостоять санкциям: Правительство разрабатывает альтернативные пути для белорусского экспорта 

Вводя санкции, Запад дал время на подготовку к их вступлению в действие не только себе, но и правительству Белоруссии. В Минске рассчитывают, что к моменту закрытия транзита через Литву смогут наладить альтернативные маршруты.

«Мы небольшая открытая страна с экспортно ориентированной экономикой. Без экспорта мы не выживем. Пусть вас не пугают секторальные санкции. На наши товары всегда есть спрос. Нужно только приложить чуть больше усилий. Продадим свою продукцию – решим вопрос с санкциями… Мы должны и на этом поле, как на улице в августе-сентябре, поставить всех на место, кто косо смотрит на нашу страну и берется за экономическое оружие», – заявил в понедельник Александр Лукашенко, принимая с докладом министра транспорта и коммуникаций Алексея Авраменко и вице-премьера Анатолия Сивака, курирующего транспортную сферу. 

Как сообщила пресс-служба Лукашенко, цель встречи с чиновниками, управляющими транспортной сферой, – обсудить альтернативные схемы поставок белорусской продукции в условиях санкций. Речь в первую очередь идет о транзите калийных удобрений, которые сейчас поставляются через литовскую Клайпеду. Ранее Литва грозилась перекрыть этот экспортный путь в качестве наказания за «поставку» мигрантов к ее границе с Белоруссией. Однако после введения американских санкций от Литвы уже не требуется дополнительных шагов – транзит калийных удобрений через Клайпеду станет невозможен с 9 декабря этого года. Об этом «твердо заявлял» на прошлой неделе министр транспорта и коммуникаций Литвы Мариус Скуодис. 

Как рассказал после встречи с Лукашенко Алексей Авраменко, переправлять экспортные потоки будут на российские порты. «У нас в феврале было подписано соглашение с Россией. Мы фактически с февраля на российские порты перевезли порядка 1 млн т нефтепродуктов. Соответственно у нас есть альтернатива. Это порты Ленинградской области, Мурманска», – цитирует министра госинформагентство «Белта». «Эти схемы наработаны. Поэтому будем очень оперативно реагировать на изменения, либо введение каких-то дополнительных ограничений в части перевозки калийных удобрений», – добавил он. Ранее «НГ» уже писала о соответствующих указаниях Лукашенко на этот счет (номер от 13.08.21). «Сейчас хотят… закрыть нам порты для того, чтобы грузить химические и калийные удобрения. Слушайте, мы поставим эти объемы, в Мурманске загрузим. Это не вопрос, и по Северному морскому пути кратчайшим путем поставим в Китай – это наш основной рынок – и в Индию, на юго-восток», – сказал тогда Лукашенко. 

Кстати, Белоруссия уже использовала Северный морской путь для поставки удобрений в Китай. Это было в октябре 2020 года. Как тогда сообщалось, этот путь в полтора раза быстрее и соответственно дешевле, так как сокращает расходы на фрахт. Однако пунктом отправления была все та же Клайпеда, где у Белоруссии есть доля в насыпном терминале. Поэтому успех этого проекта все равно будет зависеть от того, насколько быстро Россия сможет предоставить свои терминалы в ленинградских портах к услугам белорусов. Эксперты высказывали различные точки зрения на вероятность реализации этого проекта. С одной стороны, его может заблокировать «Уралкалий» – конкурент «Беларуськалия». С другой стороны – в долгосрочной перспективе он будут выгоден и «Уралкалию», так как перенаправление грузопотока в Россию делает Белоруссию еще более зависимой от союзницы и позволит в дальнейшем диктовать свои правила конкурентам. В одном из белорусских Telegram-каналов со ссылкой на данные «одной из европейских частных компаний, специализирующейся на корпоративной разведке» сообщалось, что «Уралкалий» уже получил добро в Кремле на поглощение белорусского конкурента. Называются два возможных варианта развития событий – «Уралкалий» навязывает собственные условия белорусской стороне по реэкспорту белорусских калийных удобрений через российских посредников, или (если санкции США сделают невозможным такой вариант) будут выдавливать ослабевшего конкурента с мирового рынка. 

Пока транспортная отрасль и экономика почти не ощущают влияние многочисленных западных санкций. Как рассказал министр транспорта и коммуникаций, в первом полугодии экспорт транспортных услуг вырос на 19% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года и превысил 2 млрд долл. Несмотря на авиасанкции, министр рассчитывает получить от экспорта транспортных услуг порядка 4 млрд в год. Профильные чиновники утверждают, что закрытие западного направления полетов им удается компенсировать другими направлениями (Россия и страны Азии). Хотя данные статистики свидетельствуют о том, что количество авиапассажиров весьма далеко от доковидного уровня. Так, в апреле 2020 года была перевезена 21 тыс. авиапассажиров, тогда как в доковидном и досанкционном апреле 2019-го – 497,2 тыс., а в июне 2021-го – 184 тыс. 

Как сообщалось, белорусская экономика выросла в первом полугодии на 3,3%. Однако эксперты ЕАБР (Евразийский банк развития) в своем очередном обзоре экономик стран-участниц констатирует, что тот эффект низкой базы, который позволял ей расти в первой половине года, во втором будет отсутствовать. «Во второй половине года ЕАБР прогнозирует замедление роста белорусской экономики. Импульс для экспорта ослабнет в условиях стабилизации внешнего спроса и усиления внешнеэкономического давления на экономику Беларуси. На внутренний спрос продолжат влиять высокая неопределенность, замедление роста доходов населения и увеличение стоимости кредитования», – говорится в обзоре, опубликованном на сайте Евразийского банка развития. 

Сохраняется пока в стране и финансовая стабильность. Для белорусского обывателя ее главным показателем является отсутствие девальвации национальной денежной единицы. С этим в Белоруссии пока все хорошо – белорусский рубль не только не падает, но даже и укрепляется. «Рубль поддерживают продажи иностранной валюты предприятиями в условиях увеличения экспорта и слабого внутреннего спроса», – отмечают эксперты ЕАБР. Они допускают, что к концу года ситуация может измениться и рубль начнет терять свои позиции, так как «рост внешнего спроса замедлится и начнут проявляться эффекты введенных западными странами ограничений». Тревожным сигналом эксперты считают наличие дефицита бюджета (1,2% ВВП по итогам полугодия) и внешнего госдолга, номинированного в иностранной валюте (18,5 млрд долл. на 1 июля), ежегодный платеж по которому составляет около 3 млрд долл. 

Нерадужный прогноз для белорусской экономики сделал президент Литовской промышленной конфедерации Видмантас Янулявичюс. По его информации, уже в сентябре Белоруссия может быть отключена от системы банковских расчетов SWIFT, что сделает невозможными в принципе внешние расчеты. Его слова приводит портал Delfi Bizness. Впрочем, эта тема муссируется уже давно, и большинство экспертов все же склоняются к тому, что до этого не дойдет. Хотя в целом поведение Минска таково, что в прогнозах всех экспертов отмечается высокая доля неопределенности. Об этом в своем обзоре упоминают и эксперты ЕАБР.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-08-16/5-8226_belorussia.html

*** 

Лукашенко не снижает градус репрессий:  в Беларуси зафиксирован беспрецедентный масштаб эмиграции 

Второй год очередной каденции Александра Лукашенко продолжил тренд на силовой вариант удержания власти. Суды выносят жесткие приговоры, количество политзаключенных растет, все больше белорусов принимают решение покинуть страну. Эксперты говорят о психологической гражданской войне и военном положении де-факто.

В понедельник суд Советского района города Минска вынесет приговор по очередному громкому делу в отношении участников протестов. Обвинение запросило для Степана Латыпова восемь лет и шесть месяцев лишения свободы в условиях усиленного режима и штраф в размере, эквивалентном почти 3,5 тыс. долл. Активист протестов, предприниматель-арбарист (специалист, лечащий деревья) обвиняется по трем статьям УК. Ранее его еще обвиняли в попытке отравления работников милиции химикатами, которые он использует в своей профессиональной деятельности как арбарист. Однако в процессе следствия эта статья исчезла. 

Латыпова обвиняют в создании «дворового сообщества» «с целью публичного высказывания своих общественно-политических взглядов и протеста, ведения деструктивной деятельности, направленной в том числе на обострение напряжения в обществе», а также Telegram-чата для координации этих действий. Также он занимался финансовым и материальным обеспечением этой деятельности «из корыстных побуждений», говорится в обвинении. Адвокат в своей речи обратила внимание на многочисленные нарушения в ходе следствия – неподписанные показания, показания, добытые с нарушением законодательства, нелогичность обвинения в финансировании чего-либо из корыстных побуждений и даже отказ якобы потерпевших милиционеров от претензий. По мнению защиты, нет никаких доказательств вины подсудимого. Он также вины не признал. Это дало адвокату основания добиваться оправдательного приговора. 

Громкости делу Латыпова придали еще два факта – попытка суицида прямо в зале суда, а также рассказ о пытках в его последнем слове. Собственно говоря, попытка суицида и объясняется теми нечеловеческими пытками, которым подвергался Степан Латыпов и прекратить которые он хотел таким необычным способом. «15 сентября прошлого года люди в масках занесли меня в микроавтобус, сковали руки за спиной, надели на голову мусорный пакет и повезли в парк Дружбы народов… Потом они избивали меня. Включили радио на всю громкость и начали бить. Никогда в жизни мне не было так страшно. Люди в масках били руками, ногами, дубинками. Все вместе и по отдельности. Выкручивали руки, ноги за спиной, ласточкой, избивали кулаками и ладонями по ушам так, что в голове как будто взорвалась граната. Били дубиной по ягодицам. Били так, чтобы синяка не осталось, но опираться на ушибленное место я не мог еще три недели. Недавно услышал такой термин: «межмышечная гематома». Возможно, это была она. Я кричал, задыхаясь в черном пакете, а они смеялись. Говорили: «Учим алфавит, сейчас спрашиваем букву «А» и начнем учить букву «Б». Говорили: «Не кричи, твоя Тихановская не услышит», но я продолжал кричать. Я кричал и думал: очень хорошо, что взяли меня. Мало кто из соседей в Беларуси выдержал бы это», – рассказывал в ходе суда Степан Латыпов. «Было больно, страшно и очень стыдно. Очень стыдно потому, что попытка оказалась неудачной», – сказал он по поводу неудавшегося самоубийства. 

Несмотря на заявления о пытках, ни на какой оправдательный приговор Степану Латыпову рассчитывать не стоит, уверены и эксперты, и общественность. Власть взяла курс на террор и придерживается взятой линии. «Решение всех проблем режим видит исключительно в принудительной легитимизации, грубом насилии в отношении всех несогласных… Происходит рутинизация насилия, оно становится способом существования режима», – оценивает ситуацию в Белоруссии политолог Валерий Карбалевич. Эксперт констатирует «самые массовые политические репрессии в Европе за последние 40 лет» и «культ голого насилия», что позволяет удерживать власть Александру Лукашенко. 

В стране уже 630 человек официально признаны политзаключенными, хотя на самом деле реальное количество фигурантов дел, возбужденных по итогам протестов, гораздо выше. За решеткой 29 журналистов, политологи, социологи. В субботу не вышел на свободу по истечении 10 дней политолог, философ Владимир Мацкевич. Как сообщили родственники, его перевели из изолятора временного содержания в СИЗО. Его тоже подозревают в организации или участии в действиях, грубо нарушающих общественный порядок. Ежедневно растет число информационных ресурсов, которые власти награждают статусом «экстремистских», что чревато штрафом или административным арестом для тех, кто цитирует их материалы. В пятницу экстремистским признан некогда самый популярный информационный портал TUT.BY, который работал в стране на протяжении 20 лет. До событий прошлого года власти активно с ним сотрудничали. 

Не так давно Следственный комитет Белоруссии докладывал, что по итогам протестов возбуждено 4691 уголовное дело. Дел с одним фигурантом гораздо меньше, чем таких, по которым проходит несколько человек. «Согласно социологическому онлайн-опросу немецкого Центра восточноевропейских и международных исследований, насилием силовиков были затронуты сами или через семью или знакомых до 20% граждан. Если сюда приплюсовать политических эмигрантов, спасающихся от репрессий за границей, то количество пострадавших существенно возрастет», – пишет по этому поводу в своем Telegram-канале Валерий Карбалевич. «Большинство населения воспринимает государство, включившее на полную мощность механизм репрессий, как опасность, угрозу для общества», – считает эксперт. 

Власти скрывают количество покинувших страну – еще с прошлого года Белстат закрыл данные по демографии. Тогда причиной стала эпидемия коронавируса, которая, как утверждают эксперты, погубила гораздо больше людей, чем дает официальная статистика. По оценке политолога Сергея Марцелева, страну могли покинуть около 300 тыс. человек. Он отталкивается от сообщения миграционной службы Украины о том, что к ним приехало более 100 тыс. белорусских беженцев. По данным МИД Польши, в этом году белорусам было выдано порядка 90 тыс. виз, из них около 9 тыс. – гуманитарные. Причем уезжают не только активные участники протестов, которых преследуют власти. «Жить в государстве, где произошел правовой дефолт, боятся очень многие», – констатирует Сергей Марцелев. 

Прогнозы экспертов относительно дальнейшего развития ситуации в Белоруссии пессимистичны. «В краткосрочной и среднесрочной перспективе последствия эмиграции станут пагубными для страны. Уезжают квалифицированные специалисты, которые могут и умеют работать; мало того, что они уезжают сами, – они увозят и своих детей» – сказал Сергей Марцелев в интервью сайту «Белорусский партизан». «Независимая Беларусь еще не знала таких масштабов эмиграции», – считает эксперт. 

Уничтожается средний класс и частный бизнес. «Цена удержания власти Лукашенко уже оказалась очень высокой для Беларуси и продолжает расти, прежде всего за счет усиления экономических санкций и международной изоляции», – отмечает Валерий Карбалевич. Произошел «частичный дефолт государственных функций», фактически разрушается внешняя политика Беларуси, страна оказалась в глухой изоляции, теряет свою международную субъектность, полностью разрушены правовая система и институты правосудия, без чего невозможно существование полноценного современного государства», – перечисляет эксперт «достигнутое» режимом Александра Лукашенко за год силового удержания власти. «Страна живет в психологическом состоянии гражданской войны. Политическая полемика между конфликтующими сторонами происходит исключительно языком вражды и ненависти. Тон задают власти», – резюмирует Валерий Карбалевич. «Де-факто страна находится на военном положении», – считает Сергей Марцелев.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-08-15/5_8225_belarus.html

***

Беларусь скоро перестанет стремиться к нейтралитету. Зачем это Лукашенко? 

Александр Лукашенко дал указание убрать из проекта новой Конституции Беларуси норму о стремлении страны к нейтралитету. Что давало ее наличие в Основном законе и что теперь изменится - у DW.

Конституционная комиссия до 1 сентября представит на рассмотрение Александра Лукашенко доработанный проект нового Основного закона Беларуси. Но уже сейчас ясно, что в нем не будет нормы о стремлении страны к нейтралитету, закрепленной в действующей конституции.

"Нейтралитета нет фактически, - заявил Лукашенко на недавней встрече с журналистами, напомнив, что что Беларусь входит в ОДКБ и Евразийский экономический союз (ЕАЭС). - Поэтому тут два варианта: или мы определяем в конституции, что мы не нейтральны, либо вообще туда ничего не записываем".

Что означала норма о стремлению Беларуси к нейтралитету? 

Белорусский эксперт по вопросам обороны и безопасности Александр Алесин с улыбкой вспоминает, что при подготовке конституции 1994 года задавал вопрос тогдашним высшим руководителям государства - как стремление страны к нейтралитету сочетается с ее членством в ОДКБ, договор о создании которого Минск подписал в мае 1992 года: "Следовал такой ответ: "Мы же стремимся, мы находимся в процессе". Сегодня данную норму Алесин называет рудиментом первой Конституции Беларуси.

"Она никогда, по сути, не соблюдалась. Ее внесли в конституцию, чтобы подчеркнуть желание Беларуси иметь внеблоковый статус, играть роль своего рода геополитического моста между Западом и Востоком. Однако с приходом к власти Лукашенко ситуация радикальным образом изменилась", - поясняет, продолжая экскурс в историю, Павел Усов, глава варшавского Центра политического анализа и советник по политическим вопросам Национального антикризисного управления (НАУ). При этом положение о нейтралитете, уверен Усов, как и конституция в целом, не влияли на происходящее в стране и на ее геополитические приоритеты.

Между тем Александр Алесин в интервью DW подчеркнул, что с самого начала ее суверенной истории Беларусь оказалась на геополитическом разломе - с одной стороны, страна была участником программы НАТО "Партнерство ради мира", с другой - Лукашенко победил на выборах, обещая сближение с Россией. "Уже тогда стало ясно, что это противоборство едва ли совместимо с нейтралитетом, Россия и Запад будут стараться перетянуть Минск на свою сторону", - отмечает Алесин.

Хроника ускользающего нейтралитета 

По его выражению, для РФ Беларусь - это защитный бастион и плацдарм для наступления, а для Запада и Польши - часть своеобразного буфера: "Нейтралитет основывается на желании соседей признавать данный статус того или иного государства, а наши соседи де-факто его сразу поставили под сомнение. После того же, как Лукашенко, изменив под себя конституцию в ноябре 1996 года, оставил в ней такую норму, стало очевидно, что это просто декоративная вещь на фасаде государства".

По оценке Алесина, это было сделано, возможно, для того, чтобы "позлить Россию", показав, что Минск может двигаться не только на Восток, но способен и "висеть между двумя центрами силы". Зачатки будущей белорусской политики многовекторности проявились уже тогда, констатирует аналитик.

Однако в декабре 1999 года был подписан Договор о создании Союзного государства (СГ), включающего и образования единого оборонного пространства. "Россияне обязались защищать Беларусь так же, как свою собственную территорию. Лукашенко действовал хитрее, уточнив, что ответственность Минска - только западная граница СГ, Курилы же пусть Москва сама защищает", - говорит Алесин.

Тот факт, что Минск стал частью проекта Союзного государства Беларуси и России, полностью поменял геополитическую конфигурацию и на этом стремление страны к нейтралитету окончательно закончилось, убежден Павел Усов. В рамках СГ, продолжает он, была создана так называемая региональная группировка войск, которая делает Беларусь более зависимой от России, чем даже членство страны в ОДКБ, до последнего времени остававшейся скорее политической организацией без ясных стратегических целей.

Со своей стороны Алесин добавляет, что Лукашенко все же долго не соглашался предоставлять подразделения для Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР), созданных в 2009 году в рамках ОДКБ. Но Россия, используя свои рычаги давления, добилась этой уступки: "Вот это был реальный показатель нашего нейтралитета. Нам недвусмысленно указали, где проходит наше оборонное пространство".

На что повлияет отказ от нейтралитета и зачем он нужен 

Но если норма о стремлении к нейтральному статусу носила чисто декларативный характер, зачем ее сейчас демонстративно изымать из проекта новой конституции? Геополитическая ситуация изменилась, полагает Усов: "Лукашенко хочет подчеркнуть - в рамках политического торга с Россией - то, что Беларусь снимает с себя какие-либо обязательства перед Западом и демонстрирует полную включенность в стратегические приоритеты Москвы. Это прежде всего шаг в сторону оплаты долга за то, что Россия поддержала режим Лукашенко в критический момент в августе 2020 года".

В реальности норма о стремлении к нейтралитету действительно ни на что не влияла, и после ее исключения из Основного закона ничего не изменится, уверен минский международный обозреватель Андрей Федоров: "Все зависело и сейчас зависит от намерений и действий высшего руководства страны. А они известны". При наличии рядом авторитарной России Беларусь, сетует в беседе с DW Павел Усов, не смогла стать полноценным демократическим и нейтральным государством, всегда ощущая на себе деструктивное влияние Москвы. Теперь же, в условиях растущего противостояния России и Запада, рассуждения о нейтралитете для Минска невозможны.

Для описания нынешней ситуации Александр Алесин использовал образ металлической пластинки, находящейся в поле действия двух магнитов: "Она может оставаться между ними при условии, что напряженность обоих магнитов - в данном случае Запада и России - равна. Запад тут пока проиграл, Беларусь притянула к себе Москва, оставаться между двумя геополитическими центрами силы уже не получится. Я думаю, осознанием того факта, что нас затянули на Восток, и документальным его подтверждением и является отказ от стремления Минска к нейтральному статусу. В Украине мы видели другой процесс, там Запад оказался сильнее".

Отказ даже от декларируемого, а не фактического нейтралитета сейчас существенно не повлияет на курс Минска, прогнозирует Павел Усов, оговариваясь, что в перспективе такой шаг делает возможным появление российских военных баз на территории Беларуси. По его словам, пока что теоретически можно апеллировать к тому, что Беларусь стремится быть нейтральным государством - несмотря на два военных объекта России на своей территории. Исключение же этой нормы из Основного закона станет "сигналом того, что в любой момент в стране могут возникнуть реальные военные базы РФ".

Автор Владимир Дорохов

https://p.dw.com/p/3z5bK


Об авторе
[-]

Автор: Антон Ходасевич, Владимир Дорохов

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.08.2021. Просмотров: 44

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta