Об итогах 2020 года для малого бизнеса России и прогнозе на 2021 год

Содержание
[-]

***

Не надо тешить себя иллюзиями

Бизнесмен, член политсовета Ростовского регионального отделения «Партии Роста» рассказал о предварительных итогах 2020 года для малого и среднего бизнеса.

Ущерб малому и среднему бизнесу пандемией нанесен вполне серьезный. Но не равномерный. Условно в нашей стране все МСП можно разделить на тех, кто основную выручку получает за счет бюджетов разных уровней, и тех, кто зарабатывает, имея дело с конечным массовым потребителем. К первому типу относятся различные строительные, подрядные организации, оказывающие услуги или совершающие поставки бюджетным организациям. Их благосостояние зависит от того, насколько подверглись сокращению те статьи бюджета, за счет которых формировалась их выручка. Поскольку, по разным оценкам, примерно до 75% российской экономики загнали в государственный сектор, а дефицит бюджета в этом году весьма значителен, есть уверенность, что СМСП, завязанные на бюджетные средства, потеряли от 80% до 20% своей выручки. При этом крайне незначительное число смогло воспользоваться ситуацией: наладить выпуск масок, санитайзеров и так далее. Здесь не надо тешить себя иллюзиями, поскольку основной поток денежных средств на борьбу с эпидемией идет через бюджет, то основными выгодоприобретателями стали представители крупного и очень крупного бизнеса, которые смогли освоить подряды на строительство новых медицинских площадей, сдать в аренду под создание госпиталей свою недвижимость, организовать поставки многомиллионных партий масок и так далее. Кстати, на территории РФ нет ни одного крупного производителя пластиковых перчаток, вероятно, именно этим обстоятельством можно объяснить тот факт, что ношение перчаток в отличие от масок так и не стало строго обязательным, по крайней мере в регионах.

Второй тип бизнеса — завязанный на конечного потребителя, пострадал гораздо больше. Это общепит, розничная торговля, турагентства, небольшой гостиничный бизнес, мелкие производители различных товаров и услуг. Пострадали по двум причинам: первая — снижение покупательского спроса из-за общего снижения доходов у массовых потребителей; вторая — нелогичность ограничительных мер. Придёт время, когда придется отвечать на крайне неприятные вопросы: почему вирус становится наиболее опасным после 22 — 23 часов и именно в заведениях общепита? Каким образом, именно музейная и библиотечная атмосфера максимально стимулирует заражение коронавирусом? Почему наиболее опасными являлись массовые гуляния в скверах, парках и на площадях? Какой смысл было стимулировать внутренний туризм, если регионы, куда были направлены основные потоки, стали всё и для всех запрещать? Почему при многомиллионных затратах на электронные системы слежения за гражданами, не во всех регионах были оперативно предприняты действия по установкам систем обеззараживания воздуха в общественном транспорте? И так далее…

Деградация системы управления, в результате которой принимаются неадекватные ситуации действия, привела к реальным потерям малого и среднего бизнеса, связанного с общепитом, туризмом, эвент-сферой и так далее. Поэтому лучший итог финансового года — это иметь возможность продолжить работу 11 января. Но с учетом нашей действительности, когда весь январь — это мертвый сезон и выручка падает в среднем на 80−90% по сравнению со среднегодовой, действия чиновников, направленные на лишение СМСП предновогодней и новогодней выручки, приведет к массовому банкротству малого бизнеса в период февраля-марта. Что касается мер поддержки бизнеса, наиболее востребованными оказались те, которые удалось всё-таки получить. Гениальная задумка разделить всех по кодам ОКВЭД, когда предприятия, у которых «пострадавшие» коды оказались не основными, привела к тому, что значительная часть малого бизнеса ощутила себя как в сказке: «И на том пиру был, мед пиво пил, по усам текло, да в рот не попадало!» Хотя есть счастливцы, которым удалось и льготы получить и кредиты на сохранение персонала взять. Наше предприятие и кодом не вышло, и кредит не получило. В банке (сохраним его светлое имя в глубокой тайне) льготный кредит не дали: типа вы слишком маленькое предприятие, у нас руки до вас не доходят, хотя это не мешает брать с нас оплату за услуги строго по действующим тарифам. Наше же наивное желание добиться правды у различных инстанций привело к тому, что банк сообщил о том, что нам отказано в льготном кредите из-за отрицательной кредитной истории. Хотя с самого дня основания мы ни разу никогда и ни у кого не брали ни копейки кредитных денег! Хотя, вероятно, в этом и есть смысл отрицательной кредитной истории: если бы взяли, то она была бы позитивной…

По поводу оптимизма, он связан только с одним: коронавирус закончится раньше, чем наши чиновники смогут проявить весь свой творческий потенциал по борьбе и предотвращению. Возвращение малого и среднего бизнеса в нормальное состояние, исходя из вышеописанного, связано со следующими факторами:

  1. Возврат бюджетных расходов на уровень до ковида. Это сможет поддержать те предприятия, которые формируют большую часть выручки за счет взаимодействия с бюджетными организациями.
  2. Действенные меры по росту уровня доходов потребителей, чтобы они могли тратить свои рубли не только на самое необходимое, но и на потребности второго и третьего уровня. Именно наличие платежеспособного роста, а не дохнущего от ожирения госбюджета, является главным условием экономического роста.
  3. Необходимо урезонить особо ретивых борцов с коронавирусом, которые считают, что «выжженная пустыня» — самое лучшее средство купирования эпидемии. Вернее так: лишили МСП новогодних доходов — компенсируйте в полном объеме по сравнению с аналогичным периодом за прошлый год. Это будет, по крайней мере, справедливо. А то устраивать банкет за чужой счет — много ума не надо!

Как в каждом из перечисленных пунктов может проявить себя регуляторная гильотина? Никак. И вообще, отмена устаревшей нормативки — это нормальная повседневная работа структур, занятых госрегулированием. И не надо из этого рядового события раздувать некий гражданский подвиг!

Автор Аркадий Мурзаев

https://regnum.ru/news/economy/3144376.html

***

2021-й год начнется в России с волны банкротств. Разориться могут до трети малых и средних предприятий и сотни тысяч физлиц

Судя по официальной статистике, Россия проходит кризис, вызванный пандемией, достойно. Банкротств компаний стало меньше на 20%, просроченные долги почти не растут. Но эксперты и сам бизнес говорят о кризисе «плохих долгов» и предсказывают вал исков о банкротстве с января 2021 года.

После весеннего локдауна в России не открылись около 30% всех фитнес-центров, до 20% ресторанов и баров. В Москве остановили свою работу примерно 30% гостиниц, в Петербурге — 30–40% хостелов. По крайней мере, так оценивает свои потери сам бизнес.

В России разворачивается латентный кризис «плохих долгов», предполагают аналитики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). «Его внешнее проявление — рост доли проблемных и безнадежных ссуд в кредитном портфеле банков — маскируется масштабной реструктуризацией кредитов и принятыми послаблениями в части отражения в банковской отчетности реального качества ссуд», — говорится в опубликованной в декабре аналитической записке. Кроме того, с апреля в России введен мораторий на банкротство. Банки и поставщики просто не могут взыскивать долги с турагентств, ресторанов, гостиниц и других предприятий из списка наиболее пострадавших отраслей. Как только мораторий перестанет действовать (после 7 января), все «отложенные» иски о банкротствах поступят в суд.

— Учитывая, что кредиторы тоже оказались в непростых условиях, очевидно, что по завершении моратория они предпримут активные меры по взысканию задолженности с использованием механизма банкротства должников. В некоторых отраслях и сферах деятельности число банкротов, судя по проведенным опросам, может превысить 30%, — говорит Юлия Литовцева, партнер «Пепеляев Групп».

Сильнее всего, более чем в 2 раза, с начала года вырос объем просроченных средств у компаний с Чукотки, из Пензенской области и из Чечни. В Москве просрочки выросли на 16%. В Петербурге — на 24%.

Пик банкротств, скорее всего, придется на осень 2021 — зиму 2022 года, полагает руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин. «После отмены моратория должно пройти не менее 9 месяцев, чтобы должники вступили в процедуру конкурсного производства, которой предшествует наблюдение, и до этого публикация сообщения о намерении».

Снежный ком банкротств

Массовые банкротства для экономики опасны по нескольким причинам, объясняет декан факультета экономики Европейского университета Юлия Вымятнина.

Банкротство одной компании может вызвать цепную реакцию. Когда предприятие перестает выполнять свои обязательства, могут начаться проблемы у его кредиторов: банков, поставщиков, сотрудников и, если компания достаточно крупная, инвесторов в ее долговые обязательства. Если же компаний-банкротов много, это вызовет уже гарантированные проблемы у компаний-поставщиков, а также у банковской системы.

Вторая причина: проблемные долги ухудшают состояние баланса банков, что ограничивает их возможности выдавать новые кредиты. Банки становятся осторожнее и отказывают в кредитах тем, кто еще мог бы «выкарабкаться» и продолжить работу.

— Выжить в «проблемных» отраслях может оказаться сложно даже вполне устойчивым компаниям. К таким отраслям относятся в первую очередь отрасли сферы услуг, которые лишились значительной части выручки в течение года: рестораны и кафе, туристические компании, гостиницы, фитнес-центры, кинотеатры, театры, музеи, концертные залы, — объясняет Юлия Вымятнина.

В-третьих, могут начаться серьезные проблемы у отдельных банков, чей кредитный портфель в значительной степени ориентирован на пострадавшие отрасли. А это уже означает дальнейшие проблемы как у клиентов таких банков, так и у банковской системы в целом.

Наконец, массовые банкротства означают сокращение рабочих мест, рост безработицы, снижение реальных располагаемых доходов людей. К этим эффектам может добавиться самосбывающийся прогноз негативных ожиданий, когда люди и фирмы даже в относительно благополучных отраслях ожидают сложный год впереди и усиливают режим экономии в стремлении минимизировать собственные финансовые риски. Все это может привести к тому, что платежеспособный спрос продолжит сжиматься, что, естественно, плохо скажется на финансовом благополучии остального бизнеса, — добавляет Юлия Вымятнина. Впрочем, в отличие от бизнеса, банкротства самих россиян уже резко выросли.

Следующие на очереди — физлица

Юлия из города в Ханты-Мансийском АО потеряла возможность платить по кредитам в апреле, после объявления карантина. Она задолжала четырем банкам больше 3,5 млн рублей и в июле подала на банкротство. Взыскивать с Юлии нечего — из имущества только единственная квартира, которую по закону банк отнять не может. Таких как Юлия в России десятки тысяч. В большинстве случаев они подают на банкротство сами, а имущества у них нет.

В прошлом году банки смогли вернуть лишь 8 из 226 кредитных млрд рублей, прошедших по делам о банкротстве. Оставшиеся сотни миллиардов были просто списаны, говорится в статистике «Федресурса».

В этом году количество банкротов растет. За первое полугодие 2020 года, по данным судебного департамента, суды открыли 55 тысяч дел о банкротстве граждан. Это в 1,5 раза больше, чем за тот же период 2019-го.

Алексей Юхнин, руководитель проекта «Федресурс», говорит, что пока каждый год число банкротств увеличивается органически, просто потому, что саму процедуру ввели в октябре 2015-го и россияне только продолжают о ней узнавать. «Росту банкротств способствует распространение информации о возможностях освобождения от долгов после прохождения процедуры, наработка технологий арбитражными управляющими и профессионалами рынка, совершенствование судебной практики. Все эти факторы действовали и в 2020 году», — говорит Алексей Юхнин.

Больше всего банкротов в абсолютных значениях появляется в крупных городах — Москве, Московской области, Санкт-Петербурге. А вот в относительных, в расчете на 100 тысяч человек населения, — в Центральной России: в Пензенской, Самарской, Ульяновской областях.

Впрочем, в 2020-м суды в основном рассматривали дела, начатые еще до пандемии. Вал «пандемийных» банкротств эксперт ожидает в 2021 году. «По моим оценкам, с учетом того, что должно пройти время на накопление долга, осознание необходимости обратиться к процедуре, «пандемийных» граждан-должников в процедуре банкротства мы увидим летом 2021 года», — добавляет Алексей Юхнин.

СПРАВКА

Почему эксперты ждут волны банкротств граждан в 2021 году?

Безработица. Число безработных за 2020 год выросло на 1,2 млн человек. В октябре не имели дохода 6,3% работоспособного населения страны. Росстат

Рост цен. Потребительские товары за год подорожали на 14%. «Ромир»

Падение доходов. За январь-сентябрь 2020 года доходы россиян упали на 4,3%. Особенно сильным падение было во втором квартале — на 8,4%. Росстат

Закредитованность. Объем просроченных кредитов граждан с 1 января вырос на 22% и достиг 890 млрд рублей. Количество потенциальных банкротов — то есть заемщиков, чей долг превышает 500 тыс. рублей и просрочен более чем на 90 дней — за год подскочило на четверть. Неплатежеспособными можно признать 1,12 млн россиян. «Объединенное кредитное бюро»

Отсутствие помощи. Банки отказывают в реструктуризации кредитов от 30 до 43% заемщиков. ЦБ«Мое мнение — дальнейшее продление моратория нецелесообразно», — считает Наталья Коцюба, омбудсмен по вопросам, связанным с ликвидацией нарушений прав предпринимателей при осуществлении процедур, применяемых в деле о несостоятельности (банкротстве). Наталья Коцюба считает, что отмену моратория лучше производить постепенно, чтобы избежать перегрузки судов и арбитражных управляющих.Законопроект нацелен прежде всего на помощь крупному бизнесу. «Предполагается, что долги, которые были накоплены в связи с внешними обстоятельствами, будут реструктурированы на какой-то период времени. Сейчас речь идет о 8 годах, но что мы увидим на выходе, мы поймем только в январе», — говорит Павел Пенкин.— Санация может носить декларативный характер, то есть собственник бизнеса сможет самостоятельно о ней объявить. После этого будут наступать юридические последствия: нельзя будет в течение какого-то периода взыскивать долги. Дальше — должен быть назначен санатор — это лицо, привлеченное собственником либо кредиторами. Санатор в течение 3–6 месяцев должен будет составить план санации совместно с собственником и договориться с кредиторами о дальнейшей рассрочке, отсрочке долга либо реструктуризации, — добавляет Павел Пенкин. Для бизнеса, не способного справиться с долгами, государство могло бы запустить поддержку процедуры банкротства, предоставить грамотную юридическую и даже, возможно, психологическую помощь, предлагает Юлия Вымятнина из Европейского университета.

Автор Антонина Асанова, специально для «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/12/22/88478-zakryto-navsegda

 


Об авторе
[-]

Автор: Аркадий Мурзаев, Антонина Асанова

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.01.2021. Просмотров: 57

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta