Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке в первой половине декабря 2019 года

Содержание
[-]

***

Период с 2 по 8 декабря 2019 года

В регионе на минувшей неделе сохранялась сложная, а в ряде стран напряженная и нестабильная обстановка. Конфликты, в том числе вооруженные, различной степени интенсивности продолжаются в Сирии, Афганистане, Йемене, Ливии, Ираке и Сомали.

Ирак

Сложная обстановка сохраняется в Ираке. В Багдаде, а также в центральных и южных провинциях страны продолжаются акции протеста и забастовки, однако серьезных столкновений с полицией не отмечено. По-прежнему закрыты многие государственные учреждения, университеты и школы. Дополнительную напряженность в стране привнесло нападение группы вооруженных людей на демонстрантов, совершенное 6 декабря в Багдаде и приведшее к гибели 25 (по другим данным — 50) человек. Еще около 130 человек получили ранения. Кто стоит за этой провокационно акцией, до сих пор не установлено. В то же время сообщается, что правительственные силы находились примерно в одном километре от происходившего и не вмешивались. 3 декабря в городе Эн-Наджаф протестующие подожгли здание иранского консульства, а 7 декабря в этом же городе подверглась атаке беспилотника резиденция видного шиитского политика М. ас-Садра. Сам М. Ас-Садр не пострадал, здание получило серьезные повреждения.

Тем временем президент Ирака Б. Салих начал 3 декабря консультации с парламентскими блоками и политическими лидерами по вопросу назначения нового главы правительства после отставки бывшего премьера А. А. Махди.

Между тем США не исключают введения санкций против руководств Ирака в связи с нарушениями прав человека на фоне идущих в стране протестов, заявили 6 декабря в Госдепартаменте. При этом американцы уже ввели санкции в отношении трех иракских граждан, ответственных, по мнению Вашингтона, за гибель участников акций протеста и коррупцию в Ираке. Рестрикции вводятся в рамках так называемого Глобального акта Магнитского — инструмента, с помощью которого США пресекают нарушения прав человека во всем мире. Попадание в санкционный список означает заморозку активов в США и запрет для американских граждан или компаний вести бизнес с его фигурантами.

Сирия

На севере и северо-востоке Сирии не прекращается вооруженное противостояние курдских формирований с турецкими войсками и их союзниками из числа сирийской оппозиции. Военно-политические наблюдатели говорят даже о резкой активизации партизанской войны со стороны курдов. Тем временем продолжается совместное российско-турецкое военное патрулирование в провинциях Алеппо и Хасеке. 2 декабря трое российских военных полицейских получили легкие травмы и ушибы в результате подрыва самодельного устройства рядом с бронемашиной на северо-востоке Сирии в провинции Алеппо во время разведки маршрута для совместного российско-турецкого патруля.

США отказываются называть сирийские курдские «Силы народной самообороны» террористической организацией, заявил 2 декабря глава Пентагона М. Эспер. Он призвал Турцию «сосредоточиться на более серьезных проблемах». На полях саммита НАТО в Лондоне 4 декабря прошла встреча президентов США и Турции Д. Трампа и Р. Т. Эрдогана. По ее итогам Д. Трамп заявил: «Мы обсудили Сирию, обсудили курдов. Границу и зону безопасности [на северо-востоке Сирии] сработали очень хорошо, я очень ценю Турцию». Турецкие войска не уйдут из северо-восточной Сирии, пока этот район не будет очищен от курдских сил, заявил 5 декабря президент Р. Т. Эрдоган, а 7 декабря он уточнил, что Турция не уйдет из Сирии, «пока об этом не попросит народ этой страны».

На юге провинции Идлиб продолжаются бои между правительственными войсками и силами террористической группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ). Действия правительственных войск поддерживает авиация российских ВКС и ВВС САР. 5 декабря сирийская армия отбила у боевиков базу ПВО у селения Умм ат-Тин на юго-востоке «идлибской зоны».

Объекты, принадлежащие иранскому КСИР, подверглись 4 и 8 декабря ракетным ударам на северо-востоке Сирии.

По информации СМИ, на минувшей неделе была атакована база ВС США на северо-востоке провинции Дейр-эз-Зор, в районе одного из крупнейших нефтегазовых месторождений «Аль-Омар». США взяли под контроль месторождения сирийской нефти, чтобы победить «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ) «и теперь могут делать с этой нефтью все, что захотят», — заявил 3 декабря Д. Трамп.

США завершили процесс сокращения и передислокации своего военного контингента на северо-востоке Сирии. Министр обороны США М. Эспер заявил, что всего в Сирии останутся 600 военнослужащих ВС США. При этом он не исключает отправки дополнительных военных в Сирию в случае необходимости.

3 декабря в Лондоне во время саммита НАТО прошла встреча лидеров Турции, Германии, Франции и Великобритании Р. Т. Эрдогана, А. Меркель, Э. Макрона и Б. Джонсона. Обсуждалась преимущественно борьба с ИГ и ситуация в Сирии. «Мы согласны в том, что борьба против ИГ должна быть продолжена и завершена», — сказала канцлер Германии А. Меркель. По ее словам, стороны планируют оставаться в контакте по этому вопросу. Было заявлено о поддержке политического процесса в Сирии и его урегулировании через Конституционный комитет. Кроме этого, участники встречи обсудили ситуацию в Ливии. Стороны «договорились и дальше работать в этом формате, пока на уровне советников. В феврале следующего года мы снова встретимся в этом формате».

Турция

Президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил 3 декабря: «Россия является одним из главных партнеров Турции. Но наши отношения с Россией не являются альтернативой отношениям с другими союзниками, они наоборот являются взаимодополняющими [друг друга]». Он заявил также, что Анкара не согласится поддержать план НАТО по защите стран Балтии и Польши, если союзники по блоку не признают террористическими те организации, которые представляют угрозу для национальной безопасности республики. Однако 5 декабря Эрдоган сообщил, что Турция одобрила на саммите в Лондоне план НАТО по защите Польши и балтийских стран по просьбе лидеров Польши, Франции и Германии, а также генсека альянса Й. Столтенберга. В то же время глава МИД Турции М. Чавушоглу 6 декабря заявил, что НАТО не сможет обнародовать свой план защиты Балтии, пока не будет обнародован план, касающийся угрозы для Турции со стороны сирийских курдов.

Президенты США и Турции Р. Т. Эрдоган и Д. Трамп на встрече в Лондоне 4 декабря на полях саммита НАТО обсудили важность выполнения Турцией своих обязательств в альянсе, дальнейшее укрепление торговых отношений и увеличение торгового оборота до 100 млрд долларов, а также вопросы региональной и энергетической безопасности». В Анкаре сообщили, что переговоры прошли «очень продуктивно».

По словам Д. Трампа, после приобретения у России ЗРС С-400 Турция получила «огромные проблемы». Она заказала много истребителей F-35, но теперь США будет трудно их поставить. «Возможно, им придется теперь обращаться за самолетами к России или Китаю. Турки этого не хотят, они хотят самые лучшие самолеты, но это будет трудно сделать». Государства НАТО после саммита в Лондоне сохраняют озабоченность в связи с приобретением Турцией С-400, заявил генеральный секретарь альянса Й. Столтенберг. По его словам, «С-400 останутся независимыми системами и не будут интегрированы в сеть ПВО НАТО». На саммите в Лондоне не обсуждался вопрос покупки Турцией С-400, заявил премьер-министр Великобритании Б. Джонсон. Официальные лица Турции и США продолжат поиск решения ситуации вокруг покупки Анкарой ЗРС С-400 и истребителей F-35, заявил Р. Т. Эрдоган.

Турция должна немедленно предоставить Евросоюзу текст заключенного с Правительством национального согласия Ливии двустороннего меморандума о взаимопонимании по демаркации морских зон. ЕС также призвал Турцию соблюдать международное право и уважать суверенитет стран восточного Средиземноморья, в том числе Кипра и Греции.

Иран

Тегеран не видит проблем в налаживании сотрудничества с соседними странами и готов к нормализации отношений с Саудовской Аравией, заявил 3 декабря президент Ирана Х. Роухани. Он выразил надежду, что «власти в Эр-Рияде изменят свои подходы», так как «политика Саудовской Аравии в Сирии, Ираке и Ливане не принесла им никаких успехов». Иран готов пойти на переговоры с США «в течение одного часа», если Вашингтон отменит санкции в отношении Тегерана, заявил 4 декабря Роухани.

МАГАТЭ продолжит работать над урегулированием вопросов, связанных с ядерной деятельностью Иран, заявил 2 декабря новый гендиректор агентства Р. Гросси. По его словам, на своем новом посту он будет поддерживать сотрудничество с властями Ирана по вопросу ядерного соглашения.

Представители Франции, Великобритании и Германии сообщили генеральному секретарю ООН А. Гутерришу информацию и аналитические выводы относительно баллистической ракетной деятельности Ирана, нарушающей резолюцию Совета Безопасности международной организации 2231. Тегеран не намерен ограничивать свою ракетную программу, поскольку она не нарушает резолюции ООН, заявил глава МИД ИРИ М. Д. Зариф в письме, адресованном Совбезу ООН. Заседание Совместной комиссии по выполнению иранской ядерной сделки (Россия, Великобритания, Германия, Китай, Франция и Иран) в Вене завершилось 7 декабря фактически без сколько-нибудь существенного результата. Стороны подтвердили приверженность сохранению соглашения, однако для спасения договоренности этого может быть уже мало.

Израиль считает бомбардировку Ирана возможным вариантом действий, направленных на то, чтобы Тегеран прекратил производство ядерного оружия, сказал 7 декабря глава МИД Израиля И. Кац. Вместе с тем он пояснил, что военный удар вероятен только тогда, когда не останется других возможностей воздействия на Иран.

Катар

Представители США возобновили 7 декабря столице Катара Дохе переговоры с афганским движением «Талибан» (запрещено в РФ). Сообщается, что «основой дискуссии станет [поиск путей] к сокращению масштабов насилия, что приведет к началу межафганских переговоров и прекращению огня».

Катар ведет переговоры с Саудовской Аравией для восстановления отношений, сообщил глава МИД эмирата М. Аль Тани. «Мы надеемся, что они приведут к положительным результатам». Министр указал, что сторонам удалось продвинуться «от тупика в кризисе вокруг Катара до разговора о будущем видении отношений». При этом, по его словам, переговоры не ведутся вокруг выдвинутых КСА и тремя ее союзниками 13 требований к Дохе, в числе которых было и закрытие телеканал «Аль-Джазира». Министр подчеркнул, что Катар проводит независимую политику, и его «внутренние дела не будут предметом переговоров с какими-либо сторонами».

Алжир

Массовые мирные протестные демонстрации прошли 6 декабря в столице Алжира и ряде других крупных городов страны перед намеченными на 12 декабря президентскими выборами. Их участники, включая активистов молодежных движений, профсоюзных и правозащитных организаций, в очередной раз выступили против проведения выборов, назвав их «маскарадом во имя сохранения существующего политического режима» в стране. По мнению оппозиции, «все пятеро кандидатов являются ставленниками правящей системы и неспособны провести какие-либо реальные реформы в интересах населения».

Израиль

7 декабря Палата представителей Конгресса США большинством голосов проголосовала в поддержку резолюции, подтверждающей принцип «двух государств» в качестве основы палестино-израильского мирного урегулирования и исключающей реализацию идеи аннексии Израилем любой «спорной» территории.

Институт Ближнего Востока

Источник - http://www.iimes.ru/?p=64351#more-64351

***

Приложение 1. О некоторых проблемах обеспечения национальной безопасности Объединенных Арабских Эмиратов

Основные угрозы национальной безопасности ОАЭ на современном этапе носят внешний характер и вызваны перманентно сложной и нестабильной обстановкой в регионе Персидского залива и на Ближнем Востоке в целом. В значительной степени это связано с нестабильностью в ряде арабских стран, вооруженными конфликтами в Сирии, Ираке и Йемене, активностью исламистских экстремистских и террористических группировок, особенно «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Серьезное опасение в ОАЭ вызывает наличие ядерного оружия у Израиля, Индии и Пакистана, ядерная программа Ирана. Большое внимание уделяется противодействию политическому исламу во всех формах, особенно движению «Братьев-мусульман». В целом, как полагают эксперты, «стратегическая проблема» Эмиратов заключается в том, что эта «маленькая страна находится в ловушке между гораздо более крупными и, чаще всего, доминирующими в военном плане региональными державами». Внутри страны наблюдается стремление отдельных княжеств, входящих в Федерацию, к большей экономической, а в ряде случаев и политической самостоятельности. Опасение руководства ОАЭ вызывает и постепенный рост влияния в стране радикальных исламистских группировок.

В Абу-Даби считают, что сохраняется угроза безопасности государства со стороны Ирана, что объясняется политической экспансией Тегерана в регионе, а также нерешенной застарелой территориальной проблемой о принадлежности трех стратегически важных островов в восточной части Персидского залива (Большой и Малый Томб, Абу-Муса). В эмиратах полагают, что их превращение в иранские военные базы представляет реальную опасность как для страны, так и для судоходства в Заливе. В целом спор с Ираном по вопросу о принадлежности островов не имеет перспективы быстрого решения, и в течение длительного времени продолжит негативно сказываться на эмиратско-иранских отношениях и общей ситуации в зоне Персидского залива. Сказывается и тот факт, что «значительное число иранцев и потомков иранцев в ОАЭ предоставляют Тегерану широкие возможности для распространения своего влияния в стране». Особое опасение в эмиратах вызывает наращивание военной мощи ИРИ, что расценивается как очень серьезная угроза безопасности в районе Персидского залива, для парирования которой необходимы эффективные региональные или международные оборонительные механизмы. В Абу-Даби поддержали восстановление Вашингтоном масштабных антииранских санкций. В то же время США настаивают на полном отказе эмиратов «от оффшорной зоны торговли с Ираном и более жесткой политики по блокированию «отмыва» денег и осуществления транзакций иранских компаний через банки ОАЭ».

Военная доктрина ОАЭ носит оборонительный характер и основывается на военно-политическом союзе государств-членов ССАГПЗ, а также гарантиях безопасности со стороны ведущих стран Запада – США, Франции и Великобритании. Эмираты в 1994-1996 гг. подписали соглашения о сотрудничестве в области обороны и безопасности с США, Великобританией и Францией. В Абу-Даби считают, что до тех пор, пока регион Персидского залива остается в зоне повышенного внимания США, объектом долгосрочных политических, экономических и военных интересов Вашингтона, это будет гарантировать обеспечение безопасности эмиратов. Политические наблюдатели считают, что поддержка США «является достаточной гарантией безопасности для ОАЭ в течение десятилетий, что обязывает Абу Даби постоянно демонстрировать Вашингтону свою стратегическую ценность. Однако на этом фронте страна должна идти по тонкой линии: даже если Абу-Даби стремится оставаться полезным для американцев, но не может позволить себе стать плацдармом для региональных действий США, которые могут привести к ввязыванию страны в широкомасштабную войну». ОАЭ сотрудничают с НАТО в рамках Стамбульской инициативы (2004г.), которая предполагает взаимодействие в борьбе с терроризмом, подготовку военных кадров, участие в миротворческих операциях, обеспечение безопасности границ, предотвращение распространения ОМУ.

Необходимо отметить, что военная доктрина ОАЭ не предусматривает инициирование военного конфликта с Ираном. Аравийские монархии, в том числе эмираты, «категорически не желают возникновения какого-то широкомасштабного регионального конфликта, прежде всего в силу реальности фатального разрушения их основного бюджетного накопителя в лице нефтяной инфраструктуры. Это является главным препятствием для начала серьезного конфликта». Так, «когда речь заходит о Тегеране и американо-иранской конфронтации, ОАЭ работают над тем, чтобы минимизировать возможность любого вовлечения в возможный конфликт путем дистанцирования от открытых враждебных действий». Именно так случилось летом 2019 г., когда Иран «начал активно выступать против санкций США у берегов ОАЭ, Абу-Даби стремился уменьшить риски, с которыми он сталкивается, и восстановить двусторонние отношения с Тегераном».

В последние годы ОАЭ стали непосредственным участником региональных вооруженных конфликтов: в Ливии, в коалиции во главе с США против ИГ в Сирии и Ираке, в Йемене. Эмираты предоставили свои базы для военных контингентов стран-участниц антитеррористической коалиции. Эмиратские войска изначально принимали активное участие в боевых действиях в Йемене против шиитских мятежников-хоуситов в составе сил коалиции во главе с КСА, «выступив в ней «вторым номером» и наиболее значимым союзником Эр-Рияда». Однако в силу того, что войска могут понадобиться для обороны страны в возможном региональном конфликте, а также с целью снижения недовольства внутри Эмиратов, где болезненно воспринимают военные потери, в июле 2019 г. ОАЭ приступили к выводу основной части своих войск из Йемена.

Постоянное внимание руководство страны уделяет укреплению национальных ВС (63 тыс. человек). В условиях ограниченности людских ресурсов главный упор в военном строительстве делается на оснащение армии самыми современными видами оружия и военной техники. Неуклонно растут военные расходы страны. Так, если в 2014 г. они составляли 22,755 млрд долларов, то в 2018 г. – 30 млрд долларов. ОАЭ являются одним из крупнейших в мире импортеров военной продукции. В 2016-2019 гг. объем импорта продукции военного назначения составил 23,74 млрд долларов. При содействии ведущих зарубежных компаний быстрыми темпами развивается национальная военная промышленность. Особый упор здесь делается на создание отдельных видов высокотехнологичных производств, в том числе высокоточного оружия и беспилотных летательных аппаратов. Вместе с тем, эмиратские ВС не в состоянии самостоятельно решать задачи по защите страны от масштабной внешней агрессии. Значительные трудности имеются в деле освоения сложной военной техники, что вынуждает привлекать в страну больше число иностранных военных технических специалистов.

Внутренняя политика руководства ОАЭ направлена на дальнейшее укрепление монархического строя, в том числе путем сохранения ограничений на политическую и общественную деятельность, ужесточения контроля, как за гражданами Федерации, так и иностранной колонией. Значительные средства выделяются на укрепление полицейского аппарата и развитие сотрудничества в области безопасности в рамках ССАГПЗ. Кибербезопасность относится к числу важнейших национальных приоритетов, так как ОАЭ являются одной из наиболее интернет-активных стран в мире. В эмиратах создана специальная организация: Национальное агентство электронной безопасности.

Внутриполитическая обстановка в ОАЭ остается стабильной. Власти уверенно контролируют положение дел в обществе и государстве. Реальных сил, способных угрожать существованию правящего режима в стране, на сегодняшний день нет. Вместе с тем, деятельность исламистских группировок в ОАЭ приобретает все более ощутимый характер. Между членами Федерации сохраняются противоречия и трения по отдельным экономическим и политическим вопросам, которые вряд ли будут полностью разрешены в ближайшем времени. Сохраняются и сепаратистские настроения, особенно в Дубае.

«Вода — это проблема, которую можно назвать главной угрозой ОАЭ», — считают в Абу-Даби. Страна не обладает крупными постоянными ресурсами пресной воды, которые к тому же сокращаются. Еще одна серьезная проблема – зависимость от импорта продовольствия: в настоящее время ОАЭ ввозит из-за рубежа до 90% необходимых продуктов питания. Особую озабоченность властей вызывает приток иностранной рабочей силы (в основном из Индии, Пакистана, стран ЮВА). В настоящее время число иностранцев достигает 85% общей численности населения ОАЭ и 90% рабочей силы. Для регулирования миграционных процессов действуют жесткие законы. Периодически происходят чистки от нелегальных иммигрантов.

Институт Ближнего Востока

Источник - http://www.iimes.ru/?p=64351#more-64351

***

Приложение 2. Война за обладание беженцами: особенности африканской экономики

Уганда с экономикой, находящейся на 204-м месте в мировом рейтинге, фактически живет на деньги, которые поступают в страну «на беженцев», — и выстроила эту странноприимную экономику добротно, постоянно получая высокие оценки ООН, частных международных спонсоров и тем самым поддерживая поток. Новых беженцев рядом не просматривается, и если руандийцы вернутся на родину, для угандийской экономики это будет ударом, который просто снесет политическую власть в стране.

16 декабря правительство Руанды сообщило, что оно заключило инвестиционное партнерство с Qatar Airways, в котором корпорация приобрела 59,7% акций стоимостью $1,3 млрд международного аэропорта Бугесера — строящегося в сорока километрах от Кингали авиационного хаба, который должен стать крупнейшим в регионе.

И хотя экономические аналитики региона оценивают цену сделки как выгодную для Руанды, решение продать контрольный пакет нового аэроузла стало для наблюдателей сюрпризом. До сих пор правительство Руанды всячески педалировало мысль о том, что Бугесера станет важным государственным активом, который не только сам будет приносить в казну значительный по меркам экономики доход, но и станет источником формирования вокруг авиаузла новой, современной промышленной зоны — этакого руандийского Бангалора.

Нужно отметить, что такая политика вполне соответствует стилю правления, например, Руанда — одна из немногих стран Африки, уже имеющая собственные спутники и производство собственных, адаптированных к африканскому потребителю, смартфонов. И вдруг такой лакомый сектор экономики, как обслуживание транзитных перелетов, передается в управление внешнему инвестору. ИА REGNUM первым за пределами Африки сообщает причину такого необычного для президента Поля Кагаме и его команды решения — срочную покупку вооружения у России и Китая.

По официально не подтвержденным данным, полученным нами из местных источников, Руанда продала национальную авиакомпанию и международный аэропорт Бугесера для того, чтобы иметь возможность в срочном порядке задействовать эти деньги для покупки вооружения у Китая и России — вооружения, нацеленного на соседнюю Уганду.

По словам нашего источника в силовых структурах в Кигали, Руанда уже приобрела у Китая зенитно-ракетные комплексы (не уточняется, какие именно, но, наиболее вероятно, речь идет о системах «Хунци-2», построенных на базе советского комплекса СА-75 «Двина» и энергично заменяемых в НОАК современными комплексами средней дальности — китайцы их предлагают по очень доступной цене), два самолета M28. В России правительство Поля Кагаме приобрело универсальные вертолеты Ми-35М (Ми-24ВМ) в количестве четырех бортов.

Отношения Уганды с Руандой были крайне обострены с февраля, когда руандийские власти заблокировали угандийским грузовикам въезд в Руанду, контрольно-пропускные пункты Цяника и Кагитумба, куда перенаправляли угандийские грузовики, также были заблокированы.

Президент Кагаме позже сообщил, что этот шаг носит политический характер. Тогда Кигали обвинила Уганду в том, что она незаконно заключила под стражу и депортировала руандийцев, работающих в Уганде, на что власти Уганды заявляют, что они следуют судебной процедуре для депортации «некоторых руандийских граждан, которые совершают преступные действия, направленные на подрыв национальной безопасности Уганды… другие предстают перед военным судом за похищение и незаконную репатриацию руандийских беженцев обратно в Руанду».

Борьба за беженцев выглядит довольно странной, если не знать, что беженцы — это стабильный источник поступления международных денег. Политика Уганды в отношении беженцев построена на фактически бизнес-кооперации с ООН. Страна приняла более миллиона беженцев, включая руандийцев, — и международные деньги текут вслед за этим миллионом заметной рекой. Разумеется, Руанда хотела бы видеть эти финансовые потоки в своей экономике и настаивает, что все условия для возвращения беженцев созданы, а угандийцы запугиванием и фальшивой информацией фактически удерживают руандийских беженцев от возвращения домой.

Не добавляет теплоты между странами тот факт, что Уганда конституционно признала баньяруанда угандийским племенем, что создает предпосылки для смены статуса беженцев-руандийцев на статус переселенцев на родину: тогда все денежные потоки, теперь уже для помощи «вернувшимся» баньяруандийцам, сохранятся, а настаивать на возвращении беженцев Кингали уже не сможет.

Уганда с экономикой, находящейся на 204-м месте в мировом рейтинге, фактически живет на деньги, которые поступают в страну «на беженцев», — и выстроила эту странноприимную экономику добротно, постоянно получая высокие оценки ООН, частных международных спонсоров и тем самым поддерживая поток. Новых беженцев рядом не просматривается, и если руандийцы вернутся на родину, для угандийской экономики это будет ударом, который просто снесет политическую власть в стране.

ИА REGNUM уже информировало читателей, что три дня назад официальные лица Уганды и Руанды провели переговоры в Кампале и что эти переговоры показали — война за беженцев на пороге.

Александр Шпунт

https://regnum.ru/news/polit/2809213.html

***

Период с 9 по 15 декабря 2019 года

Алжир

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Алжире, где состоялись выборы нового президента республики. Голосование проходило в сложной обстановке и сопровождалось массовыми акциями протеста в столице и ряде других городов страны. Напряженная ситуация наблюдалась в кабильских провинциях (населены преимущественно берберами) на севере АНДР, где под давлением противников правящего режима были закрыты многие участки для голосования. Однако в целом по стране сторонники оппозиции не смогли сорвать выборы. Силовикам в большинстве случаев удалось не допустить блокирования избирательных участков. Отмечается, что активнее всего голосовало население, проживающее в центральных и южных провинциях — Адрар, Бешар, Наама, Лагуат, Таманрассет. По данным Национальной независимой избирательной комиссии (ННИК), общая явка на выборах главы государства (на территории АНДР и за рубежом) составила 39,93%. Победителем, по предварительным данным ННИК, стал бывший премьер-министр Алжира 74-летний Абдельмаджид Теббун, набравший 58,15% голосов избирателей. Второе место занял председатель политического движения «Аль-Бина» Абделькадер Бенгрина, получивший 17,38% голосов, третье — еще один экс-премьер Али Бенфлис (10,55%).

В своем выступлении по итогам голосования Теббун заявил, что протягивает руку народному протестному движению «Хирак» «для проведения диалога ради построения нового Алжира», а также пообещал вести решительную борьбу с коррупцией и осуществить глубокую реформу конституции с привлечением к участию в этом процессе «различные стороны».

В то же время десятки тысяч человек вновь вышли на улицы крупных городов Алжира вскоре после завершения выборов, протестуя против их результатов. По мнению противников власти и многих рядовых алжирцев, особенно молодежи, А. Теббун является «представителем действующей системы, и не способен провести реальные преобразования в политической и социально-экономической областях, которых хочет народ». «В особенности речь идет о двух принципиальных моментах — борьбе с коррупцией и начале реального диалога с оппозицией».

Формально, алжирская «армейская верхушка смогла решить две важнейшие тактические задачи. Первая – сохранить преемственность власти и обеспечить ее законный, конституционный транзит через президентские выборы. Вторая – за счет достаточно высокой выборной явки (40%) и сопровождаемых в ходе президентской кампании активных действий в медийном пространстве, включая социальные сети – усилить лояльность большей части алжирского общества, нацеливаясь на раскол и ослабление единства оппозиционных сил». Тем не менее, прошедшие выборы, скорее всего, не приведут к окончанию острого общественно-политического кризиса в Алжире. Как отмечают политические наблюдатели, «несмотря на арест видных оппозиционеров и попытки раскола движения «Хирак», вряд ли оппозиционная волна в начале 2020 г. пойдет на спад. Социальный протест сильно подогревается экономическими проблемами Алжира после кардинального снижения цен на углеводороды в 2014 г. А что касается самого Теббуна, то у него отсутствует реальная программа по выходу страны из кризиса.

В Госдепартаменте США заявили, что рассчитывают на сотрудничество с избранным президентом Алжира А. Теббуном. Президент Франции Э. Макрон сообщил, что «принимает к сведению» избрание Теббуна, одновременно призвав его к «диалогу с протестующим народом».

Израиль

12 декабря истек срок, отведенный депутатам израильского Кнессета на формирование правительственной коалиции по итогам выборов, прошедших 17 сентября. Парламентарии в ночь на 12 декабря утвердили закон о роспуске Кнессета 22-го созыва и закон о проведении 2 марта 2020 г. вторых повторных и третьих за 11 месяцев парламентских выборов.

Сирия

Очередная встреча высокого уровня по Сирии в астанинском формате (Россия, Иран и Турция) прошла 10-11 декабря в столице Казахстана. В ней также приняли участие делегации правительства Сирии и сирийской вооруженной оппозиции. Ирак, Иордания и Ливан присутствовали в качестве наблюдателей. В итоговом заявлении страны — гаранты астанинского процесса — Россия, Турция и Иран — высказались за усиление гуманитарной помощи Сирии, отвергли инициативы создания самоуправления в Сирии под видом борьбы с терроризмом, выразили намерение продолжить операции по освобождению насильственно удерживаемых лиц и заложников в САР, осудили атаки Израиля в Сирии, нарушающие международное право и угрожающие безопасности в регионе, выразили неприятие незаконного распределения доходов от продажи нефти в САР, согласились принять конкретные меры для защиты гражданского населения в сирийской провинции Идлиб, а также выразили готовность оказывать содействие работе сирийского Конституционного комитета. В целом, прошедшая в Нур-Султане встреча «закрепила результаты работы по урегулированию как на политическом треке, так и на земле за последние месяцы, но новых прорывов не принесла».

Сложная обстановка сохраняется на северо-востоке Сирии, где продолжались, хотя и с меньшей интенсивностью, вооруженные столкновения между курдскими группами и протурецкими силами, действующими при поддержке турецкой армии. Тем временем восстановлено движение по трассе, связывающей города Алеппо и Хасеке. Это стало возможным после того, как шоссе перешло под контроль сирийской правительственной армии и после того, как совместные патрули военной полиции России и ВС Турции проконтролировали вывод курдских сил из зоны безопасности. Президент Турции Р. Т. Эрдоган сообщил 9 декабря, что турецкие власти приступили к работе по расселению сирийских беженцев в районах на севере Сирии, перешедших под турецкий контроль в ходе операции «Источник мира». На сегодняшний день уже вернулись 370 тыс. человек по собственному желанию. Начаты работы по строительству поселений между городами Рас-эль-Айн и Телль-Абъяд, «где на первом этапе сможет разместиться один миллион человек». По оценке Эрдогана, на севере Сирии «все идет к лучшему, но не так, как нам хотелось бы… Нужно оттуда вычистить террористов, мы сказали об этом и России, и США. Но ни Россия, ни Америка не смогли это осуществить. Поэтому мы стали сами решать этот вопрос».

Глава МИД России С. Лавров заявил 10 декабря, что группировка «Джебхат-ан-Нусра» (запрещена в РФ) взяла под свой контроль зону деэскалации в Идлибе и наносит оттуда удары по позициям сирийских войск и по гражданской инфраструктуре». В то же время «Турция, несмотря на свои обязательства, пока не может отделить действующую там оппозицию от террористических группировок. Тревожным фактом является то, что террористы, которые засели в этой зоне, они ещё и расползаются по региону. Большое их количество замечено в Ливии».

11 декабря президенты России и Турции В. Путин и Р. Т. Эрдоган высказались в телефонном разговоре за активизацию скоординированных усилий по борьбе с терроризмом в Сирии, в том числе в провинции Идлиб и на северо-востоке страны. «Подчеркнута необходимость полного выполнения российско-турецких договорённостей о взаимодействии в этих регионах».

Военное присутствие России в Сирии за последние полтора месяца расширилось, но США это особенно не беспокоит, заявил 11 декабря глава Пентагона М. Эспер. Он «больше обеспокоен по поводу расширения [влияния] России в Египте, Саудовской Аравии и других местах». «Еще более серьезный вопрос — это взаимосвязь России с Турцией».

США не обещали сирийским курдам помогать им в создании автономного государства или вступать в войну с Турцией для их защиты. «Договоренность с курдами, в частности с «Сирийскими демократическими силами», была договоренностью о том, что мы будем сражаться с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ)», — заявил М. Эспер.

Турция

10 декабря президент Турции Р. Т. Эрдоган вновь заявил, что Анкара не откажется от российских ЗРС С-400, но в то же время может приобрести американские ЗРС «Пэтриот», «если нам будут предоставлены выгодные условия. Мы бы хотели разнообразить свою систему ПВО».

Комитет Сената Конгресса США по иностранным делам 11 декабря одобрил пакет санкций против Турции и ее финансового сектора в связи с проведением Анкарой военной операции на северо-востоке Сирии и покупкой ЗРС С-400. Похожий законопроект был одобрен Палатой представителей Конгресса США в октябре. Кроме того, согласованный Конгрессом США новый военный бюджет запрещает передачу Анкаре американских истребителей пятого поколения F-35. В ответ глава МИД Турции М. Чавушоглу заявил, что «в случае приятия решения о введении санкций против Турции авиабазы «Инджирлик» и «Куречик» могут оказаться в повестке дня. Члены Конгресса США должны понимать, что добиться чего-либо с помощью санкций невозможно».

На минувшей неделе в восточной части акватории Средиземного моря у берегов Сирии прошли совместные учения американской авианосной ударной группы во главе с атомным авианосцем «Гарри Трумэн» и кораблей турецких ВМС «в целях повышения оперативного взаимодействия с НАТО и укрепления морской безопасности». В Сенате США на минувшей неделе единогласно проголосовали за принятие резолюции о геноциде армян в Османской Империи в 2015 г., что вызвало резко негативную реакцию в Турции.

Ирак

Напряженность сохраняется в Ираке, где продолжаются массовые антиправительственные выступления населения. Их участники отказываются прекращать акции протеста вплоть до окончательного выполнения всех своих требований, включая реформы избирательного законодательства и смену правительства.

Саудовская Аравия

10 декабря в Эр-Рияде прошел очередной ежегодный (40-й по счету) саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Выступивший на открытии совещания саудовский король Сальман призвал арабские монархии Персидского залива объединиться для противодействия исходящей от Ирана угрозе. Отметим, что уже второй год подряд эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани не принимает участие в совещании на высшем уровне, несмотря на приглашение саудовского короля. В этом году он делегировал в Эр-Рияд премьер-министра и главу МВД шейха Абдуллу Аль Тани.

11 декабря в Пентагоне объявили о прекращении оперативной подготовки всех военнослужащих Саудовской Аравии, которые обучаются в США. Решение принято после стрельбы 6 декабря на базе ВМС США во Флориде, когда погибли 4 человека, включая стрелявшего, а 8 человек получили ранения. Нападавшим оказался саудовский военнослужащий, который проходил обучение на этой базе. Ограничения коснутся 852 саудовских военных. Премьер-министр Судана А. Хамдок сообщил 9 декабря, что Хартум сократил численность суданского военного контингента в составе арабской коалиции во главе с КСА в Йемене с 15 до 5 тыс. человек.

Ливия

Президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил 9 декабря о готовности Анкары направить своих военных в Ливию, если соответствующий запрос поступит от ливийского правительства национального согласия (ПНА). В ответ командование Ливийской национальной армии (ЛНА) предупредило, что потопит любой турецкий корабль, который нарушит морскую границу страны.

Президенты России и Турции В. Путин и Р. Т. Эрдоган высказали в телефонном разговоре обеспокоенность боестолкновениями в районе Триполи. По мнению лидеров двух стран, нормализации обстановки в Ливии «способствовало бы скорейшее прекращение огня и возобновление межливийских мирных переговоров».

12 декабря командующий ЛНА фельдмаршал Х. Хафтар объявил о начале очередной «решающей битвы за Триполи». Сообщается о незначительном продвижении сил ЛНА на юге Триполи. Италия, Франция и Германия 13 декабря призвали к немедленному прекращению военных действий в Ливии и возвращению за стол переговоров под эгидой ООН.

Институт Ближнего Востока

Источник - http://www.iimes.ru/?p=64591#more-64591

***

Приложение. О некоторых проблемах борьбы с терроризмом в Тунисе

До событий «жасминовой революции» в начале 2011 г., приведших к свержению режима президента З. Бен Али, Тунис был одним из самых стабильных государств в Арабском мире. Однако за годы, прошедшие после этих событий, новые тунисские власти оказались не в состоянии полностью нормализовать обстановку в стране, с достаточной степенью эффективности противостоять возникшим угрозам в сфере безопасности.

К основным вызовам в сфере безопасности в Тунисе следует отнести: транснациональные угрозы, в том числе джихадистские группировки боевиков, незаконная миграция и контрабанду, в том числе оружием. Существуют и серьезные структурные социально-экономические проблем, способствующие усилению влияния радикальных идей и экстремизму. Прежде всего, это слаборазвитые финансовый рынок и рынок труда, рост инфляции, уровня безработицы, особенно среди молодежи, прогрессирующая коррупция и «бесконечная бюрократия», ухудшение ситуации в социальной сфере. «Стабилизировать обстановку в стране не позволяют сложная внутриполитическая ситуация, сопровождаемая конфликтами в правящих кругах». Сказывается слабость государственных институтов и служб безопасности, а также наличие огромных запасов оружия, проникшего в Тунис из соседней Ливии.

После событий 2011 г. первоначально усилению влияния и активности радикальных исламистов и экстремистов, росту террористической активности в Тунисе способствовали возвращение в страну и выход на свободу из тюрем после революционных событий ведущих активистов и идеологов салафизма. Немаловажную негативную роль сыграло и участие тунисских граждан в вооруженных конфликтах в арабских и африканских странах: в Ливии, Сирии, Мали и Ираке, где они получили, а отчасти до сих пор получают практический боевой опыт и идейную закалку в духе радикального исламизма. Все это они используют после возвращения на родину в борьбе за создание исламского государства в Тунисе. Отметим, что тунисские граждане прочно занимали первую строчку в рядах «исламистской пехоты» в составе различных джихадистских группировок в Сирии и Ираке. Оценочно, к настоящему времени на родину вернулось порядка 1,5 тыс. тунисцев, из числа воевавших за рубежом.

Захватив оружие со складов и полицейских участках в период революционных событий в стране в 2011г., а также получив его от своих соратников из Ливии из разграбленных арсеналов бывшей армии Каддафи, радикальные исламисты смогли начать вооруженную борьбу, хотя и в ограниченных масштабах, на тунисской территории, совершая нападения на представителей властей, сил правопорядка и военных. Джихадисты регулярно похищали и убивали мирных жителей в качестве мести за антитеррористические операции силовиков. Крупнейшим очагом активности вооруженных исламистских группировок стал горно-лесистый район Шаамби в провинции Кассерин на западе страны недалеко от границы с Алжиром, где боевики создали несколько баз. В частности, речь идет о боевиках так называемой «Бригады Укба бин Нафаа» (запрещена в РФ), связанной первоначально с террористической группировкой «Аль-Каида в исламском Магрибе» (запрещена в РФ), а затем с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ). Большинство ее боевиков прошли подготовку в лагерях террористов в Ливии и Алжире. Часть из них воевала в Мали на стороне местных джихадистов. Также в горах Кассерина действует террористическая группировка «Джебель Шаамби», ключевые позиции в руководстве которой занимают граждане Алжира. Руководство тунисских сил безопасности считает, что «алжирские исламисты являются нежелательным элементом в Тунисе», играющим важную роль в дестабилизации обстановки в стране. Напряженность существует и на южных границах республики, особенно в Сахаре, и на ряде участков границы с Ливией, где тунисские радикальные исламисты продолжают получать помощь из-за рубежа. Активно ведется контрабанда оружием в приграничных с Ливией и Алжиром районах.

Самыми резонансными терактами последних лет стали атаки на иностранных туристов в центре Туниса и в курортном городе Сус в 2015 г. Ответственность за них взяло «Исламского государство». Однако «к ИГ эти вылазки имели очень опосредованное отношение: тогда речь шла об акциях контрабандистов, которые тем самым с использованием исламистского фактора четко выразили правительству свое недовольство по вопросу его попыток сократить объемы контрабанды ливийского топлива в страну. И удар был нанесен в этой связи по самому уязвимому месту для бюджета: иностранному туризму». Таким образом, причины всплеском террористической деятельности надо искать преимущественно в экономических и внутриполитических причинах.

По оценке экспертов, основной костяк террористов в Тунисе – это собственно тунисские граждане. Именно они составляют постоянно расширяющуюся базу рекрутинга радикально-криминальных групп в стране в силу чисто экономических причин. Да и само тунисское руководство косвенно признает, что ситуация с террором внутри страны имеет в большей степени совершенно иные корни, нежели чем просто желание неких «сторонников ИГ» установить арабский халифат в Тунисе. Кстати, «границу с Тунисом на ее наиболее значимых участках контролируют совсем не ИГ, а представители клана зидан. Основная напряженность в данном случае проистекает не от исламистов, а от контрабандистов топлива, людей и оружия. То есть от того же клана зидан и его тунисских партнеров по этому бизнесу».

Основная задача в сфере безопасности в Тунисе связана с противостоянием терроризму, очаги которого, как уже говорилось, концентрируются в горной области на границе с Алжиром, а также приграничной зоне с Ливией, а временами и в крупных городах. Тунисские власти проводят жесткую политику в области обеспечения безопасности. Регулярно на всей территории республики проводятся различные антитеррористические мероприятия, в том числе войсковые операции против бандформирований и аресты лиц, причастных к экстремистской деятельности. В Тунисе с ноября 2015 г. действует режим чрезвычайного положения, срок действия которого регулярно продлевается каждые три месяца.

В западной провинции Кассерин, а также в соседней провинции Эль-Кеф силы безопасности периодически проводят крупные антитеррористические операции, к участию в которых привлекаются армейские подразделения, в том числе танковые и авиационные. Спецоперации против боевиков и террористов также проводились в провинции Сиди-Бу-Зид в центральной части Туниса. В ходе этих и других мероприятий были обнаружены крупные склады оружия и боеприпасов, многие террористы были арестованы. На юге Туниса, в районах, прилегающих к границам с Ливией и Алжиром, власти еще в 2013 г. создали закрытые военные зоны с целью борьбы с террористами, контрабандой оружия и нелегальным пересечением границы. Правительство страны приняло меры против радио- и телевизионных станций, пропагандировавших идеи радикального исламизма. Ограничивается деятельность радикальных проповедников в мечетях.

Тунис наладил сотрудничество с Алжиром в деле борьбы с терроризмом. Так, две страны обменивались списками граждан, подозреваемых в ведении противоправной деятельности. Вместе с тем, для достижения более серьезных результатов алжирским и тунисским властям необходимо предпринять ряд совместных мер таких как проведение совместных одновременных операций по зачистке смежных горных районов, что позволит не допустить ухода боевиков, как это происходит во время разрозненных по времени некомбинированных операций. К тому же необходимо «на практике улучшить жизнь собственного населения, которое по причине ухудшения социально-экономического положения втягивается в преступную и теневую деятельность».

По сравнению с Алжиром, «гораздо сложнее дело обстоит с Ливией, где фактически отсутствует единое центральное правительство и действуют многочисленные вооруженные группировки». В последнее время охрана границы с этой страной была усилена дополнительными частями вооруженных сил Туниса, вдоль нее был вырыт обводненный ров, установлены многочисленные камеры наблюдения. В МВД Туниса ситуацию на границе с Ливией оценивают как «стабильную, но требующую предосторожности». В целом же Тунис, скорее всего, будет испытывать в среднесрочной перспективе «всю прелесть» своего соседства «с территорией развалившегося государства».

Существенную помощь в деле укрепления тунисских силовых структур в интересах борьбы с терроризмом предоставляют США и Франция. Так, американцы поставили оборудование для технического мониторинга границы с Ливией, вертолеты, модернизированные под антитеррористические нужды, беспилотники, другую технику и оборудование. Налажены связи со спецслужбами США и Франции, оказывается содействие по подготовке тунисских кадров.

Институт Ближнего Востока

Источник - http://www.iimes.ru/?p=64591#more-64591


Об авторе
[-]

Автор: Институт Ближнего Востока

Источник: iimes.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.01.2020. Просмотров: 101

Комментарии
[-]
 jackar | 21.01.2020, 12:12 #
I propose just about any written content. It is amazing to exercise you can make clear throughout words and phrases via midst plus picture quality employing this important written content is pretty just regarded.    luxury car rental usa
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta