ОДКБ и ШОС перед анатомией афганского джихада

Содержание
[-]

Итоги саммитов ОДКБ и ШОС

Уход США из Афганистана создает огромный вакуум, который уже затрагивает все граничащие с ней страны. Итоги саммитов ОДКБ и ШОС это наглядно показали. Главная цель Москвы на текущем этапе — не допустить дестабилизации обстановки к северу от Афганистана. «Большая игра» в регионе продолжается.

Так бывает нечасто, чтобы саммиты ОДКБ и ШОС хронологически почти совпали. Но это случилось в Душанбе, где прошли эти два международных форума. Еще реже встречаются случаи, когда главная тематика таких форумов оказывается одинаковой — Афганистан. Ход событий в регионе таков, что появилась острая необходимость в выработке общей позиции и подходов к тому, что происходит в этой стране, где после вывода войск США и их союзников в власти вернулся «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и появились серьезные региональные риски. Точнее, речь идет пока только о факторе общих ощущений этих рисков, поскольку никто пока не знает, как дальше будут развиваться события в этой стране и к чему нужно готовиться.

Если говорить о саммите ОДКБ, состоявшемся на уровне секретарей советов безопасности при участии министров иностранных дел и глав оборонных ведомств, то тут преобладала военная оценка ситуации. Причем, в отличие от дипломатов, военное командование ОДКБ не столь оптимистично в отношении обещаний афганских исламистов. Напомним, что в августе и сентябре в Таджикистане и Киргизии страны-союзницы уже провели крупные военные учения, на которых отрабатывались взаимодействие войск и оснащение их вооружением. Как сообщал генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась, очередные такие учения — «Поиск-2021», «Эшелон-2021», «Взаимодействие-2021» и «Кобальт-2021» — намечено провести через месяц. Правда, при этом, как указывается в совместной декларации Совета коллективной безопасности ОДКБ, члены блока не исключают своего участия в миротворческих операциях и предлагают задействовать механизмы расширенной «тройки» и Московского формата «как наиболее эффективные инструменты содействия процессу национального примирения в Афганистане».

Но общее понимание ситуации выражено в заявлении главы МИД России Сергея Лаврова: «Мы ничего талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не навязываем, никакие условия. Они сами провозгласили свои цели, в том числе они провозгласили приверженность дальнейшей борьбе с терроризмом, борьбе с наркотрафиком, заверили всех остальных, что они сделают всё, чтобы с территории Афганистана не исходили никакие угрозы для соседних стран. И мы поддержали, как подавляющее большинство стран мира, мы приветствовали такой подход». Что же касается саммита ШОС, то на сей раз он прошел без участия лидера России Владимира Путина и его индийского и пекинского коллег. При этом глава России сослался на карантин, в котором он оказался вынужденно из-за случаев заболевания коронавирусом в его окружении. Но если оценивать ситуацию более глубоко, то перед лидерами стран ШОС остается открытым вопрос о перспективах развития событий как в Афганистане, так и в регионе в целом.

Объективно в этом факторе скрывается определенная интрига, так как среди стран — членов ШОС обозначились разные подходы к перспективам сотрудничества с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и в данной конкретной ситуации выступать с каким-то конкретным решением или предложением относительно выработки так называемого общерегионального подхода не представляется возможным. Китай, к примеру, поддерживает талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) полностью. Россия занимает выжидательную позицию. Поэтому Пекин и Москва пока избегают формирования единой повестки. Что дальше? Прежде всего, очевидно то, что Афганистан вернулся в большую геополитику и становится долговременным фактором, способным если не определять, то серьезно влиять на ход событий в регионе. Конечно, в Москве хотели бы забыть об Афганистане, но не получается в силу хотя бы того, что эта страна находится на границе Средней Азии и Ближнего Востока.

России приходится вспоминать, что ее взаимоотношения с Афганистаном насчитывают столетия, и то, что происходит или будет происходить в этой стране, так или иначе, рано или поздно будет затрагивать ее интересы. На сей счет существуют многочисленные прогнозы, опровергать или подтверждать которые способна только конкретная политическая практика. Главная проблема, как считают многие российские и западные эксперты, в том, что «Афганистан — это сосуд, в который история бросила ингредиенты, они бурлят, но супом еще не стали. Афганцы до сих пор не стали единым народом». Что в действительности будет, никто не знает. Конечно, было бы спокойнее и лучше, если бы американцам в Кабуле удалось установить и закрепить институты западной демократии. Но такого не случилось.

Могут ли талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) представлять прямую угрозу бывшим советским республикам Средней Азии? Сегодня вряд ли. Завтра — возможно, что зависит от ряда внутренних и региональных обстоятельств. Пока же наиболее реально перспективной считается сценарий действий «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в сторону международного признания, да и то в случае формирования в Кабуле устойчивого правительства. Кстати, некоторые государства региона не исключают того, что талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) может сменить у власти так называемая «третья сила» типа «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Как действовать в такой ситуации и не станут ли талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) меньшим из существующих зол? Не случайно на днях заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев, ссылаясь на данные спецслужб, заявил о присутствии в Афганистане десятков тысяч боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). При этом важно отметить, что ранее такие данных на официальном уровне не звучало, хотя Путин общими фразами выражал «обеспокоенность сильными позициями ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Афганистане».

Костяк некоторых подразделений ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) составляют вовсе не пуштуны, а бойцы запрещенного властями Ташкента «Исламского движения Узбекистана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и выходцы с Северного Кавказа. По данным разведки, часть командного состава талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стала переходить под крыло ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), что воспринимается как борьба за политическое лидерство в Афганистане. Посол России в Афганистане Дмитрий Жирнов, ранее называвший талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) «адекватными мужиками», заверяет, что между ними и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) «идет непримиримая война». Интрига тут еще и в том, что ранее США обосновывали необходимость сохранения своего военного присутствия в Афганистане именно угрозой со стороны ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Мы это к тому, что анатомию афганского джихада в регионе еще придется вскрывать.

Как пишет в этой связи саудовское издание Asharq Al Awsat, «Афганистан — не Вьетнам, и американцы покинули эту страну не по причине поражения в идеологическом конфликте с восточным лагерем, как это произошло в Юго-Восточной Азии в 1960-е годы. Никто в Афганистане не нанес по Соединенным Штатам решающего удара». Уход США из этой страны создает огромный вакуум, который уже затрагивает все граничащие с ней страны. Итоги саммитов ОДКБ и ШОС это наглядно показали. Главная цель Москвы на текущем этапе — не допустить дестабилизации обстановки к северу от Афганистана. «Большая игра» в регионе продолжается.

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3373206.html

***

Приложение. Приём Ирана в ШОС меняет геополитику на Ближнем Востоке

Для нового президента Ирана Ибрагима Раиси участие в саммите ШОС в Душанбе — первый зарубежный визит в этой должности, ознаменованный началом процедуры вступления страны в эту организацию. Неплохое политическое начало.

В свою очередь президент России Владимир Путин приветствовал не только предоставление полноправного членства в ШОС, но предоставление Египту, Катару, Саудовской Аравии статуса диалогового партнера. На Ближнем Востоке, как всегда, все быстро меняется. На юбилейном, 20-м саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) было подписано «Решение о начале процедуры приема Ирана в члены Шанхайской организации сотрудничества». Этот означает начало процедуры по вступлению страны в эту организацию. Ранее Тегеран имел статус наблюдателя, наряду с Белоруссией, Монголией, а также Афганистаном. Иран стал девятым полноправным членом ШОС.

Напомним, что ШОС не является военным блоком или открытым регулярным совещанием по безопасности. Задачами организации провозглашены укрепление стабильности и безопасности в Евразии, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, развитие экономического сотрудничества, энергетического партнерства, научного и культурного взаимодействия. В этой связи в официальном заявлении МИД Ирана говорится следующее: «Мы рады, что документ о постоянном членстве Ирана в Шанхайской организации сотрудничества был одобрен лидерами организации в присутствии президента нашей страны Ибрагима Раиси. Это стратегическое членство окажет важное влияние на всестороннее сотрудничество с Ираном в рамках политики соседства, а также в рамках ориентированной на Азию политики».

Отметим также и то, что Тегеран в качестве наблюдателя впервые принял участие в саммите ШОС в июне 2005 года, а в марте 2008 года страна подала заявку на вступление в организацию в качестве полноправного члена. То есть он ждал более десяти лет одобрения заявки на полноправное членство в ШОС. Такая ситуация обуславливалась разными причинами, в том числе и проблемами, связанными с иранской ядерной программой. Чтобы хоть как-то противостоять давлению со стороны США, Иран, конечно, стремился сблизиться с другими крупными странами и блоками. В этом отношении ШОС является достаточно эффективным сценарием действий, направленных на вывод Тегерана из международной изоляции.

Еще один важный момент связан с тем, что полноправное членство Ирана в ШОС совпало (видимо, не случайно) с развитием афганского кризиса, в урегулировании которого Тегеран принимает активнее участие. Это серьезно поднимает его рейтинг в качестве регионального игрока. Помимо этого, отметим, что Иран координируют с Россией свою политику по Сирии в формате астанинского процесса наряду с тем, что проявляет повышенную активность в конфликтах в Ливане, Бахрейне и Йемене, что вызывает недовольство Израиля и Саудовской Аравии. Плюс к этому и то, что полноправное членство в ШОС решает для Тегерана и репутационные проблемы, особенно после президентских выборов, которые прошли летом. В этой связи многие эксперты высказывают мнение, что в дальнейшем Иран станет больше фокусировать внимание на региональной политике, прежде всего на восточном направлении.

Речь в первую очередь идет о серьезном изменении акцентов в геополитике на Ближнем и Среднем Востоке и появлении новых граней сотрудничества и в торгово-экономической сфере, в области энергетики, транспорта, банковской сферы, а также взаимодействии в области региональной безопасности. Образуется огромный рынок, представленный наиболее динамично развивающимися мировыми экономиками (Россия, КНР, Индия и других), что позволяет диверсифицировать торгово-экономические связи Тегерана со странами Центральной Азии. Наконец, важно отметить и то, что постоянное членство в ШОС — серьезное противоядие в случае возможной военной интервенции со стороны США и их союзников. Отныне иранское руководство обретает мощный козырь в качестве одного из элементов системы безопасности в регионе. Как ни крути, но членство в ШОС увеличивает геополитический вес Ирана за счет двух постоянных члена Совета Безопасности ООН — России и Китая.

И еще. Для нового президента Ирана участие в саммите ШОС — его первый зарубежный визит в этой должности, ознаменованный началом процедуры вступления страны в эту организацию. Неплохое политическое начало. В свою очередь президент России Владимир Путин приветствовал не только предоставление Ирану статуса полноправного членства в ШОС, но предоставление Египту, Катару, Саудовской Аравии статуса диалогового партнера. На Ближнем Востоке, как всегда, все быстро меняется.

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3373992.html

***

Комментарий. Саммит ОДКБ: о чём получилось договориться

Внутриполитический кризис в Афганистане, в том числе вызванный бегством США, принципиально изменил условия дальнейшего существования ОДКБ. Впервые за два десятка лет от участников потребовалось исполнение обязательств и соблюдение принципов, лежащих в основе самой концепции коллективной безопасности.

16 сентября нынешнего года в Душанбе состоялась сессия Совета Организации Договора о коллективной безопасности под председательством президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Как и ожидалось, вышла она трудной. Внутриполитический кризис в Афганистане, в том числе вызванный бегством США, принципиально изменил условия дальнейшего существования ОДКБ. Впервые за два десятка лет от участников потребовалось исполнение обязательств и соблюдение принципов, лежащих в основе самой концепции коллективной безопасности.

Тот факт, что подавляющее большинство времени сессии переговоры велись в закрытом от журналистов режиме, указывает на масштабность возникших сложностей и разночтений. Однако, если судить по известным итогам, существенную часть разногласий преодолеть всё же удалось. В результате работы стороны подписали 14 итоговых документов, из которых минимум шесть указывают на углубление интеграции и постепенный перевод ОДКБ из чисто политического в коллективный оборонительный статус.

Хотя о полном успехе пока говорить преждевременно, однако:

— соглашение о совместном материально-техническом и медицинском обеспечении коллективных сил ОДКБ,

— план их оснащения современным вооружением, военной и специальной техникой, специальными средствами,

— решение о схеме защищенной мультисервисной сети связи ОДКБ,

— решение о начальнике Объединенного штаба,

— решение о составе воинских контингентов и формировании сил специального назначения Коллективных сил оперативного реагирования указывают на постепенное создание реальных военных инструментов коллективного характера и структуры их практического задействования. Что можно считать несомненным успехом на пути модернизации механизма Организации.

Кроме того, позитивным следует считать еще два других принципиальных момента.

Во-первых, стороны согласились с необходимостью коллективного участия в решении задачи укрепления таджикско-афганской границы, имеющей протяженность в 1344 км и на многих участках проходящей в труднодоступной горной местности. Правда, пока это соглашение носит самый общий характер. Таджикистан внес некий пакет предложений, оформленных в виде проекта Целевой межгосударственной программы, который остальные участники согласились «максимально быстро рассмотреть и принять».

Во-вторых, члены ОДКБ утвердили план проведения в Таджикистане серии военных учений Коллективных сил: «Поиск-2021», «Эшелон-2021», «Взаимодействие-2021» и «Кобальт-2021», организованных по единому оперативному замыслу. Первое из которых запланировано уже на октябрь. Хотя объем привлекаемых для его проведения сил и средств пока неизвестен, но вряд ли он будет сильно большим, тем не менее это уже послужит весомым подспорьем в решении задачи укрепления безопасности таджикской границы с Афганистаном. А самое главное, на прошедшей сессии получилось придумать механизм встраивания ОДКБ в систему международной безопасности ООН.

Подписан Протокол о внесении изменений в Соглашение о миротворческой деятельности Организации Договора о коллективной безопасности от 6 октября 2007 года. Эти изменения предусматривают возможность задействования Миротворческих сил ОДКБ в миротворческих операциях под эгидой ООН через «координирующее государство — член ОДКБ». В переводе на русский это открывает ОДКБ возможность формировать коллективные миротворческие силы не только от лица регионального государства (а ОДКБ — в первую очередь именно региональный договор), но и имени Организации Объединенных Наций. Тем самым отсекается канал западного вмешательства в регион Средней Азии якобы от лица «всего международного сообщества».

Суммируя изложенное, состоявший саммит ОДКБ можно считать в целом успешным. Однако для превращения Организации в реально эффективный коллективный оборонительный механизм работы предстоит еще много.

Автор Елена Панина — директор Института РУССТРАТ

https://regnum.ru/news/polit/3372600.html


Об авторе
[-]

Автор: Станислав Тарасов, Елена Панина

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.09.2021. Просмотров: 52

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta