Общественная экспертиза Украины. Итоги 2021 года и самое главное в 2022 году - прогноз экспертов

Содержание
[-]

***

Что в списке побед и потерь Украины в 2021 году следует считать главным?

2021 год снова, как и предыдущие, был непростым. И мир, и Украина столкнулись с новыми испытаниями, а особенности нашей ментальности и ситуации усугубили общемировые тенденции.

Украинцы, как и весь цивилизованный мир, прививались от коронавируса, но делали это по-своему — набегами, сначала вяло, позднее — с выламыванием дверей пунктов вакцинации и многочасовыми очередями на морозе.

Инфляция и отток инвестиций коснулись практически всех, но именно наша страна умудрилась даже в этой ситуации поссориться со своим главным торговым партнером, Китаем, по поводу "Мотор-Сичи". Впрочем, украинская власть здесь прямо-таки задавала новый тренд, разорвав или испортив отношения со многими странами. Своеобразным девизом этой тенденции можно считать слова министра Кулебы о том, что Украина больше не верит Западу.

А еще были санкции, глубокомысленные умозаключения от секретаря Данилова, война президента с Конституционным судом и много чего другого. Было и что-то позитивное. Например, украинцев снова стали пускать в Европу, а наши спортсмены подарили несколько радостных моментов. Так что же в списке побед и потерь Украины в 2021 году следует считать главным?

Назовите три главных достижения и три провала нашей страны в 2021 году

Александр Мороз, экс-спикер парламента:

— Достижений назвать не могу, поскольку не замечаю их. А главные провалы — это закон о продаже земли, это в целом неконституционная админреформа и реализация ее, вопреки Конституции. И третье — сохранение коррупции, причем в таком расцвеченном состоянии — она процветает очень сильно. О таких деталях, как история с "вагнеровцами" и ей подобных, я говорить и вовсе не хочу. Потому что это составляющие, не более того.

Анатолий Ермоленко, доктор философских наук, директор Института философии им. Г. Сковороды НАН Украины:

— Я, наверное, начну с провалов. Это, в первую очередь, институциональный кризис, который особенно углублялся в 2021 году. К этому можно прибавить аномию, то есть ситуацию, когда нормы и ценности фактически не работают и теряют свою легитимность. И углубление процессов деконсолидации. Более того, я считаю, что это — результаты действий нашей власти. Все более углублялись противоречия в обществе. В частности, власть уделяла мало внимания общению с оппозицией. Это первое. А второе — это провалы в "нормандском формате", фактически ни к чему не привели те усилия, которые должны были быть направлены на деэскалацию войны, которая еще до сих пор продолжается в нашей стране. И третий провал — это неэффективная борьба с Covid-19. 

Что касается достижений. Сказал бы, что, слава богу, мы отпраздновали 30-летний юбилей нашей страны — и, в целом, можно говорить, что огромное достижение уже в том, что наша страна существует 30 лет. И за это время имелось много других достижений. Второе — развивается наша наука. Я возглавляю Институт философии Академии наук, и в этом году мы отметили 75-летний юбилей нашего института. Я бы сказал, что это огромное достижение, потому что сейчас философия в Украине развивается, отошла от марксизма-ленинизма, с российской спецификой. То есть это огромное достижение — работа Академии наук и развитие науки в Украине. Что касается внешнеполитической направленности нашего развития, достижение, как я считаю, — это углубление партнерства с США. В частности, и военное сотрудничество. Ну, и, несмотря на провалы на Covid-фронте, поскольку мы не в красной зоне уже, то наши медики и в целом вся система нашего здравоохранения работают так, что в конце концов мы способны бороться с вызовами пандемии — это достижение.

Николай Азаров, экс-премьер-министр Украины: 

— Особых достижений я не вижу. А вот в части провалов… их, скажем, больше. Это и отсутствие достижений в жилищно-коммунальной отрасли и энергетике. И абсолютная неподготовленность к зимнему периоду. И кризис в социально-экономической сфере.

Илья Кононов, доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой философии и социологии ЛНУ им. Шевченко: 

— Как социолог, я буду в основном говорить о тенденциях, а не о событиях. События для меня — симптомы тенденций. Вначале представлю основные тенденции за год безоценочно. Первая тенденция — это укрепление группы Зеленского в политическом пространстве Украины, концентрация нею власти. Сама эта группа является клиентелой коллективного Запада, в первую очередь США. В связи с этим в этом году наблюдалось усиление влияния на политическую жизнь страны разнообразных западных структур: правительств и посольств, фондов, групп диаспоры. Симптоматичными здесь стали санкции против В. Медведчука и закрытие связанных с ним телеканалов. Осенью последовал "антиолигархический" закон, борьба с Р. Ахметовым, а в декабре — объявление подозрения П. Порошенко в госизмене. Этими действиями группа Зеленского избавлялась от конкурирующих клиентельных групп. В случае с В. Медведчуком нынешняя власть ухудшила свои шансы на возможных переговорах с РФ. 

Вторая важнейшая тенденция — развитие в нашей стране нерегулируемых капиталистических отношений с господством крупного капитала. Тут следует назвать начало функционирования рынка земель сельскохозяйственного назначения, дерегуляцию трудовых отношений, постоянные попытки избавиться от остатков госсобственности. 

Третья тенденция — подчинение культурной политики задаче превращения Украины в "антиРоссию", дискриминация русского языка и русской культуры в Украине.

Что вы считаете тремя главными "достижениями" Украины в 2021 году? 

Главным достижением страны я бы назвал демонстрацию украинской экономикой определенной способности к адаптации к пандемическим условиям. Власть уже отметила как достижение, что ВВП достиг значения в 195 млрд долл. Экономика росла. Пока об окончательных показателях этого роста говорить рано, но это в пределах 3,5–3%, что соответствует среднему показателю в Европе. В США — показатель на уровне 6%. Золотовалютные резервы Нацбанка достигли 30 598,44 млн долл. Эти успехи дали возможность увеличить номинальную зарплату бюджетников на 20%, пенсии — на 16%. 

Достижением страны был рекордный урожай зерновых — 110 млн т. Как житель Донбасса, я бы отнес к достижениям и дорожное строительство в рамках "Великого будівництва". В его рамках строятся не только дороги. Скажем, в городе Бахмуте Донецкой области строятся корпуса Донецкого высшего училища олимпийского резерва имени С. Бубки. Реконструируются школы в разных населенных пунктах. 

Отмечу одно событие из своей профессиональной сферы. Социологическая ассоциация Украины при поддержке Международной социологической ассоциации в октябре провела свой IV конгресс. Его тема "Трансформация социальных институтов в информационном обществе". Государство к этому не имело никакого отношения. Наверное, для государства работа социологов должна была бы быть важной. Но оно к ней не проявляет никакого интереса. И тут перейдем к провалам.

Что вы считаете тремя главными "провалами"? 

Украина за прошедший год ни на сантиметр не приблизилась к решению конфликта на Донбассе. Более того, украинские политики сделали много для того, чтобы оттолкнуть от нашей страны жителей этого региона. Тон здесь задавал Алексей Данилов, который само название "Донбасс" решил отнести к "вражескому нарративу". Минский процесс во многом из-за поведения нашей делегации приобрел деструктивный характер. 

Украина все больше теряла внешнеполитическую субъектность. Внешнеполитическую доктрину заменяли инструментальные лозунги. То Дмитрий Кулеба заявлял, что Украина — это последний бастион Запада, хотя западные страны не возлагали таких надежд на Украину, то вдруг все государственные органы впали в истерику по поводу предстоящего вторжения российских войск. Вообще политическую теорию у нас давно заменила политическая теология, где Запад отождествляется с воплощенным Добром, а РФ заменила собой дьявола. С осени у нас появилось нечто, что можно иронически назвать группой "свидетелей Путина". Как верящие в конец света все время называют новые даты, так и члены этой группы сообщают СМИ все новые возможные даты начала широкомасштабной агрессии против Украины. Во внутренней политике это определяет манипулятивные цели, отвлекая от серьезных проблем. Но во внешней политике все это вызывает усталость от украинского руководства. Тут меня можно уличить в противоречии: с одной стороны, нарастание внешней зависимости, а с другой — раздражение руководящей группой нашей страны. Поскольку этот вопрос интересует многих наших граждан, я остановлюсь на нем подробнее.

Внешнее управление не означает, что из-за рубежа контролируются все мелочи. Сошлюсь на социолога из Нидерландов Джозефа Сутерса. В своей книге "Социология и военные исследования", опираясь на исследования своего земляка Корнелиса Ламмерса, он представил "стили оккупации". Для нас весьма интересен следующий его вывод: "Американские интервенции в основном краткосрочны, часто называются "освободительными" и нацелены на защиту собственных интересов. Американцы склонны навязывать свою волю через местные и квазиместные элиты, без излишних переживаний о судьбах граждан". Украина, конечно, не оккупирована США. Но этот стиль сказывается во внешнем управлении. Местной элите предоставляются достаточно широкие права в отношениях со своими гражданами. Когда правящая группа элиты начинает раздражать, ей подыскивают замену. 

В Украине ухудшились условия для внутренней консолидации населения. Власть выступает продюсером чуждой большинству народа культурной программы. Наша страна естественной исторической эволюцией сформировалась как двуязычная. Для нее русская культура не является чужой. Я сам наблюдал в Ивано-Франковске, как школьники слушают русский рэп. Культурное единство страны могло быть обеспечено гармонией между украинской и русской составляющими. Вместо этого русская составляющая подвергается определенной дискриминации. В школах не изучают русский язык и русскую литературу. При этом на улицах и в семьях в Луганской и Донецкой, как и в ряде других областей, преимущественно говорят по-русски. Многие родители для преодоления этого диссонанса сами учат детей русскому языку дома. Такая культурная политика особенно негативно сказывается на перспективах реинтеграции Донбасса. Да, она ненормальна и с чисто правовой точки зрения. Современное государство — это гражданское объединение. Все граждане, благодаря налогам которых государство существует, имеют право на удовлетворение своих культурных потребностей. А у нас не менее 50% граждан считают русский язык своим первым рабочим языком.

Константин Бондаренко, политолог, директор Фонда "Украинская политика": 

— Достижения как-то очень сложно назвать. Вот отпраздновали 30-летие независимости. Это, наверное, главное достижение. Собрали рекордный урожай. Но тут заслуга не столько государства, сколько природы и аграриев. А что еще?.. Здесь я затрудняюсь, что еще можно было бы назвать... Серьезных прорывов даже не было. Разве что в спорте, где показывали достижения боксеры Усик и Ломаченко. А что касается провалов... Даже не провалов, а шагов, которые аукнутся нынешней власти, то, во-первых, это наступление на демократию, создание авторитарного режима, "ермаковщина". Второе — это переориентация с прагматичной Америки на циничную Британию во внешней политике. Это тоже будет иметь свои последствия для Украины в дальнейшем, поскольку Украина выглядит как "пушечное мясо" для решения каких-то конфликтов между Британией и Россией, и при обеспечении британских интересов в Евразии в целом. И третий момент — это то, что Украина настолько "достала" весь мир, что судьбу Украины начали решать вне Украины — без Украины, без ее участия, а это тоже чревато серьезными последствиями.

Руслан Бортник, политолог, глава Украинского института политики: 

— Начнем с достижений: "Дія", "Большая стройка", и в целом — в сохранении стабильности, управляемости ситуацией. Все же было стабильно. Хоть и плохо, но стабильно на протяжении года. 

Провалы: это глубочайший раскол между элитами, это СНБО, санкции и все остальное. И также тупик в мирных переговорах по Донбассу.

Константин Грищенко, экс-глава МИД Украины: 

— Главное в том, что удалось на протяжении года ограничить нарушение прекращения огня на линии соприкосновения. Да, они были, но все-таки не могли перерасти во что-то масштабное, что представляло бы угрозу дальнейшей эскалации. Для этого предпринимались серьезные усилия, в том числе и в рамках минской группы. Второе — я думаю, это активизация контактов с США. И хотя тут можно было бы сделать больше, но это все-таки можно считать достижением, поскольку сначала были сомнения относительно возможности использования существующих в Киеве каналов. Или тех, кто может этим заниматься для организации эффективного диалога. Ну и, я думаю, что, как минимум с точки зрения нынешней власти и не только, это проведение, а точнее возвращение, крымского вопроса к актуальной повестке дня, в частности через проведение мероприятий "Крымской платформы". 

А недостатки — они системные. Начнем с того, что все внимание было сосредоточено на американо-европейском направлении, и в результате у нас фактически ничего не было сделано для активизации торгово-экономических связей и политической поддержки практически всех других регионов мира. И азиатского, и Ближнего Востока, и Латинской Америки, и Африки. Это все то, что осталось вне зоны активных усилий украинского государства в целом. И дипломатического ведомства — в частности. Второе — это, как мне кажется, кадровая политика. Например, на протяжении этого года целый ряд важных посольств не получили своих руководителей. И на первом месте по значимости — все-таки отсутствие реального прогресса в переходе к решению политических вопросов, возобновлению мира на востоке Украины и возвращению неконтролируемой на сегодня территории под юрисдикцию нашего государства. Тут есть как объективные, так и субъективные аспекты. Но сказать, что кто-то может быть доволен тем, что имеем по результатам года, — неправильно… Наверное, нужно таких поискать.

Заключение Общественной экспертизы 

Мнение экспертов и предсказуемо, и показательно. Трудно спорить с очевидными вещами, как бы этого ни хотелось — провал в деле урегулирования на Донбассе, деконсолидация общества, попытка любыми средствами (внезаконные санкции, закрытие оппозиционных СМИ, "спецоперации", заканчивающиеся "вагнергейтами) остаться у власти, рептилоидное ползание перед Западом — все это реалии политического процесса в Украине в эпоху Зе. Дополним список собственным вариантом рейтинга позитивных и негативных событий уходящего года.

Из позитива:

1) более-менее стабильная ситуация с коммунальными тарифами для населения (хотя для бизнеса все иначе, а ситуация с энергоносителями вообще аховская); 

2) выступление наших паралимпийев и других спортсменов, которые, несмотря ни на что, дарят украинцам мгновения радости;

3) объявление подозрения главному претенденту на символ украинской преступности последних лет — Петру Порошенко. Даже если речь идет о простой борьбе за власть — это тот редкий случай, когда награда нашла своего героя.

Провалов больше, главные из них:

1) почти окончательная потеря Донбасса и способности хоть как-то позитивно влиять на решения, которые по поводу Украины принимаются не в Украине;

2) парализующая государство борьба президентской ветви власти с Конституционным судом (в лице А. Тупицкого) и парламентом (в лице Д. Разумкова);

3) разрушение правового поля государства в угоду собственным амбициям (правовой шабаш, устраиваемый с помощью СНБО) и зарубежным партнерам-патронам (примеры можно перечислять страницами).

Источник - https://uiamp.org.ua/obshchestvennaya-ekspertiza-itogi-2021-goda

***

Комментарий: Первый год Зеленского, а не Голобородько

Вместе с Новости Украины – From.UA итоги 2021 года и прогнозы на 2022 делает директор Украинского института политики Руслан Бортник.

- 2021 год был годом инерции и разочарования. Инерции в части социально-экономического развития, пандемии, проблем войны, коррупции. Все это, к сожалению, продолжалось, но и глубокого кризиса не случилось, какого-то обвала не случилось, и это счастье.  И разочарование, потому что это был первый полноценный год президента и его команды, и мы уже увидели настоящего Зеленского, а не Голобородько, и мы увидели, что это, к сожалению, ключевые проблемы не решит. Общество разочаровывалось, что показывала социология — рост антирейтингов и власти и всех политиков. Общество находилось в полудепрессивном состоянии.

Ключевых трендов было несколько. Первый тренд — на формирование единоначалия концентрации всех полномочий в руках президента и закручивание гаек для всех оппонентов — начали с Медведчука, закончили Порошенко. В этот год закрывались, к сожалению, телеканалы незаконно абсолютно. Было принято много решений СНБО, которые не дали ни эффекта и вышли далеко за рамки Конституции и законов Украины.

Второй тренд - это глубочайший раскол элит, действия президента и его команды спровоцировали консолидацию против них крупного бизнеса, тех же олигархов, и ключевых политических элит. Представить себе раньше то, что на одной стороне окажутся Медведчук, Порошенко и Ахметов, наверно, нельзя было даже в очень ярком сне. А так оно случилось. Они не союзники, но они оказались на одной стороне против президента и его команды. Кроме того, Аваков, Разумков, многочисленные конфликты внутри команды — все это элементы раскола команды и элит.

И третий тренд — это попытка максимально нормализировать, фискализировать жизнь украинцев. Новая налоговая база. Серьезные ограничения, связанные с ковидом, которых не было даже во время первой волны, которая была тяжелее. Все это попытка максимально регламентировать жизнь украинцев в финансовом, социальном плане. Да, были не большие не то что прорывы, но были и позитивные тренды. «Дия», «Большая стройка», развитие местного самоуправления — это можно отнести к позитивам этого года, которые хоть стратегически и не переломили ситуацию, но оставляют какие-то надежды.

История следующего года для Украины пишется в Вашингтоне, Брюсселе и Москве. Все будет зависеть от того, как сложатся отношения между РФ и Западом. Если будут выработаны новые правила стратегического баланса, следующий год будет годом восстановления и роста, стабилизации нашей страны. Если кризис межу Россией и западом не будет решен, этот год может стать годом крайнего обострения ситуации вокруг нашей страны и серьезных кризисов.

Источник - https://uiamp.org.ua/pervyy-god-zelenskogo-ne-goloborodko

***

Общественная экспертиза. Самое главное в 2022 году - прогноз экспертов

Наступил 2022 год. Вот прямо не начался, не пришел, а именно наступил.

Это наступление для обитателей постсоветского пространства обнаружилось уже 2 января – с началом массовых протестов, а затем и уличных боев в Казахстане. Затем последовали ввод миротворцев ОДКБ, антитеррористическая операция президента Токаева, гневные окрики из Вашингтона и десятки военных самолетов с десантниками и техникой из России. 9 января стартовали переговоры США – Россия – НАТО в Женеве, Брюсселе и Вене. Вопрос Украины во всех этих событиях находится если не на первом плане, то как минимум на втором. Можно со сдержанной гордостью утверждать, что наша страна продолжает находиться в самом центре мировых событий. Кроме того, на повестке дня остаются вопросы пандемии и резко подорожавших энергоносителей. Есть ли во всех этих тенденциях и событиях что-то позитивное для Украины? Чего вообще ждать от 2022 года?

Какие события, процессы, тенденции (позитивные и негативные), с вашей точки зрения, будут иметь наибольшее значение для Украины в 2022 году?

Давид Арахамия, глава фракции "Слуга народа" в Верховной Раде:

– Факторы и тенденции, которые в 2022 году больше всего будут влиять на жизнь Украины, я бы разделил на три уровня – глобальный, региональный и национальный. Если говорить о глобальном уровне, то наша жизнь в 2022 году сильно зависит от того, как быстро мир преодолеет коронавирус. Как быстро восстановятся все экономические, гуманитарные, логистические связи и когда человечество сможет снова жить той жизнью, к которой мы привыкли. В этом плане новость из Японии о том, что якобы изобретена вакцина от ковида, которую достаточно сделать один раз и получить пожизненный иммунитет к болезни, добавляет серьезного оптимизма.

На региональном уровне мы понимаем, для того чтобы в Украине продолжать строить дороги и мосты, привлекать инвесторов, создавать условия для развития людей, выстраивать цифровое государство, нам необходима безопасность. Наши Вооруженные силы достойно справляются с этой задачей, но мы понимаем, что с таким соседом, как у нас, мы никогда не сможем чувствовать себя в полной безопасности. Поэтому в этом плане важным фактором для нас будет поддержка наших партнеров, в частности Соединенных Штатов Америки.

На национальном уровне серьезным фактором будет цена на газ. Поскольку Украина закупает его по спотовой цене, это может серьезно повлиять на финансирование проектов по развитию. Государство сделало все, чтобы защитить от роста цены на газ бытовых потребителей, бюджетную сферу, производителей социально чувствительной продукции.

Алексей Арестович, советник главы Офиса президента:

– Я думаю, что важнейшее значение для Украины будут иметь результаты переговоров 10-13 января по линии РФ – США, РФ – НАТО. На втором месте назвал бы выборы президента Франции. И третье, это судьба "Северного потока – 2". Это если говорить в разрезе международных событий, способных повлиять на ситуацию в Украине.

С оглядкой на события в Казахстане, видится, что разговор о зонах безопасности Россией воспринимается всерьез. Это не пустой звук, они готовы действовать вооруженными силами. При этом РФ видит Украину частью несправедливо оторванного русского народа и утраченной российской государственности, "большой России", как они говорят. А Запад видит нас независимой страной, которая сама должна определяться. Поле для компромиссов, как видим, маленькое. Вопрос в том, пойдет ли Запад на размен хороших отношений с Россией в обмен на выполнение нами Минских соглашений. Я в это не верю. Но очень многие в РФ питают надежду, что это случится. И тогда это означает радикальное переформатирование и внутренней, и внешнеполитической повестки в Украине.

По поводу президента Франции: Эммануэль Макрон – это один из лидеров "нормандского формата". И если во Франции побеждает не он, а, например, консерваторы из Народного фронта, это может привести континентальную европейскую политику со знаком "минус" для нас, что является очень существенным фактором. Настолько, что может вызвать переформатирование вообще всей геополитики вокруг Украины, если такое случится.

Наконец, "Северный поток – 2" – это тоже принципиальный вопрос для внутриполитической повестки, потому что для нас это проблема транзита газа. А значит, и безопасности, и поступлений в бюджет. Во-вторых, это – инструмент по определению того, какое место Украина занимает в реальных планах Запада, в частности Евросоюза, по установлению связей в треугольнике Россия –Украина – Запад.

Руслан Бортник, политолог, глава Украинского института политики:

– Первое – переговоры между Россией и США. Второе – глобальная инфляция. Третье – это ситуация с глобальной пандемией. Три этих процесса будут иметь серьезное влияние на Украину. Переговоры между США и Россией будут определяющими для безопасности в Украине. Из фактора безопасности проистекает ситуация с экономикой, политический режим, политическая стабильность.

Глобальная инфляция началась после того, как и Европейский союз, и США, и Китай выпустили много так называемых парашютных денег. Напечатали банально денег для смягчения последствий пандемии – и это уже приводит к тому, что быстро растут цены на товары и услуги и в мире, и в Украине. Это приводит к существенным экономическим диспропорциям и к тому, что резервные системы и национальные банки уже начали повышать ставки рефинансирования, пытаясь сократить денежную массу в обороте, что будет влиять непосредственно на инвестиционные возможности в Украине.

И ситуация с пандемией: если ковид начнет переходить в более мягкие, не летальные, не госпитальные формы, то следует ожидать более быстрого восстановления мировой экономики. И Украина может быть одним из бенефициариев этого восстановления, с учетом того, что мы экспортная страна. Если же нас будут ожидать новые полноценные волны пандемии, с высоким количеством госпитализаций и остального, то этот фактор окажет негативное влияние на экономику, особенно безработицу, продолжит негативное влияние на социально-политическую стабильность из-за необходимости введения жестких антиэпидемических ограничений, от которых общество уже устало.

Владимир Паниотто, социолог, глава Киевского международного института социологии:

– Первое событие, которое произойдет – или не произойдет, – это нападение России. Это в корне может изменить ситуацию в Украине. Буквально так: "не нападает" – и будет одна ситуация, а "нападет" – другая. Второе – это возникновение новых вариантов вируса и степень их заразности. Сейчас фактически идет уже третья волна. И как раз началась стабилизация. Это второе важное событие, от которого много чего будет зависеть. Наконец, третье по важности (сопоставимо с первыми двумя) событие – уровень протестного потенциала. Вроде бы, он не предвещает никаких политических изменений. Мы получили данные по уровню протестов, но, правда, еще не до конца проанализировали, поэтому и не могу сейчас точно сказать, выше или ниже процент и какая тенденция. Но у меня такое впечатление, что у нас население очень адаптировано ко всяким феноменальным обвинениям и т. д., и оно как бы не очень на это реагирует. Поэтому никакого майдана или чего-то схожего не предвидится. Также я бы отметил важность сотрудничества с МВФ и Всемирным банком и экономическую ситуацию.

Евгений Мураев, политик, медиамагнат:

– Вопрос субъектности Украины в процессах, которые сейчас устанавливаются на наших глазах. Они однозначно приведут либо к эскалации на востоке, либо, наоборот, – к демилитаризации этого региона. Это раз. А второе – у нас энергетический кризис, и он лежит в плоскости снятия блокады Донбасса для того, чтобы получить доступ к своим месторождениям угля, и прямого договора с "Газпромом" в плане поставок газа не по биржевым ценам, которые нам предлагают, а по ценам длинных контрактов. Без этого наша промышленность попросту будет неконкурентоспособна. Ну и политический кризис. Просто если энергетический кризис мы не преодолеем, таким образом у нас начнется экономический кризис, ведь большинство промышленности будет остановлено. А доходы бюджета будут недополучены. Соответственно, придется делать секвестр бюджета, и обо всех начинаниях, и даже просто о финансировании бюджета государства, говорить уже не получится. Кредитным ресурсом мы это не перекроем, и облигациями внутреннего государственного займа – тоже не выход. Поэтому остро встанет вопрос энергетики. И вопрос внутриполитический. Если у президента не изменится повестка, то вполне возможно на этом фоне будут глобальные потрясения политического характера. Поэтому вызовов много. И все будет зависеть от действий власти.

 Павел Розенко, экс-глава Минсоцполитики:

– Во-первых, Украина, ее экономика, благополучие будут реагировать на действия украинской власти и на происходящие общемировые процессы. И, наверное, что касается Украины, на ее жизнь безусловно повлияет запуск "Северного потока – 2". Потому что, с одной стороны, украинская власть проспала процесс его строительства, и теперь мы не имеем никаких гарантий ни по продолжению транзита, ни прямых договоров о поставках газа, и поэтому мы будем зависимы от решений, которые будут приниматься не нами, не в нашей стране.

И второе. Безусловно, будут продолжаться процессы проведения новой системы коллективной безопасности в мире, и в Европе в частности. Я о том, что в начале этого и в конце прошлого года прошли переговоры между Соединенными Штатами Америки и Россией, между Путиным и Байденом. И очень досадно, что этот процесс фактически происходит за спиной Украины. Можно, как сделал Владимир Зеленский, написать много твитов в Twitter и Facebook о судьбе Украины, о том, что "без Украины никто не будет говорить", но по факту как раз видим совсем другой процесс. О судьбе Украины будут говорить как раз без участия Украины! Судя по всему, просто поставят наше государство и власть перед фактом принятых каких-либо решений. 

Если первый вопрос, "Северный поток – 2", несет угрозу социального обострения в стране, то второй может вызвать довольно серьезное политическое обострение в стране, когда украинская власть будет вынуждена принимать те правила игры, которые будут писаться без участия Украины, в том числе что касается урегулирования вопроса Донбасса и войны на востоке страны. Поэтому риски довольно высокие. И в этом вопросе мы видим абсолютно пассивную позицию украинской власти, отсутствие какой-либо позиции, отсутствие какой-либо своей логики

А на третьем месте внутриполитическая ситуация в стране, которая характеризуется, с одной стороны, неспособностью власти решать острые экономические и, самое главное, социальные проблемы в стране. И, по сути, начинаем подготовку к новому избирательному периоду: и выборов в Верховную Раду, которые должны состояться в 2023-м, и выборов президента в 2024 году.

Заключение Общественной экспертизы

По общему мнению экспертов, судьба Украины в 2022 году (да, пожалуй, и в следующие) в значительной степени определяется прямо сейчас на переговорах США и России. Если американцы примут ультиматум В. Путина, то Украине придется отказаться от стратегического движения в НАТО (а, возможно, и в ЕС) и снова переписать собственную Конституцию. Россия резко укрепит свое влияние на постсоветском пространстве вообще и в Украине в частности. Если же США и НАТО предложения Москвы отвергнут, ситуация может оказаться еще более драматичной – вплоть до военного противостояния в Европе и раскола мира на два враждующих лагеря.

Все эксперты отметили резкое подорожание энергоносителей и проблему запуска "Северного потока – 2", которые могут просто убить и так анемичную экономику Украины. Среди лидеров судьбоносных тенденций остается и пандемия коронавируса, способная существенно ограничить темпы восстановления мировой экономики и обострить негативные настроения в обществе. Позитивные ожидания экспертов скудны: продолжение "Большого строительства", помощь от США, укрепление армии – вот, пожалуй, и все.

В конце приведем собственный список топ-тенденций. 2022 год будет определять консенсус украинского олигархата по поводу В. Зеленского и украинской власти в целом, причем фактор России будет играть в этом процессе тем большую роль, чем больших успехов РФ добьется на переговорах с Западом и (во время зимней Олимпиады) с Китаем. На второе место следует поставить рост протестных настроений в украинском обществе и их использование тем же олигархатом. На третьем месте – экономические угрозы, связанные с тотальным бегством рабочей силы за рубеж и подорожанием энергоносителей.

Источник - https://uiamp.org.ua/obshchestvennaya-ekspertiza-samoe-glavnoe-v-2022-godu-prognoz-ekspertov


Об авторе
[-]

Автор: УИАМП

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.01.2022. Просмотров: 57

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta