Об опыте работы профсоюзной организации российской нефтегазовой компаниии «ЛУКОЙЛ»

Содержание
[-]

Когда люди — главная ценность

Как в ближайшее время изменится глобальный рынок труда, победят ли роботы человека и как в новом мире будут работать традиционные отрасли промышленности, «Огонек» узнал на примере опыта нефтегазовой компании «ЛУКОЙЛ».

Какие профессии останутся востребованы после так называемой Четвертой промышленной революции (индустрия 4.0), которая подразумевает переход на цифровую экономику во всех отраслях? По оценкам экспертов, это создаст совершенно новую ситуацию на рынке труда: «белые воротнички», то есть работники умственного труда, вытеснят «синих воротничков» — рабочих, а тех, в свою очередь, заменят роботы. В итоге на улице окажется большое количество безработных с низкой квалификацией, а работодатели ощутят нехватку молодых образованных кадров, способных работать со сложнейшей техникой. По словам директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Владимира Гимпельсона, уже сегодня рынку нужны квалифицированные и адаптивные сотрудники, способные быстро подстраиваться под изменения в технологиях и в организации работы. В будущем же работникам предстоит проходить пожизненное обучение и повышение квалификации, которое возможно только за счет компаний. Как с этой ситуацией справится ключевая для российской экономики нефтегазовая отрасль? Ведь здесь помимо глобальной цифровизации существует еще один вызов времени — активное продвижение альтернативных технологий в энергетике.

Примечательно, что эти актуальные вопросы задают не представители бизнеса или власти, а сами работники: они прозвучали на недавно прошедшей в Санкт-Петербурге конференции Глобального союза IndustriALL — крупнейшего международного профсоюза, представляющего интересы 50 млн работников в 140 странах. Эта чрезвычайно авторитетная организация следит за соблюдением прав работников, занятых в горнодобывающей, энергетической и перерабатывающих отраслях.

— Сегодня действительно грядут глобальные изменения и в энергетике, и в целом на рынке труда,— поясняет председатель совета Международной ассоциации профсоюзных организаций (МОПО) ПАО «ЛУКОЙЛ» Георгий Кирадиев.— Грядущая цифровизация заставляет думать о необходимом обучении сотрудников, о перераспределении людей внутри профессии, о сохранении рабочих мест и достойной заработной плате. Обсуждение этих вопросов стало лейтмотивом всей конференции. Второй важной темой были соглашения, которые заключает Глобальный союз IndustriALL с транснациональными компаниями. Подписание подобного документа говорит о том, что компания действительно социально ориентирована, что она применяет наилучшие стандарты в сфере охраны и гигиены труда, защиты окружающей среды и качества работы на всех предприятиях компании в разных странах, соблюдает права профсоюзов, выполняет все взятые на себя социальные обязательства.

Сотрудничество с Глобальным союзом IndustriALL — лакмусовая бумажка для национальных правительств во всем мире. Если компания подписывает соглашение с международным профсоюзом, это подразумевает осуществление самых высоких стандартов в области прав профсоюзов, охраны труда и безопасности, охраны окружающей среды, а также принципы качества труда на всех предприятиях компании по всему миру. Сегодня такие глобальные рамочные соглашения подписали более 40 ведущих транснациональных компаний — настоящие киты промышленности в Европе и США. В Восточной Европе подобное соглашение заключил только ЛУКОЙЛ. При этом компания активно взаимодействует со структурами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Международной организации труда (МОТ) и рядом других авторитетных международных институтов.

— ЛУКОЙЛ подписал соглашение с Глобальной федерацией профсоюзов ICEM еще в 2004 году,— рассказывает Георгий Кирадиев.— Это было нашей инициативой: компания выходила на новые для себя рынки в разные страны и на местах встречалась с национальными профсоюзами, которые смотрели на нас с некоторой опаской.

Не секрет, что за рубежом новые хозяева зачастую покупают заводы, чтобы их перепрофилировать, а это означает сокращение производства, потерю рабочих мест, массовые увольнения. Подписание глобального рамочного соглашения на деле подтверждает социальную ориентированность компании.

— Это, с одной стороны, заставляет нас самих тянуться к более высоким стандартам работы, с другой — облегчает взаимодействие с национальными профсоюзами, что очень важно,— продолжает Георгий Кирадиев.— Ведь национальные законодательства о труде, профсоюзах, о социальных гарантиях и правах работников отличаются в разных странах.

На конференции Глобального союза IndustriALL было видно, что Россия в лице компании «ЛУКОЙЛ» может не только заимствовать лучшие европейские практики, но и поделиться накопленным опытом. Специалисты ЛУКОЙЛа рассказали о том, что работа в компании строится на взаимодействии трех равноправных сторон: государства, обеспечивающего правовое поле для работников в рамках действующего законодательства, работодателя и профсоюза. На российских предприятиях компании профсоюзные организации действуют в составе Межрегиональной профсоюзной организации ПАО «ЛУКОЙЛ» Нефтегазстройпрофсоюза России общей численностью более 120 тысяч членов профсоюза. Кроме того, около 14 тысяч членов профсоюза, работающих на предприятиях компании за рубежом, объединены в профсоюзные организации, являющиеся ассоциированными членами МОПО ПАО «ЛУКОЙЛ».

Тот факт, что компания, несмотря на кризис, год за годом выполняет абсолютно все социальные обязательства, говорит о многом. Особенно если принимать во внимание, что речь идет о десятках предприятий самого разного направления, находящихся не только на огромной территории в России — от Каспия до Баренцева моря, но и за рубежом: ЛУКОЙЛ работает на 4 континентах в более чем 30 странах.

Жить вместе

На постсоветском пространстве само слово «профсоюз» зачастую ассоциируется с чем-то формальным: в СССР роль профактивистов порой сводилась к сбору членских взносов и распределению путевок в санатории. Уровень доверия к профсоюзам в современной России низок: согласно данным ВЦИОМ, лишь 4 процента россиян при трудовых конфликтах обращаются за помощью к профсоюзам. В Европе же роль профсоюзов традиционно сильна: как только на волне индустриализации в конце XIX века в Великобритании появились два класса — работников и работодателей, между ними сразу же начали возникать конфликты, которые нужно было решать. Интересно, что изначально профсоюзы были принципиально мужскими организациями, и этим обстоятельством воспользовались работодатели: немного усовершенствовав условия труда, они начали заменять научившихся отстаивать свои права мужчин на бесправных женщин. Объединились мужские и женские профессиональные организации лишь в начале XX века.

Сегодня профсоюзы по-прежнему остаются реальной силой, правда, методы работы заметно изменились — от забастовок и стачек современные активисты профсоюзов все чаще стремятся перейти к диалогу, в первую очередь там, где их готовы услышать. Более того, их деятельность уже не ограничивается защитой прав сотрудников, но и в буквальном смысле формирует новые условия труда и сам рынок занятости. Так, по инициативе Шведской конфедерации профсоюзов в 1990-е во всем мире стали внедрять новые стандарты компьютерной техники, которые жестко регламентируют уровень электромагнитного излучения и шума. Сегодня, как рассказывает Серджио Коломбини, секретарь конфедерации профсоюзов CISL, объединяющей работников химической, энергетической и текстильной промышленности, развитие цифровых технологий в одной только Италии в самом скором времени лишит работы 3 млн человек. В итоге именно профсоюзы поставили задачу создать особые фонды по переквалификации работников.

В России количество человек, которые могут лишиться работы из-за Четвертой промышленной революции, пока никто не считал. Впрочем, как показывает опыт ЛУКОЙЛа, если решать эту задачу поэтапно, то в ней нет ничего неподъемного. Например, компания активно сотрудничает с 60 партнерами среди образовательных организаций по всему миру, что позволяет молодежи получать образование, сразу ориентированное на решение насущных технологических задач. Внутри компании у каждого сотрудника есть план индивидуального развития, который помогает получать необходимые компетенции, дающие возможности карьерного роста. При сокращении рабочего места предусмотрено переопределение работника.

Эти возможности прописаны в Социальном кодексе ЛУКОЙЛа, где в целом указаны принципы и подходы компании в области трудовой занятости. На основе этого и других документов руководство и профсоюзные организации предприятий заключают коллективные договоры, где в деталях прописано все, что обязуется обеспечить компания. Коллективный договор — прекрасно работающий документ, который составляется на основе обсуждения с работниками.

— Наша компания развивалась постепенно, и в нее на разных этапах входили новые предприятия, связанные в том числе с нефтехимической и энергетической отраслью,— приводит пример из жизни председатель совета МОПО ПАО «ЛУКОЙЛ» Георгий Кирадиев.— Зачастую эти новые объекты были совсем «убитые» и в их модернизацию нужно было вкладывать много сил и средств. Понятно, что работодатель не мог обеспечить сотрудникам вновь вошедших предприятий те же условия труда, что были у нефтяников. Но администрация и профсоюзная ассоциация приняли решение четко указать в коллективном договоре сроки, когда это произойдет. И, надо признать, компания безукоризненно выполнила все взятые на себя обязательства. Это касается и других сторон деятельности, в частности здесь всегда осуществляется индексация заработной платы, всегда соблюдаются права не только активно работающих сотрудников, но и наиболее уязвимой части населения — молодежи, беременных женщин и пенсионеров.

На краю мира

В Международной ассоциации профсоюзных организаций ПАО «ЛУКОЙЛ» всегда внимательно рассматривают замечания и предложения от лукойловцев самых разных рангов. Такой личностный подход — трудоемкий, но неизменно оправдывающий себя. Он по-хорошему удивляет иностранных коллег — от независимых экспертов МОТ до представителей профсоюзов, которые приезжают со всей Европы перенимать существующий у ЛУКОЙЛа опыт взаимодействия компании и профсоюзной ассоциации. Так, на каждом, даже самом удаленном объекте здесь действуют уполномоченные профсоюза по охране труда, контролирующие соблюдение прав работников на здоровые и безопасные условия труда.

Осуществлять постоянное взаимодействие бывает непросто, учитывая, что в состав компании входит, например, расположенный в Арктике Варандейский терминал — уникальный объект, который попал в Книгу рекордов Гиннесса как самый северный круглогодично действующий терминал в мире. А еще дальше, в 21 километре от берега, стоит стационарный ледостойкий отгрузочный причал — «плавучий дом», существующий почти автономно, как МКС, шутят нефтяники. Здесь точно так же, как и на любом крупном и малом предприятии компании, соблюдаются единые условия по защите труда и безопасности сотрудников, неукоснительно выполняются все коллективно-договорные обязательства.

Время диалога

Впрочем, у сотрудников ЛУКОЙЛа есть еще один способ задать вопросы, касающиеся выполнения обязательств компании. Каждый год президент компании Вагит Алекперов, председатель совета МОПО ПАО «ЛУКОЙЛ» Георгий Кирадиев и представители администрации отправляются в традиционную поездку, посещая регионы, где расположены предприятия. География получается впечатляющая, а темы для разговора — разнообразные.

В этом году в Астрахани говорили о ремонте Центра культуры и досуга в рабочем поселке Лимане, о реновации Дома культуры в рабочем поселке Ильинке, благоустройстве набережной в городе Харабали — «ЛУКОЙЛ» выделил финансирование в рамках сотрудничества с Астраханской областью.

В Уфе, где 80 процентов сотрудников «ЛУКОЙЛ-Уралнефтепродукта» — женщины, спрашивали об усилении социально-экономической защиты работающих женщин-матерей: помимо предусмотренной государством поддержки в виде закрепления определенных льгот и гарантий для работниц-матерей компания приняла на себя ряд дополнительных обязательств по поддержке этой категории работников, которые отражены в Социальном кодексе ПАО «ЛУКОЙЛ», Соглашении между работодателем и профсоюзной ассоциацией компании и коллективных договорах предприятий Группы «ЛУКОЙЛ».

В Усинске обсуждали строительство жилых домов в поселке Яреге и самом Усинске, физкультурно-оздоровительного комплекса в Яреге, реконструкцию православного храма в селе Ижме, а также ряда объектов здравоохранения и культуры в районах деятельности.

В Пермском крае прозвучал вопрос о принципах формирования корпоративной пенсии и о доле участия в ней работодателя. Интересовались лукойловцы строительством новых и ремонтом существующих фельдшерско-акушерских пунктов. Единственный вопрос, который, кстати, тут не звучит — что будет с рабочими местами, когда нефть закончится. Такой вопрос может задать разве что обыватель. Специалисты же хорошо знают, что пока потребление нефти и газа не только не снижается, но растет — как у нас, так и в Европе.

В целом опыт ЛУКОЙЛа показывает, что если грамотно подходить к решению вопроса охраны труда и занятости, если понимать, что главная ценность компании — это люди, то вызовы времени можно преодолеть. И этот успешный опыт будет востребован не только внутри нашей страны, но и за рубежом, ведь энергетическая промышленность переживает огромные изменения, и нас ждут новые вызовы.

Среди них, как отмечает председатель Нефтегазстройпрофсоюза России Александр Корчагин,— потеря численности рабочих мест, связанная не столько со снижением емкости месторождений и сокращением потребности в нефти и газе, сколько с общей определенной стагнацией тяжелой промышленности — она в первую очередь была основным потребителем энергоресурсов, а также с форматом перехода к новой промышленной революции, когда вместо троих работников те же самые функции выполняет один.

 


Об авторе
[-]

Автор: Елена Глебова

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.09.2018. Просмотров: 66

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta