Объединение Северной и Южной Кореи не вписывается в планы Вашингтона

Содержание
[-]

Игра корейцев против вашингтонского обкома должна быть более тонкой, стратегичной и независимой

Как известно, в конце апреля в маленьком пограничном поселке Пханмунчжом состоялась встреча двух глав корейских государств — президента Южной Кореи и высшего руководителя КНДР. Сама встреча конкретных результатов ожидаемо не принесла, однако лидерами было заявлено о скорых «настоящих» переговорах, которые, по их словам, должны были начаться уже в ближайшие недели.

Позже Дональд Трамп под надуманным и максимально деструктивным предлогом сорвал назначенную на июнь встречу, таким образом повторив дестабилизирующую роль Америки в объединении Кореи в четвертый раз. О том, почему США мешали формированию единого полуострова всякий раз, когда перспектива этого начинала появляться (в 1991, 2000 и 2007 году), и о том, почему и далее продолжат это делать (несмотря на отмену отмены встречи), расскажет нижеследующий материал.

Предыстория вопроса

Говоря о воссоединении Кореи, очень важно понимать, каким образом она «разъединилась». Ведь, как это ни иронично, разделение на две страны началось в 1945 году по всё той же американской инициативе. Тогда, по окончании Второй мировой войны, США обратились к СССР с идеей «оптимизировать» капитуляцию Японии и предложили взять на себя оккупацию японских сил на южной половине полуострова, а СССР — заняться высадкой десанта в северной, а также на острове Хоккайдо. Советский Союз согласился на размен, ввел войска на север, но в Японию попасть так и не сумел.

Причина более чем тривиальна — США тут же «забыли» про обещанный остров Хоккайдо, как только взяли под вооруженный контроль южную часть Кореи. В результате граница между войсками на полуострове прошла по знаменитой 38 параллели, поделив единую Корею напополам. Разумеется, Вашингтон дал гарантии того, что южная часть Кореи под их контролем — это временное явление и что они стоят на позиции единства полуострова, как, впрочем, и Сирии сейчас. Поэтому предлагают провести всеобщие выборы под контролем обоих государств. Дело нужно было решать, и СССР согласился на всеобщее голосование, но с условием, что сразу после этого войска обоих стран будут выведены, а корейцы с новым правительством будут сами строить свою мирную жизнь.

Как рассказывает нам история, далее США привычным образом своих слов не сдержали. Незадолго до всеобщих выборов на подконтрольной им южной части территорий был проведен собственный внутренний электоральный цикл, на который, вопреки договоренностям, не только не допускались коммунисты, но и победил кандидат, которого привезли туда из США. Естественно, Советский Союз был вынужден провести свое «голосование» и привел к власти трудовую партию КНДР во главе со своим ставленником — Ким Ир Сеном.

После создания двух государств США и СССР приступили к постепенному выводу войск с их территории. Но поскольку каждое из новообразованных правительств предъявляло претензии на весь Корейский полуостров, а также заявляло о себе как о единственной законной власти, южнокорейский режим посчитал, что США уходить не нужно. Испугавшись своего положения, они спровоцировали военное обострение конфликта в надежде на то, что в этом случае американцы вмешаются и это позволит им сохранить свои позиции.

Власти Северной Кореи, в свою очередь, тоже воспользовался ситуацией и, вопреки позиции Сталина и Мао Цзэдуна, решили ответить на одну из многочисленных провокаций полномасштабной войной, начав военное объединение полуострова силой. Вскоре всем стало ясно, что Север побеждает, и США, испугавшись потери собственного влияния, в очередной раз наплевали на обещания и, объединив ударный кулак, напали на КНДР.

В короткие сроки против Северной Кореи была сформирована военная коалиция из американских, британских, канадских, австралийских, новозеландских и прочих сил, после чего на юг прибыл мощный десант. Коалиция ООН во главе с США перешла в наступление, и у СССР с КНР не оставалось иного выбора, кроме как оказать КНДР содействие и защиту. Война шла до 1953 года, после чего боевые действия закончились перемирием, однако своим началом, ходом и финалом этот конфликт еще раз показал, что с 1945 года и по настоящее время, единственной преградой для объединения двух Корей, были, есть и остаются Соединенные Штаты Америки.

Почему Корея так и не объединилась с тех пор?

Это закономерный вопрос, ведь если до 1991 года невозможность объединения еще можно было объяснить интересами двух противоборствующих сверхдержав, то что мешало этому процессу после распада Советского Союза? Ответ — США.

Только разделенная Корея и «враг» в лице КНДР дает Вашингтону возможность «обоснованно» держать в регионе довольно большие вооруженные силы и политически участвовать в управлении регионом. При этом сохранять свое военное присутствие можно не только в Японии, но и в первую очередь — на южнокорейской земле. Важность этой дислокации заключается в том, что именно с юга Корейского полуострова можно с наибольшей эффективностью контролировать побережье Китая, юг соседнего индокитайского полуострова, а также ключевой торговый маршрут Азии — Малаккский пролив.

Для понимания его важности достаточно описать его так — «узкое горлышко экспорта и импорта Китая». Малаккский пролив — это не только 25−30% всего морского товарооборота мира, но и порядка 900 крупнотоннажных грузовых и пассажирских судов в день, от 14 до 15 миллионов баррелей сырой нефти в сутки, что составляет почти треть от всего мирового нефтяного трафика. Только вылетающие из Южной Кореи американские военные самолеты и прибывающие в район корабли могут попасть в этот «Клондайк» быстрее всего, провести в небе максимальное количество времени и при этом иметь базы обеспечения в непосредственной близости.

Таким образом, США необходимо иметь постоянное оправдание для увеличения масштаба своего присутствия у китайских границ и данного торгового маршрута. Тем более, что он дает возможность не только влиять на внешнюю торговлю Пекина, но и в случае необходимости кардинально осложнить импорт жизненно важных для него энергетических и сырьевых ресурсов.

Более того, существенное количество нефти, проходящее в Китай через этот пролив, благодаря США поступает к нему не напрямую. Сначала танкеры заходят на переработку в терминалы Сингапура и Малайзии и лишь затем продолжают свое дальнейшее движение в КНР в виде более дорогих очищенных нефтепродуктов. И эти «нефтяные правила» финансового закулисья тоже охраняются региональной «армией» США.

Пытался ли Китай изменить положение вещей? И да и нет. С одной стороны, до недавних пор ему просто не хватало веса и возможностей, а с другой, большая часть сил уходила на недопущение объединения Кореи под эгидой марионеточного южнокорейского режима. Ведь как мы все понимаем из своего собственного опыта, в этом случае военные базы США немедленно появились бы непосредственно у китайских границ. Иными словами, до поры до времени сложившееся положение дел терпели. А именно до 1997 года.

До него Вашингтону удавалось под различными предлогами тормозить объединение двух Корей, всякий раз поджигая ситуацию и не вмешиваясь в процесс напрямую. Однако в 1997 году Гонконг вернулся в состав Китая, причем на чрезвычайно привлекательных для себя условиях — «одна страна, две системы». Этот опыт резко возродил надежды Севера и Юга на объединение и на этот раз привел к конкретным дипломатическим шагам.

США не на шутку испугались и начали вмешиваться в процесс по полной программе. В итоге с 1997 по 2018 год любые официальные переговоры Севера и Юга намеренно срывались. Фактически достаточно посмотреть на даты мирных инициатив, чтобы увидеть: как только полуостров начинал очередное сближение, тут же следовало обострение ситуации, из которого неизменно торчали «уши» США.

Например, по договору о разделении граница проходила по 38 параллели не только по суше, но и по территориальной акватории обеих стран. Однако в ходе войны США, господствующие на море, захватили все острова севернее линии разграничения и разместили там военные контингенты южан. В итоге, когда сегодня Южная Корея и США проводят совместные «учения», они по факту специально провоцируют КНДР маневрами севернее той линии, дальше которой заходить были не должны. Когда стреляют с острова по морским целям, ракеты летят над северокорейской территорией, когда перемещают флот, он идет непосредственно вдоль ее берегов, а когда высаживают десант, северокорейцы вынуждены поднимать по тревоге всю армию, ведь достаточно ему уйти немного в сторону, и это уже будет полноценное вторжение.

Что дальше?              

Вопрос Северной Кореи — это вопрос соперничества Китая и США, и, разумеется, КНР не нравится сложившаяся ситуация. Пекин осознает, что США устроит не только нынешнее положение дел, под предлогом которого Китай продолжат окружать в Индо-Тихоокеанской акватории, но и единая Корея после той или иной ликвидации КНДР при марионеточном южнокорейском режиме. Поэтому в разгар нынешнего кризиса Пекин официально озвучил свой итоговый подход к вопросу: «если КНДР атакует США, Китай не вмешается, если США атакуют КНДР, Китай немедленно введет войска».

По этой причине ситуация месяцами накалялась с американской стороны, но не сдвинулась дальше военно-политической риторики. Сохранить лицо удалось с помощью инициации бутафорских переговоров, а затем игрой в то, что мирную инициативу Америки сорвал «жуткий» Ким. В итоге сейчас всё вернулось к тому, с чего начинали, за исключением возросших возможностей Китая и КНДР.

Далее, Америка продолжит наращивать свое присутствие в Индо-Тихоокеанском регионе, Китай — строить насыпные военные базы и острова, пробивая себе путь из почти тотальной американской блокады, а очаг войны между двумя Кореями продолжит тлеть, вспыхивая при каждом обострении американо-китайского противостояния. Объединить полуостров под эгидой КНДР не даст США, под эгидой Южной Кореи — КНР, втянуть Россию в этот конфликт у Пекина тоже не получится, и ни арбитром, ни медиатором, на радость Китая, Россия при Путине не станет.

КНДР продолжит создание и отладку многоступенчатой ракеты большой дальности. Будет и далее развивать компетенции и технологии систем управления, которых на переданных ей в свое время СССР одноступенчатых ракетах просто не было. А Южная Корея, несмотря на влияние США, продолжит тайно держать в уме идею об объединении, терпеливо ожидая, когда у КНДР появится надежный ядерный щит, а значит, и шанс для обеих стран объединить развитую экономику Юга и военные возможности Севера без американского диктата.

Раньше КНДР была головной болью СССР, теперь — Китая. Раньше США пытались подобраться через нее к России, теперь — к КНР. Роли поменялись, но концепция осталась прежней. Удерживать Корейский полуостров в разделенном состоянии — жизненно важная для США задача. Поэтому конфронтация между Китаем близ своего побережья и присутствием США продолжит нарастать, давление на Россию, соответственно, падать, а ракетно-ядерная программа КНДР продолжит свое развитие после нынешней «мажорной» паузы.

 


Об авторе
[-]

Автор: Руслан Хубиев

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.06.2018. Просмотров: 122

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta