О жизни эмигрантов из России в Кремниевой долине США

Содержание
[-]

Как наши соотечественники устраиваются в США

Часть 3. Кремниевая долина

В прошлом году сенат одобрил законопроект, где определены правила получения нового типа визы — стартап-визы на три года. Осталось доказать, что американские инвесторы готовы вложить в ваш проект более $500 тыс., а годовой оборот компании превысит $750 тыс.

Обратная сторона рая

Из России Кремниевая долина кажется стартаперским эдемом. Корреспондент "Секрета фирмы" побывал в Калифорнии и выяснил, что там предпринимателей ждет жесткая конкуренция за инвестиции, сотрудников и даже жилье.

Небольшой четырехместный самолет Cessna низко летит вдоль залива Сан-Франциско. Сам город заволокло облаками, и знаменитый мост Golden Gate почти не видно. Зато прямо под нами простирается Кремниевая долина. Пилот перечисляет основные достопримечательности: "Это Стэнфорд, это штаб-квартира Google, здесь Facebook разместился..."

Концентрация ИТ-бизнеса в Долине поражает: офисы крупнейших компьютерных корпораций, легендарные бизнес-инкубаторы и венчурные фонды. Именно здесь были разработаны первые кремниевые транзисторы и персональные компьютеры. Здесь же, по некоторым оценкам, живут более 15 тыс. миллионеров, большинство из которых разбогатели на ИТ.

Присоединиться к их числу — мечта многих предпринимателей новой волны. Корреспондент "Секрета фирмы" побывал в Мекке стартаперов и на месте разобрался, какие иллюзии о Северной Калифорнии лучше оставить в России.

"Я остаюсь"

Раз в год в сентябре три столпа российского государственного венчурного бизнеса — РВК, Сколково и "Роснано" — устраивают в США Russian Innovation Week (RIW). Они надеются повторить опыт Кремниевой долины в России (реальность такой перспективы представители государственных венчурных проектов также обсуждают на форуме "Открытые инновации" в Москве).

Американский RIW — это своеобразное roadshow для российских предпринимателей и чиновников. В этом году в нем приняли участие представители около 60 стартапов. Кто-то приехал в поисках инвестиций, большинство — рынков сбыта. Российский рынок ИТ по мировым меркам — периферия, а США — безусловный лидер.

Впрочем, RIW привлекает в первую очередь российских инвесторов и чиновников, а не представителей глобальных фондов. "Только русские могут додуматься прилететь в США, надеть костюмы, чтобы пообщаться со своими же соотечественниками",— смеется Олег Гиязов, директор компании RRT, разработавшей инновационную установку для нефтепереработки. Он прилетел в Калифорнию не за деньгами, а в поисках интересных проектов, куда можно было бы вложить деньги. Ничего подходящего так и не нашел.

Любимая и самая обсуждаемая тема наших стартаперов на RIW — "пора переезжать в Штаты". "Чтобы получить инвестиции в США, нужно здесь жить,— говорит основатель проекта Qbaka Андрей Мима.— Как только потенциальный инвестор узнает, что у нас здесь нет офиса, разговор тут же спускается на тормозах". Впрочем, Мима не зря съездил в Штаты: инвестиции он все-таки привлек. Правда, не западные, а венчурного фонда Maxfield Capital Александра Туркота и партнеров.

Разбираться в тонкостях российского законодательства и приезжать в Россию, чтобы вложить несколько сотен или десятков тысяч долларов, никакой американский бизнес-ангел не будет. Большинство переговоров стартаперов с инвесторами из Калифорнии заканчиваются приглашением перебраться в США и тогда уже пообщаться детально.

Партнер фонда Sofinnova Ventures ($1,4 млрд под управлением) Эрик Буатуа был одним из первых инвесторов в Долине, кто разглядел перспективы индийской ИТ-индустрии. Сейчас он убежден, что россияне могут потеснить индийских программистов, так как у них более системный подход и лучше подготовка. "Российским проектам не хватает только профессиональных менеджеров и глобального подхода. Технологический рынок очень интернациональный, нельзя создавать новых лидеров на заднем дворе",— убежден Эрик.

Большинство российских предпринимателей с ним согласны. Основатель проекта WayRay Виталий Пономарев разработал компактный прибор, который позволяет проецировать данные на стекло автомобиля. Прилетев в Санта-Клару, первым делом он арендовал огромный, очень американский пикап и объехал на нем ближайших производителей автокомпонентов. Виталий уже рассчитывает развернуть продажи в США: "Я решил. Остаюсь".

Когда основатель компании LiveMap и резидент Сколково Андрей Артищев первый раз увидел Google Glass, то он разочаровался: предприниматель всерьез рассчитывает создать что-то более совершенное. Андрей разрабатывает мотоциклетный шлем со встроенной системой навигации. По планам первая партия появится в продаже только в конце следующего года, но на шлемы уже поступили предзаказы из США. О новинке написали Wired, Mashable и Gizmodo.

"В США длинный мотоциклетный сезон плюс платежеспособный спрос. Центр разработки останется в Москве, но офис продаж нужно иметь в США. Иначе глобальный бизнес не построишь",— рассуждает Артищев. Сейчас он подыскивает себе место для офиса в Долине.

Судя по опыту других предпринимателей, создание стартапа в Северной Калифорнии — задача не из легких.

5% ВВП США приносит ИТ-индустрия, в России этот показатель — около 1,3%

Трудности перевоза

В прошлом году американец Курт Варнер уволился с работы и приехал в Пало-Альто делать свой стартап — приложение-будильник для iPhone, который можно выключить только с компьютера. На жизнь Курт тратил всего $220 в месяц: жил в машине, работал в коворкинге ($100 в месяц), а душ принимал в фитнес-клубе ($39 в месяц). Приложение Курта оказалось невостребованным, зато про стартапера-экстремала написали Forbes и The Washington Post, а сам Курт нашел работу в Долине.

Петербуржец Юрий Лифшиц к таким лишениям был не готов. После вуза он три с половиной года работал по найму в Yahoo! и Caltech в США, а затем решил заняться собственным бизнесом. Для этого вернулся в Санкт-Петербург и создал коворкинг "Зона действия". Однако в 2013 году Юрий вновь оказался в Калифорнии: он привлек деньги бизнес-ангела в России и создал компанию Blended Labs, которая проводит комбинированные (онлайн плюс офлайн) курсы для начинающих предпринимателей. "Когда ты создаешь образовательный продукт, ориентированный на весь мир, для клиентов важно, где ты находишься",— объясняет свои мотивы Юрий.

За пределами долины

Кремниевая долина идеально подходит для старта ИТ-бизнеса, разработки новых программ, приложений и компьютерной техники. Но это далеко не единственный в США центр концентрации бизнес-проектов из одной отрасли. Например, в расположенном неподалеку от Сан-Франциско Лос-Анджелесе собраны музыкальная и киноиндустрия, шоу-бизнес. В Нью-Йорке имеет смысл запускать проекты электронной коммерции, издательский и fashion-бизнес. В столице Новой Англии Бостоне расположены MIT и Гарвард — среди студентов и преподавателей всегда можно найти коллег-единомышленников и даже инвесторов. Здесь много "научных" стартапов, разрабатываются новые лекарства, материалы и технологии.

Основная статья расходов Лифшица — жилье. Он снимает за $5 тыс. вдвоем со своим партнером Александром Штучкиным квартиру-офис с двумя спальнями в Сан-Франциско. В самой долине можно найти варианты дешевле. Но при этом нужно понимать, что общественный транспорт в Северной Калифорнии развит не очень хорошо. В некоторых местах без машины не доберешься не то что до офиса, но и до магазина или аптеки. Сэкономив на жилье, придется потратиться на автомобиль.

Кремниевая долина — это череда небольших городов вдоль залива Сан-Франциско к югу от самого города. Самые дешевые варианты можно найти в районах, где большинство жителей говорят по-испански.

В престижных городах Пало-Альто или Редвуде, как правило, владельцы недвижимости предпочитают иметь дело с сотрудниками крупных корпораций и гражданами США. От стартапера из России могут потребовать предоплату за несколько месяцев вперед. Учитывая, что более-менее приличный вариант обойдется в $2-3 тыс., затраты потребуются внушительные.

Выход — попробовать стать членом какого-нибудь бизнес-инкубатора стартапов вроде Blackbox, где постоянно живут и работают 16 предпринимателей со всего мира. "Мы специально арендовали большой особняк, чтобы люди могли работать и не думать о бытовых проблемах",— вспоминает одна из основателей Blackbox, а сейчас сотрудница компании oDesk Александра Маркова.

Новые русские

Александра Маркова любит сравнивать Кремниевую долину с Москвой. В России большинство предприимчивых людей рано или поздно переезжают в столицу, а в Северной Калифорнии собираются все те, кому "стало тесно" в своей стране. "Поэтому здесь самая жестокая конкуренция на Земле",— убеждена Александра. Соперничество между стартапами идет в первую очередь за инвестиционные деньги, сотрудников и клиентов.

Не секрет, что Google платит стажерам $6 тыс. в месяц, а найти в Долине программиста, согласного работать менее чем за $100 тыс. в год, практически невозможно. Так что, как правило, разработку россияне сохраняют в России, а в Долине занимаются маркетингом и продвижением — менеджеров с опытом построения продаж по всему миру здесь хватает.

Как и в России, в Северной Калифорнии все основано на связях, или, как говорят американцы, network. "Почему-то многие стартаперы думают, что в аэропорту их будет встречать красная дорожка, а инвесторы и партнеры ждут их в соседнем баре. На деле, чтобы познакомится с правильными людьми и побывать в правильных местах, нужны знакомства",— говорит Маркова.

Впрочем, даже самые правильные знакомства не гарантируют привлечения денег. "Инвесторы смотрят всего на две вещи: предыдущий опыт успешной продажи проектов и динамику роста клиентской базы. Если в прошлом успешных выходов нет или бизнес не растет по экспоненте, вы не интересны никому",— говорит Юрий Лифшиц. Самая разумная стратегия — привлечь первые деньги в России, что сделать, как уверяют большинство опрошенных СФ россиян, проще, чем в США. А уже второй, третий и прочие раунды искать в Штатах. "Как только американский инвестор видит русскую фамилию или слышит акцент, он автоматически снижает цену актива в четыре-пять раз",— рассказывает основатель соцсети "Доктор на работе" Станислав Сажин. Он познакомился с российскими стартаперами, которые ходят на специальные курсы, чтобы избавиться от акцента.

Почти месяц Сажин путешествовал по офисам венчурных фондов в Штатах в надежде найти инвестиции. Но американцев заинтересовала не столько сама соцсеть, сколько мобильные приложения "Спроси врача" и "Рейтинг лекарств". Станиславу предстоит перевести их на английский язык и организовать прием платежей в США.

Русских в Кремниевой долине очень много, но с success story все непросто. Если не считать, конечно, истории успеха Степана Пачикова с Evernote или Макса Левчина с PayPal — оба живут в США с 1990-х годов. Новые российские герои из Долины — Xsolla, Zingaya, RethinkDB — растут быстро и успешно, но прорваться в высшую лигу им пока не удалось. Например, основатель CRM-системы для малого бизнеса amoCRM Михаил Токовинин открыл офис в Сан-Франциско в 2011 году, однако наладить серьезные продажи так и не сумел: "Заработков пока нет, одни расходы, зато мы получили много знаний о том, какие потребности у пользователей из разных частей света. Если бы не этот опыт, наш продукт становился бы все более и более "русским" и терял перспективы продаваться на Западе".

Жизнь и работа в Кремниевой долине — удовольствие дорогое. Большинство стартаперов терпит крах. Тем не менее очень редко они возвращаются в Россию, предпочитая работать по найму или запускать новые проекты в Америке.

Одна из насущных проблем при переезде в США — виза. Стандартная бизнес- или туристическая виза действует три года, но жить по ней в США непрерывно можно не более полугода. Многие начинающие эмигранты периодически выезжают из страны, но это затратный и не самый удобный путь. Ведь любая виза без права на работу не позволяет получить social security (номер социального страхования) — базовый документ в США. Без него нельзя завести кредитную карту, могут возникнуть сложности с арендой жилья и медицинской страховкой.

Александра Маркова вспоминает, как один из стартапов-выпускников Blackbox успешно выпустил ИТ-продукт и даже привлек инвестиции, но команда была вынуждена уехать в Гонконг из-за проблем с визами.

Традиционных решения два: виза О-1 или виза L-1. Первая предназначена для людей с "исключительными способностями, которые достигли высот в науке, бизнесе, образовании, спорте или искусстве". Доказательством "исключительности" могут быть публикации в прессе, научные разработки, достижения в бизнесе. Вторая — для людей, покупающих американский бизнес или открывающих офис в США. В посольстве нужно будет предъявить учредительные и арендные документы.

Этим летом американский Сенат одобрил законопроект, который предусматривает выдачу стартап-виз на три года, но Конгресс его еще не утвердил.

Михаил Токовинин, руководитель проекта amoCRM, сооснователь компании QSOFT:

— Бизнес в Северной Калифорнии вести очень легко. Инфраструктура близка к идеальной, сотрудники исполнительны. Здесь продавать тяжело. В Москве тяжело что-то сделать, а тут — продать. С инвестициями тоже все непросто: американские инвесторы не сильно отличаются от русских. На мой взгляд, у них примерно такие же требования и вопросы, только они еще и избалованы большим количеством проектов.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Николай Гришин

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.08.2014. Просмотров: 483

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta