Оборонная промышленность Украины: печальные тренды

Содержание
[-]

О проблемах развития оборонно-промышленного комплекса страны

Халатное отношение к проблемам оборонно-промышленного комплекса привели к потере Украиной значительной части военно-промышленного потенциала, утрате технологий, серьезному отставанию в научно-технических разработках, деградации науки. Особо негативное влияние на процессы ОПК оказывают коррупция и разворовывание государственных средств и имущества, отмечает ZN.ua.

К моменту обретения Украиной независимости на территории страны функционировало 3594 предприятия, производящих продукцию военного назначения и двойного использования, с общей численностью персонала около 3 миллионов человек. В выпуске непосредственно военной продукции было задействовано почти 700 предприятий, включая 205 производственных объединений и 139 научно-производственных объединений, с общей численностью персонала 1,45 миллиона человек. На сегодня в Украине осталось всего 147 предприятий государственной формы собственности и функционируют еще около 250 частных субъектов хозяйствования, созданных за последние два десятка лет. Общая численность персонала не более 100 тысяч человек.

В 1990 году только на заводе им. Малышева, мощности которого позволяли производить 900 танков в год, вместе с его филиалами трудилось 100 тысяч человек. Выполняя пакистанский танковый контракт в 1996–1999 годах, завод им. Малышева довел темп производства до 110 изделий в год, что по сути является самым большим достижением предприятия за годы независимости Украины.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

С 2015 года предприятие «Антонов» прекратило выпуск самолетов, и это при том, что авиастроительные предприятия Украины выпустили тысячи самолетов, которые и сегодня эксплуатируются в десятках стран мира. Ну а украинские правительственные чиновники, не выделив ни копейки для поддержки авиастроения, трубят о большом достижении — поставке одного самолета Ан-178 для перуанской полиции! Разве для кого-то секрет, что все программы и стратегии поддержки авиастроения оказались пустыми бумажками?

Практически все предприятия, которые в последующем были отнесены к предприятиям, научно-исследовательским организациям и конструкторским бюро оборонно-промышленного комплекса (ОПК) Украины, в бывшем СССР имели центральное подчинение и были задействованы в кооперационных цепях по разработке и производству продукции военного назначения и двойного использования с другими предприятиями и учреждениями, расположенными в основном на территории РФ.

В 1991 году Украине досталась часть предприятий авиационной промышленности, отдельные элементы производства специальной химии, производственные мощности ракетно-космической отрасли, бронетанковое производство, судостроение, производство и разработка авиадвигателей, турбин, элементной базы. Все предприятия украинского ОПК имели государственную форму собственности. Кроме того, в управление созданного в 1991 году Минобороны Украины были переданы воинские части-предприятия, обеспечивающие проведение ремонта вооружений и военной техники, большинство из которых впоследствии были включены в состав государственного концерна «Укроборонпром».

Научно-исследовательские учреждения, находившиеся на территории Украины, в том числе институты Национальной академии наук, участвовали в проведении более 4500 фундаментальных и научно-прикладных исследований, а также ключевых разработок, относящихся к сфере обороны и безопасности.

Не секрет, что сеть вычислительных центров в интересах народного хозяйства и обороны в то время, например, создавалась с активным участием украинских кибернетиков. Автоматизированные системы управления (АСУ) в вооруженных силах бывшего СССР разрабатывались и внедрялись также украинскими учеными.

Многие передовые разработки в сфере ракетных технологий осуществлялись в конструкторских бюро и на предприятиях на территории Украины. Напомню, составляющие половину ядерного потенциала РФ 75 боевых ракетных комплексов оснащены разработанной в КБ «Южное» ракетой «Сатана», которую наши северные соседи называют российской. На военно-транспортном авиастроении специализировалось предприятие «Антонов» и еще более 25 украинских авиастроительных предприятий.

Примерно 65% предприятий и научно-исследовательских учреждений Украины в 1991–1995 годах потеряли возможности участвовать в выполнении оборонных заказов со стороны РФ, которая усиленными темпами начала переориентацию своего военно-промышленного комплекса (ВПК) на обеспечение собственных вооруженных сил, частично сохранив (практически до 2015 года) военно-техническое сотрудничество в рамках российско-украинского межправительственного соглашения о производственной и научно-технической кооперации с украинскими оборонными предприятиями.

В тот период РФ не стремилась развивать у себя дублирующее производство вооружения и военной техники (ВВТ), которые в среднесрочной перспективе предполагалось вообще снять с вооружения. Оценив финансовые и экономические затраты, РФ приняла решение о переходе на новые образцы вооружений и полном отказе от поставок комплектующих из Украины, выстраивая замкнутые циклы производства и задействуя в кооперации исключительно российские предприятия.

Объемы взаимных кооперационных поставок между Украиной и РФ к 2010 году составляли почти 2 млрд долл. ежегодно, и это при том, что с 2000-го по 2008 год произошло сокращение объемов торговли ВВТ с Россией в два раза. В истории независимой Украины предпринимались неоднократные попытки создания эффективной системы управления оборонно-промышленным комплексом. В 1992 году на смену Гособоронпроммашу Украины создается Министерство машиностроения, военно-промышленного комплекса и конверсии. Это министерство просуществовало до 1997 года и не запомнилось почти ничем, кроме как изданным экзотическим перечнем образцов сложной бытовой техники, куда вошли газонокосилки, мопеды и спортивные тренажеры. Естественно, задачу конверсии оборонной промышленности этот орган исполнительной власти реализовал на все 100%.

К концу 1997 года четко идентифицировать себя как предприятия ВПК смогли лишь 250 субъектов хозяйствования, из которых менее 25 предприятий были задействованы в выполнении украинского оборонного заказа. Остальные искали заказы вне границ Украины, ориентируясь в основном на иностранные заказы и остатки кооперации оборонных предприятий с РФ. Парадоксальность ситуации заключалась в том, что украинские военные чиновники, заполучив после распада СССР громадный арсенал вооружений на своей территории, даже и не помышляли о каких-либо программах перевооружения, создании новых образцов вооружений, не говоря уже о проведении научно-исследовательских работ. Именно поэтому буйным цветом расцвел кастрюльный подход к конверсии оборонной промышленности, фактически убивший большую часть высокотехнологических предприятий Украины.

С 1993 года в Украине началось формирование собственной системы экспортного контроля для обеспечения безопасности военно-технического сотрудничества и стимулирования экспорта ВВТ на международные рынки вооружений. В эти годы ориентация украинских предприятий на экспортные поставки ВВТ стала единственной возможностью для их выживания и сохранения производственного, научного, конструкторского и технического потенциала при наличии общей тенденции ухудшения финансово-экономического состояния отрасли в целом. Реализация внешнеэкономических контрактов позволяла предприятиям не только обеспечивать собственные потребности, но и использовать эти разработки для выполнения оборонного заказа в интересах Вооруженных сил Украины.

Главный противник украинской армии находился отнюдь не вне пределов Украины. Этим противником стал Минфин, который не только настаивал на урезании расходов на перевооружение ВСУ новыми образцами оружия, но и требовал от Минобороны зарабатывать самому средства от продажи излишних вооружений. Для этих целей даже был создан так называемый специальный фонд. Благодаря кропотливой работе спецслужб и спецэкспортеров Украина смогла заполучить в 1997 году пакистанский танковый контракт, позволивший претендовать нашей стране на вхождение в пятерку крупнейших экспортеров оружия.

К сожалению, на этот же период приходится пик утечки мозгов, критических технологий, технической документации новейших украинских разработок. В 2011 году экспорт ВВТ из Украины, без учета российско-украинских кооперационных поставок, впервые превысил 1 млрд долл., а потенциальный портфель заказов составлял в то время около 5 млрд. долл. В этот период Украина осуществляла поставки товаров и услуг военного назначения в 62 страны мира. Среди основных потребителей страны Азии составили 45%, страны Африки — 30%. В структуре поставок львиную долю занимали поставки авиатехники (43,1%), техники сухопутных войск (36,4%), средств ПВО (10%), включая услуги по ремонту и модернизации.

Следует отметить, что в 2008 году правительство Украины, учитывая рост негативных тенденций и стагнацию украинского ОПК, утвердило государственную целевую программу реформирования и развития оборонно-промышленного комплекса до 2013 года. Эта программа и по сей день составляет государственную тайну, хотя не реализована и не финансировалась. Многие предусмотренные в ней мероприятия по освоению производства новых конкурентоспособных видов вооружения и военной техники, разработке и внедрению новых технологий по изготовлению вооружения и военной техники, проведению реконструкции и технического перевооружения действующих в то время производств, а также созданию новых производственных мощностей до сих пор носят актуальный характер.

Понятно, что полномасштабная реализация указанной программы могла создать заделы для перевода украинской армии в среднесрочной перспективе на новые поколения вооружений, создания прорывных критических технологий и новых материалов, а также высокоточных систем оружия. Могла... Напомню, что именно в этот период происходила реализация Государственной программы развития Вооруженных сил Украины на 2006–2011 годы, где были намечены достаточно амбициозные планы по перевооружению армии. Фактически две эти программы были свернуты в 2010 году. Появление упомянутой программы реформы ОПК связывают с созданием в 2008 году внутри функционировавшего с 1997-го по 2011 год Министерства промышленной политики Агентства по вопросам оборонно-промышленного комплекса, которое так и не приступило к выполнению основной функции — управлению ОПК.

В 2012 году доля иностранных заказчиков в научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах по созданию новых видов вооружений, ведущихся предприятиями украинского ОПК, превысила 60%. При этом в оборонном заказе значительно сократилось количество научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в интересах Вооруженных сил Украины до 8–10%. Все остальные работы осуществлялись предприятиями инициативно за счет собственных оборотных средств без гарантии включения их в оборонный заказ ни в краткосрочной, ни в долгосрочной перспективе. С момента создания государственного концерна «Укроборонпром», наделенного функциями суррогатного органа исполнительной власти, Украина начала стремительно терять позиции на международных рынках вооружений.

У многих на слуху был грандиозный провал внешнеэкономического контракта с Ираком на перевооружение иракской армии, финансируемого правительством США. Сам контракт был подписан ГП «Прогресс» в 2009 году еще до создания «Укроборонпрома». К сожалению, Украина не только не выполнила свои обязательства, но и потеряла возможность поставок на сумму более 2,5 млрд долл. Уголовное производство по этому факту ведется до сих пор и обрастает новыми эпизодами из жизни украинских оружейных баронов того времени, но, как это ни печально, за 11 прошедших лет за провал иракского контракта не осужден ни один причастный к этому делу. Однако не только коррупция и воровство в ОПК привели к серьезным провалам во внешнеэкономической деятельности предприятий оборонно-промышленного комплекса.

В структуре предприятий государственного сектора ОПК доминируют субъекты хозяйствования, «заточенные» на производство слегка модернизированных вооружений и военной техники по советским технологиям. При этом мощности предприятий позволяют выпускать лишь единичные образцы и малые серии ВВТ. Изношенность оборудования и станочного парка на большинстве производств на сегодня составляет более 70%. Мало того, свыше 85% предприятий финансово нестабильны. Более 45% предприятий балансируют на грани банкротства. Кадровый голод в оборонно-промышленном комплексе стал обычным явлением. Понятно, что никакой системы подготовки высококвалифицированного персонала для важных и перспективных отраслей, таких как оборонные информационные технологии, системы кибервооружений, роботизированные комплексы, интеллектуальные системы управления и т.п., в нашей стране не было и в ближайшем будущем не предвидится.

В отличие от нашего северного соседа, Украина так и не начала реализацию масштабной программы импортозамещения. Как не начала развивать новые кооперационные связи с иностранными производителями продукции военного и двойного назначения. Даже значительные потери экспортных поставок в РФ не заставили украинских правительственных чиновников предпринять хоть какие-то усилия по развитию военно-технического сотрудничества с другими странами. Несмотря на мантры о развитии сотрудничества со странами НАТО, до настоящего времени мы не видим ни одного стоящего проекта в этой сфере. Да и серьезные инвесторы из этих стран, столкнувшись с тотальной коррупцией в чиновничьей среде, не спешат вкладывать средства в украинский ОПК.

В чем преуспела Украина, имея возможность в достаточно сжатые сроки наладить собственное производство, так это в поиске поношенных катеров и вертолетов. Оплачивая все это из карманов украинских налогоплательщиков, правительственные чиновники даже не задумываются о своей основной задаче — создании для нас с вами рабочих мест. О таких элементарных вещах, ставших общемировой практикой в военно-техническом сотрудничестве, как офсет, никто даже не помышляет. В июне 2020 года Минэкономики как орган исполнительной власти, формирующий и реализующий на сегодня военно-промышленную политику, впервые в истории независимой Украины завершило проведение Обзора оборонно-промышленного комплекса. Именно этот документ должен лечь в основу разработки Стратегии реформы и развития ОПК.

Следует отметить, что в ОПК Украины появилось множество частных предприятий, которые по ряду показателей достаточно эффективны в производстве и мобильны в принятии решений. Доля частных предприятий в выполнении оборонного заказа растет с каждым годом, и уже сегодня их количество в гособоронзаказе почти в два раза превышает количество исполнителей из предприятий госсектора. Совершенно очевидно, что невнимание и халатное отношение к проблемам оборонно-промышленного комплекса привели к потере Украиной значительной части военно-промышленного потенциала, утрате технологий и конструкторской мысли, серьезному отставанию в научно-технических разработках, деградации фундаментальной и прикладной науки.

Кроме того, особо негативное влияние на процессы ОПК оказывают коррупция и разворовывание государственных средств и имущества. Печально, что более 400 уголовных производств, количество которых с каждым днем растет, стали неотъемлемой частью функционирования оборонно-промышленного комплекса и уже не сильно режут слух нашим соотечественникам. В феврале этого года вышел указ президента №59, окрещенный некоторыми нашими коллегами не иначе как «историческим».

В соответствии с этим указом в Украине должен быть создан центральный орган исполнительной власти, ответственный за формирование и реализацию государственной военно-промышленной политики и функции управления объектами государственной собственности в оборонно-промышленном комплексе.

С 1991-го по 2020 год, то есть за 29 лет независимости Украины, мне удалось насчитать девять попыток создания органов исполнительной власти, формирующих и реализующих военно-промышленную политику.

Эффективность деятельности каждого из этих органов весьма сомнительна и, как правило, строилась на разрешительных и регуляторных функциях. Не стал исключением и наш случай. Пока указ президента №59 двигался в сторону Кабинета министров, к ОПК добавились стратегические отрасли промышленности, техническое регулирование, метрология и стандартизация, и даже ведение единого реестра контрольных марок на объекты права интеллектуальной собственности. В Союзе говорили: «У нас что на предприятии ни собирай, получается автомат Калашникова». Что бы ни конструировали наши чиновники, получается «билетная касса»…

Сможет ли Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности, обрастая многочисленными регуляторными, лицензионными и разрешительными функциями, возродить хотя бы малую толику промышленного и военно-промышленного потенциала Украины? Или Украина получит еще одну армию чиновников, «эффективно борющихся» с ОПК страны, и не только с государственным сектором, но и с появляющимися каждый год частными предприятиями? Будут ли в состоянии новые чиновники старой генерации из Минстратегпрома обеспечить координацию в сфере оборонных закупок по новому закону, подписанному недавно президентом, в котором заложено немало подводных камней и рисков, ведущих к срыву выполнения оборонного заказа?

Автор Дмитрий Медведев,  опубликовано в издании ZN.UA

http://argumentua.com/stati/oboronnaya-promyshlennost-ukrainy-pechalnye-trendy

***

Комментарий специалиста: Россию нужно бить технологично и асимметрично

У нас есть все основания уделить особое внимание прорывным военным технологиям. И создать настоящий асимметричный потенциал сдерживания тех, кто посягает на нашу независимость.

Разговор об украинских технологиях начать стоит с того, что в мире происходят чрезвычайные изменения в способах ведения современных войн. В частности, резко возросла роль парамилитарных структур, которые искусственно создаются и тайно поддерживаются государствами. Во-вторых, чрезвычайно возросла роль информационных воздействий и кибератак. В-третьих, глобальные изменения произошли и сфере применения новых оборонных технологий. А именно, то, что раньше могли позволить себе только сверхдержавы, сейчас массово используют региональные страны. А иногда и те же парамилитарные группировки.

Кроме того, вследствие бурного развития технологий многими армиями достигнут высокий уровень автоматизации и роботизации, что позволяет вести войну в едином информационном поле от командующего до солдата и резко увеличить пределы автономного действия подразделений. Все это привело к размыванию линии фронта и флангов, которые ранее определяли тактику и стратегию при проведении военных кампаний.  

Напомню для иллюстрации ночное нападение в сентябре 2019 года десятью дронами-киллерами на нефтяные мощности компании Saudi Aramco на востоке Саудовской Аравии. Его осуществило не государство, а парамилитарная группировка. Но нападение привело к уменьшению наполовину ежедневной добычи нефти в стране. Еще весомее результата достигла массированная атака турецких ударных беспилотников в Сирии в конце февраля 2020 года.

Другой весомый пример - частная компания Илона Маска отобрала у великой державы России рынок космических перевозок. Вот почему и сам Маск настаивает, что через некоторое время беспилотники будут побеждать самые современные самолеты.

Куда сегодня направлены взгляды НАТО? На внедрение искусственного интеллекта, усиление автономного управления и гиперзвуковые системы. Об этом недавно говорил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг. А вот какие выводы можно найти в специальном докладе Альянса «Тренды в науке и технологиях 2020 - 2040 годов», в подготовке которого приняли участие 6000 ученых. Акценты должны ставиться на таких направлениях как искусственный интеллект, глобальная автоматизация и высокопроизводительные компьютерные системы, которые повышают функциональные возможности различной техники.

Вы можете спросить: а какие ориентиры взяла себе Россия. Они известны и были обнародованы в статье Путина в «Российской газете» еще в 2012 году. После ядерных сил и воздушно-космической обороны глава Кремля назвал системы связи, разведки и управления, радиоэлектронной борьбы, "беспилотники" и роботизированные ударные комплексы, а также современную транспортную авиацию, системы индивидуальной защиты бойца на поле боя, высокоточное оружие и средства борьбы с ним.

Теперь вернемся в Украину. Где место новых технологий в системе нашей обороны? Во-первых, всем нам понятно, что несопоставимые военные потенциалы не позволят Украине добиться победы в прямом противостоянии, в поле, так сказать. С другой стороны, в этом году происходит беспрецедентный рост агрессивности путинской России - впервые со времен Иловайска и Дебальцево. Россия не только не отказалась от намерения перекроить Украину по-своему, но тщательно оттачивает все имеющиеся рычаги. Среди них военный занимает определяющее место. Россия на этом этапе намеренно ведет против нас низкотехнологичную войну, поскольку это позволяет ей отказываться от того, чтобы быть стороной конфликта. Но так может быть не всегда, и мы должны к этому готовиться. И готовить не линейный, прямой ответ, а именно асимметричный.

Учитывая гибридный характер угроз для Украины при создании асимметричного потенциала противодействия агрессору вполне логичным было бы сочетание ряда составляющих. В частности, несиловых рычагов и силовых возможностей. К несиловым рычагам мы относим развитие контрразведки, разведывательных органов и специальных информационных структур, способных противостоять развернутому Москвой информационному террору, проведению информационно-психологических операций с использованием кибератак, социальных сетей и средств массовой информации.

К силовым способностям - территориальную оборону в виде оформленной и законодательно закрепленной системы, профессиональные высокотехнологичные Вооруженные Силы  с развитыми элементами асимметричного противодействия. К таким элементам можно отнести реализованные ракетные программы, которые позволят поражать стратегические объекты противника на приличном расстоянии (сначала 300-500 км, а в перспективе - 1500 км).

Кроме ракет, асимметричный потенциал имеют Силы специальных операций ВСУ. А это - вывод из строя стратегических объектов на территории противника или поражение его боевых подразделений в местах дислокации (развертывания). Кроме того, наработки ОПК при внимания к ним государства, могут позволить сделать очень стремительный технологических скачок в чувствительных сегментах. Во-первых, это автоматизация, которая за счет ускорения принятия решений позволит на 30% усилить оборонный потенциал. Во-вторых, реализация москитных стратегий: в воздухе это массовое использование ударных беспилотников; на море - оперирование большим количеством ракетных катеров и ударных роботизированных средств, как надводных, так и подводных; на земле - подразделения ударных роботизированных комплексов. Это оружие, относительно дешевое, имеет короткий во времени цикл производства, а главное - может применяться уже сегодня.

Кроме того, к асимметричным технологиям могут относиться новейшие решения по выводу из строя или подавлению техники противника. А также технологии обнаружения, обработки данных и наведения высокоточного оружия на цель. Ведутся в Украине разработки и оружия на новых физических принципах, в частности, электромагнитного.

Итак, предпосылки создания высокотехнологичных Вооруженных Сил в Украине существуют. Именно поэтому мы возлагаем большие надежды на оборонно-промышленном реформу, которая сейчас начинается - созданием министерства по вопросам стратегических отраслей промышленности и назначением вице-премьер-министра Украины - министра по вопросам стратегических отраслей промышленности Украины.

Важнейшая цель этой реформы - усиление возможностей построения национальной обороны за счет активного, системного перевооружения и эффективного внедрения в сферу обороны новейших технологий. Мы все вступили в зону Четвертой промышленной революции. И вместо того, чтобы отставать в вопросах наращивания оборонного потенциала мы сразу должны сделать гипперпрыжок. Тем более, что враждебная Россия сейчас все демонстрирует технологическую усталость, а мега-проекты Кремля начали лопаться, как мыльные пузыри. Танк «Армата», супер-истребитель 5-го поколения Су-57, новый самолет дальней авиации, новый военный транспортник Ил-112В, пассажирский «Суперджет-100», ракета-носитель «Ангара-А5» - все это большие провалы современной России.

Да, у нас есть все основания уделить особое внимание прорывным технологиям и создать настоящий асимметричный потенциал сдерживания тех, кто посягает на нашу независимость.

***

(Выступление 12.08.2020)

Автор Владимир Горбулин, председатель Наблюдательного совета Украинского института исследований безопасности, первый вице-президент Национальной академии наук Украины, академик;  опубликовано на сайте ЦДАКР


Об авторе
[-]

Автор: Дмитрий Медведев, Владимир Горбулин

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.09.2020. Просмотров: 33

Комментарии
[-]
ava
billclinton9x | 15.09.2020, 08:48 #
Спасибо за информацию, которой вы поделились, я многому научился отсюда. Пожалуйста, поделитесь и большим количеством полезной информации, мне нравится ваш сайт, и я буду часто возвращаться, чтобы увидеть здесь полезную информацию. wuxiaworld
 David Millar | 16.09.2020, 08:45 #
Good article, but it would be better if in future you can share more about this subject. Keep posting.
John Dutton Vest Season 3

 Seashore Packaging | 17.09.2020, 04:41 #
Buy online wholesale printed custom cbd boxes and packaging at easy prices and shipping worldwide, with 24/7 customer support. Get a free custom quote now!!
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta